Заключения прокурора пример

Участие прокурора в гражданском процессе с целью дачи заключения

Дача прокурором заключения в гражданском процессе по определенной категории дел способствует решению задач обеспечения законности, защиты прав и свобод граждан. Прокурор в этом случае оказывает помощь суду в разрешении гражданского дела, поскольку его заключение как представителя органа, стоящего на страже закона, основывается на объективной оценке всех представленных доказательств. Подавляющее большинство решений суда по этим делам принимается в соответствии с заключением прокурора.

Однако прокурор не может по своей инициативе вступить в дело в любой стадии процесса по любому гражданскому делу. Он вправе участвовать и давать заключения только по ряду дел, предусмотренных ч. 3 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и другими федеральными законами. К таким делам относятся дела о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ч. 3 ст. 45 ГПК), об оспаривании нормативных правовых актов (ст. 252 ГПК), о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ (ст. 260-1 ГПК), об усыновлении и отмене усыновления (ст. ст. 125, 140 СК, ст. 273 ГПК), о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим (ст. 278 ГПК), об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами (ст. 284 ГПК), об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (ст. 288 ГПК), о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар или о продлении срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством (ст. 304 ГПК), о лишении родительских прав, о восстановлении в родительских правах, об ограничении родительских прав (ст. ст. 70, 72, 73 СК), об обязательном обследовании и лечении (о госпитализации) больных туберкулезом (ст. 10 ФЗ от 18.06.2001 «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации»).

Категория дел, по которым прокурор дает заключение, определена законодателем не случайно, так как это дела, в которых существенным образом затрагиваются права граждан, общества, государства. Это дела, возникающие из публичных правоотношений, дела особого производства и дела искового производства, которые касаются основных прав граждан, таких как право на жилище, на труд, на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, и некоторые другие.

Необходимость участия прокурора в делах, возникающих из публичных правоотношений, не вызывает сомнений, поскольку в этой сфере наиболее важно обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности, так как здесь защищаются не только интересы конкретных лиц, но и интересы общества и государства.

В частности, дела об оспаривании нормативных правовых актов почти всегда касаются не только лица, обратившегося в суд с заявлением, но и значительного числа иных субъектов. Вступившее в законную силу решение суда по этой категории дел также носит публичный характер и обязательно для всех, даже не участвовавших в рассмотрении дела лиц.

Дела о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации затрагивают формирование органов государственной власти на всех уровнях и органов местного самоуправления, а потому нуждаются в особом контроле со стороны государства, в том числе и в лице прокуратуры.

Что касается дел особого производства, то здесь участие прокурора устраняет определенную односторонность при их рассмотрении. В исковом производстве есть две стороны, каждая из которых доказывает свою правоту. Эти стороны обладают правом обжалования, что способствует отмене незаконных решений и сводит к минимуму возможность вступления таких решений в законную силу. В делах особого производства при вынесении судом незаконного, но удовлетворяющего интересы заявителя решения, большая вероятность того, что такое решение вступит в законную силу. Поэтому прокурор, участвующий в деле и знающий его суть, в случае если незаконное решение все-таки принято, обязан его обжаловать.

При появлении в суде указанных дел судья обязан поставить об этом в известность соответствующего прокурора, а при назначении дела к судебному разбирательству — направить ему извещение о месте и времени рассмотрения дела. При этом согласно ч. 3 ст. 45 ГПК РФ неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием рассмотрения дела.

Необходимо учитывать, что указанный закон, закрепляет право прокурора вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства.

Однако стоит учитывать, что личные характеристики сторон по делу (возраст, состояние здоровья, отсутствие юридического образования и другие) в соответствии с гражданским процессуальным законодательством не являются основанием для вступления прокурора в процесс по делам, не определенным в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ. Уважительные причины, по которым гражданин не может самостоятельно обратиться в суд, имеют юридическое значение только при решении прокурором вопроса о подаче заявления в суд.

При производстве в суде первой инстанции заключение прокурора завершает часть судебного разбирательства, именуемую «рассмотрение дела по существу», за которой следует другая часть судебного разбирательства – судебные прения. Поэтому прокурор может вступить в процесс в предусмотренных законом случаях для дачи заключения по делу на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, а также на стадии судебного разбирательства до окончания рассмотрения дела по существу.

В условиях усиления действия принципа состязательности сторон вступление прокурора в процесс для дачи заключения по социально значимым делам способствует обеспечению полного, всестороннего и объективного исследования судом обстоятельств дела, правильному разрешению спора, выравниванию процессуальных возможностей сторон.

Заключение прокурора в гражданском процессе. Статьи по предмету Гражданский процесс

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

В ходе судебной реформы соотношение полномочий прокурора и суда существенно изменилось, а институт участия прокурора при разрешении дел судами подвергся значительной трансформации.

