Светлана володина адвокат

Володина Светлана Игоревна

Родилась 16 октября 1961 г. в Москве. В 1983 г. окончила Всесоюзный юридический заочный институт и стала стажером, а затем адвокатом Московской областной коллегии адвокатов (МОКА).

С 1990 г. – преподаватель кафедры гражданского права Московской государственной юридической академии. С 1997 г. – член квалификационной комиссии МОКА.

С 1998 г. – заместитель заведующего кафедрой адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии.

С 2002 г. – кандидат юридических наук, доцент МГЮА.

С 2003 г. – доцент кафедры адвокатуры и нотариата МГЮА, проректор Российской академии адвокатуры и нотариата.

С 2008 г. – директор Института адвокатуры.

Награждена серебряной медалью Ф.Н. Плевако и орденом Федеральной палаты адвокатов России «За верность адвокатскому долгу». Почетный адвокат России. Заслуженный юрист г. Москвы.

Адвокат – «штучный товар»

– Вы 60 лет верно служите адвокатуре. Что подвигло вас сделать такой выбор, и как вы попали в адвокатское сообщество?

– В какой-то мере случайно. Вообще-то я хотела поступать на факультет журналистики МГУ.

Но за сутки до окончания работы приемной комиссии я приехала в Университет полюбопытствовать, какой там конкурс. За столиком журфака никого не было, а за соседним сидел мужчина в возрасте, который поинтересовался, чего я хочу. Он-то и заявил: «Хотите получить профессию на всю жизнь – приходите на юридический, не пожалеете». Я поддалась его уговорам и, когда пришел представитель факультета журналистики, забрала у него свои документы, подав их на юридический. Училась там с великим удовольствием, мне было очень интересно и довольно легко. До сих пор не верю, когда говорят, что на юрфаке учиться очень трудно.

А в адвокатуру я пришла по государственному распределению, получить которое было непросто, но я уже была замужем и могла капризничать – отказываться от тех предложений, которые меня не устраивали. Причиной такого каприза было знакомство с адвокатами на втором курсе. До 3 марта 1954 г. слово «адвокат» чаще употреблялось с пренебрежительным оттенком. И вскоре заведующий кафедрой уголовного процесса Моисей Львович Шифман предложил студентам посетить заседание научно-студенческого кружка, куда должны были прийти адвокаты. Что такое адвокатура, на тот момент я не знала. На слуху были судьи, прокуроры, следователи.

Встреча оказалась судьбоносной. Мне показалось, что эти люди из другого мира – они даже одеты были иначе. На курсе у нас мужчины ходили, как правило, в галифе и френчах, девушки – в школьных платьицах, а адвокаты все были в костюмах и при галстуках. Всегда любопытно встречаться с чем-то новым. Увидев этих мужчин и, главное, услышав, как они говорят, я была поражена. Позже я узнала, что многие из них вернулись из лагерей, не утратив ни интереса к жизни, ни интеллигентных манер. Фантастические люди!

Позже в университете появился факультативный курс «Советская адвокатура». Я с удовольствием посещала лекции, а затем каждый год проходила практику в Московской городской коллегии адвокатов. О существовании областной я тогда даже не знала. На практике мне пришлось познакомиться с бывшими присяжными поверенными, и я поняла, что значит интеллектуал. Многие из них были энциклопедически образованными, безумно доброжелательными и внимательными. Именно от них я впервые услышала слово «досье».

Руководителем моих студенческих практик был очень известный адвокат Лев Моисеевич Яхнич, которому довелось поработать в прокуратуре, сидеть в камере смертников. Отправляя меня на ознакомление с уголовным делом, он шутливо объяснил мне, как нужно составлять адвокатское досье: «Пиши все, что сочтешь нужным». Когда же я показала ему, что сделала, он признал мою работу «настоящей». И диплом я тоже писала о советской адвокатуре.

– В основном, наверное, писали об уголовных делах?

– Да, конечно. Впоследствии я много занималась гражданским правом. На мой взгляд, цивильное право гораздо сложнее уголовного, от чего интерес к нему только возрастает. Бытовые истории, которые больше привлекают, обеспечивают более стабильный заработок. Но главное – они позволяют работать самостоятельно, не подчиняясь указаниям прокуроров и следователей.

