Судебная практика по обжалованию предписаний

ВС РФ: оспаривать предписание ГИТ нужно все-таки по нормам КАС РФ, а не ГПК РФ

Законность предписания об устранении нарушений трудового законодательства не может и не должна проверяться в порядке гражданского судопроизводства, отметил Верховный Суд Российской Федерации (Кассационное определение Судебной коллегии по административным делам ВС РФ от 6 июня 2018 г. № 69-КГ18-1).

На это ВС РФ указал, рассматривая кассационную жалобу работодателя на «отказные» определения городского и регионального судов: суды отказались принимать от работодателя административный иск об оспаривании акта проверки и предписания трудовой инспекции.

В отказе они разъясняли, что спор подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, и вот почему:

  • гражданские права и обязанности, возникают в частности, из актов государственных органов (ст. 8 Гражданского кодекса);
  • оспариваемым предписанием на работодателя возложена обязанность привлечь своего работника к дисциплинарной ответственности за нарушение трудового законодательства до истечения указанного в предписании срока;
  • оспариваемое предписание ГИТ является ненормативным актом и создает обязанности для конкретных субъектов, а их исполнение может привести к возникновению, изменению и прекращению трудовых прав и обязанностей административного истца и его работника;
  • следовательно, этот спор рассматривается в порядке Гражданского процессуального кодекса как спор о признании незаконным акта, исполнение которого приведет к возникновению, изменению и прекращению гражданских прав и обязанностей.

Нужно при оспаривании предписания государственных инспекторов труда соблюдать досудебный порядок урегулирования спора или можно сразу жалобу подать в суд, – узнайте в «Энциклопедии решений» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

ВС РФ отменил эти определения, указав на следующее:

  • к административным делам, рассматриваемым по правилам Кодекса административного судопроизводства , относятся дела, возникающие из правоотношений, не основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, в рамках которых один из участников правоотношений реализует административные и иные публично-властные полномочия по исполнению и применению законов и подзаконных актов по отношению к другому участнику;
  • федеральная инспекция труда осуществляет федеральный государственный надзор за соблюдением трудового законодательства, в том числе посредством выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений;
  • реализуя эти полномочия, ГИТ выдала работодателю предписание, неисполнение которого влечет административную ответственность;
  • следовательно, оспариваемое предписание является вынесенным уполномоченным органом документом властно-распорядительного характера, содержащим обязательные для исполнения указания, нарушающим, по мнению административного истца, его права, охраняемые законом интересы и влекущим неблагоприятные последствия;
  • следовательно, законность предписания подлежит проверке в порядке административного судопроизводства.

В итоге материал по административному исковому заявлению передан в суд первой инстанции на стадию принятия в порядке административного судопроизводства.

Отметим, что причиной некоторой неразберихи с тем, по какой процедуре «правильно» оспаривать предписания ГИТ, отчасти является и сам ВС РФ, который ранее отстаивал прямо противоположную позицию (письмо от 5 ноября 2015 г. № 7-ВС-7105/15). Однако впоследствии вывод был признан неверным, и с тех пор главный судебный орган продолжает придерживаться позиции о «КАС – обжаловании» предписаний ГИТ (определения от 27 сентября 2017 г. № 29-КГ17-5 и от 1 июня 2017 г. № 74-КГ17-6).

Определение СК по административным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2017 г. N 42-КГ17-5 Суд отменил апелляционное определение и направил дело о признании незаконным предписания государственной инспекции труда на новое апелляционное рассмотрение, поскольку вывод суда о том, что к спорным правоотношениям применим трехмесячный срок обращения в суд, является неправомерным

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е.В. и Зинченко И.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе государственной инспекции труда в Республике Калмыкия на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 12 января 2017 года по административному делу по административному исковому заявлению открытого акционерного общества «Агат» о признании незаконным предписания государственной инспекции труда в Республике Калмыкия.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зинченко И.Н., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

открытое акционерное общество «Агат» (далее — ОАО «Агат», общество) обратилось в суд с административным исковым заявлением о признании незаконным предписания государственной инспекции труда в Республике Калмыкия от 5 августа 2016 года N 7-250-16-ОБ/43/54/3 об устранении нарушений трудового законодательства и с ходатайством о восстановлении пропущенного срока на обжалование указанного акта.

Предписанием на общество возложена обязанность в срок до 31 августа 2016 года во исполнение статьи 140 Трудового кодекса Российской Федерации выплатить окончательный расчет (неоспариваемую сумму) уволенным работникам Паршиной В.Г., Кальдиновой С.В., Улюмджиевой В.Д. с применением статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации и в связи с несвоевременной выплатой окончательного расчета произвести данным работникам выплату процентов (денежной компенсации) в размере не ниже 1/300 ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации за все дни задержки выплаты окончательного расчета.

