Сетевой договор в образовании что это

Сетевой договор в образовании что это

Статья 15. Сетевая форма реализации образовательных программ

1. В соответствии с частью 1 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»[1] (далее – Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации») образовательные программы реализуются организацией, осуществляющей образовательную деятельность, как самостоятельно, так и посредством сетевых форм их реализации. Такой форме реализации образовательных программ посвящена статья 15 комментируемого федерального закона, в которой содержатся базовые принципы организации сетевой формы реализации образовательных программ. Комментируемая статья предусматривает сетевую форму реализации любого вида образовательных программ.

В соответствии с частью 1 комментируемой статьи Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» законодателем выделено два типа организации сетевой формы реализации образовательных программ (далее – сетевая форма):

1) реализация программы только одной организацией, осуществляющей образовательную деятельность, с использованием ресурсов других организации, в том числе иностранных. В соответствии с подпунктами 18–20 статьи 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» к организации, осуществляющей образовательную деятельность, относят образовательные организации, а также организации, осуществляющие обучение (см. подробнее комментарий к статье 31 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»). Таким образом, первый тип сетевой формы может быть реализован организациями, осуществляющими образовательную деятельность и имеющими лицензию на осуществление такой деятельности. Именно такая организация и ведёт образовательную деятельность в рамках сетевой формы. В рассматриваемой ситуации, образовательная программа разрабатывается и утверждается непосредственно организацией, осуществляющей образовательную деятельность, которая реализует свою образовательную программу с использованием ресурсов других организаций. Иные же организации могут не иметь лицензии на осуществление образовательной деятельности, поскольку используются организацией, осуществляющей образовательную деятельность, предоставляют некоторые необходимые для организации такой образовательной деятельности ресурсы, и непосредственно образовательной деятельностью не занимаются. К таким организациям могут быть отнесены научные организации, медицинские организации, организации культуры, физкультурно-спортивные и иные организации, обладающие ресурсами, необходимыми для осуществления обучения, проведения учебной и производственной практики и осуществления иных видов учебной деятельности, предусмотренных соответствующей образовательной программой. В этом случае необходимо отметить несовершенство юридической техники Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», которая не позволяет в некоторых случаях отграничить договор сетевой формы реализации образовательных программ от обычного гражданско-правового договора. На практике, например, это приводит к резонному вопросу: если организация только предоставляет помещение или оборудование для проведения занятий, то является ли это сетевой формой реализации образовательных программ? С точки зрения изложенного выше, это договор сетевой формы с привлечением ресурсов сторонней организации, так как такая организация непосредственно образовательной деятельностью не занимаются. С другой стороны, с точки зрения гражданского законодательства это арендные или подобные им отношения, а значит, нормы комментируемой статьи Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» не применимы. Ещё больше усиливает коллизионность в рассматриваемом ракурсе норма пункта 6 части 1 статьи 17.1 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции»[2] заключение договоров аренды, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, может быть осуществлено только по результатам проведения конкурсов или аукционов на право заключения этих договоров, за исключением предоставления указанных прав на такое имущество организациям, осуществляющим образовательную деятельность. Представляется необходимым внести в Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» изменения, которые позволили чётко разграничить договор сетевой формы реализации образовательных программ от обычного гражданско-правового договора;

2) реализация образовательной программы совместно несколькими организациями, осуществляющими образовательную деятельность. В такой ситуации образовательная программа разрабатывается и утверждается названными организациями совместно. При этом каждая из организаций, осуществляющих образовательную деятельность, самостоятельно реализует определенную договором о сетевой форме часть образовательной программы. В этом случае требование о наличии лицензии на ведение образовательной деятельности предъявляется к любой организации, на которую возложена даже частичная реализация образовательной программы.

Комментируемая статья также предусматривает реализацию с использованием сетевой формы дополнительных профессиональных программ. Согласно Письму Минобрнауки России от 21 апреля 2015 года № ВК-1013/06[3] «О направлении методических рекомендаций по реализации дополнительных профессиональных программ» сетевая форма реализации дополнительных профессиональных программ – это организационное решение, обеспечивающее использование ресурсов одновременно нескольких образовательных и иных организаций в реализации процесса дополнительного профессионального образования в целях профессионального развития и личностного совершенствования педагогических и руководящих работников системы образования. В письме Минобрнауки также подчёркивается, что при реализации дополнительных профессиональных программ в сетевой форме могут быть использованы ресурсы зарубежных организаций, при условии заключения соответствующего договора между зарубежной организацией и российской организацией, осуществляющей образовательную деятельность в соответствии с Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации».