– И как же вы начали адвокатскую практику?

– Тоже случайно. Я фаталистка. Вначале мне сказали, что мест нет. Но я, как уже говорила, продолжала капризничать. И уже в последний день распределения мне вдруг предложили работу в Московской области, предупредив, что меня могут отправить как на границу Тульской или Рязанской области, так и в более близкий район.

15 августа 1957 г. я пришла с путевкой о распределении в Президиум Московской областной коллегии адвокатов на ул. 25-летия Октября. Найти дом было сложно, поскольку он находился во дворе, на второй этаж вела винтовая лестница, над которой была расположена вывеска «Венерологический кабинет». И лишь на маленькой медной табличке можно было увидеть надпись: «Президиум МОКА». Он располагался в двух комнатах: в первой стояли шкафы с книгами, во второй – стол из какого-то старинного кабинета.

Когда я пришла на заседание Президиума МОКА, то увидела солидных людей, с которыми мне предстояло работать. Возглавлял Президиум Лазарь Яковлевич Назаров, сплотивший вокруг себя пришедших с войны нескольких человек из той, «другой», жизни. Работать с таким адвокатом (бывшим присяжным поверенным), как, например, Иосиф Борисович Гринблат, выступавшим еще по делу Промпартии, было интересно. Его профессиональная грамотность, образованность и общая культура доставляли удовольствие. Он очень нежно ко мне относился и работал вплоть до своего 91-летия.

22 февраля 1958 г., после полугодичной стажировки, я получила удостоверение адвоката МОКА. Так для меня адвокатура оказалась не только любимой работой, но и смыслом жизни. Всегда работала с радостью, и в этом смысле я – счастливый человек. Ни разу не пожалела о том, что пришла в адвокатуру.

– Так куда же вас направили?

– Вначале я попала в районную консультацию поселка Крюково (ныне – Зеленоград), располагавшуюся в комнатках маленького двухэтажного домика, где в коридоре стояла керосинка и висели тряпки уборщицы бабы Моти. Одну комнату занимала канцелярия, вторую – консультация, а напротив были совещательная комната и небольшой зал. Туалет, естественно, был на улице.

Тем не менее все эти годы я шла на работу как на праздник. По окончании стажировки я стала работать в Химкинской консультации и проработала там 17 лет. Хотя предпочитаю говорить не «работала», а «служила».

Я тогда много занималась уголовными делами несовершеннолетних. Их родители относились ко мне очень тепло, моя дочь даже удивлялась, как много людей здоровается со мной на улице.

– Вам не предлагали перейти на какую-то другую работу, например, в суд?

– Боже упаси. Я даже слышать об этом не хотела.

– А все остальное время вы работали уже в Москве?

– Я работала в Московской областной юридической консультации (ныне – филиал № 1 МОКА), ее возглавлял очень известный адвокат Семён Львович Кроник, который собрал вокруг себя ровесников, участников войны. Всего их было 20 человек. А сейчас в филиале больше 100 человек.

В силу своего характера Кроник считал, что у него все должно быть самое лучшее. Когда знакомые узнавали, что я работаю у Кроника, просто не верили, ведь там собрались очень известные адвокаты. Я была среди них самой молодой.

А попала я к нему опять-таки случайно. На одном вечере меня пригласил танцевать мужчина, не очень высокий, довольно красивый и уверенный в себе. Оказалось, что это был тот самый знаменитый Кроник. Он-то и спросил: «А почему вы до сих пор не у нас?» И предложил перейти к ним в консультацию, куда попасть было просто невозможно.

Адвокаты нашей консультации называли себя «деревенскими», среди нас было много людей военного поколения, особенно любивших жизнь, дороживших ею так, что трудно описать. Каждый вечер, где бы мы ни вели дела, все собирались на работе – так было принято, к тому же мы считали филиал своим вторым домом.

Смотрите так же:  Хроники ведьм наследство колдуньи

– Когда было интереснее работать: в те годы или сегодня, в новой России?