Данное предписание административный истец считал незаконным, поскольку полагал, что инспектор труда вправе выдать обязательное для исполнения работодателем предписание только в случае очевидного нарушения трудового законодательства и не вправе разрешать трудовые споры, подменяя собой органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров. Однако обстоятельства принятого государственным инспектором труда решения не очевидны, поскольку заявители, работавшие в ОАО «Агат» до 29 апреля 2015 года, не обращались в общество с требованиями об окончательном расчете, документальных доказательств существования задолженности не представлено. Кроме того, государственному инспектору труда не предоставлено право выносить обязательные для выполнения работодателем предписания по трудовым спорам.

Решением Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 27 сентября 2016 года в удовлетворении административных исковых требований ОАО «Агат» отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 12 января 2017 года решение Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 27 сентября 2016 года отменено, по делу принято новое решение о признании незаконным предписания государственной инспекции труда от 5 августа 2016 года.

Отказывая в удовлетворении заявленных административных требований, суд первой инстанции указал на пропуск ОАО «Агат» без уважительных причин установленного частью 1 статьи 357 Трудового кодекса Российской Федерации десятидневного срока для обжалования предписания государственной инспекции труда.

Отменяя решение суда первой инстанции, принимая новое решение об удовлетворении заявленных административных требований, суд апелляционной инстанции сослался на положения части 1 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, в соответствии с которыми административное исковое заявление может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов. Также судебная коллегия указала на то, что спор о выплате работникам заработной платы и процентов (денежной компенсации) за задержку выплаты окончательного расчета является индивидуальным трудовым спором, рассмотрение которого не отнесено к компетенции государственной инспекции труда, которая только осуществляет федеральный государственный надзор за соблюдением работодателем трудового законодательства, выявляя его нарушения. Обязанность по рассмотрению трудовых споров в соответствии с главой 60 Трудового кодекса Российской Федерации возложена на комиссии по трудовым спорам или суды, в связи с чем суд пришел к выводу о незаконности оспариваемого предписания государственной инспекции труда.

В кассационной жалобе государственная инспекция труда в Республике Калмыкия просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 12 января 2017 года и оставить в силе решение Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 27 сентября 2016 года.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 октября 2017 года кассационная жалоба с административным делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующему выводу.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке в силу статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия считает, что при рассмотрении настоящего административного дела были допущены такого рода нарушения.

Согласно статье 356 Трудового кодекса Российской Федерации федеральная инспекция труда осуществляет федеральный государственный надзор за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, посредством проверок, выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений, составления протоколов об административных правонарушениях в пределах полномочий, подготовки материалов (документов) о привлечении виновных к ответственности в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; ведет прием и рассматривает заявления, письма, жалобы и иные обращения граждан о нарушениях их трудовых прав, принимает меры по устранению выявленных нарушений и восстановлению нарушенных прав.

Статьей 357 Трудового кодекса Российской Федерации определены права государственных инспекторов труда при осуществлении федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, в том числе право предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства. По смыслу указанной нормы государственный инспектор труда в предписании указывает требование, которое обязан выполнить работодатель, чтобы восстановить нарушенные им трудовые права работников.

Смотрите так же:  Врач-статистик требования

Трудовые споры рассматриваются в рамках статей 381-397 Трудового кодекса Российской Федерации комиссиями по трудовым спорам или судами. Таким образом, государственная инспекция труда, осуществляя функцию по надзору и контролю за работодателями, выявляет правонарушения, а не разрешает трудовые споры.

Из материалов дела следует, что оспариваемым предписанием на административного истца ОАО «Агат» возложены обязанности во исполнение статьи 140 Трудового кодекса Российской Федерации выплатить окончательный расчет уволенным работникам и с применением статьи 236 названного кодекса произвести выплату процентов (денежной компенсации) в размере не ниже 1/300 ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации за все дни задержки выплаты окончательного расчета.

Согласно статье 140 Трудового кодекса Российской Федерации при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете. В случае спора о размерах сумм, причитающихся работнику при увольнении, работодатель обязан в указанный в данной статье срок выплатить не оспариваемую им сумму.

Статьей 360 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что предметом проверки государственной инспекции труда является соблюдение требований трудового законодательства и иных нормативных актов, содержащих нормы трудового права, выполнение предписаний об устранении выявленных в ходе проверки нарушений.

