Речи адвокатов в уголовном процессе

Речь адвоката в уголовном процессе

Применительно к судебному разбирательству по уголовному делу одним из главных моментов участия адвоката является выступление в судебных прениях с речью. Это один из наиболее сложных и ответственных моментов участия адвоката в уголовном судопроизводстве.

Подготовка надлежащей речи адвокатом невозможна без достаточного знания законов логики, психологии, педагогики, права и законодательства.

Значение ее состоит прежде всего в том, что итоговая речь адвоката в уголовном процессе выступает гарантией прав и свобод личности; более того, защитительная речь адвоката является одним из средств достижения объективной истины по конкретному уголовному делу. Ведь именно состязательный характер уголовного судопроизводства способствует достижению его целей — вынесению законного и обоснованного приговора.

Содержательность, аргументированность речи адвоката в уголовном судопроизводстве является следствием его добросовестности, его старания и прилежания при защите интересов его подзащитного и представлении интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Подтверждением адвокатского усердия в отстаивании интересов доверителя является использование им таких средств защиты, как подготовка письменной речи для приобщения текста к материалам уголовного дела, использование им права участия в репликах сторон, представление суду в письменном виде предлагаемых им формулировок решений по вопросам, указанным в п. п. 1 – 6 ч. 1 ст. 299 УПК РФ.

Выступление с речью свидетельствует в глазах присутствующих в зале суда об объективности судебного разбирательства и стремлении обеспечить в суде справедливое разрешение дела.

Таким образом, судебная речь адвоката может быть мощным оружием защитника в отстаивании прав и интересов лица, обратившегося за юридической помощью.

У вас есть свое мнение, вопрос или вам нужен совет адвоката по теме этой публикации?

Напишите в комментариях!

Изложите кратко обстоятельства, в связи с которыми хотите получить совет адвоката, и задайте свой вопрос.
Просим учесть, что полноценной консультации с подробным разъяснением всех возможных путей решения проблемы вы таким образом получить не сможете, т.к. для ее подготовки требуется время, необходимое для соотнесения той или иной ситуации с нормами действующего законодательства, ее регулирующей, а адвокат достаточно занят, чтобы отвечать на все поступающие вопросы в том объеме, в котором бы хотелось обратившемуся.
Обратите также внимание на то, что ответы на вопросы Евгений Алексеевич дает по своему усмотрению, и направлены они на информирование в общем виде, как поступить в той или иной ситуации. Детальное изучение сложных по своему содержанию ситуаций в этом формате невозможно.
А для того, чтобы гарантировано получить подробный мотивированный ответ на все свои вопросы с детальным изучением обстоятельств вашего дела/ситуации воспользуйтесь полноценной консультацией адвоката.

Защитительная речь адвоката в отечественном уголовном процессе Потапова Людмила Александровна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Потапова Людмила Александровна. Защитительная речь адвоката в отечественном уголовном процессе : дис. . канд. юрид. наук : 12.00.09 Н. Новгород, 2006 209 с. РГБ ОД, 61:07-12/218

Содержание к диссертации

Глава 1. Основы защитительной речи адвоката в уголовном
процессе 15

Ретроспективный анализ судебной речи защитника 15

Понятие и отличительные черты защитительной речи 30

Логические и процессуальные основы создания композиции речи 48

Влияние формы изложения речи и речевого поведения оратора на убеждение судей 87

Глава 2. Общие и частные вопросы защитительной речи в судебных
прениях 110

2.1. Значение речи адвоката в судебных прениях как этапа судебного
разбирательства 110

2.1.1. Место и роль защитительной речи в уголовном
процессе 110

2.2. Процессуальная позиция адвоката как основа построения
защитительной речи 121

2.3. Подготовка и произнесение защитительной речи в суде с участием
присяжных заседателей 150

Список используемой литературы 192

Приложение 1 205

Приложение 2 207

Введение к работе

Актуальность темы. Россия неуклонно движется к созданию правового государства и цивилизованного гражданского общества. Одно из направлений этого движения — правовая реформа. Все ветви государственной власти пытаются поставить во главу угла права, свободы и законные интересы каждого человека. Отечественный уголовный процесс обозначил в качестве основной концептуальной идеи защиту прав и законных интересов личности двумя способами: защита интересов лиц, потерпевших от преступлений и обеспечение интересов лиц обвиняемых в совершении преступлений (ч.1 ст.6 УПК РФ). Однако путь от провозглашения прав личности, до реальной защищенности личности очень сложен и требует достаточных гарантий: правовых, политических, экономических, социальных. К тому же возникает противоречие задач уголовного судопроизводства: между задачей обеспечить неотвратимость ответственности лиц, совершивших преступления, и обязанностью блюсти законные интересы лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство. 1