2. В соответствии с частью 2 комментируемой статьи использование сетевой формы осуществляется на основании договора, который заключается между организациями, указанными в части 1 комментируемой статьи. Договор о совместной деятельности образовательных и иных организаций составляет правовую основу сетевой формы реализации образовательных программ. Предметом такого договора является сотрудничество сторон в процессе реализации образовательных программ.

Обращаясь к теории гражданского права, отметим, что договор о сетевой форме относится к непоименованным договорам. В поддержку своей позиции приводим пункт 2 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс РФ), согласно которому стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. К договору, не предусмотренному законом или иными правовыми актами, при отсутствии признаков, указанных в пункте 3 статьи 421 Гражданского кодекса РФ, правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются, что не исключает возможности применения правил об аналогии закона (пункт 1 статьи 6 Гражданского кодекса РФ) к отдельным отношениям сторон по договору.

Экономическое содержание сетевого взаимодействия организаций, участвующих в процессе реализации образовательных программ, составляет оказание услуг (предоставление ресурсов) организациями, располагающими необходимыми для реализации образовательной деятельности, организации-исполнителю, заключившей договор об образовании с заказчиком. Договоры, на основании которых осуществляется взаимодействие между организациями, совместно реализующими образовательные программы в сетевой форме при оказании платных образовательных услуг, в практике хозяйственной деятельности представляют собой договоры возмездного оказания услуг.

Как уже отмечалось, организации, осуществляющие образовательную деятельность, реализующие образовательные программы совместно посредством сетевой формы также совместно разрабатывают и утверждают такие образовательные программы.

3. В соответствии с частью 3 комментируемой статьи договор о сетевой форме реализации образовательных программ должен содержать указание на:

1) вид, уровень и (или) направленность образовательной программы (часть образовательной программы определенных уровня, вида и направленности), реализуемой с использованием сетевой формы. В соответствии с частью 2 статьи 12 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» в Российской Федерации по уровням общего и профессионального образования, по профессиональному обучению реализуются основные образовательные программы, по дополнительному образованию – дополнительные образовательные программы. При этом согласно пункту 4 статьи 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» уровень образования – это завершённый цикл образования, характеризующийся определенной единой совокупностью требований. В соответствии с пунктом 25 статьи 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» направленность (профиль) образования – это ориентация образовательной программы на конкретные области знания и (или) виды деятельности, определяющая её предметно-тематическое содержание, преобладающие виды учебной деятельности обучающегося и требования к результатам освоения образовательной программы;

2) статус обучающихся (см. подробнее комментарий к Главе 4 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации») в организациях, указанных в части 1 комментируемой статьи, правила приема на обучение по образовательной программе, реализуемой с использованием сетевой формы, порядок организации академической мобильности обучающихся (для обучающихся по основным профессиональным образовательным программам), осваивающих образовательную программу, реализуемую с использованием сетевой формы. Локальным нормативным актам, содержащим нормы, регулирующие образовательные отношения, посвящена статьи 30 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»;

3) условия и порядок осуществления образовательной деятельности по образовательной программе, реализуемой посредством сетевой формы, в том числе распределение обязанностей между организациями, указанными в части 1 комментируемой статьи, порядок реализации образовательной программы, характер и объем ресурсов, используемых каждой организацией, реализующей образовательные программы посредством сетевой формы. Одним из часто задаваемых вопросов в этой области является: если обучающиеся организаций, участвующих в сетевом взаимодействии, обучаются за счет средств бюджета, то как в этом случае делится норматив финансирования между данными организациями? Представляется, что ответ на вопрос зависит от распределения обязанностей между организациями, указанными в части 1 комментируемой статьи, а также используемого объёма ресурсов в соответствии с договором о сетевой форме. Таким образом, приведённый вопрос должен быть урегулирован договором о сетевом взаимодействии, согласно которому часть норматива одной организации, осуществляющей образовательную деятельность, перечисляется другой организации, осуществляющей образовательную деятельность, в качестве оплаты по договору;

Смотрите так же:  Заявление по 116 ук рф образец

4) выдаваемые документ или документы об образовании и (или) о квалификации, документ или документы об обучении, а также организации, осуществляющие образовательную деятельность, которыми выдаются указанные документы. Документам об образовании и (или) о квалификации, а также документам об обучении посвящена статья 60 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», а также:

— Письмо Минобрнауки России от 2 сентября 2013 года № АК-1879/06 «О документах о квалификации»[4];

— Письмо Минобрнауки России от 21 февраля 2014 года № АК-316/06 «О направлении рекомендаций»[5] вместе с «Методическими рекомендациями по разработке, заполнению, учету и хранению бланков документов о квалификации»;

— Письмо Минобрнауки России от 12 марта 2015 года № АК-610/06 «О направлении методических рекомендаций»[6] вместе с «Методическими рекомендациями по разработке, порядку выдачи и учету документов о квалификации в сфере дополнительного профессионального образования»;

— Письмо Минобрнауки России от 4 июня 2015 года № 05-2038 «О документах, подтверждающих наличие образования»[7];

5) срок действия договора, порядок его изменения и прекращения.