Если статус прокурора, инициирующего гражданский процесс, более или менее определен, то этого нельзя сказать в отношении вступления прокурора в процесс для дачи заключения, в то время как у такой формы участия исключительно важное значение.
Дача прокурором заключения в гражданском процессе по определенной категории дел способствует решению задач обеспечения законности, защиты прав и свобод граждан. Прокурор в этом случае оказывает помощь суду в разрешении гражданского дела, поскольку его заключение как представителя органа, стоящего на страже закона, основывается на объективной оценке всех представленных доказательств. Подавляющее большинство решений суда по этим делам принимается в соответствии с заключением прокурора. Так, в 2008 г. в судах Свердловской области в соответствии с заключением прокурора приняты решения по 13127 делам, что составляет 99% от общего числа дел, рассмотренных с участием прокуроров, в 2007 г. — по 10941 делу, что также составило 99% от общего числа дел.
Однако некоторые ученые ставят под сомнение необходимость дачи прокурором заключения и даже самого его участия в гражданском процессе, утверждая, что участие прокурора в рассмотрении судами гражданских дел — это «юридический атавизм» и «судьи, рассматривающие гражданские дела, не нуждаются в заключениях прокуроров» .
———————————
См., напр.: Похмелкин В. Участие прокуратуры в рассмотрении гражданских дел — юридический атавизм // Российская юстиция. 2001. N 5. С. 6.

Это высказывание представляется не совсем оправданным, поскольку основание участия прокурора в гражданском процессе — осуществление им своих функций как представителя государства, действующего в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, охраны прав и свобод граждан, интересов общества и государства. По мнению М. Шалумова, прокурор таким образом осуществляет функцию защиты публичных интересов в гражданском судопроизводстве, которой прокуратура наделена Законом о прокуратуре и другими федеральными законами с предоставлением соответствующих полномочий. Эта функция реализуется прокурором также в арбитражном, административном и конституционном судопроизводстве .
———————————
Шалумов М. Система функций российской прокуратуры. Кострома, 2003. С. 51.

Публичный же интерес представляет собой «официально признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит приоритетным условием и гарантией ее существования и развития» . О публичном характере судебных полномочий прокуратуры говорит и Л. Егорова, подчеркивающая, что публичный аспект более выражен при вступлении прокурора в процесс, инициированный другими лицами .
———————————
Тихомиров Ю.А. Публичное право: падения и взлеты // Государство и право. 1996. N 1. С. 6.
Егорова Л. Процессуальные противоречия судебной защиты публичных интересов // Законность. 2006. N 1. С. 14 — 18; N 2. С. 11 — 13.

Наличие публичного интереса и необходимость его защиты как раз и определяются государством путем установления категории дел, по которым прокурор как представитель государства обращается с иском и дает заключение.
Прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ч. 3 ст. 45 ГПК), об оспаривании нормативных правовых актов (ст. 252 ГПК), о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ (ст. 260/1 ГПК), об усыновлении и отмене усыновления (ст. ст. 125, 140 СК, ст. 273 ГПК), о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим (ст. 278 ГПК), об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами (ст. 284 ГПК), об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (ст. 288 ГПК), о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар или о продлении срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством (ст. 304 ГПК), о лишении родительских прав, о восстановлении в родительских правах, об ограничении родительских прав (ст. ст. 70, 72, 73 СК), об обязательном обследовании и лечении (о госпитализации) больных туберкулезом (ст. 10 ФЗ от 18 июня 2001 г. «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации»).
Заключение прокурора не может быть упразднено по той причине, что категория дел, по которым прокурор его дает, определена законодателем не случайно, так как это дела, в которых существенным образом затрагиваются права граждан, общества, государства. Это дела, возникающие из публичных правоотношений, дела особого производства и дела искового производства, которые касаются основных прав граждан, таких как право на жилище, на труд, на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, и некоторые другие.
Необходимость участия прокурора в делах, возникающих из публичных правоотношений, не вызывает сомнений, поскольку в этой сфере наиболее важно обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности, так как здесь защищаются не только интересы конкретных лиц, но и интересы общества и государства.
В частности, дела об оспаривании нормативных правовых актов почти всегда касаются не только лица, обратившегося в суд с заявлением, но и значительного числа иных субъектов. Вступившее в законную силу решение суда по этой категории дел также носит публичный характер и обязательно для всех, даже не участвовавших в рассмотрении дела лиц.
Дела о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ затрагивают основу основ российской государственности — формирование органов государственной власти на всех уровнях и органов местного самоуправления, а потому нуждаются в особом контроле со стороны государства, в том числе и в лице прокуратуры.
Но вместе с тем не совсем логично то, что не закреплено участие прокурора при рассмотрении судом заявлений об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного и муниципального служащего. Ведь именно в этих делах непосредственно затрагивается публичный интерес, заключающийся в обеспечении законного функционирования системы государственной власти и в поддержании основ правопорядка, что является основной задачей правового государства, и именно эти лица и органы находятся в сфере служебных интересов прокуратуры, поскольку на нее возложен надзор за исполнением ими законов. Представляется, что следует внести необходимые изменения и включить прокурора в число лиц, участвующих в рассмотрении указанных дел.
Что касается дел особого производства, то здесь участие прокурора компенсирует определенную односторонность при их рассмотрении. В исковом производстве есть две стороны, каждая из которых доказывает свою правоту. Эти стороны обладают правом обжалования, что способствует отмене незаконных решений и сводит к минимуму возможность вступления таких решений в законную силу. В делах особого производства при вынесении судом незаконного, но удовлетворяющего интересы заявителя решения большая вероятность того, что такое решение вступит в законную силу . Поэтому прокурор, участвующий в деле, — гарант того, что закон не будет нарушен. В случае если незаконное решение все-таки принято, прокурор, участвующий в производстве по делу и знающий его суть, должен будет внести кассационное представление.
———————————
См.: Францифоров А. Прокурор в делах особого производства гражданского процесса // Законность. 2006. N 6. С. 47 — 48.

