Судебная практика по гражданскому процессу

Судебная практика по гражданским делам

Гражданское право регулирует имущественные отношения и относящиеся к ним неимущественные. Отношения рассматриваются непосредственно между гражданами, между юридическими лицами и государственными органами, которые возникают, прекращаются или меняются на основании соглашений между сторонами. Исходя из определения, можно сделать вывод, что гражданское право охватывает огромный спектр человеческих взаимоотношений. Изучение обзоров судебных дел демонстрирует, что большее число проведенных судебных дел связано с гражданскими спорами.

Суть и понятие системы гражданского права

Сфера гражданского права включает в себя целый комплекс институтов, норм права и отраслей, которые однотипные, взаимосвязанные и взаимозависимые между собой, при этом образующие единое целое. В глобальном плане гражданское право можно разделить на две основные системы: институционную и пандектную.

Институционная система берет начало от римских институций и означает комплекс правил и норм, которые регулируют определенную сферу жизни или деятельности. Примирительно к гражданско-правовым отношениям в этой системе важны три основных элемента: субъект, объект и связанные между ними правовые отношения.

Пандектная система представляет собой классификацию и четкое структурирование римских источников частного права. Тотальная (пандектная) систематизация римских норм была проведена правоведами в Германии. Немецкие юристы выполнили кропотливую работу по структурированию правовых норм и провели обзор судебной практики по гражданским делам того времени. Важной особенностью этой системы считается четкое разделение норм процессуальных и материальных, вещных прав и обязательственных. Такая систематизация стала базой для развития правовой системы во многих государствах, она же составляет основу российского законодательства. Современная система гражданского права отделяет Общую часть, в которой указаны предписания общего толка от Особенной. В ней изложены тонкости гражданско-правовых норм и их специфика.

Система отраслей гражданского права

Профилирующая отрасль — гражданское право.

Специальная отрасль — обеспечивают специализированный режим правоприменения для всех видов общественных отношений и процессуальные нормы для рассмотрения в суде: земельные дела, жилищные дела, семейные дела, экологические дела, предпринимательские и прочие.

Процессуальная отрасль — позволяет организовать судебную защиту, в нее входят арбитражное процессуальное право и гражданское процессуальное право.

Исковое производство по гражданским делам

Гражданское право охватывает огромную сферу отношений, поэтому судебная практика по гражданским делам наиболее объёмная и разносторонняя. В судопроизводстве наиболее многочисленные споры возникают именно по гражданским делам. Универсальным видом гражданского судопроизводства является исковое производство. Его характерная особенность заключается в юридическом равенстве сторон с противоположными интересами по материально-правовым вопросам. Субъекты права, являющиеся участниками конкретного гражданского дела, получают возможность и право на отстаивание своих интересов, нарушенных прав или свобод в судебном процессе, основанном на принципах состязательности. Опираясь на обзор судебных процессов по гражданским делам, можно прийти к выводу, что чаще всего в таких делах отражается материальная или экономическая составляющая. Субъекты права обладают широким спектром прав и определенных обязанностей во время состязательного доказывания своих интересов. Используют все возможности особых гражданских институтов для достижения необходимого им результата. Суть использования гражданско-правовой состязательности можно изложить так: истец — ответчик, иск — встречный иск, между ними возможность разрешения конфликта посредством мирового соглашения. Несмотря на многовековую традиционность такого подхода, на его доктринальную и тщательную нормативную проработку, он остается предметом критики со стороны представителей юридической науки. Институт искового производства также вызывает множество дискуссий ввиду несовершенства, как не обеспеченный достаточной регламентацией и вызывающий множество коллизий. Изучение и обзор научных трудов по этой тематике демонстрирует весомые аргументы научной точки зрения. Пока судебная практика по гражданским делам опирается на те институты, которые прописаны в действующем законодательстве.

Судебная практика по гражданским делам

Процессуальные действия по гражданским вопросам начинаются с возбуждения гражданского дела на основании искового заявления стороны, считающей себя потерпевшей в нарушении гражданских прав и свобод. Участниками процесса могут быть граждане, также юридические лица, субъектами процесса могут быть и органы государственной власти или их представительства на местах. Для истца гражданский процесс начинается фактически в момент регистрации искового заявления, а для ответчика гражданский спор возникает во время получения заявления по иску из суда. Совместно с исковым заявлением ответчику передаются материалы по делу, поданные и подписанные истцом. Важно, что материалы по делу готовят сами субъекты процесса, основанного на принципах состязательности и выступают, как равноправные стороны. Хотя некоторые граждане ошибочно полагают, что сбором доказательств занимается суд. У суда иная роль, не предполагающая никакой активности в процессе. Суду отводится роль стороннего беспристрастного наблюдателя. Процессуальная истина определяется судом на основании тех фактов, которые активные участники процесса, то есть стороны, смогли или захотели предоставить. Решение суда получает статус законного. Сразу после оглашения и это решение в юридическом смысле будет считаться истиной, даже если в объективной реальности это не так. В трудных ситуациях, когда судья не может определиться с точным решением, он может приостановить заседание до выяснения новых обстоятельств по делу. Основанием для пересматривания судебных решений могут быть вновь открывшиеся обстоятельства по делу. Обжалованию подлежат любые решения принятые окончательно или еще не принятые, а находящиеся в процессе решения, то есть не вступившие в законную силу.