Сетевая форма обучения: состояние правового регулирования и перспективы развития (Шевелева Н.А., Лаврикова М.Ю., Васильев И.А.)

Дата размещения статьи: 05.10.2016

Современное высшее образование находится на очередном этапе реформирования, который в том числе требует от образовательных организаций внедрения в учебный процесс новейших технологий. Закон признает таковыми дистанционные образовательные технологии, электронное обучение и сетевую форму реализации образовательных программ (далее — сетевая форма, сетевая форма обучения). Термин «сетевая форма реализации образовательных программ» выглядит исключительно новым, ранее не подпадавшим под законодательное регулирование, а само явление сетевого обучения предполагает возможность освоения обучающимся образовательной программы с использованием ресурсов нескольких осуществляющих образовательную деятельность организаций, в том числе иностранных, и при необходимости иных организаций, что следует из норм ст. 15 Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее — Закон об образовании). Как любое новое явление, получившее законодательную регламентацию, сетевая форма обучения страдает несовершенствами ее правового регулирования, а также обнаруживает корни своего происхождения в предшествующих эпохах, причем не только в перестроечном, но и в советском образовании.

Действующее образовательное законодательство не определяет сущностных свойств сетевой формы обучения как одной из инновационных разработок в сфере образования, а указывает лишь на ее некоторые организационные особенности. Содержание ст. 15 Закона об образовании свидетельствует о том, что законодатель озабочен прежде всего тем, что сетевая форма осуществляется на договорной основе.

Следуя логике положений Закона, к сетевой форме обучения могут быть привлечены, кроме образовательных организаций, также научные организации, медицинские организации, организации культуры, физкультурно-спортивные и иные организации, ресурсы которых необходимы для достижения целей и задач обучения по образовательной программе, разработанной и утвержденной организациями-партнерами. Для сетевой формы характерны следующие вытекающие из Закона признаки:

1) договорный способ взаимодействия организаций, осуществляющих образовательную деятельность, и иных организаций;

2) использование ресурсов всех участвующих в реализации программы организаций в целях реализации образовательных программ;

3) взаимодействие организаций и использование их ресурсов подчинено целям обучения по образовательной программе;

4) в разработке и утверждении образовательной программы участвуют все организации, образующие сетевую форму обучения.

Формулировки Закона порождают целый ряд вопросов, и первый из них связан с целеполаганием. Положения ч. 1 ст. 15 Закона об образовании не дают однозначного толкования цели сетевого взаимодействия. В частности, законодатель указывает на то, что сетевое взаимодействие организаций направлено на объединение ресурсов «для осуществления обучения, проведения учебной и производственной практики и осуществления иных видов учебной деятельности, предусмотренных соответствующей образовательной программой». Однако объединение или использование ресурсов иных организаций традиционно осуществляется в образовательной деятельности, а термин «сетевая форма обучения» до рассматриваемого Закона законодателем и на практике не использовался. Ныне и ранее действующие федеральные государственные образовательные стандарты высшего профессионального образования предусматривали и предусматривают необходимость организации практик на соответствующих производствах и организациях. Для проведения учебной и производственной практики образовательные организации заключают соответствующие договоры, однако это не означает автоматического возникновения сетевой формы обучения, хотя университеты и организации, предоставляющие места для прохождения учебной и производственной практик, объединили свои ресурсы для реализации образовательной программы. В области высшего образования естественными являются также случаи объединения ресурсов с научными организациями для проведения научно-исследовательской работы. Для медицинских образовательных организаций также давно устоявшимся явлением служат примеры совместного использования лечебных учреждений не только для организации практик, но и для организации учебного процесса по специальности «лечебное дело».

Думаем, что законодательное введение в регулирование образовательной деятельности нового института сетевой формы обучения преследует собственные цели, предполагает придание учебному процессу качественно новых свойств.