В данном случае при проведении государственной инспекцией труда в Республике Калмыкия проверки по заявлению уволенных работников были выявлены очевидные нарушения работодателем трудового законодательства, в связи с чем государственная инспекция труда в рамках предоставленных абзацем 2 статьи 356 и абзацем 6 статьи 357 Трудового кодекса Российской Федерации полномочий правомерно вынесла обязательное для работодателя предписание о возложении на него обязанности выплатить неоспариваемую сумму и денежную компенсацию в связи с несвоевременным расчетом работников при увольнении.

Как следует из части 2 статьи 357 Трудового кодекса Российской Федерации, предписание государственного инспектора труда может быть обжаловано работодателем в суд в течение 10 дней со дня его получения работодателем или его представителем.

Поскольку положения данной нормы устанавливают специальный срок для оспаривания работодателем предписаний государственной инспекции труда, то общий срок обращения в суд, установленный частью 1 статьи 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, применению не подлежит.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о том, что к спорным правоотношениям применим трехмесячный срок обращения в суд, является неправомерным, поскольку сделан без учета приведенных норм законодательства.

Из материалов дела следует, что первоначально ОАО «Агат» обратилось в суд 15 августа 2016 года с заявлением о признании незаконным предписания от 5 августа 2016 года в порядке статьи 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Определением судьи Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 16 августа 2016 года отказано в принятии заявления общества, поскольку заявленные требования подлежали рассмотрению в порядке, установленном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации.

Суду следовало принять заявление ОАО «Агат» к рассмотрению в порядке административного судопроизводства, если не имелось к тому препятствий, поскольку на стадии принятия заявления суд должен был определить вид применимого к данному спору судопроизводства (административного или гражданского), так как правильное определение вида судопроизводства зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, но не от избранной им формы обращения в суд (подача заявления в порядке административного судопроизводства или искового заявления).

При таких обстоятельствах отказ суда первой инстанции в восстановлении срока обращения в суд в связи с отсутствием уважительных причин пропуска данного срока при обращении ОАО «Агат» в суд с административным иском 30 августа 2016 года является необоснованным.

Исходя из изложенного, судебный акт, принятый судом апелляционной инстанции, принят с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, в связи с чем Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым данный судебный акт отменить и направить административное дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 12 января 2017 года отменить.

Административное дело по административному исковому заявлению открытого акционерного общества «Агат» о признании незаконным предписания государственной инспекции труда в Республике Калмыкия направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в ином составе судей.

Судебное обжалование предписаний инспекции труда

  • Ломакина Юлия | ведущий юрисконсульт аудиторской компании МКПЦ

В организации прошла проверка соблюдения трудового законодательства, по результатам которой работодатель получил от инспектора предписание об устранении нарушений. Такое предписание государственной инспекции труда (ГИТ) работодатель может обжаловать не только в порядке подчиненности через вышестоящее должностное лицо (вышестоящий орган), но и в суде. Однако, несмотря на строгую регламентацию порядка обжалования решений государственных органов, до недавнего времени у судов не было единого подхода к вопросу о том, как именно следует обжаловать предписания ГИТ. Давайте разбираться.

Раньше предписания трудовой инспекции оспаривались по правилам Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) в соответствии с нормами о производстве по делам, вытекающим из публичных правоотношений. Эти положения утратили силу 15.09.2015, когда вступил в силу Кодекс административного судопроизводства РФ (далее — КАС РФ). Подразумевалось, что с этого момента предписания трудовой инспекции нужно обжаловать по правилам нового кодекса.

Однако на практике суды не имели единой точки зрения: одни считали, что работодатель должен подать жалобу на предписание трудовой инспекции по правилам КАС РФ, другие — по нормам ГПК РФ. В течение 2015-2016 годов не мог определиться со своей позицией по этому вопросу даже Верховный Суд РФ.

Так, в письме от 05.11.2015 № 7-ВС-7105/15 Верховный Суд РФ указал, что предписания ГИТ затрагивают права работников, поэтому при рассмотрении дел об оспаривании предписаний судам следует руководствоваться нормами гражданского судопроизводства.

Однако позднее Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.09.2016 № 36 разъяснил, что по правилам КАС РФ рассматриваются дела, в которых один из участников наделен властно-распорядительными полномочиями по отношению к другому. Исключение составляют дела, когда решение государственного органа затрагивает права граждан. Предписание ГИТ — властно-распорядительный документ. Но работники не имеют права обжаловать эти предписания. Поэтому такие споры в исключения, названные Пленумом ВС РФ, не попадают и должны рассматриваться по правилам КАС РФ.

Таким образом, Верховный Суд РФ высказал две противоположные позиции о том, по каким правилам следует обжаловать предписание ГИТ, что породило неопределенность как для самих судов, так и для работодателей.

