Требования к убеждениям

Требования к убеждениям

Убедить можно кого угодно в чём угодно. Убеждение — это, прежде всего, дело времени и техники. Аргументация — один из основных методов убеждения. Чтобы убеждение было эффективным, аргументы должны быть качественными. — Обо всем таком мы говорили в прошлый раз (загляните сюда).

В этом выпуске мы начнем (а в следующем закончим) говорить о некоторых других требованиях, которые следует предъявлять к аргументам для повышения эффективности убеждения.

Количество имеет значение

При убеждении важно не только качество, но и количество аргументов. Десять аргументов вероятней убедят слушателя, нежели пять. Во-первых, если для вас самих ваш аргумент — десятый, то для вашего оппонента он вполне может быть первым в иерархии его приоритетов. Во-вторых, за час убеждающей речи слушатель, как правило, больше свыкается с ее убеждающим утверждением, чем за минуту. А, в-третьих, у каждого из нас где-то внутри есть счетчик, который фиксирует количество воспринятых аргументов, уравнивая их в качестве — и копеечные, и рублевые доводы для него одинаково равны единице. Данный счетчик имеет совещательный голос в противоречивом парламенте нашего сознания, в котором постоянно борются две основные фракции — горячая (эмоциональная) и холодная (разумная). И наш внутренний парламент под влиянием этого голоса может выдать в окружающий мир примерно такую декларацию: «да, уж, много всего хорошего было сказано, согласен — беру, не глядя».

Научные работники, преподаватели вузов — всякие доценты с кандидатами, понимая роль количественного фактора в людских мозговых счетчиках, совершают подобные закулисные сговоры:
— Федор Григорьевич, не будете ли вы так любезны включить меня в число соавторов своего труда «Статистическая проверка фактора пустоты»? А я оформлю вас соавтором в свой трактат: «Вирусный геморрой и желудочно-кишечный тракт».
— Оп чём речь, Сидор Палыч, я бы не прочь!
После такой сделки каждый из них состряпает по одному произведению, но оба засветятся в двух. И если сорок один сговорившийся таким образом горе-ученый напортачит всего лишь по одной какой-нибудь книженции с обширным списком из сорока фиктивных соавторов, то каждый из них в своём показушном резюме непременно выделит строчку: «автор и соавтор более сорока научных трудов». — Где тут фундаментальные труды, а где бестолковые брошюры — неясно. Мы-то с вами знаем, что каждый из них накатал не «более сорока», а одну сомнительную фантасмагорию. Обыватель же со своим счетчиком подумает: «ничего себе — считай, полсотни томов отгрохал — почти как Ленин!».

Итак, для увеличения эффективности убеждения, приведите достаточное количество аргументов (конечно, их число не должно стремиться к бесконечности и важно учитывать ситуацию — регламент и терпение слушателей).

«Гомеров порядок» расположения аргументов

Вы понимаете, что помимо качества и количества аргументов, для усиления убеждения важно и то, в какой последовательности вы будете потчевать ими своего слушателя. Если начать с десерта, а затем подать хрен с компотом, то это не будет блестяще.

Был такой немецкий психолог XIX века Герман Эббингауз, который изучал человеческую память и вывел много всяких законов запоминания. Один из них — и вы, наверное, слышали о нем — гласит, что в любых информационных рядах наше внимание лучше фиксирует (и, следовательно, мы лучше запоминаем) начало и конец, а середина ряда быстрей стирается из памяти. Мы лучше воспринимаем первое и последнее.

Нирмапер, нсмеортя на то, что в солавх эотй фазры все срднеие бвукы хоаинчто прмеашенеы, вы лкгео ее чаитете багрлаодя тмоу, что в кодажм ее слвое преавя и псоляндея бквуы нхадяостя на сиовх мсатех — должно быть, вы где-то читали такой прикол (именно читали, а не слышали, потому что на слух он воспринимается не так легко, как зрительно).

Учитывая, что начало и конец информационного ряда воспринимаются лучше, чем его середина, то аргументы, имеющие различный вес, уместно расположить в такой последовательности:

СИЛЬНЫЙ , слабее , СЛАБЕЕ, слабее…, самый сильн b l Й

Такая череда аргументов, именуемая «гомеровым порядком» (от Гомера, который написал «Илиаду»), как правило, вызывает у слушателя больше впечатлений, чем какая-нибудь другая.

Скажем, вы хотите принять на работу в качестве интернет-менеджера толкового специалиста, который нарасхват (например, Билла Гейтса, который обанкротился и махнул в Россию искать работу). Допустим, прогоревший Билл устал таскаться по собеседованиям и решил сам устроить конкурс среди предложений вакансий, и у вас для него нашелся следующий список заманчивых аргументов:
— ежедневный бесплатный обед по нормативам министерства обороны;
— ежегодная бесплатная поездка в два конца в плацкартном вагоне в любую точку России;
— дармовая униформа с логотипом вашей фирмы на всю спину;
— оклад 5000 у.е. в месяц (больше вы не осилите, т.к. это половина дохода вашей фирмы);
— ежегодный оплачиваемый отпуск в размере 45 суток;
— веселые праздничные вечеринки с водкой и плясками за счет фирмы;
— персональный автомобиль «Газель» с вменяемым водителем.
Конечно, каждому своё, но мне думается, что самый сильный аргумент из данного списка в условиях нашей современной действительности — это оклад. — Его следует оставить на закуску. Второй по силе — про отпуск. — С него следует начать. Остальные аргументы желательно расположить между этими двумя в порядке убывания их значимости (тут, конечно, индивидуальные приоритеты разных людей гуляют, как желают: пылкой особе, например, ближе водитель «Газели», а неутомимый обжора оценит сбалансированные обеды; но даже если вы слегка ошибетесь в середине списка — это пустячок; важней в начале и в конце разместить самые веские аргументы).

