Российское предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к французскому торговому дому

Задача 6. Российское юридическое лицо обратилось в арбитражный суд с иском к французскому торговому дому, имеющему филиал на территории Российской Федерации

Российское юридическое лицо обратилось в арбитражный суд с иском к французскому торговому дому, имеющему филиал на территории Российской Федерации, о возмещении убытков. Несмотря на неоднократные извещения, направляемые в порядке, предусмотренном международными договорами, ответчик в суд не явился, но представил письменное возражение против рассмотрения дела в государственном суде, сославшись на оговорку в контракте об арбитраже ad hoc. Указанный арбитраж представляет собой одну из разновидностей международного коммерческого арбитража, при которой рассмотрение дела осуществляется специально выбранными сторонами для данного спора арбитрами. Арбитраж ad hoc носит не постоянный, а разовый характер. Он собирается для рассмотрения конкретного дела, после чего прекращает свое существование.

Наличие возможности рассмотрения дела в порядке международного коммерческого арбитража исключает разрешение спора по существу в рамках национальных судебных систем. Согласно п. 2 ст. 87 Арбитражно-процессуального кодекса РФ арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если имеется соглашение лиц, участвующих в деле, о передаче данного спора на разрешение третейского суда. При этом возможность обращения к третейскому суду не должна быть утрачена, а ответчик, возражающий против рассмотрения дела в арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора должен заявить ходатайство о передаче спора на разрешение третейского суда.

Все указанные признаки имели место в рассмотренном выше деле. В связи с этим арбитражный суд оставил иск российского предприятия к иностранной фирме без рассмотрения.

Проанализировав обстоятельства дела, определите, является ли решение об оставлении иска без рассмотрения, принятое арбитражным судом правомерным.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2019 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.001 с) .

Раздел 3. РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ

Российское предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к французскому торговому дому, имеющему филиал на территории Российской Федерации, о возмещении убытков.

Несмотря на неоднократные извещения, направляемые в порядке, предусмотренном международными договорами, ответчик в суд не явился, но представил письменное возражение против рассмотрения дела в государственном суде, сославшись на оговорку в контракте об арбитраже ad hoc ( на случай).

Контракт международной купли-продажи товара содержал арбитражную оговорку о том, что все разногласия, возникающие из обстоятельств по данному договору, будут рассматриваться в арбитраже ad hoc.

Россия и Франция являются участниками Европейской конвенции

о внешнеторговом арбитраже (Женева, 1961).

В пункте 2 статьи 1 Конвенции термином «арбитраж» обозначается разбирательство споров арбитрами, назначенными по каждому отдельному делу (арбитраж ad hoc).

В пункте 3 статьи IV Конвенции установлена процедура образования арбитража ad hoc в том случае, когда стороны в третейской записи не договорились о назначении арбитра (арбитров) и не обозначили место арбитража.

В такой ситуации суду следует решить вопрос о своей компетенции в отношении рассмотрения спора по внешнеэкономическому контракту, содержащему арбитражную оговорку, с учетом положений Конвенции и национального закона.

Согласно пункту 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если имеется соглашение лиц, участвующих в деле, о передаче данного спора на разрешение третейского суда и возможность обращения к третейскому суду не утрачена и если ответчик, возражающий против рассмотрения дела в арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора заявит ходатайство о передаче спора на разрешение третейского суда.

В данном случае стороны не утратили возможности обращения в арбитраж, который предусмотрен соглашением сторон и понимается в смысле Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже как арбитраж ad hoc, создаваемый на случай рассмотрения каждого отдельного спора.

Кроме того, ответчик подтвердил свое желание обратиться в международный коммерческий арбитраж, что предусмотрено п. 2 ст. 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В этой ситуации сторонам арбитражного соглашения надлежало принять соответствующие меры к рассмотрении) спора и порядке арбитража ad hoc.

Арбитражный суд оставил иск российского предприятия к иностранной фирме без рассмотрения. 18.

В случае обращения спорящих сторон арбитражный суд принимает к рассмотрению иск об исполнении договора с иностранным инвестором, содержащего третейскую запись.

Российское открытое акционерное общество и иностранная фирма заключили договор подряда, в соответствии с которым иностранная фирма приняла на себя обязательства по ремонту российского судна.

Пункт 54 указанного договора предусматривал, что всо разногласия, возникающие по условиям контракта, рассматриваются в арбитражном порядке в Стокгольме без вмешательства генеральных судов на основании материального законодательства Швеции Пункт 59данного контракта устанавливал, что изменения и дополнения к контракту будут иметь силутолько при изложении их в письменной форме и подписании полномочными представителями сторон.

Затем представителями сторон, действующими па основании выданных доверенностей, было подписано дополнение к контракту, согласно которому споры и разногласия разрешаются арбитражным судом субъекта Российской Федерации в соответствии с установленной законодательством Российской Федерации процедурой.

Иностранная сторона свои обязательства по ремонту судна выполнила. Российская сторона оплатила выполненные работы лишь частично, в связи с чем иностранная фирма обратилась в арбитражный суд Российской Федерации с иском о взыскании суммы долга.

Решением суда первой инстанции иск был удовлетворен в полном объеме.

Суд кассационной инстанции отменил решение и передал дело на новое рассмотрение со ссылкой на то, что решение судом первой инстанции было принято с нарушением норм законодательства, а именно: нарушены требования о надлежащем извещении истца, на документах не проставлен апостиль, неправильно определено применимое право к отношениям сторон.