– Тогда, даже спору нет. Адвокатура – отражение общества. А в обществе в то время были особенные люди – «шестидесятники», адвокаты, преданные своему делу. В области насчитывалось 320 адвокатов, а сейчас более 5000, в Москве занималось практикой чуть более 700, а сейчас свыше 8000. Наверное, закон, по которому так резко все изменилось, был исторически необходим. Но в начале 90-х общество стало «болтать» из стороны в сторону и, естественно, начала «болтаться» адвокатура. Наступило такое время, когда я предпочитала говорить, что работаю просто юристом, потому что слово «адвокат» стали ассоциировать с не очень чистоплотными людьми. Это абсолютно неверно, ведь в каждую бочку может попасть ложка дегтя. И когда начали принимать случайных людей, которые шли за длинным рублем, отношение к адвокатуре изменилось к худшему.

– Наверное, за 15 лет многие случайные люди ушли из сообщества?

– Ничего подобного. По разным причинам уходили те, кто не захотел подчиняться требованиям и этическим правилам адвокатуры или не сумел обзавестись клиентурой. Мои учителя говорили: «Если за 5 лет к тебе не пришли клиенты твоих клиентов – уходи. Значит, ты не состоялась как адвокат».

– А что вы думаете о новом расширении адвокатуры в соответствии с Концепцией регулирования рынка профессиональной юридической помощи?

– Если «вливание» произойдет на условиях адвокатуры, то все не так плохо. Это означает, что придется сдавать экзамены, что кандидатов будет оценивать Квалификационная комиссия, что от новых адвокатов можно будет потребовать соблюдения этики и дисциплины, а нарушителей – привлечь к ответственности вплоть до лишения статуса. А вот если принять всех «оптом», то будет очень плохо. Прежде всего, обществу. Главное, что итогом реформы должно стать введение адвокатской монополии на судебное представительство. Иначе зачем огород городить?

– Вы занимались семейными делами. Недавно много шума наделал закон, декриминализировавший семейное насилие. Как вы к нему относитесь?

– Для России это не губительно. Наше общество устроено на общинных началах. «Бьет – значит любит», что с этим поделать? А в Америке сейчас многие женщины начали вспоминать о домогательствах 30-летней давности. У нас это невозможно: другие мужчины, совсем другие женщины.

Русские женщины, когда в отношении их мужей возбуждали уголовные дела по статье «Хулиганство», со слезами просили закрыть дела, лишь бы вернуть супругов в семьи. И производства по таким делам часто прекращались, так как женщины забирали свои заявления. Я, конечно, на стороне защиты прав женщин. Но не стоит слепо копировать чужую практику. Давайте жить по своим законам.

– Наверное, поэтому у нас и ювенальная юстиция не прижилась.

– Да и не нужна она в таком виде, как на Западе. Нам необходимы по-настоящему грамотные и образованные судьи. Но, как сказал один коллега, «где же их взять».

– Вы читаете молодым адвокатам лекции о традициях адвокатуры. Насколько эти традиции сильны, в каком виде они сохраняются?

– Адвокатский долг был сформулирован еще в римском праве. Отказываться от него не следует. Принимая на себя защиту, адвокат вклинивается в судьбу не только одного человека, но и тех, кто его окружает. И потому, даже если человек оступился не в первый раз, настоящий адвокат должен сделать все от него зависящее, чтобы оказать помощь квалифицированно, попытаться понять вместе с доверителем, что произошло в его жизни.

Традиции надо сохранять непременно, что очень трудно сделать при таком большом количестве адвокатов. Глядя на фотографии присяжных поверенных, понимаешь, как их лица отличаются от других. В их глазах – мысль, на челе – напряжение, видны доброта и сочувствие. Есть такие фотографии в Университете им. Кутафина, где с молодежью занимается вице-президент ФПА РФ Светлана Володина.

Светлана Игоревна уделяет особое внимание системе обучения, основанной на соблюдении традиций, чтобы вырастить из вчерашних школьников достойных юристов. Но чтобы стать настоящим адвокатом и понять суть профессии, нужно как минимум пять лет проработать и лишь затем открывать свой кабинет. В противном случае мы получаем рекламную вывеску: «Круглосуточные консультации, результат гарантирован». Но это же не адвокаты, а случайные люди. Адвокат – «штучный товар».