Итак, для большей убедительности, расположите аргументы в «гомеровом порядке».

Требования к убеждениям

Итак, друзья, продолжим разговор о некоторых требованиях, которые следует предъявлять к аргументам для повышения эффективности убеждения.

Чтобы аргументы были убедительней, они должны быть конкретными (по возможности). Конкретность придает аргументам видимость фактов, тогда как общие фразы смахивают на голословные утверждения. В этом мире всё происходит предельно конкретно: каждый действительный факт предполагает размещение конкретной материи в конкретных координатах пространства и времени. Конкретный аргумент подобен фотоснимку, который для нас несет больше информации и пользуется большим доверием (как отражатель действительности), нежели, скажем, дружеский шарж или смутный шедевр Пикассо.

Конкретность в аргументах представляет собой точные цифры, даты, названия, имена, описание деталей, примеров и так далее. Вместо того чтобы говорить: «как доказали ученые …», скажите: «нобелевские лауреаты Эрвин Шредингер и Вернер Гейзенберг показали …». Общую фразу: «наша армия сильна», поясните: «броня крепка и танки наши быстры». А если «запорожец — удобный автомобиль», то такое мнение нелишне конкретизировать: «потому что зимой в нем можно коленями греть уши, не отвлекаясь от дороги».

Если вы собираетесь сделать комплимент и хотите, чтобы он достиг желаемой цели — приятно поласкал самолюбие собеседника — то, помимо того, что комплимент должен быть искренним (а не «твой длинный нос ужасно красив»), он обязан быть еще и конкретным. Другими словами — обоснуйте комплимент. Если вы, к примеру, сказали: «ты очень милый человек», то добавьте: «потому что, во-первых, с тобой приятно общаться». Детализируйте: «так как ты разбираешься в географии». Конкретизируйте: «мало, кто способен так же шустро перечислить столицы африканских государств». Добавьте еще: «во-вторых, умеешь ты славно отмассировать кое-какие места». Конкретизируйте: «когда ты шлепаешь меня по шее, у меня мурашки пробегают вдоль позвоночника». И еще раз напомните комплимент: «поэтому, как видишь — ты очень милый человек».

Книга с конкретными примерами интересней и полезней, чем брошюра с одними лишь общими правилами. Речь с конкретными аргументами убедительней рекламных лозунгов.

Итак, аргументируя — будьте конкретны.

Все что угодно в этом мире с любой точки зрения имеет достоинства и недостатки — плюсы и минусы. Не может быть вещей и явлений только положительных или только отрицательных.

Даже в смерти человека можно найти плюсы: для кого-то освободилась жилплощадь, для другого появилась вакансия, а кто-то скажет: скандалистов стало меньше, а кислорода будет больше.

Всё имеет плюсы и минусы. Что хорошо с виду — порой, дурно пахнет. Победа Ющенко — поражение Януковича. Любые преимущества имеют недостатки.

БМВ-760 лучше запорожца-965 — так ли это? По качеству — да. По комфорту — тоже. Но запорожец лучше по цене. Кроме того, отсутствие у запорожца усилителя руля позволяет водителю на поворотах тренировать мускулатуру, а отсутствие кондиционера дает ему возможность летом интенсивно потеть, что полезно для здоровья и устраняет лишние килограммы. Таким образом, помимо того, что запорожец — не роскошь, а средство передвижения, он — еще и недорогой мини-спортзал и сауна на колесах. И это далеко не все его преимущества перед баварским конкурентом.

Убеждая собеседника, демонстрируй выгодную сторону своей концепции — говори о плюсах и умалчивай минусы — этот нехитрый прием и есть односторонняя аргументация. С ним мы сталкиваемся на каждом шагу: с одной стороны, сами его используем, а с другой — регулярно попадаем под его влияние со стороны окружающих.

Конечно, не стоит держать слушателя за дурака — наивно полагать, что он совсем не догадывается о наших недомолвках. Но, все-таки, многое из того, о чем мы молчим — для него как бы не существует.

Некоторые бабушки стараются лишний раз не высовываться на улицу, потому что насмотрелись по телевизору новостей и «дорожных патрулей» и боятся особо опасных рецидивистов, пикирующих самолетов и оборотней в погонах (конечно, оборотни — не только в погонах, но каждый человек — оборотень, в том смысле, что — многолик (загляните сюда)). Точно так же, как некоторые американцы думают, что у нас в метро регулярно гремят взрывы, на улицах кусаются медведи и полыхают останкинские телебашни. Точно так же кто-то считает, что в нашей армии служат не люди, а сплошные свирепые гестаповцы . (Появлению подобных и прочих стереотипов в гражданских мозгах во многом способствуют СМИ, преувеличенные бытовые разговоры, а также домыслы граждан, рожденные их собственным страхом). Однако мир не состоит из одних только сенсаций, жареных фактов, медведей и катастроф — в жизни гораздо больше других — простых и более симпатичных фактов, о которых не пишут в газетах. Но того, о чём не пишут и не говорят — для некоторых бабушек и американцев как бы не существует.