Советы для тех, кому предстоит гражданский процесс

Гражданские дела отличаются огромным разнообразием, бывают простые и очень сложные, которые требуют знания всех тонкостей общего и процессуального законодательства, а также умелого их применения на практике. Желательно в сложных случаях воспользоваться профессиональной помощью, иногда достаточно консультации.

Для более успешного участия в гражданском деле необходимо выработать правильную тактику для ведения судебного процесса. Изучая обзор готовых судебных решений, когда анализируется судебная практика, граждане могут самостоятельно определиться со стратегией для отстаивания собственных интересов в суде. Важно учитывать нюансы, каждое дело индивидуальное, и порядок процессуальных действий в одном случае не может применяться для всех

Судебная практика по гражданскому процессу

студентка Института права БашГУ

Роль судебной практики в гражданском судопроизводстве России

Вопрос о роли и значении судебной практики ставился учеными-правоведами еще в преддверии судебной реформы в Российской Федерации. Не потеряла актуальности данная проблема и в наши дни.

Значительное влияние на отношение к судеб­ной практике в России имеет процесс сближения двух правовых систем — англо-американской и кон­тинентальной. В настоящее время в странах состя­зательной системы правосудия наблюдается тен­денция возрастания роли закона, а в континенталь­ной — роли судебного прецедента. Как справедливо отметил В.Ф. Яковлев, в США и Англии в значи­тельной степени прецеденты, ранее сложившиеся, вытесняются статутными положениями, положе­ниями законов, а с другой стороны, в Европе, на­пример, в Германии, в германской правовой систе­ме роль прецедентов возрастает. Судьи теперь вы­ступают не только в роли сотворца права, т.е. участвуют не в создании законов, но и в создании и формировании права. Отсюда повышается роль де­ятельности судов значение их деятельности для формирования правовой системы[1].

ГПК РФ дает дополнительные основа­ния для признания судебной практики в качестве источника права. В частности, современное граж­данское процессуальное законодательство в каче­стве основания жалобы (представления) на опреде­ление Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и Воен­ной коллегии Верховного Суда, вынесенные в над­зорном порядке, указывает «нарушение судебной практики» (ч. 3 ст. 377 ГПК). Указание на наруше­ние единства судебной практики является обяза­тельным элементом содержания надзорной жалобы или представления (ч. 2 ст. 378 ГПК). При этом ле­гального понятия «единства судебной практики» не дается.

Полагаем, что решения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Вер­ховного суда РФ, могут рассматриваться в качестве источников гражданского процес­суального права, в связи с чем проанализируем их правовую природу.

При всей очевидности того факта, что Конституционный Суд РФ (далее — КС РФ) является важной составляющей государственно-правовой действительности России, в том числе в обеспечительном механизме прав и свобод человека и гражданина, в науке отсутствует единое мнение по поводу правовой природы решений КС РФ; весьма дискуссионным остается вопрос о том, являются ли эти решения источниками российского права, а, в частности, гражданского процессуального права.

Так, по мнению С.А. Авакьяна КС РФ «вы­ступает в роли второго законодателя»[2]. Б.С.Эбзеев рассматривает решения Конституци­онного Суда как источники права, формулирующие конституционно-правовые прецеденты[3].

В науке существует и противоположная точка зрения. Возражая против признания судебных ак­тов источниками права, В.С. Нерсесянц пишет, что решение судебного органа о несоответствии рас­сматриваемого нормативно-правового акта Кон­ституции, закону — лишь основание для отмены этого акта компетентным правотворческим орга­ном, а не сама отмена[4].

Оригинальную, но не бесспорную позицию по рассматриваемому вопросу занял О.Ю. Котов. Изу­чив юридическую природу решений КС РФ, касающихся гражданского процес­суального законодательства, он делает вывод о том, что решения КС РФ не являются источниками права, но они наделяются Конститу­цией общеобязательной силой вследствие того, что являются ее самостоятельным продолжением[5].

Мы полагаем, что решения КС РФ являются источниками права, и, в частности, такой отрасли, как гражданское процессуальное право. Признавая ту или иную норму неконституционной, КС РФ лишает ее юри­дической силы (ст. 79 «О Конституционном Суде РФ»), а значит, от­меняет ее. Следовательно, соответствующее решение КС РФ не лишено свойств нормативного акта, направленного, как известно, на установление, изменение либо отмену правовых норм или на изменение сферы их действия. Однако, несмотря на то, что в деятельности КС РФ данный способ конституционного контроля является преобла­дающим, его нельзя рассматривать в качестве единственного канала воздействия на процесс воплощения в жизнь конституционных пред­писаний, их конкретизации в текущем законодательстве. Осуществляя конституционный контроль и давая официальное, обязательное для всех субъектов права толкование положений Кон­ституции РФ, а также обеспечивая конституционализацию отрас­левого законодательства в порядке конституционного истолкова­ния отдельных его норм и институтов, КС РФ неизбежно выступает и в качестве «положительного законодателя», что имеет особое значение, в час­тности, в условиях установленного самой Конституцией весьма «жесткого» порядка ее пересмотра и внесения конституционных поправок, несовершенства законодательства переходного периода. Очевидно, что здесь речь идет не о праве законодательной инициа­тивы, которым КС РФ наделен в соответствии с ч. 1 ст. 104 Конституции РФ, а о возможности КС РФ совершенствовать смысл конституционных положений по­средством официального толкования, выносить решения, факти­чески развивающие, преобразующие содержание отдельных норм Конституции без изменения ее текста[6].