Защита прав и законных интересов лиц базируется на идеи -состязательности. Максимальное проявление этой идеи происходит на этапе судебных прений, где участники на стороне обвинения и защиты со своих позиций подводят итоги судебного следствия. Выступление защитника в прениях необходимое условие реализации идеи состязательности и свидетельствует в глазах присутствующих в зале суда об объективности судебного разбирательства и стремлении обеспечить в суде справедливое разрешение дела.

Защитительная речь адвоката в судебных прениях уголовного процесса имеет одностороннюю направленность — отстаивание прав и законных интересов подзащитного всеми дозволенными законом способами. Однако

1 Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. — М.: Юрид. Литература, 1991.-С.104

она не должна быть оружием в руках преступности, а лишь гарантией того,
V что права и законные интересы подзащитного не будут ущемлены более чем

это необходимо для достижения цели уголовного процесса. Данное положение основано на методических установках нижегородской школы процессуалистов идеи, которой мы поддерживаем. 1

В современных условиях значение устной речи в понятии судебного доказательства недооценивается, хотя история судебного красноречия знает немало образцов защитительных речей, убеждающее воздействие которых было решающим в судьбе уголовного дела. Речи отечественных адвокатов -П.А. Александрова, С.А. Андреевского, В.И. Жуковского, II.П. Карабчевского, Ф.Н. Плевако, В.Д. Спасовича, А.И. Урусова, К.Ф. Хартулари и многих других — представляют большой интерес для современников в силу их яркости, убедительности и в целом значительности для исхода уголовного дела.

Одним из событий судебной реформы является возрождение суда
присяжных, призванного оздоровить систему правосудия, повысить ее
эффективность, способствовать формированию нового правосознания и, в
конечном счете, стать важнейшей гарантией необратимости демократических
^ преобразований. Именно в этой форме правосудия выступление адвоката-

защитника имеет повышенное значение, так как от его ораторского мастерства зависит напрямую степень убеждения лиц, не являющихся профессиональными юристами.

Таким образом, определяя актуальность темы диссертационного исследования, автор учитывал следующие принципиальные положения:

1) защита личности ее прав и свобод от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения и ограничения ее прав и свобод одна

Практикум по советскому уголовному процессу. Вып. 1/ Под.ред. В.Т.Томина и Зинченко И.А. 2-е изд., испр. и доп. / ГВШ МВД СССР. — Горький, 1981. — С.24.

Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2004г. // Российская газета. — № 64 (3733). — 2005. — С. 14.

5 из приоритетных задач уголовного судопроизводства (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ);

адвокатская деятельность принадлежит к сфере повышенной речевой ответственности, где владение словом имеет большое значение и направлено на выявление обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, смягчающих его ответственность на оказание всестороннего юридического содействия;

изучение теоретических и практических аспектов построения защитительной речи в уголовном судопроизводстве позволит адвокатам использовать все имеющиеся в науке способы и средства для оказания квалифицированной юридической помощи;

с возрождением суда присяжных в России обострилась необходимость привлечь пристальное внимание к речевому мастерству адвокатов-защитников, поскольку от того, в какой мере ясно и убедительно они будут в прениях выражать свою точку зрения на степень виновности подсудимого, в значительной мере будет зависеть вердикт присяжных;

исследование теоретических и практических проблем построения убедительной защитительной речи в уголовном процессе должно вестись с учетом достижений науки, юридической практики в новых социальных условиях.

Актуальными вопросами защитительной речи адвоката в отечественном уголовном процессе являются: определение ее потенциала в деле отстаивания прав и интересов подзащитных; исследование границ поиска истины в речи защитника; тактика и специфика анализа доказательств в судебной речи защитника; изучение возможности использования способов убеждения и внушения в процессе выступления; специфика подготовки и выступления адвоката-защитника в суде присяжных. Рассмотрению этих и других вопросов и посвящена настоящая работа.

Объектом исследования являются уголовно-процессуальные отношения связанные с защитительной речью адвоката в отечественном

6 уголовном процессе; суть и содержание защитительной речи адвоката, провозглашаемой в суде первой инстанции.