Смотрите так же:  Договор внешний совместитель

Анализ дел особого производства и дел по искам о защите наиболее важных прав граждан, по которым предусмотрено участие прокурора, показывает, что эти дела схожи в том, что в них есть более «слабая» сторона — гражданин, которому затруднительно или невозможно отстаивать свои интересы самостоятельно по различным причинам. Это несовершеннолетние; лица, которые находятся в зависимом положении (дела о восстановлении на работе); беспомощном состоянии (дела о госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством, в психиатрический стационар, ограничении дееспособности такого гражданина или гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками); либо вообще отсутствующие (дела о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении умершим) и т.д.
Поскольку на прокурора, вступающего в процесс для дачи заключения, возложена обязанность защиты публичных интересов в гражданском процессе, его статус и круг предоставленных ему полномочий должны определяться соответствующим образом, чего, к сожалению, не наблюдается.
Прежде всего, весьма расплывчато обозначены цели, для достижения которых прокурор вступает в процесс. Так, если в отношении государственных органов и органов местного самоуправления, также участвующих в деле для дачи заключения, установлено, что они вступают в дело в целях осуществления возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов РФ, субъектов Федерации, муниципальных образований (ст. 47 ГПК), то в отношении прокурора указано лишь, что он вступает в процесс и дает заключение в целях осуществления возложенных на него полномочий (ч. 3 ст. 45 ГПК). Это тем более странно, поскольку защита прав и свобод граждан, интересов общества и государства — одна из основных функций и целей деятельности прокуратуры (ст. 1 Закона о прокуратуре), но она не упоминается в ст. 45 ГПК. При этом понятие полномочий ГПК не дает и о том, что понимается под этими полномочиями, в целях осуществления которых прокурор вступает в процесс и дает заключение, не упоминает.
Исходя из этого, необходимо дополнить ст. 45 ГПК предложением следующего содержания: «Прокурор вступает в процесс и дает заключение в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства».
Неясен и вопрос о том, на каком этапе судебного разбирательства прокурор может вступить в процесс для дачи заключения. Это позволяет предполагать, что прокурор может вступить в дело для дачи заключения не только в первой, но и в других инстанциях. Системное толкование ст. 350 и ч. 3 ст. 45 ГПК позволяет прийти к выводу о том, что даже если прокурор не принимал участия в судебном процессе в суде первой инстанции по делам, перечисленным в ч. 3 ст. 45, он, тем не менее, вправе вступить в процесс и дать заключение по делу и в судебном заседании кассационной инстанции .
———————————
См.: п. 2 информационного письма Генеральной прокуратуры от 27 января 2003 г. «О некоторых вопросах участия прокурора в гражданском процессе, связанных с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

В литературе высказываются и другие мнения. Так, отмечается, что ГПК не предусматривает иных форм участия прокурора в суде кассационной инстанции, кроме дачи им объяснений. Заключение прокурора о законности и обоснованности не вступивших в законную силу решений и определений суда первой инстанции, равно как и заключение прокурора по отдельным вопросам, возникающим при рассмотрении дела, ГПК не закреплено. Не отражено в Кодексе и право прокурора вступить в процесс для дачи заключения в любой инстанции. Вступление же в суде кассационной инстанции в процесс прокурора, не участвовавшего при рассмотрении дела в суде первой инстанции, для дачи заключения по делу в целом не соответствует процессуальной цели стадии пересмотра не вступивших в законную силу судебных актов первой инстанции и обусловленной ею направленности процессуальной деятельности суда и иных участников процесса .
———————————
См.: Моисеев С.В. Несколько слов об участии прокурора в гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 8.