– Кто же должен заботиться о сохранении традиций?

– На мой взгляд, региональные палаты. И, конечно, ФПА РФ, где сейчас уделяют большое внимание не только данному вопросу, но и дальнейшему развитию адвокатской корпорации.

Хорошо, что теперь есть люди, которые могут донести до властных структур те мнения и пожелания, которые высказываются в адвокатской среде. С удовольствием слежу за выступлениями Юрия Сергеевича Пилипенко; позиция, которую занимает ФПА РФ, меня как адвоката устраивает.

Что касается традиций, то это не только бесплатные консультации, ведение дел по назначению, не только особое отношение к своим доверителям. Традиции проявляются даже в том, как внешне выглядит адвокат.

У нас в МОКА работой с молодежью занимался адвокат Мирон Семёнович Мельниковский, которому ныне исполнилось бы 103 года. Девушки на его занятия не могли явиться без чулок даже в самую жаркую погоду.

Не уверена, что в обществе потребления, где все завязано на деньгах, найдется много адвокатов, готовых вести бесплатные дела.

А явиться в суд в бандане и шортах – вообще отвратительно. И хотя лишение статуса в данном случае было признано неправильным решением, лично я думаю, что такое нарушение внешнего облика произошло не случайно, а осмысленно. Ну а если сам адвокат этого не понимает, то он, видимо, болен и ему можно только посочувствовать.

Кодекс профессиональной этики адвоката требует четкого его соблюдения не только в профессиональной деятельности. Мои учителя не раз напоминали, что даже маленькое пятнышко на репутации одного адвоката ложится большим пятном на всю адвокатуру.

Володина Светлана Игоревна

О проекте федерального закона № 451522-7 «О внесении изменений в части первую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации»

о состоянии адвокатуры и адвокатской деятельности в 2017 г.

О проекте федерального закона № 426225-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

Светлана володина адвокат

Частный детектив — лицо, которое осуществляет детективную деятельность и оказывает детективные услуги индивидуальным образом. Детективное агентство «Частный детектив Сумы» в городах Гамалиевка, Глинск, Глухов, Годуновка, Грабовское, Гришино. Вся подробная информация на сайте www.detective-sumy.com

Интервью с вице-президентом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации С.И. Володиной.

While you live, learn to live!

Interview with vice-president of federal chamber of lawyers of the Russian Federation S.I. Volodina.

Визитная карточка

Володина Светлана Игоревна, родилась 16 октября 1961 г. в г. Москве. В 1983 г. окончила Всесоюзный юридический заочный институт и стала стажером, а затем адвокатом Московской областной коллегии адвокатов (МОКА). С 1990 г. – преподаватель кафедры гражданского права Московской государственной юридической академии. С 1997 г. – член квалификационной комиссии МОКА. С 1998 г. – заместитель заведующего кафедрой адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии. Член квалификационной комиссии АПМО с 2002 года по настоящее время. С 2002 г. – кандидат юридических наук, доцент МГЮА. С 2003 г. – доцент кафедры адвокатуры и нотариата МГЮА, проректор Российской академии адвокатуры и нотариата. С 2008 г. – директор института Адвокатуры МГЮА. С апреля 2010 г. – вице-президент ФПА РФ.

С.И. Володина – Почетный адвокат России, Заслуженный юрист г. Москвы, награждена Серебряной и Золотой медалью им. Ф.Н. Плевако и орденом Федеральной палаты адвокатов России «За верность адвокатскому долгу», автор ряда научных и учебно-методических работ по юридической риторике и проблемам развития и функционирования адвокатуры.
*****************************************************

– Уважаемая Светлана Игоревна!
Прежде всего, позвольте поблагодарить Вас за то, что выразили желание занять пост заместителя Председателя Редакционного совета нашего журнала, а также за согласие ответить на ряд наших вопросов. Считаете ли Вы себя успешной?