Смотрите так же:  Приказ 672 н

Выступая публично, совсем не обязательно делать негативных намёков: «вообще-то я не готовился» (это всё равно, что сказать: «тратить свое время на подготовку — слишком много чести для вас»); «я очень волнуюсь — никто не видит, как моя челюсть ходуном ходит?» (что-что? — тут же встрепенётся скучающий слушатель, — где хоть там твоя челюсть-то, дай взглянуть); «ой, что-то я дурость сморозил» (ну и дурак же ты! — решит про себя злой слушатель). Если не говорить об этих своих проколах вслух, то этого никто и не заметит.

Между прочим,
разные люди много болтают (и еще больше думают) о нас немало всякого дурного и нехорошего. Причем, порой, за нашей спиной о нас скверно судачат не только посторонние злыдни и завистники, но также и некоторые наши приятели, подруги и прочие близкие знакомые. Мы не знаем об этих нелицеприятностях, поэтому они для нас как бы не существуют, и поэтому чувствуем себя вполне ладно. Но как только одна досадная сплетня или обидное уведомление долетает до наших ушей (случайно или прицельно), то кое-кто из нас обижается, устраивает истерику с побоищем, а иногда хватает крутого лиха. Вспоминается мне, как не так давно один колумбийский поэт скончался в прямом эфире в результате того, что один дозвонившийся в студию злой телезритель публично охаял его поэзию. Другой дружок был ошарашен и очень сильно извелся, когда случайно услышал, что приятели за глаза называли его чуханом. Вы понимаете, что обижаться на всякие нелестные замечания и оскорбительные кликухи — значит, уподобляться страусу, который считает, что существует только то, что он нюхает и глотает, и если он ничего больше не видит и не слышит, то ничего такого и нет. Поэтому будьте заранее готовы услышать любую гадость о себе (предупрежден — значит, вооружен). И если услышите, то отнеситесь к ней спокойно, а лучше — с удовлетворением. Ведь, если критика в ваш адрес конструктивна — значит, у вас появился повод, чтобы изменить себя к лучшему, а если необоснованна — то пусть это будет проблемой не вашей, а того критикана — вы просто услышали его скрытые мысли — лучше знать его помыслы, чем оставаться в дураках — разве это плохо?

При убеждении слушателя методом односторонней аргументации для придания вашей убеждающей концепции характера объективности, помимо одних только плюсов, можно показать слушателю и кое-какие аргументы с противоположной стороны — несущественные недостатки — главное, чтобы они не перевесили достоинства, а также показать, как с ними можно разделаться (желательно одним махом).

Например, нахваливая отечественные автомобили, продавец может говорить о дешевизне их самих и запчастей, о доступном сервисе на каждом повороте и прочих плюсах. А также может вскользь упомянуть о небольшом недостатке: панель в салоне немного гремит при поездке, и недаром наши тачки именуют в народе погремушками. И тут же указать, как можно решить эту незначительную проблему: отворачиваем два шурупа, снимаем панель, подкладываем поролон, приворачиваем шурупы — и нет проблемы. А о таком серьезном недочете — что почти каждый наш автомобиль сходит с конвейера бракованным, лучше умолчать.

Итак, говорите о достоинствах и умалчивайте недостатки своего убеждающего утверждения.

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ СЛУЖБА

10. Отказ от воинской службы по убеждениям

10.1. Что такое убеждение и надо ли его доказывать

В данной главе речь пойдет о том, что представляет из себя убеждение, какие виды убеждений могут быть, на чем могут основываться убеждения, необходимо ли убеждения доказывать, а если необходимо, то как.

В данной главе убеждения, вытекающие из вероисповедания, рассматриваться не будут, т. к. этому вопросу специально посвящена отдельная глава. Однако сведения, содержащиеся в этой части брошюры, несомненно будут полезны и для тех, кто намерен добиваться предоставления альтернативной гражданской службы в связи с религиозными убеждениями.

Убеждение является одной из составных частей мировоззрения личности, наряду с принципами, взглядами, ценностями, идеалами. Вся эта система определяет отношение человека к окружающей его действительности, общее понимание мира, а также жизненные позиции, программы деятельности человека. Мировоззрение отдельной личности формируется под воздействием (спонтанным или целенаправленным) мировоззрения общества, в котором человек существует. Однако личностное мировоззрение всегда отличается своеобразием, в котором находит свое выражение специфический жизненный опыт данного индивида. С одной стороны, убеждение формирует мировоззрение, а с другой стороны, основную роль в мировоззрении занимают знания. Знания влияют на появление убеждений, а убеждения формируют нравственное и эмоциональное отношение к знаниям и к самой реальности. Мировоззрение включает не всю совокупность знаний, которыми располагает его носитель, а только определенную их часть, которая является наиболее значимой.

Убеждение — прочно сложившееся мнение, уверенный взгляд на что-нибудь, точка зрения.