Единственное упоминание о том, когда же прокурор может дать заключение, есть в ст. 189 ГПК (окончание рассмотрения дела по существу), где указано, что после исследования всех доказательств председательствующий предоставляет слово для заключения по делу прокурору, представителю государственного органа или представителю органа местного самоуправления, участвующим в процессе в соответствии с ч. 3 ст. 45 и со ст. 47 ГПК, что не проясняет вопроса о том, на каком этапе у прокурора есть право все-таки вступить в процесс.
Остается два единственно возможных вывода — либо о том, что прокурор может вступить в процесс для дачи заключения в любой момент и на любой стадии, поскольку право прокурора вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства, закреплено п. 3 ст. 35 Закона о прокуратуре, а ГПК обходит этот вопрос молчанием, либо что прокурор может вступить в процесс именно на этапе окончания рассмотрения дела по существу.
Во втором случае прокурору для того, чтобы дать квалифицированное заключение, нужно время для ознакомления с материалами дела и подготовки заключения. Между тем ГПК не предусматривает предоставления прокурору времени для подготовки заключения. В связи с этим необходимо внести изменения в ст. 169 ГПК и дополнить ее положением о том, что отложение разбирательства дела допускается также по ходатайству прокурора для подготовки заключения. Чтобы это не привело к затягиванию дела, следует установить определенный срок.
Не определен также порядок вступления прокурора в процесс. Согласно ч. 3 ст. 45 ГПК прокурор вступает в процесс для дачи заключения в случаях, определенных ГПК и другими федеральными законами. То есть можно сделать вывод об обязательном участии прокурора по этим делам. Вместе с тем в этой же статье есть положение о том, что неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела. Представляется, что последнее положение должно быть исключено из ч. 3 ст. 45 ГПК, поскольку рассмотрение без прокурора дел, по которым предусмотрено его участие, может существенно ухудшить положение граждан.
Статья 229 ГПК предусматривает, что содержание заключения прокурора должно быть отражено в протоколе судебного заседания. В заключении прокурор излагает суду свое мнение о том, как следует разрешить рассматриваемый иск по делам искового производства, установить тот или иной факт по делам особого производства, делам, возникающим из публичных правоотношений. Заключение прокурора должно основываться только на законе в соответствии с правосознанием прокурора, внутренним убеждением, сложившимся в результате рассмотрения в судебном заседании всех обстоятельств. Представляется, что заключение должно составляться в письменной форме, поскольку практика показывает, что при изложении заключения прокурора только в устной форме существенные моменты, имеющие значение для дела, бывают упущены и заключение может быть неточно отражено в протоколе.
Учитывая особое значение заключения, следует законодательно закрепить его структуру, для чего дополнить ГПК статьей «Форма и содержание заключения прокурора» следующего содержания:
«1. Заключение прокурора излагается в письменной форме и оглашается прокурором в судебном заседании.
2. В заключении прокурора должны быть указаны:
1) сущность требований заявителя (истца);
2) обстоятельства, установленные в ходе судебного разбирательства;
3) доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;
4) закон, на основании которого суд должен разрешить иск или заявление;
5) выводы о том, подлежит ли заявленное требование (иск) удовлетворению (полностью или в части) и каким образом должна быть осуществлена защита гражданских прав в случае их нарушения;
6) в чем состоит обязанность ответчика по отношению к истцу;
7) каким образом должны быть распределены судебные расходы».
Несомненно важное значение заключения прокурора как публичного представителя, действующего в любом процессе от имени государства, требует дальнейшего совершенствования норм гражданского процессуального законодательства, регулирующего процессуальный статус прокурора, вступающего в процесс для дачи заключения.

Смотрите так же:  Тур свободное пребывание

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданский процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Заключение прокурора в гражданском судопроизводстве: теоретические вопросы

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 05.09.2017 2017-09-05

Статья просмотрена: 2292 раза

Библиографическое описание:

Магомедов М. Н. Заключение прокурора в гражданском судопроизводстве: теоретические вопросы // Молодой ученый. — 2017. — №35. — С. 59-62. — URL https://moluch.ru/archive/169/45515/ (дата обращения: 20.01.2019).

Вступление прокурора в гражданский процесс путем подачи им заявления — в настоящее время основная форма его участия в рассмотрении и разрешении гражданского дела по существу. В то же время гражданское процессуальное законодательство предусматривает и другую форму участия прокурора в гражданском процессе, а именно вступление в процесс, уже начатый по инициативе других лиц для дачи заключения по делу. В отличие от первой формы она носит для прокурора обязательный характер, если закон предусматривает его участие в гражданском деле. При этом ч. 3 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 октября 2002 г. № 138-ФЗ (ред. от 29 июля 2017 г.) [1] (далее — ГПК РФ), допускает возможность рассмотрения дела в случае неявки прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела.

В науке гражданского процессуального права проблема возможности рассмотрения дела в отсутствие прокурора, извещенного о времени и месте его рассмотрения, неоднократно являлась предметом дискуссий [2], высказывались предложения и приводились доводы об отмене указанного предписания [3, 4].