При новом рассмотрении дела определением суда первой инстанции иск иностранной фирмы был оставлен без рассмотрения в связи с тем, что российский суд не является компетентным судом в отношении данного спора. Суд руководствовался тем, что дополнение к контракту о разрешении споров и разногласий в арбитражном суде Российской Федерации недействительно, так как представитель российской стороны не имел права его подписывать на основании выданной доверенности, а последующего одобрения сделки не последовало. Следовательно, действует прежняя редакция пункта 54 контракта, согласно которому все споры должны разрешаться в арбитражном суде Стокгольма.

Суд кассационной инстанции это определение отменил по следующим основаниям.

Контракт является внешнеэкономической сделкой. Данный контракт содержал арбитражную оговорку (пункт 54), согласно которой все споры должны были рассматриваться в арбитражном суде в Стокгольме исходя из материального права Швеции.

Иностранная фирма предъявила иск в арбитражный суд Российской Федерации. Согласно пункту 1 статьи 6 Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года и пункту 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при наличии арбитражной оговорки арбитражные суды Российской Федерации вправе рассматривать подведомственный им спор с участием иностранного лица, если иск заявлен в надлежащий арбитражный суд субъекта Российской Федерации и ответчик не заявляет ходатайства о передаче спора в третейский суд до своего первого заявления по существу спора.

Арбитражный суд субъекта Российской Федерации принял исковое заявление фирмы к производству. Как видно из материалов дела, ответчик не заявлял об отводе арбитражного суда до своего первого заявления по существу спора.

При еще одном рассмотрении дела суд первой инстанции пришел к выводу о том, что при передаче дела на новое рассмотрение все процес суальные действия начинаются заново и истец вправе вновь заявить

о действительности третейской записи.

Последний вывод суда нельзя признать обоснованным, так как производство по делу в связи с направлением его на новое рассмотрение не прекращалось и арбитражная оговорка утратила силу.

Таким образом, в соответствии с нормами Европейской конвенции

о внешнеторговом арбитраже 1961 г. арбитражный суд Российской Федерации имел право рассматривать данный спор. 19.

Арбитражный суд исполняет решение третейского суда при наличии явно выраженного волеизъявления о передаче частного спора в третейский суд.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на определение арбитражного суда.

Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с заявлением

о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, вынесенное против казенного предприятия Российской Федерации.

Определением арбитражного суда заявителю выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда с обращением взыскания на имущество казенного предприятия.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации предлагалось названное определение отменить, в выдаче исполнительного листа на исполнение решения третейского суда отказать.

Президиум удовлетворил протест, ибо в соответствии со статьей 26 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров арбитражный суд вправе отказать в выдаче исполнительного листа, если соглашение сторон о рассмотрении спора в третейском суде не достигнуто.

Как видно из материалов дела, выдавая разрешение на принудительное исполнение решения третейского суда, арбитражный суд в нарушение Временного положения о третейском суде не проверил наличия соглашения иностранной компании и казенного предприятия о рассмотрении спора третейским судом.

Директор предприятия в своем заявлении прокурору утверждал, что не подписывал никаких соглашений о передаче споров с иностранной компанией в третейский суд.

Поскольку арбитражный суд, выдавая исполнительный лист, не выяснил обстоятельств, имеющих значение для дела, решение суда первой инстанции Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отменено, дело направлено на новое рассмотрение. 20.

Арбитражный суд принимает иск с участием иностранного лица к рассмотрению в случае наличия норм о подведомственности ему таких споров в международном договоре Российской Федерации.

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к иностранной фирме о взыскании убытков.

Определением суд отказал в принятии искового заявления со ссылкой на неподведомственность спора арбитражному суду.

Постановлением апелляционной инстанции определение оставлено без изменения на основании пункта 1 части 1 статьи 107 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение.

Как видно из материалов дела, исковые требования основаны на ненадлежащем исполнении ответчиком обязательств перевозчика по транспортному договору, согласно которому иностранная фирма обязалась оказывать транспортные услуги российскому акционерному обществу.

В основе спора лежат отношения по международной дорожной перевозке грузов, а поэтому к отношениям сторон подлежит применению Женевская конвенция о договоре международной перевозки грузов от 19 мая 1956 года (далее — Конвенция).

Статья 31 Конвенции предусматривает, что по всем спорам, возникающим из перевозки, подпадающей под действие настоящей Конвенции, истец, кроме согласованных сторонами судов стран — участниц Конвенции, может обратиться в суд страны, на территории которой находится место принятия груза к перевозке или место, предназначенное для сдачи груза.

Транспортный договор, счета-фактуры, накладные, иные документы, имеющиеся в материалах дела, свидетельствуют об осуществлении перевозки по территориям нескольких государств (Россия, Скандинавские государства, Германия). Все названные государства являются участниками Женевской конвенции от 19 мая 1956 года. Места погрузки и места доставки груза во всех случаях, указанных в договоре, находились на территории двух различных государств. Территория Российской Федерации была либо местом принятия груза, либо местом его доставки.

Поэтому на основании подпункта«Ь» части 1 статьи 31 Конвенции спор подведомствен компетентному суду Российской Федерации. Поскольку спор носит экономический характер (его субъекты — юридические лица), таким компетентным судом является арбитражный суд Российской Федерации.

Статья 212 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает возможность рассмотрения споров с участием иностранных лиц. Однако в соответствии с частью 4 названной статьи дела по искам к перевозчикам, вытекающим из договора перевозки, в том числе когда перевозчик является одним из ответчиков, рассматриваются по месту нахождения органа транспорта.

Таким образом, нормы Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об определении компетенции арбитражных судов Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц в этой части не совпадают с нормами Женевской конвенции от 19 мая 1956 года.

Смотрите так же:  Жалоба в фмба россии

На основании части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации,

ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 16 мая 1995 г. «О международных договорах Российской Федерации» и в соответствии с ч. 3 ст. 3 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в том случае, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, тем те, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации, то применяются правила международного договора.