К тому же решения, принимаемые КС РФ, общеобяза­тельны, причем не только для сторон по конкретному делу, но и для всех других субъектов права. Выработанная в нем правовая пози­ция становится нормативом, которым в обязательном порядке должны руководствоваться другие органы государственной власти, должностные лица при разрешении вопросов на основе ак­тов, содержащих положения аналогичные признанным неконсти­туционными нормам. Такой характер решений КС РФ имеет законодательное закрепление (ч.2.ст. 87 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»).

Смотрите так же:  Договор дарения с 2 одаряемыми

Необходимо отметить, что анализ правовых позиций КС РФ по во­просам доказывания в гражданском судопроизвод­стве показывает, что в своих постановлениях он либо формирует принципиально новую позицию, либо применяет метод расширительного толкова­ния, состоящий в распространении на новое дело ранее сформулированной правовой позиции, что влечет расширение объема и формирование новой правовой позиции.

Так, примером расширительного толкования явля­ется Постановление КС РФ от 27 апреля 2001 г . № 7-П по делу о конституционно­сти ряда положений Таможенного кодекса Российс­кой Федерации[7]. Это постановление распространи­ло на таможенные правоотношения действие пра­вовой позиции, сформулированной КС РФ в Постановлении от 25 января 2001 г . по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которой к основаниям ответствен­ности, исходя из общего состава правонарушения, относится вина, если в самом законе прямо и не­двусмысленно не установлено иное. На основании этого в Постановлении от 27 апреля 2001 года сфор­мулирована правовая позиция по вопросу распре­деления обязанностей по доказыванию в делах, воз­никающих из таможенных правоотношений. «Ре­шая вопрос о распределении бремени доказывания вины, законодатель вправе — если конкретный со­став таможенного правонарушения не требует ино­го — освободить от него органы государственной власти при обеспечении возможности для самих субъектов правонарушения подтвердить свою неви­новность. По смыслу оспариваемых положений Та­моженного кодекса РФ, пред­приятия, учреждения и организации, а также лица, занимающиеся предпринимательской деятельно­стью без образования юридического лица, не могут быть лишены возможности доказать, что наруше­ние таможенных правил вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми для данных субъектов таможенных отношений пре­пятствиями, находящимися вне их контроля. » (п. 1.1). Кроме того, в рассматриваемом Постанов­лении КС РФ было обращено специальное внимание на необходимость соблюде­ния принципа обязательности доказывания факти­ческих обстоятельств дела независимо от распреде­ления бремени доказывания. Отметим, что правовые позиции, сформулированные по во­просам вины и порядке ее доказывания, впослед­ствии были распространены и на правоотношения, возникающие в исполнительном производстве[8], неоднократно использовались в практике Консти­туционного Суда РФ[9].

Перечень аналогичных примеров можно было бы увеличить.

Таким образом, правовые позиции КС РФ подлежат обязательному применению при рас­смотрении соответствующих дел. Сам КС РФ в своих решениях неоднократно ссыла­ется на ранее сформулированные правовые пози­ции, в том числе относительно доказывания и дока­зательств. В этом смысле Постановление КС РФ можно рассматривать в качестве судебного прецедента. Поэтому нельзя согласиться с мнением, что только постановления КС РФ о признании акта неконституци­онным можно рассматривать в качестве источника гражданского процессуального права[10].

Неоднозначное отношение к судебной практи­ке в официальной доктрине и правовой реальности вызвало теоретическое обсуждение вопроса о пра­вовой природе руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ (далее – ВС РФ). По этой проблеме были высказа­ны различные точки зрения. Одни авторы полага­ют, что руководящие разъяснения Пленума не мо­гут сравниваться с подзаконными нормативными актами, они лишь разъясняют то, что содержится в тех нормах права, которым посвящено данное по­становление, и осуществляют судебное толкование, но не нормотворчество, оказы­вают огромное влияние на все направления судеб­ной практики и вместе с тем дают материал для из­дания новых законов[11]. Двойственную оценку характера и значения постановлений Пленума Верховного Суда можно найти в работах Н.Н.Вопленко, П.Я.Трубникова, А.Т.Боннера. Так, А.Т.Боннер, признавая, что Пле­нум ВС РФ в известной мере занимается нормотворчеством, в то же время не относит его по­становления к источникам права и характеризует их как «своеобразный заменитель нормативного акта»[12]. Другие авторы исходят из того, что разъяснения Верховного Суда имеют нормативный характер. Та­кую точку зрения отстаивали С.И.Вильяновский, А.Ф.Клейнман, В. В. Лазарев, С.Л.Зивс, Ю.Х.Кал­мыков и др.[13]

Однако практическое применение постановлений Пленума судами об­щей юрисдикции позволяет нам отметить их импе­ративную силу для судов. Обязательность обусловлена тем, что в случае игнорирования постановления Пленума, решение суда может быть отменено вышестоящей судебной инстанцией. В таких случаях судебная практика постановлений Пленума ВС РФ служит для судов источником права в силу обязательности ее применения при рассмот­рении дел 7 . В качестве примера можно привести по­становление Пленума ВС РФ от 18 но­ября 1992г. «О судебной защите прав военнослужа­щих от неправомерных действий органов военного управления и воинских должностных лиц». Отраслевое законодательство в тот период не определяло суды, компетентные рассматривать жалобы воен­нослужащих на действия органов военного управле­ния и воинских должностных лиц, и порядок рас­смотрения подобных жалоб. Пробел о подсудности и порядке разрешения таких дел устранил Пленум данным постановлением, выработав правоположение о том, что каждый военнослужащий имеет право обжаловать указанные действия в военные суды, которые рассматривают дела по жалобам во­еннослужащих применительно к правилам, уста­новленным в гражданском судопроизводстве[14]. Это постановление, по нашему мнению, явля­ется источником права, так как положило начало функционирования в Вооруженных Силах РФ су­дебной защиты военнослужащих. Впервые были поставлены под судебный контроль действия и ре­шения органов военного управления, военные суды наделены компе­тенцией рассматривать гражданские дела по жало­бам военнослужащих, и был определен порядок судопроизводства для дел данной категории.