Таким образом, необходимо уяснить такой важный признак сетевой формы обучения, как ее цель, которая может быть раскрыта через определение цели сетевого взаимодействия. Образовательная программа может считаться реализуемой в сетевой форме только тогда, когда все партнеры-участники ставят перед собой непосредственную цель разработки и реализации образовательной программы для обеспечения эффективного обучения и качественно нового уровня подготовки специалистов. Может быть, это утверждение выглядит чрезмерно утопично, однако ожидать положительного эффекта от нововведения реально только тогда, когда понятны цели его введения.

Вторая значимая проблема, вытекающая из положений Закона об образовании, относится к определению правовой природы договора, который должен опосредовать совместную реализацию образовательной программы.

Для реализации образовательной программы в сетевой форме требуется заключение специального договора между всеми организациями-партнерами, включающего существенные условия:

1) детализация требований к образовательному процессу, обусловленных особенностями образовательной программы, и порядок их выполнения;

2) определение требований по материально-техническому обеспечению, вытекающих из содержания программы, и порядок их исполнения;

3) выбранная модель реализации сетевого взаимодействия для обучения по конкретной образовательной программе.

Таким образом, до подписания договора требуется провести ряд организационных мероприятий. Необходимо определить состав организаций-партнеров и получить их согласие на разработку и реализацию конкретной образовательной программы. Далее следует разработать образовательную программу, в частности выбрать модель сетевого взаимодействия, найти необходимые ресурсы и источники их получения среди партнеров. Финальной стадией является определение порядка зачисления обучающихся на образовательную программу, условий и порядка обучения по ней, а также порядка проведения и признания результатов обучения, выдачи документов об образовании и (или) квалификации (документы об обучении).

Образовательные организации должны провести большую организационную работу для реализации программ в сетевой форме. В частности, Министерство образования и науки РФ в своем письме от 28.08.2015 N АК-2563/05 «О методических рекомендациях» (вместе с Методическими рекомендациями об организации образовательной деятельности с использованием сетевых форм реализации образовательных программ) (далее — письмо N АК-2563/05) обратило внимание на то, что особенности подготовки и организации учебного процесса для программ, реализуемых в сетевой форме, «. требуют отдельного регулирования на уровне образовательной организации в связи с тем, что используемый ресурс иной организации, в том числе осуществляющей образовательную деятельности, находится вне пределов образовательной организации, в которую поступил обучающийся». Как следствие, абитуриент и обучающийся должны быть уведомлены об особенностях реализации программы в сетевой форме, условиях обучения и особенностях освоения программы, о порядке академической мобильности, зачете частей образовательной программы, предоставлении доступа к электронной информационно-образовательной среде и к другим ресурсам организаций-партнеров, равно как и доступа к социально-культурным и медицинским услугам.

Исходя из положений Закона об образовании и официально обнародованной позиции Минобрнауки России правовая природа договора о сетевом взаимодействии не может быть иной, нежели административно-правовой, поскольку такой договор регулирует образовательные отношения, в том числе с участием обучающихся. Вместе с тем объединение денежных средств или совместное использование имущества организаций в рамках сетевой формы обучения, определение принадлежности результатов интеллектуальной деятельности предполагают также использование и гражданско-правового регулирования, обычного для хозяйствующих субъектов.

В настоящее время не является очевидным то, какие модели сетевой формы обучения допустимы в российском образовании, а какие зарубежные практики неприемлемы. Поиск ответа на этот вопрос связан с установлением пределов использования сетевой формы обучения и целесообразностью ее использования.

Письмо N АК-2563/05 развивает нормы Закона об образовании об использовании сетевой формы обучения в двух направлениях: а) необходимость обеспечения должного уровня реализации образовательных программ, т.е. повышения качества обучения за счет привлечения ресурсов из иных источников, б) целесообразность такого использования. В первом случае сетевая форма должна исправить недостатки самой образовательной организации в части нехватки материальных и финансовых ресурсов, а также обеспечить развитие образовательного процесса. Во втором случае целесообразность диктуется иными задачами (в частности, организацией подготовки принципиально новых специалистов по новым профессиям) и сущностно подразумевает инновационную разработку.

Смотрите так же:  Приказ на курсы повышения квалификации воспитателей

Представляется, что требования к организации сетевой формы обучения должны различаться. В любом случае нормативные требования на этапах принятия решения о применении сетевой формы и контроля его результата должны быть урегулированы. При этом привлечение ресурсов организаций-партнеров должно иметь формальные ограничения и не может скрывать несоответствие самой образовательной организации требованиям, предъявляемым законодательством к обеспечению образовательного процесса, создающее угрозу нарушения прав обучающихся. Когда же речь идет о развитии отдельных образовательных программ перспективного характера либо организации междисциплинарного обучения, формальные ограничения не должны использоваться, однако параметры результата для оценки целесообразности использования сетевого обучения все равно необходимы.