(Толковый словарь Ожегова)

Убеждение — осознанная потребность личности, побуждающая ее действовать в соответствии со своими ценностными ориентациями. Содержание убеждений отражает определенное понимание природы и общества. Образуя упорядоченную систему взглядов (политических, философских, эстетических и др.), совокупность убеждений выступает как мировоззрение человека. Наличие устойчивых убеждений свидетельствует о высоком уровне активности личности. Убежденность — особое качество личности, определяющее общую направленность всей ее деятельности и ценностных ориентаций, и выступающее регулятором ее сознания и поведения. Убеждения выражаются в субъективном отношении личности к своим поступкам, связанном с глубокой и обоснованной уверенностью в истинности знаний, принципов и идеалов, которыми она руководствуется.

Когда у человека есть действительно какие-нибудь убеждения, то ни сострадание, ни уважение, ни дружба, ни любовь, ничто, кроме обязательных доказательств, не в состоянии изменить в этих убеждениях ни одной мельчайшей подробности.

Убеждение — категория, которая рассматривается и философией, и психологией, и этикой. Поскольку служба в армии и вытекающее из этого применение насилия против людей, вплоть до их убийства, человечеством на данном историческом этапе не рассматривается как абсолютное зло, то отказ от этого не считается абсолютной и всеми признанной добродетелью. Разум понимает, что без войн человечество не может обойтись. Не может обойтись и без насилия, без пролития крови. Однако совесть постоянно нас призывает стремиться к обществу без войн, к мирному сосуществованию. Общество находится на том этапе истории, когда чаша весов истины начинает перевешивать в пользу мира. Поэтому признание права человека на отказ от воинской службы по убеждениям совести является разумным компромиссом между потребностью государств в вооруженных силах и уважением свободы совести человека. Для решения данной проблемы и существует АГС.

Отдельные индивиды отрицательно относятся к военной службе и ко всему, что с ней связано. Насилие и служба в армии для них являются злом, которого они должны избегать, от которого они должны воздерживаться. С этой точки зрения, служба в армии для них неприемлема. Такие убеждения имеют право быть, а вытекают они из признания свободы совести каждого.

Не отнимай ни у кого убеждений, способствующих его счастью, если не можешь дать ему лучших.

В ч. 3 ст. 59 Конституции определено, что гражданин в случае, если его убеждениям противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее АГС. В проекте закона дано более подробное описание. Указано, что военная служба должна противоречить убеждениям в связи с тем, что она связана с применением насилия, принятием Военной присяги, участием в военных действиях, ношением и применением оружия или непосредственным участием в производстве и обслуживании оружия, боевых припасов и боевой техники.

Но ни в Конституции, ни в проекте не дано расшифровки тому, какого рода убеждениям должна противоречить служба в армии. Если опираться на проект закона, то убеждения противопоставляются конкретным функциям, которые необходимо выполнять в связи с воинской службой. Достаточно того, чтобы имеющееся убеждение у призывника вступало в противоречие с какой-либо одной из указанных функций.

Кроме того, что необходимо указать на наличие убеждений, которым противоречит воинская служба, необходимо еще и должным образом мотивировать свой отказ. Отказники от военной службы по убеждениям очень часто не желают этого делать и ссылаются на ст. 29 Конституции РФ, где сказано, что «Hикто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них».

Это понимается отказниками как освобождение от дачи каких-либо пояснений по существу, от обязанности мотивировать свой поступок. Если в военкомате у призывника спрашивают, почему он не желает служить в армии, обычно призывник отвечает: «У меня такие убеждения — не хочу и не буду», — и ссылается на 29 статью Конституции РФ. Однако в п. 3 ст. 29 Конституции РФ речь идет немного о другом.

Человек может иметь собственные убеждения и мнения по любому вопросу, в том числе по вопросу службы в армии. Однако его никто не может принудить «выражать» свои убеждения во вне каким-либо образом, точно так же, как его не могут заставить отказаться от выражения своих убеждений. В тексте имеется противопоставление: выражать убеждение — отказываться от убеждения. Таким образом, в статье говорится о том, что никто не может быть принужден разделять чье-либо убеждение, а также выражать такое навязанное убеждение во вне.

Гражданин может симпатизировать той или иной партии, тому или иному политику, но не ходить на выборы и не голосовать за них. Это его личное право. Он не может быть принужден к тому, чтобы выражать свое мнение путем голосования. Но когда призывник заявляет о своем нежелании служить в армии ввиду того, что это противоречит его убеждениям — этим он и «выражает» свое убеждение. Поэтому ссылаться на ст. 29 Конституции в суде в указанном выше контексте некорректно.

В проекте закона говорится, что призывник свое заявление об отказе от военной службы должен подкрепить доводами, обосновывающими свой поступок. Такая же практика существует и в Европейских странах.

Кроме того, международная правозащитная организация «Международная амнистия» не признает узниками совести тех заключенных в тюрьму лиц, которые не желают объяснить причины своего отказа ответственным за принятие решения властям, за исключением случаев, когда эти причины ясны сами собой из содержания конкретного дела. Международные документы, принятые по вопросам, связанным с отказом от несения военной службы, также указывают на то, что соответствующие заявления об отказе должны быть мотивированными.