Таким образом, можно сделать сле­дующий вывод, что правоположения, содержащиеся в постановлениях Пленума ВС РФ, есть специфические судейские нормы, а постановления Пленумов — источники гражданского процессуаль­ного права. При этом надо учитывать специфику судебных (судейских) норм по сравнению с право­выми нормами, закрепленными в нормативных ак­тах. Она обусловлена местом актов судебных орга­нов в системе источников права. Постановления высших судебных органов носят подзаконный ха­рактер. Интересно в этом отношении замечание Р. Давида, который отмечает два различия между нормами, выработанными судебной практикой, и нормами, установленными законодателем. Первое он связывает с тем, что судебная практика действует в рамках, установленных для права законодателем, тогда как деятельность самого законодателя состо­ит именно в установлении этих рамок. Второе — правовая норма, созданная судебной практикой не имеет того авторитета, которым обладают законо­дательные нормы[15]. Первое отличие можно при­знать справедливым и для российской правовой си­стемы. В отношении второго следует отметить, что вопрос об авторитете норм решать однозначно нельзя, поскольку современное законодательство России содержит немало норм, которые не находят применения на практике, в то время как судебные нормы отражают потребности правоприменения, а не основаны только на авторитете власти.

Относительно опубликованной практики ВС РФ по конкретным делам, следует отметить, что она не рассматривалась и не рас­сматривается в качестве источника права, посколь­ку институт судебного прецедента в России не при­знается. Постановления Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ в боль­шинстве случаев можно рассматривать в качестве прецедентов толкования правовой нормы, основ­ное назначение которых состоит в разъяснении уже существующей нормы права. Они имеют большое значение в обеспечении единства судебной практи­ки.

Весьма немаловажным является рассмотрение влияния практики Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) на осуществление гражданского судопроизводства России.

5 мая 1998г. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г . вступила в силу в отношении Российской Федерации. Как ука­зано в Федеральном законе о ее ратификации от 30 марта 1998 г . № 58-ФЗ, «Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает без специального соглашения юрисдик­цию Европейского Суда по правам человека обяза­тельной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предпола­гаемого нарушения Российской Федерацией поло­жений этих договорных актов, когда предполагае­мое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации»[16]. Следовательно, обязательной для России является та часть практики ЕСПЧ, которая фор­мируется при рассмотрении дел с участием России. При этом нельзя отрицать значи­мость для отечественного судопроизводства преце­дентной практики ЕСПЧ, сформиро­ванной без участия России.

Следует отметить, что прецеденты ЕСПЧ становятся ос­новой при решении аналогичных категорий дел, обеспечивают единообразие судебной практики ЕСПЧ и судов других государств, в том числе Российской Федерации. Так, весьма актуальной для отечественного судопроизвод­ства является правовая позиция ЕСПЧ относительно мотивированности решения суда о до­пуске доказательств. Суд отмечает, что хотя нацио­нальный суд имеет определенную свободу при выбо­ре аргументов по конкретному делу и допуске доказа­тельств, представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений, он обязан обосно­вать, принятое решение (Постановление по делу Су­оменен против Финляндии от 01 июля 2003 г .)[17].

В заключение отметим, что в настоящее время наблюдается тенденция сближения систем континентального и общего права, о чем свидетельствует то обстоятельство, что проведенный анализ правовой природы постановлений КС РФ, Пленума ВС РФ дает основания считать их источниками гражданского процессуального права. К тому же из соответствующих положений Федерального закона о ратификации Россией Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод следует, что практика ЕСПЧ, формируемая при рассмотрении дел с участием России, также является источником гражданского процессуального права.

[1] См.:Стенограмма научно-практической конференции «Гражданское законодательство России на современном этапе: проблемы и пути развития» от 14 февраля 2002г. // www.privlaw.ru Сайт Исследовательского института частного права.

[2] Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. М., 1998. С.206.

[3] Эбзеев Б.С.Конституционный суд РФ: правовая природа, функции, основные направления деятельности//Вестник Конституционного суда РФ. 1996, №6. С.18.

Судебное разбирательство в гражданском процессе

Главная > Курсовая работа >Государство и право

Судебное разбирательство в гражданском процессе

Глава 1. Судебное разбирательство в гражданском процессе

1.1 Сущность судебного разбирательства

1.2 Задачи судебного разбирательства

1.3 Заочное производство

Глава 2. Составные части судебного заседания и их характеристика

2.1 Подготовительная часть судебного заседания

2.2 Рассмотрение дела по существу.

2.3 Судебные прения.

2.4 Постановление и оглашение решения

Глава 3. Протокол судебного заседания

Глава 4. Мировое соглашение

Актуальность темы исследования. Судебное разбирательство в гражданском процессе. Стадия судебного разбирательства занимает центральное место среди других стадий гражданского процесса, поскольку именно в этой стадии осуществляются общие для гражданского судопроизводства цели и задачи.

Судебное разбирательство происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле.