Минобрнауки России предлагает использовать две модели сетевой формы: 1) «образовательная организация и образовательная организация» и 2) «образовательная организация и иная организация-партнер». Вторая модель эффективна, когда в сетевой форме обучения участвует одна российская образовательная организация, которая и несет ответственность за соблюдение российского законодательства и соответствие качества образования требованиям образовательных стандартов. Если же партнерами оказываются несколько российских образовательных организаций, то вопрос о распределении ответственности либо о возложении всей ответственности на одну из них становится проблемным, поскольку не имеет надлежащей детализации в нормативном правовом регулировании образовательной системы. Думается, что решение вопроса об ответственности образовательной организации должно быть увязано с решением вопроса о субъекте выдачи документа об образовании. Само Минобрнауки России допускает выдачу документов об образовании несколькими образовательными организациями, указывая на необходимость зачисления студента на каждую образовательную программу. Полагаем, что возможность получения обучающимся нескольких документов об образовании при условии освоения в нормативные сроки одной образовательной программы, реализуемой в сетевой форме, требует закрепления строгих оснований для такого результата в нормативно-правовом акте Правительства РФ. Выдача документов об освоении программ с одним и тем же наименованием (и содержанием), но в различных образовательных организациях представляется не соответствующей целям регулирования образования в Российской Федерации. Существует так называемое включенное обучение в другой образовательной организации, которое вполне коррелирует с задачами сетевой формы, но документ об образовании студенту при этом не выдается (предоставляется только справка об обучении в этот период в этой организации). В ситуации, когда обучающийся осваивает различные образовательные программы в ходе сетевого обучения, необходимо обозначить пределы, в которых программы различаются содержательно, что и позволит получать несколько документов об образовании. Еще один вопрос, который следует решить в таком случае, — вопрос о возможности обучения на бюджетной основе при выборе сетевой формы с получением нескольких итоговых документов об образовании и о стипендиальном обеспечении таких обучающихся. Также необходимо решить и вопрос о требованиях к исполнению государственного задания в части заполнения контрольных цифр приема на обучение. Дополнительное осложнение вызовет ситуация изменения основы обучения (бюджетная, договорная), которая повлечет необходимость внесения изменений в действующее нормативное правовое регулирование порядка оказания образовательных услуг на основании договора с оплатой стоимости обучения. Нужно заметить, что бюджетное законодательство и законодательство о некоммерческих организациях не запрещают направлять средства, полученные от оказания платных услуг, на выполнение государственного задания (в том числе на обучение студентов бюджетной основы), но в договорах с физическими или юридическими лицами о возмездном оказании образовательных услуг должно быть указание на использование полученных средств на реализацию образовательной программы в сетевой форме, которое обеспечит целевую основу использования средств от оказания платных услуг. Особенности, вытекающие из бюджетного законодательства, существуют также у образовательных организаций, имеющих организационно-правовую форму казенных учреждений. Осуществление приносящей доход деятельности не образует у них права на получение доходов, средства подлежат зачислению в доходы соответствующих бюджетов. Реализация сетевой формы обучения с участием казенных образовательных учреждений потребует решения вопросов использования объединенных финансовых ресурсов главным распорядителем бюджетных средств. Наконец, если в результате реализации образовательной программы в сетевой форме будет происходить объединение средств бюджетов различных уровней бюджетной системы Российской Федерации, то потребуется соблюдение порядка предоставления межбюджетных трансфертов, в частности требований ст. 138.1 Бюджетного кодекса РФ.

Решение вопроса об ответственности за качество образования при использовании сетевой формы обучения зависит от того, кто утверждает образовательную программу.

От количества субъектов, участвующих в процессе утверждения образовательных программ, зависит и решение о выдаче документов об уровне образования. Из упомянутого нами письма N АК-2563/05 следует, что участвовать в разработке образовательной программы могут все организации-партнеры, однако остается неясным, утверждается ли одна программа для всех участников либо каждая образовательная организация утверждает программу для себя самостоятельно. В частности, в последнем абзаце п. 2 письма указывается: «В случае реализации образовательной программы в сетевой форме совместно с образовательной организацией-партнером, образовательными организациями должен быть также установлен порядок совместной разработки и утверждения образовательной программы (часть 2 статьи 15 Федерального закона). Утверждение совместных образовательных программ осуществляется уполномоченным должностным лицом либо коллегиальным органом управления каждой организации, осуществляющей образовательную деятельность, в соответствии с их уставами». Порядок утверждения такой программы, если толковать мнение Минобрнауки России, должен быть установлен самими организациями. Тем не менее не существует формы локального акта, которым бы несколько образовательных организаций (являющихся некоммерческими, находящихся в ведении различных органов публичной власти и учрежденных различными субъектами гражданского права) могли утвердить такой порядок. Представляется, что он должен быть определен министерством.