Смотрите так же:  Лишение прав за выезд на трамвайные пути

Рекомендация 1987 года Комитета Министров Совета Европы признает, что «государства могут устанавливать соответствующие правила проверки заявлений на получение статуса отказывающегося от воинской службы по убеждениям или удовлетворения этих заявлений на основании указанных в них конкретных причин». Порядок проверки всех заявлений должен гарантировать справедливые решения.

Резолюция Европарламента от 13 октября 1989 года гласит, что «для получения статуса отказывающегося от воинской службы по убеждениям следует только подать соответствующее заявление, в котором указаны мотивы отказа».

Выражать убеждения означает не только пояснить, в чем они заключаются, но и поступать в соответствии с ними.

Призывник сначала сам решает, противоречит его убеждениям служба в армии или нет. Однако он должен пояснить причины и мотивы своего отказа (если таковой заявляет) соответствующему органу — призывной комиссии или суду. Таким образом, он выражает свои убеждения. Он может иметь о службе в армии самые негативные мнения, однако никто не может заставить призывника отказаться от службы в армии из-за такого мнения об армии. Убеждения человека не должны формироваться под влиянием силы, угрозы, любого иного принуждения со стороны кого-либо. Разделяя те или иные убеждения, человек добровольно соглашается с ними, придавая им особую значимость. Последующие поступки индивида всегда сопоставляются им с теми убеждениями, которые сформировались у него.

Поэтому в случае отказа от службы в армии по убеждениям ст. 29 Конституции РФ может и должна употребляться в ином смысле. Военкомат, наоборот, принуждает призывника к отказу от выражения убеждений, заставляя отказника идти на военную службу. Именно публичный отказ от военной службы, который в настоящее время может грозить неблагоприятными для отказника последствиями, является выражением вовне философских, пацифистских, антимилитаристских и иных убеждений. Действия военкомата, который с помощью уговоров, а чаще всего, прямых угроз, пытается изменить решение призывника и заставить его отказаться от собственных убеждений, нарушают ст. 29 Конституции РФ. Само решение призывной комиссии о призыве отказника на военную службу является актом, прямо направленным на ограничение выражения своих убеждений вовне.

Таким образом, можно констатировать нарушение со стороны военкомата и призывной комиссии данной статьи Конституции.

Право на замену военной службы по убеждениям, предусмотренное ч. 3 ст. 59 Конституции РФ, взаимосвязано со ст. 28 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется свобода совести, включая право свободно выбирать, иметь убеждения и действовать в соответствии с ними. В своей резолюции 1995 года (1995/83) по данной проблеме Комиссия ООН по правам человека «обращает внимание на право каждого человека заявлять о своем отказе от воинской службы по убеждениям, что является выражением права на свободу мысли, совести и вероисповедания. «.

Глубокие мысли — это железные гвозди, вогнанные в ум так, что ничем не вырвать их.

Таким образом, отказ от разъяснения своих убеждений, которые у призывника имеются и в противоречие с которыми вступает несение военной службы, может быть истолкован лишь как отсутствие таковых или наличие недостаточно четкой и осознаваемой мотивировки.

Как показывает практика, именно правильное мотивирование своего поступка — отказа от военной службы — вызывает у призывника наибольшие трудности. Имея сильное желание избежать службы в армии, призывник обычно не имеет четкого обоснования своего отказа. Это в ряде случаев и приводит к неудаче — работники военкомата и члены призывной комиссии начинают полагать, что призывник использует надуманные поводы с целью уклонения от службы в армии. Если аргументация призывника слаба, то это можно почувствовать сразу же после нескольких минут беседы. Если призывник пытается в письменной форме довести до сведения призывной комиссии причины своего отказа, то неуверенность позиции еще как-то можно скрыть. Но и в этом случае не исключена устная беседа с призывником, на которой должностные лица могут попросить призывника более подробно объяснить причины своих действий. При таком повороте событий призывнику следует четко определить тактику своего поведения. Выбор того или иного способа общения с призывной комиссией зависит от подготовленности призывника к беседе. Если у отказника нет уверенности в том, что он сможет устно изложить свои доводы в четкой и ясной форме, то лучше вообще ему не вступать в дискуссию. При этом надо спокойно, сославшись на свое заявление, в котором четко изложены все доводы, отказаться от устного пояснения.

Если призывник считает, что имеет в своем запасе достаточное количество убедительных аргументов и не боится коварных вопросов со стороны военкоматовских работников, он может вступить с последними в полемику. Хотя трудно предположить, что дискуссия, в которой стороны не только придерживаются противоположных позиций, но и имеют совершенно различные цели, может закончиться каким-либо компромиссом. Однако эта беседа, в известной мере, должна подготовить призывника к судебному процессу, где давать объяснения придется устно. В своих выступлениях призывник должен пояснить мотивы своего отказа от военной службы.

Мотивом считается осознаваемая причина, лежащая в основе выбора действий и поступков личности. Мотивировка — это рациональное объяснение субъектом причин действия посредством указания на обстоятельства, которые привели к выбору данного действия. Одно и то же обстоятельство (личная биография, личный опыт, определенные события и т. д.) могут совершенно по разному влиять на формирование мировоззрения отдельных индивидов.