Так, В. Ф. Борисова, анализируя случаи представления прокурором заключения в случаях его фактического отсутствия указывает, что нельзя исключать ситуацию, когда в ходе судебного разбирательства исследуются факты, которые могли бы повлиять на суть заключения прокурора и повлечь изменение его содержания непосредственно в судебном слушании [5]. Поэтому, по мнению ученого, правильнее в такой ситуации при отсутствии прокурора, если его участие обязательно, разбирательство дела откладывать [5]. Но, как представляется, само по себе участие прокурора в гражданском процессе не должно существенно усложнять, и, тем более, каким-то образом создавать трудности для рассмотрения дела судом (в случаях, например, невыполнения своих обязанностей прокурором), поскольку будет препятствовать решению задач правосудия. Логично, что установлен внутриведомственный контроль за исполнением обязанности, связанной с фактическим участием прокурора в суде и качеством ее выполнения, и именно поэтому в п. 6 приказа Генерального прокурора РФ от 26 апреля 2012 г. № 181 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском процессе» [6] закреплено обязательное участие прокурора в делах, предусмотренных нормами действующего законодательства.

Но следует обратить внимание на другой аспект проблемы. Как отмечает Л. А. Грось, вопрос о последствиях не привлечения прокурора к участию в деле вопреки федеральным законам и не извещения прокурора о месте и времени судебного разбирательства не ставится перед высшими судебными инстанциями Генеральной прокуратурой РФ [7]. Она указывает, что случаи отмены постановлений в связи с рассмотрением дела в отсутствие прокурора не привлеченного к участию в деле для дачи заключения носят единичный характер [7].

Cледует заметить, что невозможно согласиться с теми учеными, которые выступают за ликвидацию данной формы участия прокурора и исключения нормы, предусмотренной ч. 3 ст. 45 ГПК РФ. Их доводы в указанных случаях во многом основаны на абсолютизации основополагающих идей, и не учитывают особенности и сложности достижения целей правосудия.

Так, А. В. Китаева пишет, что такая форма участия прокурора в гражданском процессе, как вступление в процесс, начатый по инициативе других лиц, для дачи правового заключения по рассматриваемому судом делу в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, представляется нецелесообразной и противоречащей диспозитивным и состязательным началам гражданского процесса [8]. А. В. Новиков и Д. Н. Слабкая по этому поводу указывают, что данная форма участия прокурора в гражданском процессе является не защитой граждан и организаций, а косвенным влиянием на ход судебного разбирательства и, в конечном итоге, на сам суд, что является недопустимым в соответствии с принципом независимости суда [9].

В данном случае стоит согласится с мнением Д. В. Малыхина, в том, что необходимо учитывать, что в данном случае государство с помощью установления дополнительных гарантий обеспечивает правильное и своевременное рассмотрение и разрешение публично значимых категорий дел, в которых одна из сторон находится в заведомо невыгодном с точки зрения состязательного процесса положении, является слабой стороной в процессе [10].

Некоторые ученые указывают, что сущность заключения прокурора и его правовое значение в рассмотрении судами граждански дел проявляется в гарантированности законности в ходе разрешения дел повышенной общественной значимости, в защите прав и свобод граждан, в содействии суду в разрешении гражданского дела, в дополнительной гарантии соблюдения социально значимых прав [3, 11].

Прокурор, вступивший в начатое производство с целью дачи заключения по делу, не представляет доказательства по делу, не обосновывает рассматриваемые исковые требования, не дает объяснения по делу, не выступает в прениях. Его основная задача заключается в представлении суду и участникам судопроизводства своего мнения, каким образом необходимо разрешить указанный спор между истцом и ответчиком на основании действующего законодательства, для чего он наделен комплексом процессуальных прав, связанных с возможностью ознакомления с материалами дела, участием в исследовании доказательств и т. д. Заключение прокурора дается после исследования всех материалов дела, до начала прения сторон.

Момент вступления прокурора в процесс для дачи заключения ГПК РФ точно не определяет. Прокурор может вступить в процесс для дачи заключения по делу на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, на стадии судебного разбирательства до окончания рассмотрения дела по существу.

Что же касается понятия «заключение прокурора», то в ГПК РФ оно не раскрывается, не определены его процессуальное значение и содержание. Ученые едины в том, что требуется в ГПК РФ закрепить определение содержания понятия «заключение прокурора» и определить основные положения, по которым прокурор должен высказываться, поскольку остается непонятным, о чем дает заключение прокурор, и какое значение оно имеет для суда, хотя в указанном кодексе значение заключения эксперта раскрыто [12].

Значение термина «заключение» — это мнение, вывод, последствие [13]. Учеными приводятся различные определения понятия «заключение прокурора»: это мотивированное мнение о том, как должно быть разрешено дело с учетом обстоятельств, установленных исследованными в судебном заседании доказательствами, и в соответствии с действующим материальным законодательством [14].