Смотрите так же:  Как рассчитать пособие по беременности и родам 2019

– Для начала я объясню, что такое для меня успех – это возможность жить так, как тебе хочется и общаться с тем, с кем хочется. Я успешна во всех своих деятельностях. Особенно в кругу своего общения.

– Расскажите, пожалуйста, когда и почему Вы пришли именно в адвокатуру?

– Пришла случайно, увидела виртуозно работающих адвокатов, даже не работающих, а живущих адвокатурой и служащих ей. По их отношению было видно – это призвание, талант, работоспособность и высочайшая человеческая планка. Они жили полной насыщенной и очень разнообразной жизнью, но главное – в их способе жить была свобода. А еще в них была ненаносная интеллигентность, разносторонность или, точнее, глубина и яркость. Они стали путеводными звездами, хотелось не просто за ними идти, хотелось за ними лететь, и еще хотелось быть на них похожей. А они делились своим теплом, мастерством и вообще талантом любить профессию. Главный урок тех лет – это умение не отчаиваться. И еще один важный урок – действительно сильный не тот, кто умеет всегда держаться и наступать, а тот, кто умеет отступать. Трудно не согласиться с мудростью о том, что мужество создает победителей, согласие – непобедимых.

– Какие направления деятельности Федеральной палаты адвокатов РФ Вы курируете как вице-президент?

– Повышение квалификации адвокатов. Наверное, каждое направление в деятельности важно, но это фундамент функционирования любого института.

– Каковы основные мероприятия, проводимые Вами в данном направлении?

– Моя задача формировать программы, а главное – лекторов, которые способны их реализовать. На самом деле важнее среда, в которой совершенствуется специалист, это норма, точнее, потребность. Я очень не хочу формального отношения к учебе и самым эффективным считаю занятие самосовершенствованием; мы просто должны помогать в выборе возможностей. Эсхил прав – мудр не тот, кто знает много, а тот, кто знает нужное. Летом я была в США в командировке с целью изучения системы повышения квалификации. Много интересного и полезного. Но меня удивил тот аспект, что в системе дистанционного обучения одной из задач является проверка, сидит адвокат за компьютером или телефоном или спит. Это мне напомнило рассказы М.И. Калинина о том, что он во время лекции неожиданно предлагал всем встать и смотрел, кто спит. Очень не хочется, чтобы естественная потребность быть на уровне времени перешла

в получение часов и каких-то удостоверений. Особо остро эта проблема стоит в адвокатских кабинетах, что показывает дисциплинарная практика. Им часто просто не с кем посоветоваться. Обсуждение проблемы с разных сторон – лучший способ вникнуть в нее. Я убеждена, что все приходит только для тех, кто хочет и умеет учиться (и не только на своих ошибках). У меня есть девиз – пока вы живете, учитесь жить! Так вот он применим и к деятельности. Учитесь работать! Меня не пугает предполагаемое увеличение численности адвокатов, адвокатура для сильных юристов, готовых к состязательности. Остальные найдут себя в другом!

– Осенью 2012 года ФПА РФ предложила проект изменений в Кодекс профессиональной этики адвоката. Этот проект широко обсуждается в общественных объединениях адвокатов, адвокатских палатах, адвокатских образованиях и вызывает у адвокатов противоречивые отзывы и мнения как относительно целесообразности изменения КПЭА вообще, так и в части редакции отдельных предлагаемых поправок. Хотелось бы узнать Ваше мнение о целесообразности их принятия.

– Этот тезис трудно комментировать, т.к. эта данность – этическая планка – не опускается, она все время планка. И проползать под ней нельзя. Ее нужно взять и держать. Правда, можно приподнимать. Вторая – дополнительная мера ответственности. Очень ценная поправка, которая дает возможность по-настоящему предупредить адвоката и только потом лишать статуса. Это в интересах адвокатов. Третья – после прекращения статуса не сразу давать возможность повторной сдачи экзаменов. Интересно, что, обсуждая эту поправку с одним из авторов нашего закона, я узнала, что законодатель предполагал, что после прекращения статуса повторно его получить нельзя. Так что эта поправка опять в пользу адвокатов. Четвертая – особый порядок привлечения к дисциплинарной ответственности президентов адвокатских палат за неисполнение решений Совета ФПА РФ и Совета региональной палаты – это очень важно. И, наконец, создание комиссии по этике с такими важными функциями. Полагаю, что назрела и потребность, и необходимость принятия предложенных поправок.