Российское предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к французскому торговому дому

Последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора определяются правом, применимым к договору международной купли-продажи.

Нормы Конвенции направлены на установление необходимого баланса прав и обязанностей контрагентов при нарушении договора. Покупатель, в случае поставки несоответствующего товара, не может, по общему правилу, требовать ни взыскания возникших у него убытков, ни замены товара или устранения его дефектов, ни снизить цену в соответствующей пропорции, если он не извещает продавца о характере такого несоответствия (ст.39 Конвенции).

Как подчеркивают исследователи, при определении правовых последствий нарушения договора международной купли-продажи товаров, положения Конвенции акцентируют внимание не на обязательствах неисправной стороны, хотя такой вывод может быть сделан из структуры Конвенции, а на субъекте, чьи права нарушены, и с этой целью предоставляются ему средства правовой защиты для обеспечения своего интереса [1] .

Как закрепляется в ст.45 и 61 Конвенции, один лишь факт неисполнения должником какого-либо из своих обязательств по договору или по Конвенции, дает пострадавшей стороне право осуществить любое из имеющихся в ее распоряжении средств правовой защиты.

Таким образом, нормы конвенции воздействуют не на субъект ответственности, а предоставляют добросовестному субъекту использовать предусмотренные средства защиты. Последствия нарушения договора излагаются в контексте средств правовой защиты (правомочий), предоставляемых потерпевшей стороне непосредственно из заключенного договора в случае нарушения обязательств ее контрагентом, и направленных на защиту своего имущественного интереса, ради которого стороны и совершили договор.

Средства правовой защиты, как они устанавливаются Конвенцией, представляют собой согласованную, последовательную и эффективную систему мер.

Во-первых, как мы уже подчеркивали, конвенция применяется только к хозяйствующим субъектам, что предполагает предъявление к ним повышенных требований.

Во-вторых, как закреплено ст.5 Конвенции, она не применяется в отношении ответственности продавца за причиненные товаром повреждения здоровья или смерть какого-либо лица. Таким образом, опять-таки констатируется, что речь идет именно о предпринимательской ответственности.

Инструменты (средства) защиты согласно Конвенции делятся на:

1) средства защиты покупателя при нарушении договора продавцом (ст.ст.45-52);

2) средства защиты продавца при нарушении договора покупателем (ст.ст.61-70).

Заметим, что в гражданском законодательстве России средства защиты связываются не с субъектом, а ставятся в зависимость от конкретного типа нарушения (неуплата цены, непринятие товара и т.д.). Таким образом, если по нормам Конвенции речь идет о реализации средств защиты добросовестной стороной, то по гражданскому законодательству РФ – о привлечении недобросовестного субъекта к мерам ответственности.

Базисом для анализа средств правовой защиты по Венской конвенции являются положения ст.45 и ст.61.

Согласно п.1 ст.45 Конвенции, если продавец не исполняет какое-либо из своих обязательств по договору или по настоящей Конвенции, покупатель может:

a) осуществить права, предусмотренные в статьях 46-52;

b) потребовать возмещения убытков, как это предусмотрено в статьях 74-77.

Аналогичная норма предоставляет соответствующие правомочия продавцу. Согласно п.1 ст.61 если покупатель не исполняет какого-либо из своих обязательств по договору или по настоящей Конвенции, продавец может:

a) осуществить права, предусмотренные в статьях 62-65;

b) потребовать возмещения убытков, как это предусмотрено в статьях 74-77.

Иные средства защиты закреплены в специальных разделах Конвенции. В частности это:

— средства защиты в случае предвидимого нарушения договора (ст.ст.71-73).

Покупателю и продавцу предоставляется в случае нарушения контрагентом своих обязательств как право требовать реального исполнения (ст.46,62), так и возмещения убытков (ст.45,61), причем реализация этих правомочий не исключает и не ограничивает друг друга.

Возможность пострадавшей стороны совместить эти требования создает для нее гарантию того, что ее интересы могут быть должным образом защищены при любых обстоятельствах.

Конвенцией определяются условия реализации некоторых средств защиты, которые должным образом учитывают интересы и потребности неисправного контрагента, например, обязанность покупателя дать извещение о характере несоответствия товара, о характере прав и притязаний третьего лица (ст.39, 43), возможность продавца самому устранить недостаток в исполнении им своих обязанностей (ст.37, 48), что может также полностью исключать или временно ограничивать отдельные средства защиты покупателя. Фактически в Конвенции выражен баланс средств защиты как продавца, так и покупателя.

Итак, подводя некоторый итог, подчеркнем, что отличительной особенностью средств правовой защиты по Конвенции является то обстоятельство, что основанием их реализации, как устанавливается в ст.ст.45,61, является лишь факт неисполнения стороной любого из своих обязанностей. Данные положения, а также то обстоятельство, что Конвенция не использует институт юридической ответственности, а оперирует категорией средств правовой защиты означает не только полное исключение концепции вины как основания применения к неисправному контрагенту ответственности или иных неблагоприятных мер воздействия, но и свидетельствует о недопустимости утверждений о закреплении в Конвенции принципа объективной ответственности с изъятиями, установленными в ст.79 в отношении освобождения от возмещения убытков. В подтверждение этого можно указать также на то, что Конвенция, в отличие от систем права, использующих концепцию вины, не только не закрепляет данную категорию в основном ее проявлении, т.е. в качестве условия возникновения ответственности (возмещения убытков), но и не использует ее в побочных сферах [2] . Например, Конвенция устанавливает обязанность потерпевшей стороны принять меры по уменьшению ущерба (ст.77), при невыполнении которой возмещаемые убытки могут быть уменьшены, что отличается от соответствующих норм ГК РФ, оперирующих категорией «вина» кредитора при уменьшении размера ответственности должника.