Для кого-то увиденный по телевизору сюжет о массовых нарушениях прав человека в Российской армии или документальные кадры о Чеченской войне пройдут совершенно незамеченными. Для другого призывника увиденное даст такой мощный импульс к размышлению о предстоящей службе в армии, что это может кардинально изменить взгляды и убеждения призывника на военную службу. Это может привести к формированию убеждений о недопустимости служить в такой армии, брать в руки оружие и принимать военную присягу.

Убеждение есть умственная цельность, комплекс полной души с точным, определенным резонансом. Убеждение есть нечто законченное, неподатливое, твердое, неизменное.

Итак, мы пришли к выводу, что призывник обязан мотивировать свои действия по отказу от военной службы. Он должен сделать это в заявлении, адресованном в призывную комиссию, а также в жалобе, направленной в суд.

Что же все-таки призывник обязан сделать — доказать свои убеждения или просто обосновать их ? Что является достаточным для того, чтобы считать отказ от военной службы законным. Доказыванием в узком смысле слова можно назвать деятельность в рамках судебного разбирательства, направленную на установление обстоятельств дела с помощью судебных доказательств. Принимая такое определение понятия доказывания, мы приходим к выводу, что эта процедура возможна лишь в рамках судебного разбирательства. Призывник не обязан доказывать свои убеждения перед призывной комиссией или военкоматом, но должен мотивировать свой отказ от воинской службы.

В случае судебного обжалования решения призывной комиссии, призывник обязан в силу ст. 50 ГПК РСФСР доказать те обстоятельства, на которые он ссылается как на основания своих требований.

Самый важный вопрос — это правильно установить предмет доказывания, т. е. совокупность фактов, которые необходимо доказать для положительного разрешения жалобы. В силу указанной ст. 50 ГПК сам суд должен определить, какие обстоятельства имеют значение для дела и какой из сторон они должны быть доказаны. Таким образом, суд должен определить предмет доказывания по делу.

Однако на практике судьи часто не принимают необходимых мер к правильному установлению предмета доказывания. Иногда судьи необоснованно расширяют круг фактов, подлежащих доказыванию, включая в него такие факты, которые не относятся к делу.

По делам об отказе от воинской службы по убеждениям предмет доказывания должен ограничиваться следующими фактами.

1. Установление статуса заявителя: является ли заявитель военнообязанным, не имеет иных законных прав на получение отсрочки от службы. (Исследуется личное дело призывника.)

2. Факт обращения призывника в призывную комиссию с заявлением о замене военной службы на альтернативную. (Для этого в суд предоставляется копия соответствующего заявления.)

3. Факт рассмотрения призывной комиссией указанного заявления и вынесения по нему решения. (Предоставляется выписка из решения.)

4. Самый важный — установление факта наличия у призывника убеждений определенного содержания.

Средством выяснения убеждений является личное пояснение отказника.

В этом случае отказник должен пояснить суду, в связи с какими обстоятельствами (по какой причине) призывник имеет такие убеждения. Однако суд не должен требовать доказывания факта принятия определенных убеждений как какого-то единомоментного процесса с точным указанием времени его совершения. Но причинно-следственная связь между определенными событиями и их результатом — принятие определенных убеждений — также должна быть пояснена. Требование каких-либо доказательств в подтверждение этого являлось бы нарушением права свободно иметь и менять убеждения, придерживаться их.

Выражение своих антивоенных убеждений впервые может иметь место именно в форме отказа от воинской службы.

Как показывает судебная практика, доказывание убеждений возможно с помощью свидетельских показаний.

Свидетелем в суде может быть любое лицо, в том числе родственники и знакомые призывника, которым известно об убеждениях.

Иногда для этих целей используются характеристики с места жительства, работы или учебы. Кроме того, характеристику могут предоставить со стороны военкомата. В этом случае практически всегда призывник характеризуется с отрицательной стороны. Однако суду следует критически относиться к такого рода документам, поскольку они исходят от заинтересованной в исходе дела стороны.

В дополнение к этому не всякая характеристика может содержать сведения о наличии тех или иных убеждений у человека.

Возможно, что индивид не проявляет своих убеждений в трудовом коллективе или по месту учебы по объективным условиям. Тогда представление характеристик может дать лишь общие сведения о личности призывника. Главное, чтобы в них не содержалось сведений, полностью опровергающих содержание убеждений призывника. Иначе потребуется представление дополнительных доказательств для разрешения существующих противоречий.

В любом случае, призывник вправе утверждать, что его убеждения сформировались непосредственно перед призывом, поскольку такое событие, как военная служба, а тем более в современных условиях, может являться мощнейшим стимулом к серьезному переосмыслению своих взглядов на армию.

Практика показывает, что суды гораздо охотней склоняются к позиции призывника, если им предоставляется доказательство проявлений его убеждений вовне. Это может выражаться в участии призывника в каких-либо антивоенных акциях, членстве в антивоенных организациях и т. д.

5. Установление факта наличия противоречий между службой в армии и убеждениями призывника. На данном этапе должны быть противопоставлены содержание убеждений отказника и службы в армии.

Смотрите так же:  Новые льготы многодетным в 2019

При рассмотрении вопроса об установлении содержания убеждений суд должен исходить из установки уважительного к ним отношения.