Марина Цветаева часто повторяла, что в диалоге с жизнью важен не ее вопрос, а наш ответ. Вот так мы ответили на возникающие вопросы этого времени.

– Учитывая Вашу насыщенную общественную и образовательную деятельность, остается ли у Вас возможность заниматься адвокатской практикой?

– С огромной гордостью отвечаю на этот вопрос – да! И это мой самый главный успех. Не так активно, как бы мне этого хотелось, но я в строю и очень горжусь этим.

– Будучи директором Института адвокатуры МГЮА, а также взаимодействуя с другими юридическими вузами России, Вы, несомненно, получаете огромный массив информации, на основании которой можно судить об основных тенденциях развития отечественного юридического образования. Прошу Вас поделиться этой информацией и Вашими выводами по данному вопросу с читателями нашего журнала.

– Во-первых, о современных детях. Они в основной своей массе и хотят, и могут. Но в профессиональном образовании есть фундамент: это разносторонность, образованность, умение мыслить, умение понимать не только нормы закона, умение ценить и вникать. И без фундамента все очень зыбко – до первого ветра. Но я уверена, что талантливых, работоспособных и образованных много, и они обречены на успех.

– Светлана Игоревна, скажите, какие наиболее значимые проблемные вопросы, связанные с развитием и функционированием адвокатуры, Вы бы предложили разрабатывать молодым ученым на уровне диссертационных исследований?

– Я считаю, что наука создана для того, чтобы ее можно было использовать практикам. Поэтому полагаю, что нужно разрабатывать различные аспекты адвокатской деятельности.

– И, наконец, последнее – что Вы пожелаете нашим читателям?

– Да я уже призналась, что мое кредо – это всегда учиться жить, а пожелать я хочу уметь наслаждаться и дорожить своей прожитой жизнью и каждым конкретным днем!

Беседовал главный редактор журнала
«Евразийская адвокатура»,
кандидат юридических наук, доцент А.В. Рагулин

Светлана володина адвокат

Адрес: 115035, г. Москва, Космодамианская набережная, д. 26/55, стр. 7 Тел.: (495)953-91-08,
617-18-88, 8-800-333-28-04 (по России бесплатно)

Володина Светлана Игоревна — Вице-президент Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, заведующая кафедрой адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии, проректор Российской академии адвокатуры и нотариата, директор Института адвокатуры, кандидат юридических наук, доцент, адвокат.

Город: Москва, Россия

SPIN-код: 4430-2520, AuthorID: 702970

В 1983 г. окончила Всесоюзный юридический заочный институт и стала стажером, а затем адвокатом Московской областной коллегии адвокатов (МОКА).

В 2002 г. Успешно защитила кандидатскую диссертацию на тему: «Юридическая риторика в деятельности адвоката по уголовным делам»

Основные научные публикации: монографии «Модели уголовного процесса» (СПб., 2000), «Состязательный процесс» (СПб., 2001), «Толкование норм права» (М., 2008); Постатейный Комментарий к УПК Российской Федерации (2002, 2004, 2007, 2009); учебник «Уголовный процесс» (2004, 2005, 2007, 2008, 2012, 2015).

Володина Светлана Игоревна

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Володина Светлана Игоревна, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Володина Светлана Игоревна. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Володина Светлана Игоревна и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

Смотрите так же:  Когда подается декларация на возврат подоходного налога

Где и как учат на адвоката?

Онлайн-интервью с директором Института адвокатуры Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина Светланой Игоревной Володиной

КонсультантПлюс: Адвокат — престижная профессия, связанная в представлении большинства с интересной работой и высокой зарплатой. Однако до недавнего времени специализированных высших учебных заведений, осуществляющих подготовку адвокатов, не было. Чаще всего на юридических факультетах открывались прикладные кафедры адвокатуры, которые давали общее представление о профессии. Сейчас же стали появляться специализированные институты, академии. В 2008 г. такой институт был создан в МГЮА. Чем, по вашему мнению, была вызвана необходимость создания специализированного института?