Рассмотрим правовые основы освобождения от ответственности (раздел IV Конвенции).

В тех случаях, когда обязанная сторона не могла контролировать препятствие, вызвавшее неисполнение (ст.79), либо когда неисполнение было вызвано действиями или упущениями кредитора (ст.80), должник может быть освобожден от отдельных последствий неисполнения своего обязательства. И если п.5 ст.79 освобождает должника только от обязанности возмести убытки, оставляя кредитору все остальные средства защиты, то ст.80 идет концептуально дальше, ограничивая для потерпевшей стороны право вообще ссылаться на неисполнение обязательства в той мере, в какой это неисполнение было вызвано ее действиями или упущениями.

Казалось бы, неисполнение обязанности, вызванное отсутствием сотрудничества со стороны кредитора, будет более правильно рассматривать не как нарушение договора, при котором исключается ответственность, а как теряющее качество неисполнения вообще. Однако содержание ст.80, ее структурное расположение подтверждают вывод, что независимо от вызвавших причин, любое неисполнение стороной принятого на себя обязательства, под которым понимается обязанность достичь определенного результата, является достаточным основанием для осуществления кредитором средств правовой защиты, иными словами, для несения должником ответственности за нарушение договора. И лишь наличие некоторых обстоятельств, указанных в ст.79-80, позволяет должнику освободится от ответственности, что выражается в невозможности для пострадавшей стороны реализовать то или иное средство правовой защиты [3] .

Важно подчеркнуть, что с торона внешнеторговой сделки купли-продажи товара не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств лишь в том случае, если докажет в процессе судебного разбирательства, что неисполнение было вызвано препятствием вне ее контроля. Проиллюстрируем сказанное примером из практики:

«Торговый дом, зарегистрированный за рубежом, но имеющий представительство в России, обратился в арбитражный суд с иском к российскому внешнеторговому объединению о взыскании убытков, причиненных невыполнением объединением своих обязательств по оплате поставленного в Россию сахара.

Российское внешнеторговое объединение выдвинуло возражения против иска со ссылкой на то обстоятельство, что деньги, предназначенные для оплаты подлежавшего поставке сахара, были переведены в соответствии с условиями договора в зарубежный банк, но впоследствии похищены третьими лицами со счетов этого банка и в связи с этим не зачислены на счет торгового дома в зарубежном банке. К моменту предъявления иска по факту хищения возбуждено уголовное дело в иностранном государстве. Внешнеторговое объединение, возражая против исковых требований, ссылалось на то, что сторона внешнеэкономического контракта не несет ответственности за неисполнение обязательств, если последнее произошло по вине третьих лиц.

Суд отклонил данное возражение ответчика.

При этом учитывалось, что стороны внешнеэкономической сделки находились в государствах — участниках Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (1980).

Ответственность сторон по сделкам купли-продажи товаров регулируется статьей 79 указанной Конвенции, в которой предусмотрено следующее:

«Сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля» (п.1).

«В случае неисполнения обязательств третьим лицом, привлеченным для исполнения части договора, такое неисполнение может служить основанием к освобождению от ответственности также только в случае наступления «препятствия вне контроля» (п. 2).

Препятствие вне контроля характеризуется Конвенцией как непредвиденное, неотвратимое и непреодолимое обстоятельство.

Из последующих положений Конвенции следует, что сторона — нарушитель обязательств по внешнеэкономической сделке должна доказать следующее: событие, препятствующее исполнению, наступило несмотря на то, что были предприняты все необходимые и разумные меры либо для предотвращения такого препятствия, либо наступления его последствий. Например, таким препятствием могут быть стихийные бедствия, блокады, войны и т.д.

При этом факт невозможности исполнения обязательств должником не принимается во внимание, если исполнение объективно было возможно. В том случае, когда определенные события создают лишь затруднение должнику к исполнению, такие события не могут рассматриваться как «препятствие вне контроля» должника.

Российское внешнеторговое объединение не представило доказательств, что действия третьих лиц являлись «препятствием вне контроля» в смысле названной Конвенции, и, следовательно, не могло быть освобождено от ответственности на основании одного факта неисполнения обязательств из-за действий третьих лиц.

Таким образом, арбитражный суд принял во внимание, что освобождение от ответственности по сделкам международной купли-продажи товаров возможно лишь в случае наступления «препятствия вне контроля», не позволяющего должнику исполнить свои обязательства. В силу того обстоятельства, что российский должник объективно мог и должен был исполнить свои обязательства перед иностранным кредитором, суд удовлетворил требования истца» [4] .

Как мы уже подчеркнули, иным образом построены правовые механизмы ответственности в случае если стороны определили в качестве применимого права или гражданское законодательство РФ или, например, общие условия поставок товаров (к примеру, Общие условия поставок товаров из стран — членов Совета Экономической Взаимопомощи в Финляндскую Республику и из Финляндской Республики в страны — члены Совета Экономической Взаимопомощи (ОУП СЭВ — Финляндия, ноябрь, 1978г.).

По гражданскому законодательству РФ для привлечения стороны к ответственности, по общему правилу, необходимо наличие всех условий ответственности: неправомерные действия (бездействия); вина; причинная связь; неблагоприятные последствия.

Российское законодательство рассматривает ответственность как — реализацию санкции, обязанность субъекта к определенным действиям, поведению: нести лишения имущественного характера.

Возмещение убытков и уплата неустойки – основные формы ответственности.

Нарушение денежного обязательства может повлечь за собой для кредитора убытки, которые не компенсируются в полной мере уплатой процентов на неполученную денежную сумму.