Изменение тенденции судебной практики

В конце декабря прошлого года Верховный Суд РФ изменил вектор сложившейся на тот момент неоднозначной судебной практики (определение от 19.12.2016 № 75-КГ16-14). В частности, он указал, что:

  1. функционал ГИТ заключается в выявлении трудовых правонарушений, при этом полномочий по разрешению трудовых споров у инспекции нет;
  2. предписание ГИТ является документом властно-распорядительного характера, поэтому обжалование должно производиться по правилам КАС РФ независимо от того, затрагивает предписание права работников или нет.

В кассационном определении от 01.06.2017 № 74-КГ17-6 Верховный Суд РФ подтвердил эту позицию и обосновал свой вывод тем, что предписание ГИТ:

  • вынесено уполномоченным органом;
  • является документом властно-распорядительного характера;
  • содержит обязательные указания, что может нарушать права работодателя и повлечь для него неблагоприятные последствия.

Таким образом, в настоящее время окончательно подтверждено, что законность предписания ГИТ должна проверяться в административном порядке.

На наш взгляд, новый подход Верховного Суда РФ наиболее разумный и соответствует сегодняшним правовым реалиям. Кроме того, обжалование предписания в порядке административного судопроизводства облегчает работодателю бремя доказывания, так как не он обязан подтверждать незаконность оспариваемого предписания, а ГИТ придется доказывать, что предписание вынесено в соответствии с положениями действующего законодательства.

Сроки для обжалования

При обжаловании предписания ГИТ необходимо руководствоваться гл. 12 и 22 КАС РФ.

Административное исковое заявление о признании предписания незаконным предъявляется в суд общей юрисдикции по месту нахождения ГИТ.

Отметим, что однозначно определить срок обжалования затруднительно, поскольку при внесении в КАС РФ ранее исключенного из ГПК РФ положения о сроке обжалования предписаний (ч. 1 ст. 256 ГПК РФ) законодатель не разрешил проблему, связанную с определением срока их обжалования.

В ч. 1 ст. 219 КАС РФ сохранен прежний срок обжалования предписаний в суде. Так, по общему правилу он составляет три месяца со дня, когда работодателю стало известно о нарушении его прав и законных интересов.

В то же время, согласно ч. 2 ст. 357 ТК РФ в случае обращения профсоюзного органа, работника или иного лица в ГИТ по вопросу, находящемуся на рассмотрении комиссии по трудовым спорам, инспектор труда при выявлении очевидного нарушения трудового законодательства вправе выдать работодателю предписание, которое может быть обжаловано в суд в течение 10 дней со дня его получения работодателем или его представителем. Исходя из буквального прочтения этой нормы, 10-дневный срок применяется для обжалования тех предписаний, которые выданы по результатам проверок на основании жалоб работников, профсоюзов и иных лиц, причем только в тех случаях, когда поставленные перед инспектором вопросы одновременно рассматривает комиссия по трудовым спорам.

Таким образом, судами выработано две противоположные позиции. Одни, исходя из буквального толкования ч. 1 ст. 219 КАС РФ, считают, что применяется трехмесячный срок обжалования, за исключением случаев, когда предписание выдано в результате обращения в ГИТ профсоюза или работника. По мнению остальных, ст. 357 ТК РФ установлен специальный 10-дневный срок обжалования, распространяющийся на любые предписания ГИТ, который и подлежит применению.

Ввиду отсутствия единой судебной позиции, а также в целях минимизации рисков, связанных с пропуском срока на обжалование, с административным исковым заявлением об оспаривании предписания рекомендуем обращаться в суд в 10-дневный срок, установленный ч. 2 ст. 357 ТК РФ.

Практика применения правил

Рассмотрим приведенные правила на конкретном примере. Предположим, что по результатам проверки работодателя ГИТ в г. Москве вынесла предписание от 01.09.2017 № 11-274/2017. Это предписание 4 сентября 2017 г. вручено под расписку представителю работодателя.

Смотрите так же:  Договор займа является доходом

При определении территориальной подсудности и срока на обращение в суд обратите внимание на дату получения предписания и место нахождения ГИТ, проводившей проверку. Срок на обжалование начинает исчисляться на следующий день после получения предписания.

ГИТ в г. Москве располагается по адресу: ул. Домодедовская, д. 24, корп. 3 (https://git77.rostrud.ru/) 1 . Этот адрес относится к территориальной подсудности Нагатинского районного суда г. Москвы 2 . Таким образом, в описанной ситуации для обжалования предписания работодатель должен обратиться с административным исковым заявлением в Нагатинский районный суд г. Москвы не позднее 14 сентября 2017 г. включительно.