Предметом исследования является законодательство, система доктринальных подходов, высказанных по теме исследования; материалы судебной практики; речь адвокатов-защитников в отечественном уголовном процессе.

Цель исследования состоит в том, чтобы разработать теоретические и практические приемы и рекомендации по подготовке защитительной речи и выступлению с ней в судебных прениях, осветив процесс ее построения с процессуальной, филологической и психологической точек зрения. Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

1) провести ретроспективный анализ приема, формы и стиля
защитительной речи с момента ее зарождения по настоящее время на
примере известных судебных ораторов в мировой и отечественной судебной
практике;

2) определить понятие и отличительные черты защитительной речи на
основе уголовно — процессуальных и логических аспектов ее построения;

3) рассмотреть существующие научные подходы к проблеме
разработки элементов композиционной структуры защитительной речи,
обеспечивающих эффективность ее убеждающего воздействия на мнение
суда;

исследовать форму изложения речи и речевое поведение оратора для выявления возможных законных способов воздействия защитительной речи на формирование мнения суда;

исследовать степень участия защитительной речи в поисках истины по уголовному делу и определить меру ее влияния на исход дела в современном уголовном процессе;

проанализировать процесс формирования позиции по уголовному делу как основы построения защитительной речи и определить исходные положения, на которых она основывается;

7) разработать теоретические и практические рекомендации подготовки
и произнесения адвокатом-защитником речи в суде с участием присяжных
заседателей;

8) внести предложения по совершенствованию действующего
уголовно-процессуального законодательства и рекомендации
организационного порядка на базе изучения защитительной речи адвоката в
отечественном уголовном процессе.

Методологической основой исследования является диалектический метод познания социально-правовых явлений. Данный метод дал общее направление научного исследования и позволил изучить институт защитительной речи адвоката в динамике его формирования и развития, а также оценить его практическую ценность и эффективность в отечественном уголовном процессе.

В качестве общенаучных методов познания применялись: формальнологический метод, который был использован при анализе нормативно-правовых актов и правовых норм, регулирующих вопросы содержания защитительной речи и порядка выступления адвоката-защитника в прениях в обычном суде и в суде с участием присяжных заседателей; системно-структурный метод, который помог рассмотреть защитительную речь в качестве сложного образования, имеющего определенную собственную структуру, составные части которой являются элементами общей системы речи.

Смотрите так же:  Увольнение вахтовика

В ходе исследования использовались частные научные методы: сравнительно-исторический па основании, которого в динамике были рассмотрены вопросы становления и развития судебного красноречия; метод восхождения от абстрактного к конкретному и, наоборот; логико-юридический метод, посредством которого было исследовано содержание юридических норм применительно к рассматриваемым вопросам.

Теоретическую базу исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых-юристов, филологов, философов, психологов. Среди

8
них необходимо назвать труды: Г.З. Апресяна, А.С. Александрова,
Н.С. Алексеева, К.К. Арсеньева, М.О. Баєва, О.Я. Баєва, Л.А. Введенской,
Р. Гарриса, С.Н. Гаврилова, Н.Н. Ивакиной, Л.П. Ижниной, Я.С. Киселева,
И.М. Кисенишского, А.Ч. Козаржевского, А.Ф. Кони, ЕЛО. Львовой,
З.В. Макаровой, Е.А. Матвиенко, В.В. Мельника, Л.Г. Павловой,
А. Панасюка, Г.Д. Побегайло, И.М. Резниченко, П.Сергеича,

М.С. Строговича, В.Т. Томина, М.К. Треушникова, Р. Экземплярова.

Источниками по рассматриваемым вопросам являются нормы уголовно-процессуального законодательства, регулирующие процессуальное положение адвоката-защитника, вопросы его участия в судебных прениях, нормы законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, судебная практика. А именно: Конституция Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон Российской Федерации «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и иные законы и подзаконные нормативно-правовые акты.

Эмпирическую базу исследования составляют данные, полученные в результате изучения и анализа опубликованной кассационной и надзорной практики Верховного Суда РФ за 2000-2005 гг.; опубликованной судебной практики по уголовным делам, рассмотренным с участием присяжных заседателей за 1997-2005 гг.; анкетирования 95 адвокатов-защитников Адвокатской палаты Республики Мордовия; наблюдений и собственной адвокатской практики.

В работе использованы опубликованные речи известных адвокатов-защитников.