Под убытками, согласно п.2 ст.15 ГК РФ, понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Требуя возмещения реального ущерба и упущенной выгоды, лицо, право которого нарушено, обязано доказать размер ущерба (ст. 393 ГК РФ), причинную связь между ущербом и действиями лица, нарушившего право, а в случаях когда законом или договором предусмотрена презумпция невиновности должника — также его вину (ст. 401 ГК РФ).

Следующая форма ответственности – неустойка. Легальное определение неустойки (штрафа, пени) дается законодателем в п. 1 ст. 330 ГК РФ. Неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Смотрите так же:  Приказ о смене фамилии директора ооо

Отдельно необходимо выделить такую форму ответственности как проценты по ст.395 ГК РФ. Согласно п.1 ст.395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. Названные правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором. Для применения положения ст.395 ГК РФ не нужно доказывать факт наличие убытков.

Статья 395 ГК РФ применяется факультативно при реализации норм Конвенции.

По одному делу рассмотренному МК А С встал вопрос о начислении на возвращаемую цену процентов годовых с даты уплаты цены (п.1 ст.84 Конвенции). МК А С установила «При определении ставки процентов годовых и порядка их исчисления судом были применены правила ст. 395 ГК РФ, поскольку Венская конвенция не содержит указаний по этому вопросу. Принимая во внимание, что цена была уплачена в индийских рупиях и решением МК А С ответчик обязывается возвратить цену в этой валюте, а в России (месте нахождения кредитора) не существует ставки банковского процента в индийских рупиях, МК А С учел принятую для таких случаев международную практику, нашедшую отражение в Принципах международных коммерческих договоров УНИДРУ А 1994 г., и применил среднюю ставку банковского процента по краткосрочному кредитованию первоклассных заемщиков в отношении валюты платежа в государстве валюты платежа, т.е. в Индии, использовав публикации в Интернете Резервного банка Индии» [5] .

Если стороны установили в качестве применимого права общие условия поставок (например, Общие условия поставок товаров из стран — членов Совета Экономической Взаимопомощи в Финляндскую Республику и из Финляндской Республики в страны — члены Совета Экономической Взаимопомощи (ОУП СЭВ — Финляндия, ноябрь, 1978г.), необходимо учитывать установленные в «условиях» основания освобождения от ответственности. Согласно ст. 14.1.1 сторона освобождается от ответственности за частичное или полное неисполнение обязательства по контракту, если это неисполнение явилось следствием обстоятельств непреодолимой силы, возникших после заключения контракта в результате событий чрезвычайного характера, которые сторона не могла ни предвидеть, ни предотвратить разумными мерами. В контракте могут быть предусмотрены и другие случаи, освобождающие от ответственности.

Заметим, что в интересах сторон установить договорную подсудность по спорам, возникающим из договора купли-продажи. Например: «Все споры и претензии, возникающие между сторонами по настоящему договору, решаются путем компромисса и переговоров, а в случае не достижения согласия — в арбитражном суде г.Москвы в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации» или следующим образом «Все разногласия, возникающие в связи с исполнением настоящего контракта или в связи с ним, должны разрешаться путем дружеских переговоров и консультаций между сторонами. Спорные вопросы, не урегулированные сторонами, передаются на разрешение Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ и рассматриваются в соответствии с Регламентом этого суда по нормам материального права РФ».

На практике стороны зачастую включат в текст контракта арбитражную оговорку о том, что споры по контракту разрешаются в международном коммерческом арбитраже «ad hoc». Приведем пример из практики:

«Российское предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к французскому торговому дому, имеющему филиал на территории Российской Федерации, о возмещении убытков.

Несмотря на неоднократные извещения, направляемые в порядке, предусмотренном международными договорами, ответчик в суд не явился, но представил письменное возражение против рассмотрения дела в государственном суде, сославшись на оговорку в контракте об арбитраже «ad hoc» (на случай).

Контракт международной купли-продажи товара содержал арбитражную оговорку о том, что все разногласия, возникающие из обстоятельств по данному договору, буду рассматриваться в арбитраже «ad hoc».

Россия и Франция являются участниками Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже (Женева, 1961).

В пункте 2 статьи 1 Конвенции термином «арбитраж» обозначается разбирательство споров арбитрами, назначенными по каждому отдельному делу (арбитраж «ad hoc»).

В пункте 3 статьи IV Конвенции установлена процедура образования арбитража «ad hoc» в том случае, когда стороны в третейской записи не договорились о назначении арбитра (арбитров) и не обозначили место арбитража.

В такой ситуации суду следует решить вопрос о своей компетенции в отношении рассмотрения спора по внешнеэкономическому контракту, содержащему арбитражную оговорку, с учетом положений Конвенции и национального закона.

Согласно пункту 2 статьи 87 А ПК РФ (п.5 и 6 ст.148 А ПК РФ 2002г.) арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если имеется соглашение лиц, участвующих в деле, о передаче данного спора на разрешение третейского суда и возможность обращения к третейскому суду не утрачена и если ответчик, возражающий против рассмотрения дела в арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора заявит ходатайство о передаче спора на разрешение третейского суда.

В данном случае стороны не утратили возможности обращения в арбитраж, который предусмотрен соглашением сторон и понимается в смысле Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже как арбитраж «ad hoc», создаваемый на случай рассмотрения каждого отдельного спора.

Кроме того, ответчик подтвердил свое желание обратиться в международный коммерческий арбитраж, что предусмотрено пунктом 2 статьи 87 А ПК РФ (пункты 5 и 6 ст. 148 А ПК РФ 2002 г.).

В этой ситуации сторонам арбитражного соглашения надлежало принять соответствующие меры к рассмотрению спора в порядке арбитража «ad hoc».