Требования к форме административного искового заявления установлены ст. 125, 220 КАС РФ. В заявлении в том числе должны быть указаны:

  • наименование суда, в который оно подается;
  • наименование организации — административного истца;
  • сведения о ГИТ, вынесшей предписание;
  • реквизиты оспариваемого предписания;
  • сведения о правах, свободах и законных интересах административного истца, которые нарушаются оспариваемым предписанием, и требование о признании его незаконным;
  • нормативные правовые акты и их положения, на соответствие которым надлежит проверить оспариваемое предписание;
  • перечень прилагаемых к административному исковому заявлению документов.

См. образец административного искового заявления в Примере.

Также советуем обратить внимание на следующую особенность рассмотрения дел по правилам КАС РФ: представителями в суде по административным делам могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование, подтвержденное соответствующими документами (ч. 1 ст. 55 КАС РФ).

Обжалование предписания трудовой инспекции

Предписание трудовой инспекции работодатель должен обжаловать согласно нормам ГПК РФ, а не КАС РФ. Рассмотрим, в чем разница.

См. о судебных спорах с ГИТ

Жалоба на предписание трудовой инспеции

Сразу после того, как КАС РФ вступил в силу, небольшая часть судов стала заворачивать жалобы по некоторым категориям споров. Среди них оказались и жалобы на предписания трудовой инспекции (решения Ленинского районного суда г. Севастополя от 30.10.2015 по делу № 9а-1042/2015 и от 05.11.2015 по делу № 9А-1041/2015). Эти суды указывали, что предписания надо оспаривать по нормам ГПК РФ.

Парадокс в том, что КАС РФ как раз и должен регулировать правила обжалования решений госорганов. В частности предписаний трудовой инспекции (п.п. 1–3 постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2009 № 2; далее — Постановление № 2). Значит, по логике обжаловать предписания надо по правилам КАС РФ.

Более того, ранее суды рассматривали жалобы на предписания ГИТ по правилам искового производства, но с учетом особенностей глав 23 и 25 ГПК РФ. Однако эти главы утратили силу 15 сентября — в день, когда вступил в силу КАС РФ. Положения глав в измененном виде вошли в КАС.

Также вводный закон к КАС РФ предусматривал, что все дела, которые суды не успели рассмотреть до 15 сентября 2015 года по правилам ГПК РФ, они должны закончить по правилам КАС (ст. 3 Федерального закона от 08.03.2015 № 22- ФЗ). На аналогичный порядок указал и Верховный суд РФ в Обзоре судебной практики № 3 (2015).

Отказ рассматривать жалобы на предписания трудовой инспекции обусловлен тем, что некоторые суды по-своему толкуют закон. Они решили, что КАС РФ регулирует правила, по которым нужно рассматривать споры, возникшие из публичных правоотношений (ст. 1). Например, обжаловать решения государственных и муниципальных органов. Но при оспаривании предписания работодатель не согласен с выводом ГИТ о том, что он нарушает права конкретных работников. То есть возникает спор о праве. Такие споры разрешают по правилам искового производства (ст. 22 ГПК РФ).

Скорее всего, суды учитывали позицию Верховного суда РФ, изложенную в п. 9 Постановления № 2. Из него следует, что для того чтобы правильно определить вид судопроизводства, нужно разобраться в характере правоотношений, из которых вытекают требования истца. Поэтому вывод судов о том, что предписания ГИТ надо рассматривать по правилам ГПК, не является таким уж новшеством. Вопросы по поводу порядка обжалования отдельных решений госорганов были и раньше.

Позиция ВС РФ о рассмотрении жалоб на предписания трудовой инспекции

Верховный суд РФ подготовил список проблемных дел, которые надо рассматривать по правилам ГПК РФ. В этот список вошли и дела по жалобам на предписания трудовой инспекции (письмо ВС РФ от 05.11.2015 № 7-ВС-7105/15). То есть Верховный суд РФ поддержал менее распространенную в практике позицию.

Если до 5 ноября 2015 года подавляющее большинство судов рассматривало жалобы на предписания по правилам КАС РФ, то после этой даты они стали указывать, что пользоваться надо нормами ГПК РФ (определения Московского районного суда г. Твери от 24.11.2015 по делу № 2А-3200/2015, Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 16.12.2015 по делу № 2А-6679/2015). То есть судебная практика кардинально поменялась буквально за пару дней. В итоге многие юристы были, мягко говоря, обескуражены таким поворотом.

Порядок искового производства

Верховный суд РФ указал критерий, по которому можно определить, что дело нужно рассматривать в порядке искового производства. Жалобу на решение госоргана надо подавать по правилам ГПК РФ, если исполнение этого решения ведет к возникновению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей. То есть возникает спор о праве:

«Учитывая, что гражданские права и обязанности возникают, в частности, из актов государственных органов (статья 8 ГК РФ), споры об осуществлении этих прав, соединенные с требованиями о признании недействительными ненормативных актов государственных служащих, и являющихся основанием их возникновения, а также споры о признании таких актов недействительными, если их исполнение привело к возникновению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей, подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства» (письмо ВС РФ от 05.11.2015 № 7-ВС-7105/15).