И. И. Головко было сформулировано определение заключения прокурора по трудовым спорам — заключением прокурора в суде первой инстанции по делам в сфере трудовых правоотношений является мнение участвующего в гражданском судопроизводстве государственного органа о разрешении заявленных требований, о применении норм материального и процессуального права с целью защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов работника на основании установленных при рассмотрении дела обстоятельств [15].

Ученые, исследующие указанную проблему, так или иначе, делают попытки сформулировать определенные требования к форме и содержанию заключения прокурора. Ни ГПК РФ, ни Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 26 апреля 2012 г. № 181 не предусматривают обязательную письменную форму заключения прокурора, не определяют его содержание. Мнения ученых расходятся: одни из них указывают, что отложение разбирательства дела для того, чтобы прокурор смог в письменном виде составить свое заключение, представляется нецелесообразным и затягивающим процесс, поэтому прокурор должен излагать суду заключение устно, с занесением в протокол судебного заседания [16]; другие указывают, что заключение должно составляться в письменной форме, т. к. могут быть упущены существенные моменты и для того, чтобы дать квалифицированное заключение, нужно время для ознакомления с материалами дела и подготовки заключения, для чего ГПК необходимо дополнить нормой об отложении производства для подготовки заключения [17].

Представляется, что указанные точки зрения отражают различные стороны одного явления. Предоставление прокурору определенного усмотрения в выборе формы заключения оправдано, поскольку этот выбор напрямую связан с особенностями дела и, прежде всего, с его сложностью. По сложному делу прокурор физически не сможет дать качественное заключение в устной форме, поскольку удержать в голове все обстоятельства дела, дать оценку всем доказательствам и т. д. без надлежащей подготовки весьма сложно, как в равной степени сложно зафиксировать такое устное заключение в протоколе судебного заседания. Кроме того, это зависит и от профессиональных и иных индивидуальных навыков конкретного прокурорского работника. По другим категориям дел действительно удобнее и эффективнее давать заключение в устной форме.

Решение вопроса о форме заключения прокурора напрямую связано с вопросом о его содержании. Ученые формулируют требования к его содержанию: заключение должно быть обоснованным, содержать оценку исследованных в суде доказательств и установленных с их помощью существенных фактических обстоятельств; содержать квалификацию спорного правоотношения [15]; заключение прокурора не должно носить форму лаконичных утверждений об удовлетворении иска либо об отказе в иске (такое заключение является неудачным, поскольку оно не даёт правового анализа обстоятельств дела, голословно и неубедительно, бесполезно, т. к. не обеспечивает решение судом дела в соответствии с надлежащим законом) [17]. Заключение прокурора должно быть объективным, юридически обоснованным, всесторонним и полным и содержать: сущность рассматриваемого дела; оценку собранных доказательств; ссылки на нормы материального права, которыми целесообразно руководствоваться суду, разрешая заявленные требования или устанавливая факт; вывод о том, подлежит ли требование удовлетворению, в чем заключается обязанность ответчика по отношению к истцу, в каком размере исковое требование подлежит удовлетворению [3]. С. Г. Бывальцева формулирует текст проекта соответствующей статьи [11].

Представляется, что нет большой необходимости в подобной норме, поскольку прокурор в первую очередь действует в тех же целях, что и суд. Поэтому в своем заключении прокурор должен разрешить те же вопросы что и суд в своем решении. В соответствии с ч. 1 ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению. В этой связи к заключению прокурора вполне применимы те же требования, что и к решению суда — должно быть законным, обоснованным, мотивированным, безусловным, полным, ясным и т. д. По своей структуре оно в этой связи также соответствует структуре решения суда.

Смотрите так же:  Судебные приставы 7-я парковая ул д.26

Но в этой связи, нельзя полностью согласиться с определением, в котором заключение прокурора предлагается понимать как «официальное решение компетентного органа по конкретному гражданскому делу, содержащее государственно-властное веление, выраженное в письменной (устной) форме и направленное на индивидуальное регулирование общественных отношений» [16]. Заключение прокурора не обязательно для суда и других лиц, участвующих в деле, оно не является актом применения норм права к конкретным отношениям, поскольку не регулирует их (в отличие от решения суда) и не содержит индивидуальное предписание. Оно исходит от государственного органа, является официальным актом, отражает мнение прокурора относительно индивидуального регулирования спорного отношения, но носит лишь проектный характер (не обладает властным характером). Не точно говорить о рекомендательном его характере.

Практически все ученые указывают, что заключение — это не доказательство, но оно оценивается в совокупности со всеми материалами дела, и что суд должен проанализировать заключение и дать свою мотивированную оценку, высказать доводы в случае несогласия.