А рбитражный суд оставил иск российского предприятия к иностранной фирме без рассмотрения» [6] .

Таким образом, арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения в случае наличия во внешнеэкономическом контракте арбитражной оговорки о том, что споры по контракту разрешаются в международном коммерческом арбитраже «ad hoc».

В тоже время суд должен принять иск к рассмотрению и в случае наличия во внешнеэкономическом контракте арбитражной оговорки, если найдет, что арбитражное соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено. Приведем пример из практики:

«Российский машиностроительный завод обратился в арбитражный суд с иском к торговому дому, находящемуся в Швейцарии и имеющему филиал на территории Российской Федерации, о признании недействительным заключенного с ним договора.

Иностранная фирма представила свои возражения против иска в письменном виде.

Несмотря на неоднократные извещения, направляемые в порядке, предусмотренном международными договорами, ответчик на судебное заседание не явился.

В письменном возражении против иска ответчик указал, что внешнеэкономический контракт содержит арбитражную оговорку, но не пояснил, о каком третейском суде идет речь в этой оговорке.

Внешнеэкономический контракт международной купли-продажи товара содержал арбитражную оговорку о том, что все разногласия, возникающие из обязательств по данному договору, будут рассматриваться в парижском институте.

А рбитражный суд установил, что истец, так же как и ответчик, не мог конкретизировать содержание данной оговорки: не назвал точного наименования международного институционного арбитража, не дал о нем пояснений, отрицал действительность своего волеизъявления на арбитражное соглашение в данном внешнеэкономическом контракте.

Иными словами, суд установил, что данное арбитражное соглашение не может быть конкретизировано, а следовательно, и выполнено сторонами по внешнеэкономическому контракту.

В такой ситуации суду следовало решить вопрос о своей компетенции в отношении разрешения спора по внешнеэкономическому контракту, содержащему арбитражную оговорку.

Вопрос о компетенции суда в проведении разбирательства по делу возможно решить с учетом положений Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958) [7] .

Пунктом 3 статьи 2 Конвенции установлено, что «суд договаривающегося государства, если к нему поступает иск по вопросу, по которому стороны заключили соглашение, предусматриваемое настоящей статьей, должен по просьбе одной из сторон направить стороны в арбитраж, если не найдет, что упомянутое соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено».

В силу того обстоятельства, что стороны не могли уточнить точного названия и адреса парижского института и арбитражное соглашение не могло быть исполнено, арбитражный суд, руководствуясь пунктом 1 части 2 статьи 212 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (п.2 ч.1 ст.247 АПК РФ 2002г.) принял иск российского предприятия к рассмотрению».

Итак, еще раз подчеркнем, что в интересах сторон максимум детализировать договор международной купли-продажи, в том числе, сделать правильную арбитражную оговорку.

[1] Жарский А.В. Правовые последствия нарушения договора международной купли-продажи товаров: общая характеристика на основе Венской конвенции 1980г. // Право и экономика. — №11. – 2001. – с.40.

[2] Жарский А.В. Правовые последствия нарушения договора международной купли-продажи товаров: общая характеристика на основе Венской конвенции 1980г. // Право и экономика. — №11. – 2001. – с.41.

[3] Жарский А.В. Договор международной купли-продажи товаров: последующее изменение обстоятельств / Журнал Российского Права. — №7. — 2000. — С.77.

[4] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 1998 г. №29 «Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 1998г. — №4.

[5] Розенберг М.Г. Применение статьи 395 ГК РФ // эж-ЮРИСТ. — №29. — 2004г.

[6] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2001 г. №58 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — №7. — 2001г.

[7] Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 29 декабря 1958 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – №8. — 1993г.

ПИСЬМО Президиума ВАС РФ от 16.02.98 N 29 «ОБЗОР СУДЕБНО-АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКИ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ ПО ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ЛИЦ»

Раздел III. Международные договоры и вопросы арбитражного процесса

13. Арбитражный суд принимает иск к рассмотрению и в случае наличия во внешнеэкономическом контракте арбитражной оговорки, если найдет, что арбитражное соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.

Российский машиностроительный завод обратился в арбитражный суд с иском к торговому дому, находящемуся в Швейцарии и имеющему филиал на территории Российской Федерации, о признании недействительным заключенного с ним договора.

Иностранная фирма представила свои возражения против иска в письменном виде.

Несмотря на неоднократные извещения, направляемые в порядке, предусмотренном международными договорами, ответчик на судебное заседание не явился.

В письменном возражении против иска ответчик указал, что внешнеэкономический контракт содержит арбитражную оговорку, но не пояснил, о каком третейском суде идет речь в этой оговорке. Внешнеэкономический контракт международной купли-продажи товара содержал арбитражную оговорку о том, что все разногласия, возникающие из обязательств по данному договору, будут рассматриваться «в парижском институте».

Арбитражный суд установил, что истец, также как и ответчик, не мог конкретизировать содержание данной оговорки: не назвал точного наименования международного институционного арбитража, не дал о нем пояснений, отрицал действительность своего волеизъявления на арбитражное соглашение в данном внешнеэкономическом контракте.

Иными словами, суд установил, что данное арбитражное соглашение не может быть конкретизировано, а следовательно и выполнено сторонами по внешнеэкономическому контракту.

В такой ситуации суду следовало решить вопрос о своей компетенции в отношении разрешения спора по внешнеэкономическому контракту, содержащему арбитражную оговорку.

Вопрос о компетенции суда в проведении разбирательства по делу возможно решить с учетом положений Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958)*.

Пунктом 3 статьи 2 Конвенции установлено, что «суд договаривающегося государства, если к нему поступает иск по вопросу, по которому стороны заключили соглашение** , предусматриваемое настоящей статьей, должен по просьбе одной из сторон направить стороны в арбитраж, если не найдет, что упомянутое соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено».