Судебное разбирательство дела происходит в условиях, обеспечивающих нормальную работу суда и безопасность участников процесса. Надлежащему порядку судебного разбирательства дела не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания, которые производят разрешенные судом фотосъемку и видеозапись, радио- и телетрансляцию судебного заседания. Эти действия должны производиться с указанных судом для этого мест в зале заседания с учетом мнения лиц, участвующих в деле, и могут быть ограничены судом во времени (ст. 158 ГПК).

В стадии судебного разбирательства наиболее полно проявляют себя все принципы гражданского процессуального права. Работая над темой, необходимо проанализировать действие всех принципов отрасли права в стадии судебного разбирательства. Для этого надо тщательно изучить правовые нормы, содержащиеся в разделе 1 и гл. 15 ГПК.

Смотрите так же:  Образец заявления на сотрудников гибдд

Судебное заседание, в котором происходит разбирательство гражданского дела, состоит из следующих четырех частей:

* рассмотрение дела по существу;

* постановление и оглашение решения.

Каждая часть имеет специфическую задачу, содержание, место в судебном разбирательстве и предназначена для разрешения только определенного круга вопросов.

Все они, имея определенную самостоятельность, тесно связаны друг с другом и последовательно сменяют одна другую.

Предметом исследования является судебное разбирательство в гражданском процессе

Цель исследования всесторонне изучить судебное разбирательство в гражданском процессе

Для достижения поставленной цели, мы выделили следующие задачи:

— изучить понятие и значение стадии судебного разбирательства;

— рассмотреть составные части судебного заседания;

— описать протокол судебного заседания;

— рассмотреть мировое соглашение.

Научная новизна дипломной работы заключается в комплексном исследовании судебного разбирательства.

Через гражданский процесс казахстанское государство реагирует на гражданские правонарушения; гражданское судопроизводство помогает субъектам в реализации тех прав, которые не могут быть реализованы без помощи суда. Таким образом, цель гражданского судопроизводства — защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, прав и интересов Республики Казахстан гражданских, трудовых и иных правоотношений.

Задачи гражданского процесса подразделяются на две составляющие:

1) правосудная — правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел;

2) превентивная (предупредительная) — предупреждение гражданских правонарушений, укрепление законности и правопорядка, формирование уважительного отношения к закону и суду.

Правосудие это именно то понятие, с которого необходимо начать дипломную работу. Слово «Правосудие» должно очень много значить для юриста. Это обусловлено тем, что правосудие является базовым принципом взаимодействия между государством, обществом и гражданином, посредством которого обеспечиваются конституционные права, свободы и интересы физических и юридических лиц. Правосудие по гражданским делам осуществляется путем их рассмотрения и разрешения в судебном заседании.

Актуальность Казахстан вступил на такой этап своего развития, когда процесс движения к гражданскому обществу, демократическому и правовому государству, независимо в каком темпе и формах оно происходит в каждой стране, стал всеобщим и универсальным. В этом процессе справедливое рассмотрение дела в судебном разбирательстве признается особо актуальным.

Республика Казахстан является демократическим государством, но еще недавно он находился в составе Советского союза, жесткий партийный, государственный и идеологический контроль над судебными органами при Советской власти и ориентация судей во время судебного разбирательства на защиту в первую очередь государственных, как тогда называлось общенародных интересов, были характерными для того времени. По данным социологических опросов того времени, по признанию самих судей, они находились под влиянием со стороны государства: в 70-х годах — на 10%, в начале 80-х годов на 25 %, а в 1987 году более чем на 50%.[1] И в настоящее время, в Казахстане, несмотря на большие успехи в осуществлении правовой реформы остаются серьезные недостатки, например: влияние и давление на судей во время судебного разбирательства остается. Сохранившееся наследие, перешедшее к Республике Казахстан от СССР (административно-политический режим, корпоративные интересы, плановость, широкое распространение коррупции среди государственных служащих, которые в определенной мере трудно было избежать на переходном этапе от авторитарной системы к демократии, от плановой централизованной экономики к рыночной), оказывает на организацию и эффективность судебной власти в Казахстане значительное отрицательное влияние, превышая нередко мыслимые пределы.

Современное казахстанское гражданское судебное разбирательство по законодательному регулированию и практике осуществления правосудия обладает многими признаками, характерными для судопроизводства в странах с развитыми и демократическими правовыми системами. Однако недостатки неотъемлемый атрибут переходного общества. Полное их устранение возможно лишь тогда, когда Казахстан действительно станет демократическим правовым государством.

В гражданском судопроизводстве Казахстана постепенно происходят качественные изменения, позитивные последствия которых пока еще в должной мере обществом не осознаны. Принципиальным здесь является то, что на законодательном уровне сняты какие-либо ограничения права каждого обратиться за судебной защитой, и судебная практика к настоящему времени в целом полностью ориентирована на безусловное выполнение требований Конституции РК, закрепившей право на судебную защиту в качестве конституционного принципа.

Несмотря на эти положительные тенденции, в массовом сознании Казахстана широко распространено мнение, что судебная защита прав и свобод человека и гражданина находится у нас на крайне низком уровне. В обществе глубоко укоренилось негативное отношение к судам и судьям, а средства массовой информации переполнены материалами, рисующими состояния судебной системы исключительно черными красками.

Чтобы выяснить состояние судебного разбирательства в гражданском процессе на сегодняшний день, я начал ознакомление с нормативно — правовых актов, юридической литературы, правоприменительной практики, затем изучил статистические данные, связанные с деятельностью в гражданском процессе.