Исходя из логики Верховного суда РФ, в результате исполнения предписания возникают, изменяются или прекращаются трудовые права и обязанности работников. Например, инспектор может потребовать отменить дисциплинарное взыскание или заключить с работником трудовой договор вместо гражданского. Это значит, что предписание ГИТ и права работников взаимосвязаны. Поэтому жалобу на предписание надо подавать по нормам ГПК РФ.

Фактически жалобы на предписания ГИТ приравняли к трудовым спорам. Жалобы надо подавать по тем же правилам, что и гражданские иски. Ведь в ГПК РФ уже нет норм, которые устанавливали особенности рассмотрения дел об оспаривании предписаний трудовой инспекции. Например, теперь судья связан доводами жалобы и не может выйти за ее пределы. Кроме того, такого рода дела можно рассматривать заочно. Но в целом порядок рассмотрения дел не будет сильно отличаться от того, который был до 15 сентября прошлого года. Ведь и до этого момента жалобы рассматривали по правилам искового производства, только с учетом глав 23 и 25 ГПК.

Комментарии свободны, факты священны

Российская Федерация
Решение Центральным районным судом г. Тольятти от 24 марта 2016 года

По делу № 2а-2692/2016
Принято Центральным районным судом г. Тольятти (Самарская область)

Председательствующего Соболевой Ж.В.
при секретаре Глазуновой Т.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по административному иску ООО «ЧОО «Массада» к Государственной инспекции труда в Самарской области об оспаривании предписания,

Установил:

ООО «ЧОО «Массада» обратилось в суд с административным иском о признании незаконным предписания от ДД.ММ.ГГГГ №-ОБ/414/5, вынесенного государственным инспектором труда Государственной инспекции труда в Самарской области в отношении директора ООО «ЧОО «Массада».

В судебном заседании представитель административного истца Колесов А.Н., Чебоксарова О.В., Курибеда А.В., действующие на основании доверенности, исковые требования поддержали, суду пояснили, что ДД.ММ.ГГГГ Государственной инспекцией труда в Самарской области было вынесено предписание, которым ООО «ЧОО «Массада» обязывалось устранить нарушения трудового законодательства, а именно начислить денежную компенсацию за неиспользованные отпуска ФИО5, обеспечить выплату заработной платы, не полученной ко дню смерти ФИО5 членам его семьи, начислить и выплатить денежную компенсацию за нарушение сроков выплат заработной платы, не полученной ко дню смерти работника, привлечь лиц, виновным в выявленных нарушениях трудового законодательства к дисциплинарной ответственности. Считают данное предписание незаконным, поскольку со стороны ООО «ЧОО «Массада» никаких нарушений трудового законодательства допущено не было. Заработная плата и компенсация за неиспользованный отпуск были начислены и выплачены матери ФИО5 Период, за который был положен отпуск работнику ФИО5 был рассчитан только из времени его фактической работы с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, а именно за 2,33 дня, за которые и была положена компенсация за неиспользованный отпуск.

Компенсация за отпуск рассчитана правильно и в соответствии с законодательными актами РФ, просрочки выплаты нет, оснований для расчета и выплаты компенсации не имеется. В действиях должностных лиц ООО «ЧОО «Массада» в отношении ФИО5 и его матери нарушений не имеется. Просят удовлетворить заявленные требования.

Представитель административного ответчика в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие, представил письменный отзыв, из которого видно, что исковые требования ответчик не признает, по основаниям, изложенным в отзыве, ссылаясь на законность и обоснованность оспариваемого предписания (л.д.124).

Заинтересованное лицо Буйлова О.М. в судебное заседание не явилась, просила рассмотреть дело в её отсутствие, против удовлетворения требований истца возражала, по основаниям изложенным в письменном отзыве (л.д.183).

Суд, выслушав пояснения представителей административного истца, исследовав материалы дела, считает административный иск не обоснованным и не подлежащим удовлетворению.
В соответствии с ч.1 ст.218 КАС РФ гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего (далее — орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями), если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

В силу положений ст. ст. 353 — 356, ст. 382 ТК РФ, Положения о Федеральной службе по труду и занятости, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 N 324 федеральная инспекция труда относится к органам исполнительной власти и уполномочена осуществлять государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

Смотрите так же:  Приказ мвд 726 от 2019

В соответствии с абз. вторым ст. 356 ТК РФ федеральная инспекция труда осуществляет федеральный государственный надзор за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, посредством проверок, выдачи обязательных для исполнения предписаний об устранении нарушений.