В силу того обстоятельства, что стороны не могли уточнить точного названия и адреса «парижского института» и арбитражное соглашение не могло быть исполнено, арбитражный суд, руководствуясь пунктом 1 части 2 статьи 212 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принял иск российского предприятия к рассмотрению.

Смотрите так же:  Срочно оформить осаго

14. Арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения в случае наличия во внешнеэкономическом контракте арбитражной оговорки о том, что споры по контракту разрешаются в международном коммерческом арбитраже ad hoc.

Российское предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к французскому торговому дому, имеющему филиал на территории Российской Федерации, о возмещении убытков.

Несмотря на неоднократные извещения, направляемые в порядке, предусмотренном международными договорами, ответчик в суд не явился, но представил письменное возражение против рассмотрения дела в государственном суде, сославшись на оговорку в контракте об арбитраже ad hoc (на случай).

Внешнеэкономический контракт международной купли-продажи товара содержал арбитражную оговорку о том, что все разногласия, возникающие из обязательств по данному договору, будут рассматриваться в арбитраже ad hoc.

Россия и Франция являются участниками Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже (Женева, 1961).

В пункте 2 статьи I Конвенции термином «арбитраж» обозначается разбирательство споров арбитрами, назначенными по каждому отдельному делу (арбитраж ad hoc).

В пункте 3 статьи IV Конвенции установлена процедура образования арбитража ad hoc в том случае, когда стороны в третейской записи не договорились о назначении арбитра (арбитров) и не обозначили место арбитража.

В такой ситуации суду следует решать вопрос о своей компетенции в отношении рассмотрения спора по внешнеэкономическому контракту, содержащему арбитражную оговорку, с учетом положений Конвенции и национального закона.

Согласно пункту 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если имеется соглашение лиц, участвующих в деле, о передаче данного спора на разрешение третейского суда и возможность обращения к третейскому суду не утрачена и если ответчик, возражающий против рассмотрения дела в арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора, заявит ходатайство о передаче спора на разрешение третейского суда.

В данном случае стороны не утратили возможности обращения в арбитраж, который предусмотрен соглашением сторон и понимается в смысле Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже как арбитраж ad hoc, создаваемый на случай рассмотрения каждого отдельного спора.

Кроме того, ответчик подтвердил свое желание обратиться в международный коммерческий арбитраж, что предусмотрено пунктом 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В этой ситуации сторонам арбитражного соглашения надлежало принять соответствующие меры к рассмотрению спора в порядке арбитража ad hoc.

Арбитражный суд оставил иск российского предприятия к иностранной фирме без рассмотрения.

15. Арбитражный суд оставляет без рассмотрения иск на основании пункта 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае цессии тогда, когда основной договор, по которому состоялась уступка права требования, содержал третейскую запись о передаче споров по сделке в международный коммерческий арбитраж.

Между бельгийской и американской фирмами в 1996 году был заключен договор уступки права иска, требования и долга, по которому первая фирма передала второй право требования с российского акционерного общества возврата средств, полученных последним от бельгийской фирмы по договору о предоставлении ссуды.

Американская фирма открыла в России свое представительство и обратилась в арбитражный суд Российской Федерации с иском к российскому акционерному обществу о взыскании долга по ссуде, выданной бельгийской фирмой.

В договоре о предоставлении ссуды стороны предусмотрели, что все возникшие из него споры и разногласия будут разрешаться путем переговоров, а в случае, если спорные вопросы не будут урегулированы мирным путем, — в Арбитражном институте при торговой палате города Стокгольма в соответствии с регламентом этого арбитражного института.

Предъявляя иск в арбитражный суд Российской Федерации, цессионарий считал, что арбитражная оговорка как соглашение сторон является самостоятельным, не зависящим от основного договора условием и имеет не материально-правовой, а процессуальный характер, поэтому не могла быть передана ему по договору цессии.

Согласно статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором.

Анализ указанной нормы и заключенного между сторонами договора цессии, которым предусмотрена также уступка права на предъявление исков, позволял сделать следующие выводы:

предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору;

сохранение ранее установленного сторонами порядка разрешения споров не ущемляет прав цессионария и позволяет обеспечить надлежащую защиту интересов должника.

Учитывая это, арбитражный суд сделал обоснованный вывод о том, что к упоминаемым в статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации условиям, на которых права первоначального кредитора переходят к новому кредитору, может быть отнесено также условие об избрании определенного арбитража для разрешения возможных споров между участниками договора.

Исходя из этого, суд правомерно применил пункт 2 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которому иск оставляется без рассмотрения при соблюдении указанных в этой норме требований.

16. Арбитражному суду подведомственны споры о признании недействительными актов органов юстиции с отказом о проставлении апостиля на документах юридических лиц, направляемых в органы иностранных государств.

Российское предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к областному отделу юстиции о признании недействительным отказа от проставления апостиля на нотариальной надписи.

В исковом заявлении акционерное общество оспаривало неправомерность отказа областного отдела юстиции проставить апостиль на копии гражданско-правовой доверенности, переведенной на английский язык и заверенной нотариусом в надлежащем порядке. Копия доверенности на английском языке подлежала представлению в суд Великобритании.

В отзыве на иск отдел юстиции указал, что спор арбитражному суду неподведомствен, поскольку представленное истцом письмо областного отдела юстиции с отказом в проставлении апостиля не является актом, подлежащим обжалованию на основании статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно части 2 указанной статьи к экономическим спорам, разрешаемым арбитражным судом, в частности, относятся споры о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, не соответствующих законам и иным нормативным правовым актам и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан.