Степень научной разработанности проблемы. Научное осмысление проблем защиты по уголовным делам формировалось в трудах многих ученых-процессуалистов: Н.С. Авраха, В.Д. Адаменко, О.Я. Баева, М.О. Баева, У. Бернама, Я.С. Киселева, Е.А. Матвиенко, В.В. Мельника,

9 Г.Д. Побегайло, В.Ю. Резника, В.М. Савицкого, П. Сергеича, Ю.И. Стецовского, М.С. Строговича, Ф.Н. Фаткулина, И.Я. Фойницкого, имеющих различные точки зрения на цели и способы защиты. Большой вклад в теоретическую разработку вопросов судебного ораторского искусства внесли: Н.С. Алексеев, Л.А. Введенская, Л.Е. Владимиров, В.Д. Гольдинер, Н.Н. Ивакина, З.В. Макарова, Н.Г. Михайловская АЛО. Панасюк, Л.Г. Павлова, И. Резниченко, которые в своих работах затронули вопросы убедительности судебной речи, логические и психологические аспекты выступления судебных ораторов. Об этических основах судебных прений и культуре речевого поведения оратора писали Е.А. Адамов, С. Ария, В.Д. Гольдинер, Я.С. Киселев, М.П. Некрасова. Особо следует отметить работу В.В. Мельника, раскрывающую искусство доказывания в суде с участием присяжных заседателей.

Однако подробных теоретических и тактических рекомендаций по проблеме подготовки и произнесению адвокатом-защити и ком судебной речи в уголовном процессе в отечественной юридической литературе не достаточно, хотя анализ практики, изучение специальной литературы, социологическое исследование, проведенное автором, показали их назревшую необходимость.

Научная новизна работы состоит в отказе от упрощенного представления о защитительной речи как текста судебной речи адвоката. Автором исследован сложный процесс, охватывающий как теоретические, так и прикладные аспекты проблемы построения защитительной речи на протяжении всей деятельности защитника в уголовном процессе. В работе выявлена зависимость эффективности воздействующего влияния защитительной речи на мнение суда от целостности подготовки и выступления. Целостность складывается из: правильного определения процессуальной позиции как основы речи, предметно-логического построения композиции речи, формы изложения и речевого поведения защитника.

Автором с субъективной и объективной сторон исследована мера влияния защитительной речи на исход уголовного дела в настоящее время и в историческом разрезе. Сформулированы и обоснованы принципы, на которых должна формироваться позиция адвоката-защитника. Выявлены особенности подготовки и произнесения защитительной речи в суде присяжных на основании специфики построения судебного процесса и характеристики судебной аудитории.

Диссертация представляет собой комплексное логически завершенное монографическое исследование, в котором автором сформулированы основополагающие положения построения защитительной речи и предложен ряд научных положений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Основные положения, выносимые на защиту:

Сформулировано и обосновано понятие защитительной речи адвоката как публичного высказывания особого стиля, сделанного адвокатом-защитником в судебных прениях уголовного процесса по поводу предъявленного обвинения, с целью убедить суд в истинности данной им оценки обстоятельств преступления и собранных по делу доказательств.

Обосновывается определение композиции защитительной речи адвоката как сложного и многогранного явления, находящегося в прямой зависимости от уголовно-процессуальных норм и логических правил, основанного на предметно-логической целостности трех составных частей: 1) вступления; 2) основной части и 3) заключения.

Исследование вопросов возможности воздействия защитительной речи адвоката на формирование внутреннего убеждения судей, основанного на законе и совести, позволило выявить особую форму изложения речи. Данная форма основана на подборе языковых, речевых и звуковых способов воздействия, правильное применение которых обеспечивает не только доказательственность изложенных фактов, но и способствует расположению к выступающему в судебных прениях.

4. Выявлена зависимость меры влияния защитительной речи адвоката
на исход дела от совокупного воздействия двух сторон: субъективной и
объективной. Субъективная сторона определяется, прежде всего, морально —
психологической установкой адвоката в том, что от убедительности его речи
зависит результат дела, что достигается в результате глубокой, всесторонней
и доскональной подготовки защитительной речи. Объективная сторона
определяется внешней обстановкой, процессуальной действительностью,
непосредственно влияющей на значимость аргументации защитника.
Считаем, что доводы защитников не будут искажены в процессуальных
документах, если будет действовать правило о возможности приобщения к
материалам уголовного дела текста выступления участника судебных
прений.