Абзацем шестым ст. 357 названного Кодекса установлено, что государственные инспекторы труда при осуществлении федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, имеют право предъявлять работодателям и их представителям обязательные для исполнения предписания об устранении нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, о восстановлении нарушенных прав работников.
В соответствии с ч. 2 ст. 360 ТК РФ государственные инспекторы труда в целях осуществления федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, проводят плановые и внеплановые проверки на всей территории Российской Федерации любых работодателей (организаций независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, а также работодателей — физических лиц) в порядке, установленном федеральными законами с учетом особенностей, установленных настоящей статьей.

Статьей 361 ТК РФ предусмотрена возможность обжалования предписаний инспектора труда как в порядке подчиненности руководителю, так и в судебном порядке.
Из материалов дела следует, что в прокуратуру г. Сызрани поступила жалоба Буйловой О.М. на нарушение трудового законодательства ООО «ЧОО «Массада» выразившееся в не выдачи трудовой книжки, не выплаты компенсации за неиспользованный отпуск за период работы в ООО «ЧОО «Массада» с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в отношении её сына ФИО5, который погиб при исполнении трудовых обязанностей, в результате несчастного случая.

ДД.ММ.ГГГГ обращение Буйловой О.М. по вопросу нарушения трудового законодательства поступило из прокуратуры в Государственную инспекцию труда в Самарской области для рассмотрения по существу.

Распоряжением Государственной инспекции труда в Самарской области №-ОБ/414/1 от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ООО «ЧОО «Массада» назначено проведение внеплановой документарной проверки.

По результатам проверки ДД.ММ.ГГГГ составлен Акт проверки органом государственного контроля (надзора) юридического лиц №-ОБ/414/4, согласно которому выявлены нарушения ст.ст. 22,127,141 ТК РФ, выдано Предписание об устранении выявленных нарушений от ДД.ММ.ГГГГ №-ОБ/414/5.

Данным предписанием, на директора ООО «ЧОО «Массада», возложена обязанность устранить нарушения трудового законодательства, а именно:
п. 1 – начислить денежную компенсацию за неиспользованный отпуск ФИО5 в полном объеме. Основание ст.127,22 ТК РФ
п. 2 – обеспечить выплату заработной платы, не полученной ко дню смерти ФИО5 членам его семьи или лицу, находившемуся на иждивении умершего на день его смерти (компенсацию за неиспользованные отпуска). Основание: ст.141 ТК РФ
п. 3 – начислить и выплатить денежную компенсацию за нарушение сроков выплат заработной платы, не полученной ко дню смерти работника. Основание: ст.236 ТК РФ
п. 4 – привлечь лиц, виновным в выявленных нарушениях трудового законодательства к дисциплинарной ответственности с соблюдением ст.192, 193 ТК РФ. Срок выполнения каждого требования – ДД.ММ.ГГГГ.

Постановлением главного государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в Самарской области ФИО6 №-ОБ/414/7 от ДД.ММ.ГГГГ ООО «ЧОО «Массада» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 30 000 рублей.

Оспаривая правомерность выданного предписания, административный истец ссылался на то, что ФИО5 был трудоустроен в ООО «ЧОО «Массада» с ДД.ММ.ГГГГ и в тот же день написал заявление на предоставление отпуска без сохранения заработной платы. С января 2015 г. ФИО5 отсутствовал на работе без объяснения уважительных причин. В сентябре 2015 г., после объяснения причин своего отсутствия, ФИО5 был включен в рабочий график с ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ ФИО5 был уволен по ст.83 п.6 ТК РФ, трудовая книжка оформлена и передана его матери Буйловой О.М. по её личному заявлению ДД.ММ.ГГГГ Расчет при увольнении был выдан Буйловой О.М. ДД.ММ.ГГГГ по расходно-кассовому ордеру. Период за который был положен отпуск ФИО5 был рассчитан исходя из времени его фактической работы с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, а именно 2,33 дня, за которые и была положена компенсация за неиспользованный отпуск. Заработная плата за октябрь 2015 г. и компенсация за неиспользованный отпуск были начислены и выплачены матери ФИО5 своевременно. Оснований для расчета и выплаты компенсации за задержку выплаты, не имеется.

В судебном заседании государственный инспектор труда ФИО6 пояснила, что она проводила проверку по жалобе Буйловой О.М., по результатам которой был составлен Акт о выявленных нарушениях, выдано предписание об их устранении. В ходе проверки установлено, что в стаж дающий право на ежегодный оплачиваемый отпуск ФИО5 в нарушение ст.121 ТК РФ не были включены 14 календарных дней неоплачиваемого отпуска в рабочем году. Обществом начислена и выплачена компенсация только за 29 дней, вместе положенных 43 календарных дней. Таким образом, ко дню смерти работника компенсация отпуска при увольнении родственникам погибшего работника, выплачена не в полном объеме, в связи с чем, подлежит начислению и выплата соответствующая компенсации, с уплатой процентов.