Об уважении к чужим убеждениям можно также говорить в двух смыслах. В первом разрезе уважение к чужим убеждениям вытекает из свободы совести, свободы выбирать, иметь и распространять убеждения, придерживаться их, действовать в соответствии с ними.

Второй смысл — уважение убеждений при доказывании, в споре, когда кто-либо пытается доказать существование у него убеждений, которые являются для него истинными.

Русский логик С. И. Поварнин считал, что важным условием для честного спора является уважение к убеждениям и верованиям противника, если мы видим, что они искренни.

«Вера каждого для него священна, а потому должна быть священна и для тебя».

Уважать чужое верование, убеждение, святыню не означает уважать само их содержание. Трудно даже представить себе, как можно уважать какую-нибудь мысль саму по себе, отдельно от человека. Ее можно только признать истинной или ложной. Уважать чужое убеждение, чужое верование — значит, уважать искреннюю веру и убежденность в них человека и право на них. Святыня для другого человека может казаться нам великим заблуждением, но раз это для него святыня, мы должны к ней относиться как к человеческой святыне. Уважение к чужой вере и к чужим убеждениям есть один из важнейших видов уважения к человеческой личности.

Искреннее убеждение и верование не есть обман и ложь: оно может быть лишь заблуждением.

Уважение к чужим убеждениям не только признак уважения к чужой личности, но и признак широкого и развитого ума.

Кто пренебрежительно относится к верованиям или убеждениям других, показывает этим свою уверенность, что «познал истину» и «истина у него в кармане».

Для того, чтобы доказать свое право на отказ от воинской службы по убеждениям, необходимо выстроить основания таких убеждений в систему. Для этого нужно провести определенную умственную работу.

В результате этого процесса должны появиться причины убеждений.

Требования к убеждениям

Эффективность методов убеждения зависит от соблюдения целого ряда педагогических требований. Рассмотрим наиболее важные из них.

1. Высокий авторитет педагога у воспитанников. Каждый человек знает из личного опыта, что даже случайно оброненное авторитетным человеком слово запоминается иногда на всю жизнь и становится жизненным принципом, путеводной звездой. И напротив, безупречные с точки зрения методики убеждения сентенции неуважаемого человека вызывают лишь раздражение и желание поступить наоборот. Высшая форма педагогического авторитета — любовь воспитанников. Педагогу, которого воспитанники любят, удается все.

Такая любовь — не только высшая награда мастеру, но и могучий технологический фактор педагогического процесса. Вот почему неправы те педагоги, которые говорят: «Мне все равно — любят ли меня или нет». Правда, здесь возникают серьезные сомнения в их искренности. Если же педагога преследует стойкая неавторитетность у воспитанников, то это очень серьезный повод для смены профессии.

2. Опора на жизненный опыт воспитанников. Слово педагога приобретает конкретный смысл, если оно задевает личный опыт воспитанников. Здесь естественно сливаются педагогические возможности словесного убеждения с убеждающей силой примера, причем это такой пример, который предложен не педагогом, а извлечен из памяти воспитанника.

3. Искренность, конкретность и доступность убеждения. Никогда не следует убеждать воспитанников в том, в чем педагог не убежден сам. Фальшь, неискренность, искусственность легко распознаются даже младшими воспитанниками, что не только гарантирует неуспех в решении конкретной педагогической задачи, но и чревато стратегическими потерями, так как подрывается авторитет педагога.

4. Сочетание убеждения и практического приучения. Наибольшие успехи воспитания достигаются тогда, когда словесное воздействие сочетается с организацией разнообразной практической деятельности. Причем не всегда следует идти от сознания к опыту. Опыт может предшествовать формированию сознания. На важность сочетания убеждения и практического приучения не раз указывал В.А. Сухомлинский: «Мастерство нравственного воспитания заключается в том, чтобы ребенка с первых шагов его школьной жизни убеждали прежде всего его собственные поступки, чтобы в словах воспитателя он находил отзвуки собственных мыслей, переживаний, рождающихся так же в процессе активной деятельности».

5. Учет возрастных и индивидуальных особенностей воспитанников. При выборе форм, методов и приемов убеждения необходимо всегда учитывать возрастные и индивидуальные особенности воспитанников. Особенно часто жалуются родители, что их ребенок перестал реагировать на то, что раньше действовало безотказно. А ребенок просто подрос, изменился, и методы воздействия на него должны меняться соответственно. Важно также учитывать и индивидуальные особенности учащихся. Одни очень отзывчивы на доверие и просьбы, а на других больше действуют требование и приказ. Психологическая структура личности воспитанника, его характер и темперамент должны обязательно учитываться при выборе методов, форм и средств убеждения. 1

Экономист, который занимается управленческой деятельностью в коллективе, должен владеть практическими навыками воздействия на личность. С этой целью в данный курс включены такие аспекты работы с коллективом, как методы изучения личности и использования их результатов в процессе профессиональной деятельности, роль среды, наследственности в формировании личности, ее национальных, психологических и социокулътурных особенностей в условиях трудовой деятельности.

Упражнение — это планомерно организованное выполнение воспитанниками различных действий, практических дел с целью формирования и развития их личности.