5. Анализ специфики судебного красноречия разных субъектов,
обусловленной нормами уголовно-процессуального кодекса, позволили
определить степень участия адвоката-защитника в поисках истины по
уголовному делу. Она находится в строго установленных границах,
определяемых законными правами и интересами подзащитного, таким
образом, что все разрешаемые в суде вопросы рассматриваются адвокатом в
защитительной речи под углом зрения позиции обвиняемого.

6. Исследована и определена позиция адвоката-защитника, как основа
защитительной речи, заключающаяся в его мнении относительно
предъявленного обвинения, сформировавшегося в процессе изучения
материалов уголовного дела, беседы с подзащитным, изучения специальной
литературы и судебной практики, ведения адвокатского производства и
раскрытия фактической и правовой версии дела. Впервые в уголовно-
процессуальной науке аргументирована необходимость выделения исходных,
основных правовых положений, определяющих построение позиции адвоката
по уголовному делу. Выделены исходные положения: законности,
благоприятного исхода дела, профессионализма и этичности. Данные

положения образуют целостную систему, где содержание и назначение каждого положения является фундаментом защитительной речи.

7. Обоснована целесообразность подготовки защитительной речи
адвокатом и выступления с ней в суде с участием присяжных заседателей с
учетом особенностей двух факторов: специфики построения судебного
процесса и характеристики судебной аудитории. Сущность, которых
заключается в практическом разрешении «вопросов факта» и «вопросов
права», а также, в возможности адвоката подготовить благоприятные условия
для убеждающего воздействия, путем формирования судебной аудитории.

8. Анализ действующего УПК РФ с позиции темы исследования
позволил сформулировать ряд законодательных предложений, в частности:

1)По разным причинам аргументация адвокатов — защитников, приведенная в защитительной речи не находит отражения в судебном решении, что, конечно, понижает меру влияния речи на исход дела и в целом реализацию принципа состязательности и равноправия. В связи с этим автор предлагает дополнить ст. 292 УПК РФ пунктом 5 1 , который изложить в следующей редакции: «Участник прений вправе подать суду текст своего выступления в письменном виде. Доводы участника прений обязательны для разрешения судом в итоговом решении»;

2) Данные о личности подсудимого, исследуемые адвокатом в защитительной речи в суде с участием присяжных заседателей, в отдельных случаях могут быть расценены, как способные вызвать предубеждение присяжных. Представляется, что поскольку к компетенции присяжных относится вопрос о снисхождении, данные о личности в речи адвоката могут анализироваться, с учетом их относимое к «вопросам факта», исследуемым с участием присяжных. В связи с этим автор предлагает внести изменения в п. 8 ст. 335 УПК РФ и изложить в следующей редакции; « Данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для разрешения

13 вопросов, указанных в ст. 339 настоящего Кодекса. Запрещается. (далее в редакции соответствующей статьи УПК РФ).

Практическую и теоретическую значимость исследования можно определить как многоплановую. Его результаты могут быть использованы в научно-педагогической работе в сфере юридических дисциплин, при чтении курсов «Уголовный процесс в Российской Федерации», спецкурса «Судебное ораторское искусство», использованы при разработке учебной литературы.

Кроме того, результаты исследования могут быть использованы в целях совершенствования уголовно-процессуального законодательства и законодательства об адвокатской деятельности. Практические предложения автора по созданию композиции защитительной речи и формы изложения могут быть использованы адвокатами-защитниками в плане повышения эффективности профессиональной деятельности.

Апробация работы была проведена на кафедре уголовного процесса и криминалистики Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского и на кафедре всемирной истории и права МГПИ им. М.Е. Евсевьева. Выводы и результаты исследования используются при чтении лекций и проведения практических занятий по отдельным темам курса «Уголовно-процессуальное право». В рамках учебно-методической работы автором подготовлена и опубликована программа авторского спецкурса «Основы судебного красноречия».