В приведенном выше абзаце из письма N АК-2563/05 содержится также указание на «совместные программы». Употребление этого термина порождает неопределенность в вопросе, являются ли сетевая форма и совместная программа синонимами или же совместные программы являются разновидностью сетевой формы и требование об утверждении программы относится только к ним. Заметим, что в образовательной деятельности сложилась устойчивая тенденция считать совместными такие программы, которые реализуются российской образовательной организацией с зарубежными университетами.

Не добавляет ясности определение совместной программы, данное в п. 4 письма N АК-2563/05: «Совместная образовательная программа — это единая программа двух образовательных организаций с полностью синхронизированными учебными планами и календарными учебными графиками и с четко прописанной ответственностью участников за предоставляемый ресурс на каждом из этапов ее реализации». Подобная формулировка ставит вопросы, ответы на которые зависят от позиции Минобрнауки России. Во-первых, разве только две организации могут реализовывать совместную программу? Во-вторых, должны ли они быть российскими или возможно участие зарубежного университета? В-третьих, сколько документов может быть выдано обучающимся, если это единая программа, а студенты зачисляются в каждую образовательную организацию? Уточнения требует и порядок проведения итоговой аттестации при сетевом обучении. Минобрнауки рекомендует проводить несколько итоговых аттестаций только для второй модели сетевой формы (п. 5.2 письма), когда объединяются ресурсы двух образовательных организаций, осуществляющих образовательную деятельность в несовпадающих секторах (например, математика и физическая культура). Студент может получить два документа об образовании, если успешно преодолеет обе итоговые аттестации. Но здесь также возникает несколько вопросов. Во-первых, изменяется ли нормативный срок обучения при двух обязательных аттестациях? Во-вторых, если в сетевой форме участвует несколько образовательных организаций, возможны ли итоговые аттестации по всем образовательным программам? Наконец, главный вопрос: как решается вопрос с итоговой аттестацией в первой модели сетевой формы, когда образовательные программы интегрируются? Должна ли быть также интегрированная (совместная) процедура итоговой аттестации и кто устанавливает порядок? Ответы на данные вопросы могут складываться в процессе правореализационной деятельности образовательных организаций, но оптимальным является именно нормативное регулирование отмеченных оценочных позиций на уровне подзаконного акта, изданного Минобрнауки России.

Следует заметить, что в норме п. 6 письма N АК-2563/05 содержатся потенциально новые подходы, скрытые в сетевой форме. Использование принципа базовой организации применительно к определению статуса обучающегося во второй модели «образовательная организация и иная организация-партнер» воспроизводит традиционную модель обучения, не давая возможности проявиться эффекту нового подхода. Неприменение этого принципа в первой модели «образовательная организация и образовательная организация» порождает неопределенность в статусе обучающегося, что также не способствует более интенсивному применению сетевой формы обучения.

Следуя логике норм ст. ст. 15 и 76 Закона об образовании, сетевая форма является перспективной и для дополнительных профессиональных программ: «Сетевая форма реализации дополнительных профессиональных программ — это организационное решение, обеспечивающее использование ресурсов одновременно нескольких образовательных и иных организаций в реализации процесса дополнительного профессионального образования в целях профессионального развития и личностного совершенствования педагогических и руководящих работников системы образования». Сетевые структуры, реализующие дополнительные профессиональные программы, могут формироваться под влиянием заинтересованности образовательных организаций-участников в объединении ресурсов с целью максимального соответствия запросам обучающегося и требованиям к обеспечению реализации конкретной дополнительной профессиональной программы. При реализации дополнительной профессиональной программы в сетевой форме могут быть также использованы ресурсы зарубежных организаций, при условии заключения соответствующего договора между зарубежной организацией и российской организацией, осуществляющей образовательную деятельность в соответствии с Законом об образовании.