Володина С.И. На самом деле и кафедр не так много. Адвокат — это судебный юрист. На открытии Института адвокатуры МГЮУ им. О.Е. Кутафина Г.М. Резник, кстати, профессор нашего университета, сказал: «Нужно в жизни делать правильный выбор. И те кто, пришли в этот институт, сделали тройной правильный выбор — выбор профессии, выбор университета и выбор института внутри университета». И объяснил, что профессия адвоката наиболее свободная из всех юридических профессий. Но свобода стоит дорого.

КонсультантПлюс: В чем вы видите отличие обучения студентов на юридических факультетах и в вашем институте? На какие дисциплины институт делает особый упор при обучении будущих адвокатов? Что они изучают сверх того, что дается в программе юридических факультетов, и что из программы обучения адвокатов исключено?

Володина С.И. Из стандарта в программе обучения не исключено ничего, а вот дополнительно студенты изучают дисциплины, помогающие потом представлять интересы доверителей и их защищать. Но начинается все с консультирования, психологии адвокатской деятельности, а заканчивается судебным красноречием и особенностями участия адвоката в процессе. Не помню, кому принадлежат эти слова: «То, чему мы учились в школах и университетах, не образование, а только способ получить образование». У нас в институте способ — показать на примере судебного адвоката.

КонсультантПлюс: Как вы можете охарактеризовать в целом профессию адвоката: в чем ее предназначение?

Володина С.И. Просто — эффективно защищать или представлять интересы клиента, но это далеко не просто. Профессия полна соблазнов, нужно достойно их пройти. Профессиональной этике невозможно научить, ее нужно привить.

КонсультантПлюс: Каким вам представляется современный адвокат? Что он должен знать и уметь? Какими качествами обладать? Каждый ли юрист может стать хорошим адвокатом или у человека должен быть определенный тип мышления и характер?

Володина С.И. Конечно, проще было процитировать Цицерона, но попробую сама. Адвокат — это сочетание личности и профессионализма. Мудрый, знающий, порядочный, широко образованный, с комплексом волевых качеств и с разнообразным социальным опытом. Нет, не каждый может стать адвокатом и работать с людьми. Не удержусь от цитаты. Мне очень нравятся слова знаменитого британского адвоката 19 в. Гарриса о том, что не каждый хороший юрист хороший адвокат. Я с этим абсолютно согласна.

КонсультантПлюс: Какие изменения в профессии происходят сегодня и готовы ли ваши студенты к тому, чтобы меняться вместе с ней? Ориентируете ли вы их на это?

Володина С.И. Планка поднимается выше. Нужна специализация. Юридическая жизнь и конкуренция в целом предъявляет более жесткие требования, чем раньше. Стараемся готовить к тому, что адвокат учится всегда.

КонсультантПлюс: Могли бы вы назвать крупных русских адвокатов, опыт которых есть смысл изучать студентам сегодня? Чем он ценен? Чему у этих профессионалов можно поучиться современным студентам?

Володина С.И. Опыт, в моем понимании, это не только и не столько успех. Опыт — это, прежде всего, знание чего и как не нужно. Начну с того, что студентам преподают многие предметы преподаватели-адвокаты Ю.С. Пилипенко, Е.А. Рубинштейн, А.П. Галоганов, С.Ю. Макаров, О.В. Поспелов, Т.В. Петрова, О.Е. Сергеева. Кроме этого, у нас есть определенная форма, называемая мастер-класс, его ведут мэтры российской адвокатуры, такие как С.Л. Ария, Г.М. Резник, А.Г. Кучерена, С.С. Юрьев, А.И. Краснокутская, Ю.П. Иванов и многие др. Они нужны, чтобы была понятна планка. Единственный разумный способ обучать людей — это подавать им пример, сказал Альберт Эйнштейн. Это то, что мы пытаемся сделать в нашем институте. Нужно уметь и хотеть учиться. Чем отличается учеба в вузе от учебы в жизни? В институте сначала дают урок, а потом спрашивают, а в жизни наоборот.