Основные положения диссертации изложены автором в публикациях и выступлениях на научных конференциях:

научно-практическая конференция «Идея конституционализма в РФ и за рубежом и практика ее реализации» (25-26 апреля 2003 г.) г. Нижний Новгород;

научно-практическая конференция «ХХХХ Евсевьевские чтения» (ноябрь 2003 г.) Республика Мордовия, г. Саранск;

3) межрегиональная научно-практическая конференция «Историко-
культурное развитие народов Среднего Поволжья: традиции и инновации»
(30 марта-1 апреля 2004 г.) Республика Мордовия, г. Саранск;

4) научно-практическая конференция «Проблемы науки и юридической
практики» (23-24 апреля 2004 г.) г. Нижний Новгород;

региональная научно-практическая конференция, посвященная 140-летию со дня образования адвокатуры в Российской Федерации «Пути развития адвокатуры: история и современность» (ноябрь 2004 г.) Республика Мордовия, г. Саранск;

научно-практическая конференция «Российское право в период социальных реформ» (26-27 ноября 2004 г.) г. Нижний Новгород.

7) научно-практическая конференция «XXXXI Евсевьевские чтения»
(19 мая 2005 г.) Республика Мордовия, г. Саранск.

Структура исследования обусловлена поставленными целями и задачами. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

§1. Понятие и значение судебной речи адвоката

Завершающим актом участия адвоката в судебном процессе является его выступление в прениях с судебной речью. Речи адвоката в судебном процессе придается очень важное значение в деле защиты обвиняемого. В любом правовом обществе классический образ адвоката ассоциируется прежде всего с его речью.

Определение «защитительная речь адвоката» состоит из двух понятий: общеустановленного понятия «речь» и правового понятия «защита».

Согласно Словарю русского языка С.И. Ожегова, выпущенного издательством «Советская энциклопедия» в 1968 г., речь — это способность говорить; разговор, беседа; публичное выступление. К нашему случаю имеет отношение последнее определение, которое характеризует речь как публичный акт. В свою очередь защита, согласно тому же словарю, — это защищающая сторона в судебном процессе. Такое же определение этим словам дается и в академическом издании Словаря русского языка под ред. А.П. Евгеньева, выпущенного издательством «Русский язык» в 1983 г.

Смотрите так же:  Федеральный закон no 117 ф3

Таким образом, судебная речь адвоката в уголовном процессе — это публичное выступление защитника обвиняемого (может быть и представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика), произнесенная в судебном заседании и обращенная к суду в целях психологического и юридического воздействия на них при изложении выводов защитника в пользу защищаемого им гражданина.

Традиционно принято считать, что судебная речь адвоката по защите в уголовном процессе является лишь атрибутом суда первой инстанции, в частности той его стадии, которая именуется «судебные прения». Однако это не совсем так.

Исходя из приведенного выше определения, адвокат с судебной речью, а точнее, с судебными речами в процессе слушаний по делу может выступать многократно. В частности, это могут быть речи, произнесенные при:

изложении позиции о порядке рассмотрения дела;

выражении мнения по заявленному ходатайству сторон уголовного процесса;

в других предусмотренных законом случаях.

Также в форме судебной речи могут произноситься содержания апелляционной, кассационной и надзорной жалоб, другие выступления в судебных органах второй и надзорной инстанций, в том числе с возражениями против позиции другой стороны на процессе. Зачастую эти речи оказывают не менее сильное воздействие на суд, чем речи, произнесенные в прениях при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Однако в настоящей главе будут рассмотрены вопросы, касающиеся только защитительной речи адвоката в судебных прениях при рассмотрении дела в суде первой инстанции. В соответствии со ст. 292 УПК РФ прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. При отсутствии защитника в прениях сторон участвует подсудимый. В прениях сторон могут также участвовать потерпевший и его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон. Последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом.

При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя. Участник прений сторон не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми. Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон.

Председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми. После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику.

Лица, указанные в названной статье закона, по окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату вправе представить суду в письменном виде предлагаемые ими формулировки решений по вопросам, указанным в п. 1-6 ч. 1 ст. 299 УПК: доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; доказано ли, что деяние совершил подсудимый; является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации оно предусмотрено; виновен ли подсудимый в совершении этого преступления; подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление; имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание. Предлагаемые формулировки не имеют для суда обязательной силы.

Изложенное выше определение защитительной судебной речи несет в себе два конструктивных начала.

Во-первых, судебная речь — это фактор психологического воздействия на судей;

Во-вторых, судебная речь — это выступление профессионального юриста, излагающего суду свои логические, правовые, фактические обстоятельства, обосновывающего собственное отношение к совершенному подзащитным деянию, свое отношение к исследованным в суде доказательствам, почему одни он отвергает, а другие считает достоверными, третьи — сомнительными, противоречивыми.