Смотрите так же:  Штраф если едешь с одной фарой

Отдельное внимание уделяется в письме N АК-2563/05 экономическим аспектам сетевого взаимодействия организаций-партнеров. Договоры, на основании которых взаимодействуют организации, совместно реализующие образовательные программы в сетевой форме при оказании платных образовательных услуг, в практике хозяйственной деятельности представляют собой договоры возмездного оказания услуг. Также в случае принятия органами управления таких организаций решения о создании интегрированной структуры (консорциума, центра, комплекса, кластера, лаборатории и т.п.) между организацией-исполнителем по договору об образовании и организацией, предоставляющей ресурсы для реализации образовательной деятельности, могут заключаться иные по своему содержанию договоры (например, договор безвозмездной ссуды, договор консорциума, рамочный договор о сотрудничестве), создающие условия для дальнейшей совместной деятельности при реализации образовательных программ в сетевой форме. Такие договоры могут составлять основу интеграции, обоснование для принятия решений в области управления сетевым взаимодействием, однако экономическое содержание в таких договорах отсутствует. Для фактического осуществления деятельности по реализации сетевой формы необходимо заключение дополнительных договоров, которые по своему экономическому содержанию также будут договорами возмездного оказания услуг. Частным случаем договора о сетевом взаимодействии может считаться договор об организации обучения, заключаемый между организацией, осуществляющей образовательную деятельность, и иной организацией, ответственной за подготовку и организацию образовательного процесса с использованием собственной материально-технической базы, за информирование, набор слушателей и комплектование учебных групп (т.е. выполняющей эти функции фактически на условиях аутсорсинга). Этот договор по своему содержанию также представляет собой договор возмездного оказания услуг. Ответственность за качество образования, соблюдение лицензионных требований при использовании материально-технической базы сторонней организации и иных ресурсов при этом несет организация, осуществляющая образовательную деятельность. Взаимоотношения между организацией, разрабатывающей образовательные программы, и привлекаемым внешним персоналом могут строиться на основе договоров гражданско-правового характера.

Как было нами отмечено ранее, реализация образовательных программ в сетевой форме осуществляется на основании договора между организациями, в котором закрепляются принципы взаимодействия, включающие требования к образовательному процессу, материально-техническому обеспечению и способу реализации сетевого взаимодействия. Оформление договора оптимально уже на стадии разработки сетевой образовательной программы, что позволит более полно учесть ресурсный вклад каждой из партнерских организаций. Анализ использования сетевой формы обучения показал, что в настоящее время ее элементы усматриваются при реализации большого количества базовых и дополнительных образовательных программ на основе первой и второй моделей, однако договоры, оформляющие такие отношения, не являются договорами о сетевом взаимодействии. Системным элементом, регламентирующим реализацию образовательных программ в сетевой форме, может стать специальный локальный акт образовательной организации — Положение о сетевой форме реализации образовательных программ.

Представляется, что достоинства сетевой формы кроются именно в гибкости построения образовательного процесса и возможностях отклонения от стандартных приемов обучения в целях реализации совместных программ с зарубежными университетами, объединения ресурсов образовательных и научных организаций (образовательных организаций и ведущих компаний-работодателей) для подготовки кадров, развития междисциплинарности в образовании и решения иных актуальных проблем.

Для обучающихся как потребителей образовательной услуги использование сетевой формы представляется эффективным по следующим причинам:

1) студент получает возможность сравнить обучение в нескольких образовательных организациях, в том числе зарубежных, а значит, может сознательно выбрать образовательную организацию для получения образования следующего уровня;

2) может получить информацию о реальной обстановке в сфере предполагаемой профессиональной деятельности, в частности о потребностях и запросах рынка труда, в том числе зарубежного;

3) получает доступ к новым информационным базам и иным ресурсам, предоставляемым организациями-партнерами сетевой формы обучения.

Таким образом, сетевая форма обучения позволяет достигнуть нескольких целей, в том числе улучшить информированность обучающихся о возможностях получения образования как в Российской Федерации, так и в иностранных государствах, и лучше адаптировать выпускника к потребностям рынка труда.

Образовательная система Российской Федерации также получает положительный эффект от сетевой формы благодаря повышению интернационализации образовательного процесса, формированию системы индикаторов практико-ориентированного обучения, вовлечению работодателей в процесс формирования системы критериев потребностей рынка труда, например в отношении новых профессий.

Описанные нами особенности правового регулирования и рекомендательных основ сетевой формы позволяют сформулировать следующие выводы.