По данной теме имеется очень много опубликованных работ научного характера, и практической направленности авторами были высказаны различные точки зрения по исследуемой теме. В процессуальной литературе многие авторы выделяют в отдельную стадию судебное разбирательство, но некоторые авторы судебное разбирательство рассматривают внутри стадии производство в суде первой инстанции. Одни саму стадию судебного разбирательства делят на пять отдельных частей: подготовительную, рассмотрение дела по существу, прения, заключение прокурора, вынесение решения. Другие только четыре, объединяя прения и заключение прокурора в одну часть.

Все это говорит о том, что в теории еще много вопросов. Изучение нормативно — правовых актов показало, что в теории при рассмотрении гражданского дела в судебном разбирательстве проблем возникать не должно, предусмотрен весь порядок, сроки рассмотрения дела. Но при рассмотрении практического материала начали выявляться негативные моменты, оказывающие отрицательное воздействие на данную стадию.

Данная дипломная работа представляет собой анализ судебного разбирательства в гражданском процессе в теории и практики, в ней я попытался осветить как положительные, так и отрицательные моменты, которые создают помехи справедливому и своевременному рассмотрению гражданского дела в судебном разбирательстве.

Глава 1. Судебное разбирательство в гражданском процессе

1.1 Сущность судебного разбирательства

Судебному разбирательству отводится роль центральной стадии гражданского судопроизводства по ряду причин.

Во-первых, именно в этой стадии осуществляется правосудие по конкретному делу. Здесь определяется судьба всех заявленных требований и выносится решение, защищающее права и законные интересы граждан и юридических лиц.

Во-вторых, все действия суда и иных участников процесса, предшествующие указанной стадии (подача искового заявления, обеспечение доказательств, вызов свидетелей, подготовка дела к судебному разбирательству и т.п.), направлены на правильное своевременное рассмотрение и разрешение гражданского дела, и от итогов разбирательства Дела в суде первой инстанции зависят факт и содержание дальнейшей процессуальной деятельности: будут ли стороны удовлетворены вынесенным решением или оно впоследствии будет обжаловано [1, с. 17].

В-третьих, в стадии судебного разбирательства наиболее полно и ярко проявляют себя все принципы гражданского процессуального права, как организационно-функционального, так и функционального характера.

В-четвертых, это самая объемная стадия по количеству совершаемых действий, поскольку для установления фактических обстоятельств дела, выяснения прав и обязанностей сторон и, как следствие, — вынесения законного и обоснованного решения, необходимо выслушать стороны, исследовать письменные и вещественные доказательства (возможен осмотр на месте), допросить свидетелей и т.д.

В-пятых, рассматриваемая стадия процесса отличается от других и по субъектному составу.

Главными участниками процесса являются суд первой инстанции и лица, участвующие в деле. Кроме того, в ней участвуют свидетели, эксперты, переводчики, которых, как правило, нет в других стадиях судопроизводства.

И, наконец, важность данной стадии обусловлена совокупностью задач, разрешаемых в ходе судебного разбирательства.

Основной задачей судебного разбирательства является устранение из правоотношений сторон спора о праве или устранение неясности в правовом положении гражданина, организации и, в конечном счете, защита и охрана субъективных прав физических и юридических лиц.

Решая дело, суд призван выполнять и важные воспитательные задачи, способствуя укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формируя уважительное отношение к правам, чести и достоинству граждан. К сожалению, несмотря на принцип гласности судебного разбирательства, незаинтересованные граждане в зале судебного заседания в наше время практически редко присутствуют, поэтому воспитательно-превентивное воздействие судебного разбирательства ограничено узким кругом лиц, участвующих в деле, и других участников судопроизводства.

Процессуальные задачи судебного разбирательства тесно связаны с социальными установками. Социальная обязанность суда заключается в том, чтобы обеспечить понимание лицами, участвующими в деле, сути совершаемых процессуальных действий. Особой задачей следует считать достижение такого уровня ясности судопроизводства, при котором стороны и аудитория суда самостоятельно могут осознать, каким должно быть предстоящее судебное разбирательство [] См.: Мурадьян Э. С. Взаимосвязь правосудия и законности// Советская юстиция. 1985. № 17. С. 14..

Решение указанных задач предопределяет эффективность, своевременность и экономичность судопроизводства, доступность защиты, вынесение правильных решений, создание условий для реального восстановления нарушенных прав; обеспечивает повышение уровня юридической грамотности населения.

Судебное разбирательство можно понимать двояко:

а) как центральную стадию гражданского процесса;

Проблемы обеспечения единства судебной практики в гражданском, арбитражном и административном процессах

Силинкина Е.Г.
студентка 3 курса
ФГБОУ ВО «Российский государственный университет правосудия»

Единство судебной практики подразумевает единообразное применение и толкование судами норм материального и процессуального права. В современных условиях проблема обеспечения единства является актуальной и, как следует, требует должного разрешения. Вместе с этим, в рамках процессуального аспекта на практике сформирована более детальная проблема обеспечения единства судебной практики в гражданском, арбитражном и административных процессах как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах.

Необходимость данного «единства» обусловлена разработкой концепции единого кодифицированного процессуального закона, регулирующего одновременно порядок рассмотрения и разрешения гражданских и экономических дел, а также наличием обоснованной в юридической науке идеи об однородном характере отраслей гражданского процессуального, арбитражного процессуального права [1] . Более того, постановления пленумов Верховного Суда часто указывают в качестве основной цели «обеспечение единства практики применения судами положений законодательства» [2] .