Таким образом, и прокурор и суд должны обращать внимание на одни и те же обстоятельства, обусловленные спецификой материально-правового регулирования и самого спора. Так содержание заключения по делу о восстановлении на работе зависит от основания увольнения, категории работника (женщина, несовершеннолетний и т. д.) и других обстоятельств материально-правового характера. Таким образом, Генеральный прокурор в своем приказе должен ориентировать прокурорских работников при составлении заключения руководствоваться предписаниями, устанавливающими требования к содержанию решения суда по этим категориям дел, о чем предлагается внести соответствующие дополнения в приказ Генерального прокурора РФ от 26 апреля 2012 г. № 181 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском процессе».

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации 14 октября 2002 г. № 138-ФЗ (ред. от 29 июля 2017 г.) // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532; 2017. № 31 (Часть I). Ст. 4772.
  2. Терехова Л. А. Прокурор в гражданском процессе // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2011. № 2 (27). С. 124–129.
  3. Бахарева О. А., Николайченко О. В., Цепкова Т. М. Заключение прокурора в гражданском судопроизводстве: правовая сущность и юридическое значение // Universum: Экономика и юриспруденция: электоронный научный журнал. 2015. Вып. 4 (15);
  4. Гелиева И. Н., Диденко Е. С. Проблемы, связанные с участием прокурора в гражданском процессе // Общество: политика, экономика, право. 2017. Выпуск № 2. С. 74–76.
  5. Борисова В. Ф. Некоторые аспекты участия прокурора в гражданском судопроизводстве в форме дачи заключения по делу // Вестник СГЮА. 2012. № 5 (88). С. 104–110.
  6. Приказ Генерального прокурора РФ от 26 апреля 2012 г. № 181 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском процессе» // Законность, 2012, № 6.
  7. Грось Л. А. Анализируем практику участия прокурора в гражданском деле в суде общей юрисдикции // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. № 4. С. 44.
  8. Китаева А. В. Актуальные проблемы участия прокурора в гражданском процессе // Международный научный журнал «Инновационная наука». № 3. 2016. С. 43.
  9. Новиков А. В., Слабкая Д. Н. Актуальные проблемы участия прокурора в гражданском процессе // Научные итоги года: достижения, проекты, гипотезы. 2014. № 4. С. 234
  10. Малыхин Д. В. Законодательные гарантии обеспечения реализации интересов слабой стороны в гражданском судопроизводстве // Новый университет. Серия «Экономика и право». 2016. № 9–1 (67) С. 94–97.
  11. Бывальцева С. Заключение прокурора в гражданском процессе // Законность. 2010. № 5. С. 30–33.
  12. Ярошенко Т. В. Актуальные проблемы участия прокурора в гражданском процессе // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Гуманитарные и общественные науки. 2008. Вып. 9. С. 47–54.
  13. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 2002. Т. 2. С. 680.
  14. Аликов В. Р. Развитие законодательства об участии прокурора в гражданском процессе России XVIII—XX веков: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 15.
  15. Головко И. И. Защита прокурором трудовых прав граждан в гражданском судопроизводстве. Учебное пособие. СПб.: 2014. С. 27
  16. Исаенкова О. В., Григорьев А. Н. Участие прокурора в исковом производстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 3. С. 6–11.
  17. Ерохина Т. П., Бахарева О. А. Участие прокурора в гражданском судопроизводстве: курс лекций / под ред. О. В. Исаенковой. — Саратов: ГОУ ВПО «СГАП», 2007. С. 63.

Заключение прокурора как ветер в мае?

Мы относим заключение прокурора (ст. 45 ГПК РФ) к процессуальным гарантиям реализации прокуратурой своих полномочий для защиты прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства. Не считая заключение прокурора инструментом надзора за судопроизводством, мы видим его цель в трансляции через прокурора рекомендаций государства суду принять то или иное решение. Впрочем, в зависимости от правового режима эти рекомендации способны трансформироваться в указания. В настоящее время заключение прокурора не может предопределять позицию суда по конкретному делу, но играет в формировании судебного убеждения немаловажную роль. Разумеется, мнение прокурора не обязательно для судьи, но и высказывается оно не для того, чтобы быть проигнорированным. Поэтому требуют осмысления вопросы, как изложенная в заключении позиция прокурора влияет на исход дела, должен ли суд ее оценивать.

Может ли изменить свою позицию прокурор, дающий заключение по делу? Прямо такое право законом не предусмотрено. Для гражданского процесса характерен разрешительный тип правового регулирования: разрешено только то, что разрешено. Как проявляется императивность процессуальной формы в случае изменения позиции прокурором, дающим заключение по делу?