Целью сетевой формы обучения является не только объединение различных ресурсов образовательных организаций и не только удовлетворение собственной заинтересованности каждого из субъектов в образовательном процессе. Идея сетевой формы обучения направлена в первую очередь на создание преимущества для обучающегося, который в результате получает доступ к новым способам формирования компетенций, недоступных ему в условиях классического образовательного процесса в структуре одной образовательной организации. Эти преимущества обучающегося интересны и полезны образовательным, научным и иным организациям-партнерам.

На современном этапе развития российского образовательного законодательства образовательным организациям фактически предоставлено право конструировать сетевую форму реализации программ в пределах трех, а не двух моделей: «российская образовательная организация и российская образовательная организация»; «российская образовательная организация и иностранная образовательная организация»; «российская образовательная организация и иная организация-партнер». Участие зарубежного университета в сетевой форме обучения подразумевает существенные различия, позволяющие говорить о самостоятельной модели сетевой формы.

Приравнивание ранее известного института включенного обучения к сетевой форме обучения требует прояснения в вопросе выдачи документа об образовании. Использование включенного обучения означает возможность зачесть период участия обучающегося, зачисленного в одну образовательную организацию, в образовательном процессе другой образовательной организации. Вместе с тем документ об образовании может быть выдан только одной образовательной организацией (за исключением ситуации взаимодействия с зарубежными университетами), в которую обучающийся зачислен на момент проведения итоговой аттестации.

Структура реализации связей в рамках сетевой формы представляет собой двустороннее или многостороннее взаимодействие субъектов. Преимущества от объединения материальных и нематериальных ресурсов получают все взаимодействующие субъекты, преследующие цель реализации образовательной программы и, как следствие, полноценного формирования у обучающихся заявленных компетенций. Подобная постановка вопроса ставит под сомнение правомочность причисления к сетевой форме правоотношения между образовательной организацией — «донором» и образовательной организацией — «акцептором». Примером такого взаимодействия является заключение договора, согласно которому студенты «периферийной» образовательной организации переводятся в «столичную» образовательную организацию исключительно для получения ее документа об образовании.

Реализация сетевой формы по модели «российская образовательная организация и иная организация-партнер» может рассматриваться в качестве основания профессионально-общественной аккредитации реализуемых при подобном взаимодействии субъектов образовательных программ.

Закрепленные в действующем образовательном законодательстве инновационные инструменты могут сочетаться. Так, при использовании сетевой формы обучения не исключено применение электронного обучения.

В Санкт-Петербургском государственном университете накоплен значительный опыт реализации образовательных программ в кооперации с другими организациями как образовательного направления, так и иными (научными организациями, крупными компаниями, лечебными учреждениями, государственными органами и др.). Позитивный опыт такого взаимодействия может быть использован другими образовательными организациями и позволяет сформулировать предложения по совершенствованию действующего правового регулирования сетевой формы.

Во-первых, необходимо нормативно разграничить или синхронизировать понятия «сетевая форма реализации образовательных программ» и «совместные образовательные программы». Во-вторых, насущно требуется уточнение правового регулирования порядка утверждения образовательной программы (образовательных программ) и методической документации при использовании первой модели сетевой формы — «образовательная организация и образовательная организация». В-третьих, следует детализировать правовое регулирование государственной итоговой аттестации при использовании первой и второй моделей сетевой формы обучения. В-четвертых, необходимо ликвидировать пробел правового регулирования в отношении стипендиального обеспечения обучающихся при реализации первой модели сетевой формы. Обучающийся, получающий бюджетную стипендию в образовательной организации, в которую он зачислен, не может получать ее в другой образовательной организации без специального порядка, установленного в акте Правительства РФ. По действующему бюджетному законодательству получателем субсидии на стипендиальное обеспечение является образовательная организация, а не студент. Передача средств субсидии, полученной на стипендиальное обеспечение (ст. 78.1 Бюджетного кодекса РФ — «субсидия на иные цели»), другой образовательной организации не предусмотрена бюджетным законодательством. В-пятых, следует устранить неопределенность в вопросе выдачи документов об образовании при использовании первой модели сетевой формы обучения. В-шестых, нужно определить закрытый перечень образовательных компонентов, которые могут быть реализованы в другой организации при использовании второй модели сетевой формы обучения («образовательная организация и иная организация-партнер»).

Такой перечень может включать прохождение производственных и других видов практик, проведение научно-исследовательской работы, прохождение мастер-классов (практикумов), обучение практическим компетенциям. В отношении первой модели сетевой формы такой перечень может носить рекомендательный характер и дополнительно учитывать включенное обучение (в объеме учебного периода) или отдельные учебные дисциплины, модули.

Author: Advokat