Однако законодатель, употребив в процессуальных кодексах и документах термины «единство судебной практики» (ч. 3 ст. 377 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации [3] ) и «единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права» (п. 1 ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации [4] ), к сожалению, не раскрыл их содержания. Более того, четкое определение этих понятий отсутствует и в доктринальной литературе. Одни учёные рассматривают в качестве судебной практики все судебные решения всех судебных инстанций, в том числе и постановления Пленума ВС РФ, другие же ограничивают судебную практику только решениями и руководящими разъяснениями высших судебных инстанций [5] .

Данное обстоятельство, во-первых, порождает проблемы, связанные с его применением на практике судами, а также вызывает противоречивые дискуссии в научной литературе. Однако, несмотря на отсутствие определения, законодатель вносит вполне чётко определенную санкцию: нарушение единообразия в толковании и применении судами норм права является основанием для изменения или отмены в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу. Также, ч. 2 ст. 378 ГПК РФ указывает, что в надзорной жалобе или представлении прокурора на вынесенное в надзорном порядке определение судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ или Военной коллегии ВС РФ должно быть указано, в чём состоит нарушение единства судебной практики, и должны быть приведены соответствующие обоснования этого нарушения. На мой взгляд, без четкого определения понятий единства и единообразия судебной практики представляется довольно сложным точно и правильно выделить нарушения, более того, верно обосновать их.

Смотрите так же:  Оформить полис омс балашиха

Исходя из вышесказанного, первая проблема, которую я выделила в рамках рассмотрения единства судебной практики, это общая проблема несовершенства действующего законодательства. Для реализации конституционных и иных принципов судебной власти должны быть созданы соответствующие условия на государственном уровне, позволяющие судам стабильно и эффективно осуществлять свои полномочия. Одним из таких условий является законодательное обеспечение судебной деятельности.

Вместе с тем поспешное принятие новых законоположений, частое и не всегда оправданное изменение законодательства, отсутствие межотраслевой и внутренней согласованности правовых норм приводят к дестабилизации судебной деятельности и правоприменительной практики. Принимаемые законы зачастую находятся в противоречии между собой, не содержат механизма реализации для закрепленных в них положений. Некоторые отношения между субъектами совсем не урегулированы, отсутствует подробная судебная процедура рассмотрения ряда категории дел. Таким образом, суды, сталкиваясь с несовершенством действующего законодательства, испытывают трудности при отправлении правосудия, что не может не влиять на единообразие судебной практики.

Как отмечала доктор юридических наук Т.Г. Морщакова, «цель обеспечения единства в судебной системе и результатах её деятельности заявляется чаще как относящаяся к категории публичных интересов» [6] . То есть единообразное применение судебной практики способствует достижению всеобщей пользы. К реализации данного положения можно отнести введение в действие Федеральным законом от 08.03.2015 № 22-ФЗ [7] Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, который является кодифицированным процессуальным законом, регулирующим порядок рассмотрения дел, возникающих из публичных правоотношений, судами общей юрисдикции. Данный Закон существенно повысил эффективность действия судов и способствовал поддержанию реализации рассматриваемого принципа единства процессуальной судебной практики.

Второй проблемой, которую я выделила при анализе соответствующей судебной практики, стало формализованное понимание единства судебной процессуальной практики, которое предполагает единообразное прочтение и истолкование «по шаблону» судами норм действующего законодательства, без учета сформировавшейся в современных условиях судебной практики. Основой для формулирования данной проблемы стало Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 октября 2009 г. № 12171/09 [8] , в котором под единством судебной практики суд понимает «единообразное толкование и применение закона, являющееся следствием единообразной правовой квалификации аналогичных юридических дел». Из этого можно сделать вывод, что, по сути, любая устоявшаяся практика, даже если она является правонарушающей, может быть истолкована как единообразная, а значит и соответствовать целям правосудия [9] .

Это, конечно же, не является действительностью и нарушает установленные Конституцией РФ основополагающие принципы правосудия. Применению закона в процессе разрешения спора о праве должна предшествовать его оценка судом на предмет соответствия правовым принципам и конституционно гарантированным правам человека. Я считаю, что определение «единства» и «единообразного применения» прежде всего предполагает рациональное и разумное применение норм, что должен обеспечить суд в ходе принятия решения. Если суд придет к выводу, что закон, подлежащий применению в конкретном деле, нарушает права человека, он обязан обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с целью возбуждения процедуры конкретного конституционного контроля.

Так, Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 г. N 19-П закрепляет, что «Отказ от применения в конкретном деле закона, неконституционного с точки зрения суда, без обращения в связи с этим в Конституционный Суд РФ противоречил бы конституционным положениям, согласно которым законы действуют единообразно на всей территории Российской Федерации, и в то же время ставил бы под сомнение верховенство Конституции РФ, так как оно не может быть реализовано, если допускается разноречивое толкование различными судами конституционных норм».

Следующей проблемой, на которую бы я хотела обратить внимание, является пробелы в единообразном толковании судами процессуальных норм. На высшие суды возлагается обязанность осуществления конституционного надзора за деятельностью нижестоящих судов и в процедурах пересмотра судебных актов. «Роль высшего национального суда заключается как раз в урегулировании противоречий в прецедентной практике, связанных с отсутствием её единообразия. На такой суд возлагается функция по устранению подобных противоречий и утверждению толкования, которому должны следовать нижестоящие суды. В противном случае, сам высший суд становится источником правовой неопределенности». При этом толкование норм права может осуществляться как по результатам обобщения судебной практики в целях устранения противоречий и предотвращения клонирования правонарушающей практики (абстрактное толкование), так и в связи с рассмотрением конкретного дела (конкретное толкование).