Приучение — это организация планомерного и регулярного выполнения воспитанниками определенных действий в целях формирования хороших привычек. Или, говоря по-другому: приучение — это упражнение с целью выработки хороших привьтчек.

Привычки, как отмечал К.Д. Ушинский, укореняются путем повторения какого-либо действия до тех пор, пока «не установится наклонность к этому действию. Повторение одних и тех же действий есть, следовательно, необходимое условие становления привычки». А.С. Макаренко призывал «стремиться к тому, чтобы у детей как можно крепче складывались хорошие привычки, а для этой цели наиболее важным является постоянное упражнение в правильном поступке».

Упражнение занимает большое место в обучении, так как лежит в основе формирования умений и выработки навыков на всех его практических и практико-теоретических этапах.

Упражнение (приучение) как метод педагогического воздействия применяется для решения самых разнообразных задач гражданского, нравственного, физического и эстетического восприятия и развития. Без систематического применения разумно поставленных упражнений нельзя добиться действенности воспитательной работы. «Попробуйте, — говорил А.С. Макаренко, — серьезно, искренне, горячо задаться целью воспитать мужественного человека. Ведь в таком случае уже нельзя будет ограничиться душеспасительными разговорами. Нельзя будет закрыть форточку, обложить ребенка ватой и рассказывать ему о подвиге Папанина. Нельзя будет потому, что результат для вашей чуткой совести в этом случае ясен: вы воспитываете циничного наблюдателя, для которого чужой подвиг — только объект для глазения, развлекательный момент.

Нельзя воспитать мужественного человека, если не поставить его в такие условия, когда б он мог проявить мужество, — все равно в чем, — в сдержанности, в прямом открытом слове, в некотором лишении, в терпеливости, в смелости».

В практике воспитательной работы применяются в основном три типа убеждений:

1) упражнения в полезной деятельности;

2) режимные упражнения;

3) специальные упражнения.

Упражнения в разнообразной полезной деятельности имеют целью выработать привычки в труде, в общении воспитанников со старшими и друг с другом. Главное в этом виде упражнений состоит в том, чтобы его польза осознавалась воспитанником, чтобы он, испытывая радость и удовлетворение от результата, привыкал самоутверждаться в труде и через труд.

Режимные упражнения — это такие упражнения, главный педагогический эффект от применения которых дает не результат, а хорошо организованный процесс — режим. Соблюдение оптимального режима в семье и учебном заведении приводит к синхронизации психофизиологических реакций организма с внешними требованиями, что благотворно сказывается на здоровье, физических и интеллектуальных возможностях воспитанника и, как следствие, на результатах его деятельности.

Всякие нарушения режима педагогического процесса — это не только видимый урон (например, сорванное или деформированное занятие, несостоявшаяся экскурсия, опоздания, вошедшие в привычку и т.д.), но это еще воспитание неуважения к учебному процессу, воспитание необязательности и расхлябанности. Все упражнения в учебном заведении должны быть режимными, а каждый случай нарушения режима должен рассматриваться как чрезвычайное происшествие.

Специальные упражнения — это упражнения тренировочного характера, имеющие целью выработку и закрепление умения и навыков.

В учебном процессе все упражнения — специальные, а в воспитательной работе — это приучение к выполнению элементарных правил поведения, связанных с внешней культурой. Так, первоклассников тренируют вставать при входе учителя, молодых солдат тренируют правильно наматывать портянки, заправлять постель по установленным правилам, приветствовать старших по званию и т.п.

Специальные упражнения применяются и с целью преодоления недостатков. Так, нарушителя дисциплины делают ответственным за порядок, неопрятному поручают обязанности санитара, а самого эгоистичного просят от имени всех навестить больного товарища.

Таким образом, упражнения направлены прежде всего на организацию и руководство деятельностью и поведением воспитанников. Упражнение лишь на самых ранних стадиях можно рассматривать как простое повторение. В дальнейшем упражнение — это совершенствование навыков. Так же, как репетиция спектакля не есть его простое повторение, а этап все большего приближения к тому состоянию, которое материализует режиссерский замысел, этап совершенствования на пути к эталону.

Репродуктивный метод. Для приобретения навыков и умений через систему заданий организуется деятельность обучаемых по неоднократному воспроизведению сообщенных им знаний и показанных способов деятельности. Педагог дает задания, а обучающиеся их выполняют — решают сходные задачи, составляют планы, воспроизводят химический и физический опыты и т.д. От того, насколько трудно задание, от способностей обучаемого зависит, как долго, сколько раз и с какими промежутками он должен повторять работу. Обучение грамотности и четкому письму требует нескольких лет, чтение — гораздо меньше времени. Установлено, что усвоение новых слов при изучении иностранного языка требует, чтобы эти слова встретились около 20 раз на протяжении определенного срока. Словом, воспроизведение и повторение способа деятельности по образцу являются главным признаком репродуктивного метода. Педагог пользуется устным и печатным словом, наглядностью разного вида, а обучаемые выполняют задания, имея готовый образец.

Оба охарактеризованных метода обогащают учащихся знаниями, навыками и умениями, формируют у них основные мыслительные операции (анализ, синтез, абстрагирование и т.д.), но не гарантируют развития творческих способностей, не позволяют планомерно и целенаправленно их формировать. Эта цель достигается продуктивными методами.

Author: admin