В защитительной речи адвоката указанные особенности создают структурно-смысловое сопряжение рационального и эмоционального начал. Своей речью адвокат как бы ведет за собой аудиторию в поисках им истины. По словам выдающегося мастера судебного красноречия А.Ф. Кони, в речи необходимо доказывать и убеждать. А подобные качества возможны только при умелом сочетании логического и процессуального, эмоционального и правового воздействия.

Некоторые адвокаты добиваются своей цели, опираясь главным образом на эмоциональное воздействие на слушателей при небольшом количестве фактов, доказательств. Однако такое возможно лишь в среде обычных слушателей или, например, присяжных заседателей. На профессиональных же судей больше действуют логика, факты, юридические аргументы.

Хорошая защитительная речь, построенная по всем канонам риторики, особенно важна при рассмотрении уголовных дел с участием присяжных заседателей. Российская исследовательница психологии и поведения присяжных заседателей в российских судах психолог В.А. Пищальникова, долгое время изучавшая феномен суда присяжных, пишет: «. Присяжные, стоящие перед двумя альтернативными решениями, равно убедительными по своей интеллектуальной силе, примут сторону того решения, которое вызывает в нем чувство справедливости и нравственности. Любую аудиторию необходимо воспринимать как мотивируемую и направляемую целым рядом факторов. Задача адвоката — воздействовать на слушателей аргументацией своей позиции, ибо только она может целенаправленно мотивировать их и указать им нужное защите направление мысли. Как показывает адвокатская практика, направить решение присяжных можно включением конкретного дела (или фрагмента его) в социально-историческое русло или культорологический контекст. Адвокату важно доказать слушателям, что каждое преступление, поиск справедливого решения по делу касается не просто всех людей, а и самих основ общественного строя, их жизни. Насколько аудитория это поймет, настолько ответственно она начнет действовать по отношению к рассматриваемой системе доказательств. В противном случае глубинных мотиваций для справедливого решения дела просто не образуется»*(118).

Именно поэтому Ю.Ф. Лубшев рекомендует в качестве необходимых обстоятельств выяснение в судебном следствии «криминологических» обстоятельств деяния, изучение прошлой жизни подсудимого, анализ объективной ситуации, роль внешних поводов, неверных действий окружающих, причин и условий, способствующих совершению преступления*(119).

На эту же сторону адвокатской деятельности и построения судебной речи адвоката обращал внимание и известный русский юрист ХIХ — начала ХХ вв. Л.Е. Владимиров. «. Дело защитника — разъяснять, конечно, в пределах разбираемого дела, социальную сторону преступления, дабы выяснить пределы личной виновности подзащитного, той виновности, против которой как проявления личной воли борется уголовная юстиция. Каждое самое заурядное уголовное дело отражает в себе целый социальный строй жизни со всеми его роковыми обречениями, — и показать эту картину, в рамках судимого уголовного случая, есть задача и обязанность уголовной защиты, понимаемой, конечно, шире, чем в будничной профессиональной практике. Защитник — настоящий клиницист, и отвлеченные положения науки пред ним проходят воплощенные в яркой жизненной форме. Что общество является ответственным, пожалуй, в наиболее значительной доле, за преступность, это сделалось уличной фразою, повторяемою всеми мелкими фельетонистами и ресторанными болтунами. В таком своем виде эта фраза не производит никакого впечатления. Но когда вы в суде, на отдельном уголовном деле воочию видите, как преступление подсудимого действительно вызывалось его положением, созданным законом, то такое предъявление ad okulos (наглядно, воочию. — лат.) производит серьезное и никогда не забываемое впечатление: Обязанность защитника — дать присяжным материалы для оценки внешней стороны дела, т.е. влияния социальных условий на подготовление воли к преступлению. Защищая своего подзащитного, защитник, не упавший до низины ремесла, отстаивает всегда какую-нибудь идею, разгадывает какую-нибудь загадку современной жизни»*(120).

Речь адвоката-защитника подсудимого по уголовному делу о незаконном обороте наркотических средств

Здравствуйте уважаемые коллеги!

Смотря на многие публикации тоже решил представить Вам, да и другим лицам на обозрение свою речь по уголовному делу о незаконном обороте наркотических средств. Считаю, что данная речь может быть будет кому-то полезна.

По данному уголовному делу прения сторон еще не начаты и буду Вам признателен за Ваше мнение по данной речи. Если у Вас будут какие-либо замечания то с вниманием к ним отнесусь.

А вот непосредственно и сама речь!