В соответствии со статьей 11 Гаагской конвенции (1961), отменяющей требование легализации иностранных официальных документов, апостиль проставляется на официальных документах, которые были совершены на территории одного из договаривающихся государств и должны быть представлены на территории другого договаривающегося государства.

Статьей 3 Гаагской конвенции предусмотрено, что апостилем удостоверяется «подлинность подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинность печати и штампа, которым скреплен документ».

Согласно письму Министерства юстиции РСФСР от 17.03.92 N 7-2/26 «О проставлении апостиля» органы юстиции на местах проставляют апостиль на документах, исходящих от подведомственных им органов и учреждений органов юстиции и соответствующих судебных органов республики, края, области, округа, города, а также на копиях и иных документах, засвидетельствованных в нотариальном порядке в республике, крае, области, округе, городе.

Письмом от 12.03.96 N 280 отдел юстиции отказал истцу в проставлении апостиля.

В исковом заявлении указано, что упомянутый акт нарушает право истца и не соответствует требованиям законодательства. Арбитражный суд признал указанное письмо ненормативным актом органа управления, пришел к выводу о том, что спор подведомствен арбитражным судам, и принял дело к рассмотрению.

17. Решение белорусского хозяйственного суда признается и исполняется в Российской Федерации в соответствии с Соглашением о разрешении споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности*.

В практике арбитражного суда возник вопрос об исполнении решения белорусского хозяйственного суда на территории Российской Федерации.

Суд общей юрисдикции отказался выполнять это решение, указав, что исполнение решений по хозяйственным спорам находится в компетенции арбитражных судов.

В Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, государства — участники СНГ установили, что вступившие в законную силу решения арбитражных и хозяйственных судов одного государства будут признаваться и исполняться на территориях других договаривающихся государств (статья 7).

При этом государства — участники СНГ, включив исполнительный документ (исполнительный лист или приказ суда) в перечень документов, которые в соответствии со статьей 8 Соглашения должны быть представлены для исполнения судебного решения на территории другого государства — участника СНГ, выразили тем самым готовность принять его к исполнению на своей территории, а не возбуждать вновь судебную процедуру признания и разрешения исполнения судебного решения с вынесением определения (решения) и выдачей нового исполнительного документа.

Решения хозяйственных судов государств — участников Соглашения до принятия специального международного договора по этому вопросу исполняются на тех же условиях, что решения собственных судов, если не возникнет спорных моментов, предусмотренных статьей 9 Соглашения.

Исполнение решения хозяйственного суда Республики Беларусь на территории России производится в порядке, предусмотренном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и Федеральным законом «Об исполнительном производстве» от 03.06.97.

В этих условиях решение белорусского хозяйственного суда исполняется в Российской Федерации.

18. Взыскание судебных расходов с иностранной фирмы — ответчика производится по юридическому адресу представительства (филиала) иностранной фирмы в Российской Федерации или по адресу уполномоченных представителей — резидентов Российской Федерации. В практике арбитражных судов возник вопрос о порядке оплаты государственной пошлины по делам с участием иностранного ответчика, в случае, когда выносится решение о взыскании государственной пошлины с иностранной фирмы.

1. В случае, когда у иностранного лица имеется филиал или представительство на территории Российской Федерации и в положении о филиале, представительстве (или в доверенности) предусмотрено, что они уполномочены оплачивать судебные расходы на территории Российской Федерации, оплата судебных расходов может осуществляться со счетов этих филиалов или представительств.

2. Возможно, что иностранная фирма оплачивает судебные расходы с помощью надлежаще уполномоченных представителей — резидентов, имеющих рублевые и валютные счета.

В том случае, когда иностранная сторона оформляет доверенность на представительство для российского юридического лица, оговаривая обязанности последнего оплачивать государственную пошлину, судебные расходы могут возмещаться надлежащим представителем иностранной стороны.

Согласно статье 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иностранные лица на территории Российской Федерации пользуются процессуальными правами и выполняют процессуальные обязанности наравне с ее организациями и гражданами. В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 31.12.95 «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О государственной пошлине» (статья 2) плательщиками государственной пошлины являются, в том числе, иностранные юридические лица, обращающиеся за совершением юридически значимых действий. При этом согласно указанному Закону ставки государственной пошлины рассчитываются в рублях и оплата госпошлины производится в рублях. Между тем иностранная фирма — нерезидент — , как правило, не имеет рублевых счетов в Российской Федерации. Однако согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации (главы 10 и 49), иностранные лица имеют право участвовать в экономическом обороте на территории Российской Федерации через своих представителей. Последнее относится к праву иностранного лица на судебную защиту в Российской Федерации (статья 46 Конституции Российской Федерации, раздел 5 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Таким образом, арбитражные суды вправе принимать свидетельства перечисления государственной пошлины, равно как и направлять решения о ее взыскании с иностранной фирмы — ответчика, ее надлежащим представителям в России.

* Международно-правовая нормативная и судебная практика также свидетельствует о том, что недобросовестное требование бенефициара о платеже по международному гарантийному обязательству в случае, когда «основное обязательство, бесспорно, было исполнено удовлетворительным для бенефициара образом», может являться формой злоупотребления правом и служить для добросовестного гаранта основанием к приостановлению платежа до принятия судебных мер. Например, такое положение содержится в Конвенции ООН о независимых гарантиях и резервных аккредитивах (статьи 19, 20), рекомендованной Генеральной Ассамблеей ООН к принятию государствами-членами 26.01.96). * Действует для Швейцарии с 1965 года, для СССР с 1960 года. ** Арбитражное соглашение.

* Российская Федерация и Республика Беларусь — участники Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 1992).

Author: admin