Снова обратимся к Конституционному Суду РФ: так, законодательство фактически придает постановлениям Конституционного Суда РФ качество источника права [10] , поскольку Конституционный Суд является судебным органом конституционного контроля, который разрешает дела о соответствии Конституции РФ нормативных актов, а также по запросам судов проверяет конституционность закона, подлежащего применению. Статья 80 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [11] возлагает обязанность на государственные органы и должностные лица по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие с Конституцией РФ в связи с решением Конституционного Суда, если нормативные акты, их отдельные положения признаны неконституционными либо имеется необходимость устранения пробела в правовом регулировании. Таким образом, в силу прямого указания ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», в случае, если закон или норма, регулирующие гражданско-процессуальные отношения будут признаны неконституционными, суд обязан вынести решение на основании постановления Конституционного Суда [12] .

Таким образом, постановления Конституционного Суда играют важную роль в «восполнении» пробелов процессуального законодательства и, в целом, в его развитии. В частности, примером может являться Постановление Конституционного Суда N 13-П от 18 июля 2003 г. [13] , которым содержащаяся во взаимосвязанных п. 2 ч. 1 ст. 26, ч. ч. 1, 2 и 4 ст. 251, ч. ч. 2 и 3 ст. 253 ГПК РФ норма, которая наделяла суд общей юрисдикции полномочием разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов субъектов РФ, признана не соответствующей ст. 66 (ч. ч. 1 и 2), 76 (ч. 3) Конституции РФ в той мере, в какой она допускала разрешение судом общей юрисдикции дел об оспаривании конституций и уставов субъектов РФ [14] .

И, конечно же, наиболее важной проблемой в настоящее время является различие во мнениях о том, являются ли судебные постановления (в том числе, постановления пленумов высших судов) источниками права, т.е. необходимо ли дать место судебному прецеденту в Российском гражданском, административном и арбитражном судопроизводстве? Хотя в нашей стране не действует прецедентное право, ознакомление хозяйствующих субъектов, юридической общественности, граждан, должностных лиц таможенных органов, и прежде всего, самих судей с вступившими в законную силу судебными актами, безусловно, способствует, наряду с постановлениями Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ и обзорами судебной практики, выработке единообразного понимания и применения законов и других нормативных актов, используемых при разрешении различных споров [15] . По моему мнению, единству судебной практики способствует активное использование судебного прецедента как источника права. Именно в этом случае представляется наиболее реальным осуществление верного толкования норм права и, соответственно, правильного, рационального и единообразного их применения.

В заключение целесообразно сказать о том, что единообразие судебной практики представляется естественным и необходимым условием успешного функционирования системы правосудия в Российской Федерации, что в конечном итоге приведет к повышению уровня доверия гражданского общества к деятельности судов и поднимет авторитет судебной власти. Только при помощи единообразного применения судами норм не только в гражданском, но и в административном и арбитражном процессе становится реальным соблюдение принципов правосудия и достижение соответствующих целей.

[1] Князькин С.И., Юрлов И.А. Гражданский, арбитражный и административный процесс. М.: Инфотропик Медиа, 2015.

[2] Например, Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года №43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» // Российская газета. 2015. 05.10. № 223; Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2015. 30.06. № 140.

[3] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. 18.11. № 46. Ст. 4532.

[4] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. 29.07. № 30. Ст. 3012.

[5] Крылова И.В., Семёнов А. В. Судебная практика в гражданском и арбитражном процессе (на примере дел с участием таможенных органов) // Научная статья по специальности «Государство и право. Юридические науки»: Ленинградский юридический журнал. Вып. 3/2008.

[6] Морщакова Т.Г. Верховенство права и конституционные основы единообразия судебного правоприменения // Верховенство права и проблемы его обеспечения в правоприменительной практике: Международная коллективная монография. М., 2009.

[7] Федеральный закон от 08.03.2015 № 22-ФЗ «О введении в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» // Российская газета. 2015. 11.03. № 49.

[8] Определение ВАС РФ от 02.10.2009 № ВАС-12171/09 по делу № А54-4561/2008-с9: В передаче дела по иску о признании недействительным договора банковского счета для пересмотра в порядке надзора судебных актов отказано, так как, удовлетворяя исковые требования, суд обоснованно исходил из того, что спорная сделка является ничтожной в соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации // СПС КонсультантПлюс.

[9] Вишневский Г.А. Единство судебного правоприменения как способ обеспечения верховенства права // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2011.. №2.

[10] Эбзеев Б.С. Конституционный Суд РФ: правовая природа, функции, основные направления деятельности // Вестник Конституционного Суда РФ. 1996. № 6.

[11] Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Российская газета. 1994. 23.07. № 138 – 139.

[12] Витрук Н.В. Конституционное правосудие. М.: ЮНИТИ, 1997.

[13] Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2003 № 13-П «По делу о проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26, 251 и 253 ГПК Российской Федерации, статей 1, 21 и 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с запросами Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан» // СЗ РФ. 2003. 28.07. № 30. Ст. 3101.

[14] Фокина М.А. Роль судебной практики в совершенствовании доказывания по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. №4.

[15] Крылова И.В., Семёнов А.В. Судебная практика в гражданском и арбитражном процессе (на примере дел с участием таможенных органов) // Ленинградский юридический журнал. 2008. Вып. 3.

Author: admin