КонсультантПлюс: Есть ощущение, что адвокату надо постоянно учиться и развиваться, чтобы быть всегда на высоте. Это действительно так. Что он должен изучать: законы, судебную практику, психологию, ораторское мастерство, что-то еще? Можете ли порекомендовать начинающим адвокатам что-то для саморазвития: книги, курсы, фильмы и т.п.?

Володина С.И. Есть понятие интеллигентного человека, трудно перечислить все, что нужно, чтобы так сформироваться. И начинать это нужно делать не в вузе, а в школе. Нет того, чего не потребуется в образовании, для него нужен фундамент, который не строится из четырех ЕГЭ. Нужен пытливый ум, развитое мышление и хорошая память.

КонсультантПлюс: Должен ли адвокат использовать в своей работе справочно-правовые системы, почему? Обучаете ли вы студентов этому инструменту в вузе?

Володина С.И. Без этого невозможно, обязательно используем. Новое поколение с этим прекрасно справляется.

КонсультантПлюс: Всем известно, что адвокат — это профессия, в которой сложно состояться без практического применения своих знаний. Как решается этот вопрос в вашем институте? Оказываете ли вы помощь студентам в наработке ими практического опыта? Рекомендуете ли прохождение практики в тех или иных компаниях? Организовываете ли встречи студентов с маститыми адвокатами? Проводятся ли еще какие-то мероприятия для того, чтобы студенты, еще обучаясь вузе, получали практический опыт?

Володина С.И. Это самое важное, сочетание теории и практики. Мы совершенствуем это, в этом году второй и третий курс будут проходить практику в течение всего учебного года. Я веду переговоры с профессиональными объединениями адвокатов. Но вот выпуск этого года показал, практически все нашли работу. Не могу не сказать об этом выпуске: из 38 студентов 15 краснодипломников. Яркие, сложившиеся, дерзающие, готовые изменять мир. Дай бог им успеха и удачи!

КонсультантПлюс: Отслеживаете ли вы судьбу ваших выпускников? Всем ли удалось трудоустроиться? Какой процент выпускников работает по специальности? Есть ли среди них те, кто решился на частную адвокатскую практику?

Володина С.И. У нас в институте в этом году первый выпуск, но 17 из выпускников хотят продолжить обучение в аспирантуре, кто-то придет в профессию… Надеюсь, не потеряются.

КонсультантПлюс: Какая специальность записана в дипломе ваших выпускников: адвокат или юрист? Нужно ли выпускникам юридических факультетов, желающим работать адвокатом, дополнительно сдавать какие-то квалификационные экзамены?

Володина С.И. Диплом МГЮУ им. О.Е. Кутафина во всех институтах одинаковый. Правила для приобретения статуса адвоката для всех тоже одинаковые, в том числе и для студентов Института адвокатуры — стажировка или юридический стаж не менее двух лет и успешная сдача квалификационного экзамена.

КонсультантПлюс: Видите ли вы существенное отличие ваших выпускников от выпускников юридических факультетов? В чем оно заключается? Какими специализированными умениями владеют выпускники вашего института?

Володина С.И. Конечно, они мне кажутся самими лучшими, но ведь это субъективно. Чтобы честно отвечать, у меня должны быть возможность сравнивать и четкие критерии для оценки. Ответ на этот вопрос может дать только их юридическая практика, за которой мы будем следить.

КонсультантПлюс: Что бы вы могли посоветовать нашим читателям — студентам юридических факультетов, интересующимся профессией адвоката: чему им уделять особое внимание в период обучения, на кого ориентироваться, к чему быть готовыми и как построить успешную карьеру?

Володина С.И. Карьера для меня — это не должности и не звания, а возможность заниматься тем, чем хочешь, и с тем, с кем хочешь. Чтобы состояться в профессии, ее нужно любить, зная все плюсы и минусы. Во-вторых — ее нужно знать. В-третьих — нужно уметь не отчаиваться! И конечно, нужно хотеть стать адвокатом! Очень хотеть! Все успехи начинаются с желания.

Author: admin