Полагаем, что до оглашения заключения по существу рассматриваемого дела прокурором по ст. 189 ГПК РФ позиция только формируется, а потому может меняться. Логично оставить за прокурором возможность изменения заключения после его оглашения в случае возобновления рассмотрения дела по существу на основании ч. 2 ст. 191 ГПК РФ. Задача прокурора здесь – рекомендовать законный и обоснованный с его точки зрения вариант судебного решения, а если выясняются новые обстоятельства, исследуются новые доказательства, то и рекомендации прокурора могут измениться. Поэтому вполне понятна и допустима ситуация, когда заключения, данные прокурором в одном процессе, но в разных судебных заседаниях до вынесения решения судом отличаются друг от друга.

Рассмотрим ситуацию, когда позиция прокурора, изложенная им в апелляционном представлении или возражениях на апелляционную жалобу не соответствует заключению, данному прокурором при рассмотрении гражданского дела судом первой инстанции. Казус имел место при рассмотрении дела о лишении отца родительских прав по иску матери ребенка. Прокурор дал заключение по делу о лишении родительских прав, высказавшись в пользу удовлетворения требований истца. Заключение прокурором в письменной форме не представлялось, было дано устно и включено в протокол судебного заседания, а в судебном решении нашло типично лаконичное отражение: «выслушав доводы сторон, исследовав представленные доказательства, заслушав представителя органа опеки и попечительства и заключение прокурора, полагавших иск подлежащим удовлетворению, суд приходит к следующему…»[1]. Суд не удовлетворил исковые требования, поскольку на день вынесения решения не нашел достаточных оснований для лишения ответчика родительских прав и полагал, что ответчик изменит свое отношение к ребенку. Истец подал апелляционную жалобу, в качестве одного из доводов изложив, что суд не придал должного внимания заключениям прокурора и органов опеки и попечительства, рекомендовавших лишить ответчика родительских прав. Прокурор подал возражения на апелляционную жалобу, повторяя в ней аргументацию мотивировочной части судебного решения, излагая позицию, обратную занимаемой им в суде первой инстанции, и просил решение районного суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения. В заседаниях суда апелляционной инстанции прокурор активно давал объяснения в поддержку судебного решения. Апелляционной инстанцией судебное решение оставлено без изменения, апелляционная жалоба без удовлетворения. Отметим также, что в процессуальной роли прокурора выступали три должностных лица: одно присутствовало в заседаниях суда первой инстанции, от имени другого (прокурора района) подано возражение на апелляционную жалобу, третье должностное лицо прокуратуры присутствовало и давало объяснения в суде апелляционной инстанции.

Не вдаваясь в особенности рассмотрения споров о воспитании детей и материально-правовую сторону дела о лишении родительских прав, проанализируем данный пример с точки зрения допустимости изменения позиции прокурора и последствия такого изменения.

Согласимся с Н.Г. Елисевым в том, что для процессуальных правовых отношений характерен принцип неизменности правовых действий. Раскрывая содержание этого принципа, Н.Г. Елисеев отмечает, что «совершенное процессуальное действие является окончательным, становится юридическим фактом, на основе которого суд и прочие участники процесса могут или должны совершать ответные акты, а после того, как эти акты совершены, сторона, от которой исходило процессуальное действие, не может его изменять, отзывать или оспаривать»[2]. Это о стороне и вполне применимо к прокурору в роли процессуального истца, но распространяется ли на дающего заключение прокурора? Может ли он быть непоследовательным?

В рассматриваемом примере после данного прокурором заключения новые доказательства не приобщались. Что изменилось в процессуальной ситуации и послужило мотивом к изменению позиции прокурора? В «уравнении» появился новый элемент – судебное решение, а также изменились лица, реализующие процессуальную роль прокурора.

Если исходить из того, что судебное решение действительно было законным и обоснованным, анализируемая ситуация проста: одно должностное лицо прокуратуры ошиблось, дав неверное заключение по делу, другое, из «вышестоящей» прокуратуры, ошибку исправило, не только выполнив задачу обеспечения законности, но и улучшив итоговую статистику, в которой отразится, что позиция прокурора и судебное решение друг другу соответствуют. Но этот пример как лакмусовая бумажка проявляет некоторые системные проблемы участия прокурора в гражданском процессе, и проблемы самого процесса в целом, являя собой занятный казус с выходом на вопросы высокого уровня, вплоть до соблюдения принципа разделения властей. С какой целью дается неоцениваемое судом заключение прокурора, который не только может проявлять, не оправдывая, непоследовательность своей позиции, но и не являться в суд вовсе, ведь неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела? Понятно, как заключение помогает прокурору осуществлять свои полномочия. Непонятно, как это в свете рассматриваемого примера и имеющегося правового регулирования способствует обеспечению законности.

Публикация по теме:

Дугарон E.Ц. Проблемы заключения как формы выражения позиции прокурора в гражданском процессе // Законность. 2018. № 4. С. 30-35.

[1] Архив Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ, дело 2-696/2016.

[2] Елисеев Н.Г. Процессуальный договор. М.: Статут. 2015 // Справочно-правовая система «Консультант плюс».

Author: admin