В соответствии со ст.121 Трудового кодекса Российской Федерации в стаж работы, дающий право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск, включаются: время фактической работы; время, когда работник фактически не работал, но за ним в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохранялось место работы (должность), в том числе время ежегодного оплачиваемого отпуска, нерабочие праздничные дни, выходные дни и другие предоставляемые работнику дни отдыха; время вынужденного прогула при незаконном увольнении или отстранении от работы и последующем восстановлении на прежней работе; период отстранения от работы работника, не прошедшего обязательный медицинский осмотр не по своей вине; время предоставляемых по просьбе работника отпусков без сохранения заработной платы, не превышающее 14 календарных дней в течение рабочего года.

Следовательно, в стаж дающий право на ежегодный основной оплачиваемый отпуск, не включаются дни предоставляемых по просьбе работника отпусков без сохранения заработной платы, начиная с 15 дня.

Соответственно, 14 календарных дней неоплачиваемого отпуска в рабочем году включаются в стаж для подсчета продолжительности ежегодного основного оплачиваемого отпуска.

В соответствии со ст. 115 ТК РФ ежегодный основной оплачиваемый отпуск предоставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней.

За неполный рабочий год дни отпуска должны исчисляться пропорционально отработанному времени (периодам, включаемым в соответствующий стаж).

Согласно ст.127 ТК РФ при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

Согласно ст.141 ТК РФ заработная плата, не полученная ко дню смерти работника, выдается членам его семьи или лицу, находившемуся на иждивении умершего на день его смерти. Выдача заработной платы производится не позднее недельного срока со дня подачи работодателю соответствующих документов.

Из материалов дела следует, что ФИО5 принят в ООО «ЧОО «Массада» с ДД.ММ.ГГГГ охранником, трудовой договор от ДД.ММ.ГГГГ №, приказ № от ДД.ММ.ГГГГ.
Согласно приказам директора Общества от ДД.ММ.ГГГГ №, от ДД.ММ.ГГГГ №, от ДД.ММ.ГГГГ №, от ДД.ММ.ГГГГ № ФИО5 были предоставлены отпуска без сохранения заработной платы с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно табелю учета рабочего времени за октябрь 2015 г. ФИО5 с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ исполнял свои трудовые обязанности.

Согласно расходному кассовому ордеру от ДД.ММ.ГГГГ № Буйловой О.М. выплачено 7 200 рублей.

Согласно записке-расчету при прекращении трудового договора с работником от ДД.ММ.ГГГГ № ФИО5 начислен заработок 7 108,90 рублей, из них 523,67 рублей компенсация отпуска (2,33 дня).
Из порядка определения стажа для подсчета продолжительности отпуска, закрепленного ст.121 ТК РФ, следует, что в стаж ФИО5 включается 29 календарных дней фактического исполнения трудовых обязанностей, к этому периоду добавляются дни 14 дней отпуска без сохранения заработной платы. Таким образом, суммарно получается 43 дня, компенсацию за которые Общество должно было выплатить работнику в день увольнения, либо родственникам ко дню смерти. Однако Обществом начислена и выплачена компенсация только за 29 дней.

В данном случае, Общество нарушило ст.121 ТК РФ и ст.141 ТК РФ не выплатив родственникам ко дню смерти компенсацию отпуска при увольнении в полном объеме.

Согласно ст.236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

В связи с вышеуказанным, суд считает требования государственного инспектора труда, изложенные в предписании, являются обоснованными.

Исходя из положений ч.2 ст.227 КАС РФ суд удовлетворяет заявленные требования о признании оспариваемых решений, действий (бездействия) незаконными, если признает их не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца.

Поскольку предписание государственного инспектора труда принято в соответствии с нормами трудового законодательства, подлежащего применению к спорным правоотношениям, в пределахпредоставленных полномочий, с соблюдением установленной процедуры и права административного истца не нарушены, то основания для признания его незаконным отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 226, 227, 177-180 КАС РФ, суд

Решил:

В удовлетворении административного иска ООО «ЧОО «Массада» о признании незаконным предписания № от ДД.ММ.ГГГГ, вынесенного Государственной инспекции труда в Самарской области – отказать.

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд через Центральный районный суд г. Тольятти в течение одного месяца со дня принятия решения в окончательной форме.
Председательствующий: подпись Соболева Ж.В.

Решение в окончательной форме принято ДД.ММ.ГГГГ года
Копия верна Судья.

Author: Profi