по уголовному делу в отношении
Иванова (фамилия изменена) Павла Сергеевича

Ваша честь, уважаемые участники судебного заседания!

Подходит к завершению судебный процесс по уголовному делу в отношении Иванова Павла Сергеевича, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 3 ст. 228.1 и ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Уважаемый суд, для удобства восприятия будем называть данные статьи как первый, второй и третий эпизоды.

Какова степень виновности, а в связи с этим и какова мера наказания может быть для него справедливой в глазах государства? Вам, Ваша честь, предстоит определить, какого же наказания заслуживает сидящий на скамье подсудимых Иванов Павел Сергеевич.

Уважаемый суд, несмотря на общественную опасность совершенных Ивановым преступлений, мне бы хотелось первоначально остановить, и обратить внимание суда, на первопричины их совершения.

Абсолютно не обоснован вывод следствия о том, что Иванов совершал преступления с целью распространения наркотических средств и получения незаконной материальной выгоды.

В ходе рассмотрения уголовного дела в суде, достоверно установлено, что Иванов Павел Сергеевич приобретал наркотические средства для гражданина Самоенко и за его счет, лишь с той целью, что бы в дальнейшем не быть выгнанным с работы. Самоенко был для него работодателем и в силу своего должностного положения мог запросто уволить Иванова с работы.

А ведь уважаемый суд, у Иванова дома малолетняя дочь, которая в силу жизненных обстоятельств попала в беду и нуждалась в дорогостоящем лечении.

Лишь с этой целью Иванов пошел на путь совершения преступлений.

Уважаемый суд, данные обстоятельства напрямую подтверждены в судебном заседании как самим же Самоенко, также показаниями его жены– Елены Ивановой, а так же и показаниями рабочих, которые вместе работали на стройке.

И ни чем другим данное обстоятельство в ходе судебного заседания стороной государственного обвинения не опровергнуто.

Позволю себе, уважаемый суд заметить, что согласно ст. 73 УПК РФ следователь Витчинова обязана была по уголовному делу доказать виновность Иванова в совершении преступления, форму его вины и мотивы совершенных преступлений, что сделано не было, а сам же суд согласно действующему законодательству не может выйти за пределы предъявленного обвинения и изменить в приговоре умысел на совершение преступления.

Уважаемый суд, мне бы хотелось остановиться на квалификации действий Иванова.

Согласно обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 года если посредник приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передаёт ему данное средство, то такое лицо является пособником в приобретении. В таком случае его действия необходимо квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст. 228 УК РФ.

Смотрите так же:  Кредитный договор с физ.лицом

В судебном заседании достоверно установлено и как следует из показаний Иванова, так и с показаний самого Самоенко, Иванов приобретал наркотическое средство по просьбе и за деньги Самоенко и в дальнейшем ему же его передавал. Данный факт стороной государственного обвинения не опровергнут, какие-либо доказательства, опровергающие это не представлены.

Данный вывод касается всех трех эпизодов совершения преступлений, и именно трех уважаемый суд, так как в судебном заседании установлено, что при третьем эпизоде Иванов наркотическое средство также приобретал по просьбе и за деньги Самоенко, но не успел его передать, т.к. был задержан сотрудниками полиции.

Данный факт подтверждается показаниями не только Иванова, но и самого же закупщика Самоенко, который в судебном заседании дал аналогичные показания, а также сопроводительным письмом начальника Чалтырьского УФСКН за исх. № 22/19-412 от 5 июня 2013 года (том 1 л.д. 248 УПК РФ), постановлением о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности (том 1 л.д. 249), справкой об исследовании наркотического средства от 3 апреля 2013 года, проведенного на основании запроса, направленного в порядке Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (том 1 л.д. 251).

В связи с изложенным, при задержании Иванова П.С. 26 марта 2103 года оперативными сотрудниками Чалтырьского УФСКН проводилась оперативная деятельность с целью выявления, раскрытия преступления, а не административная деятельность, осуществляемая на основаниях и в порядке, предусмотренном КоАП РФ.

Таким образом, уважаемый суд, если гипотетически допустить законность всех проводимых в отношении Иванова оперативных действий, то его действия должны были быть квалифицированы как:
ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228 УК РФ – 1 эпизод
ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 – ч. 1 ст. 228 УК РФ – 2 эпизод
ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 — ч. 1 ст. 228 УК РФ – 3 эпизод

Уважаемый суд, считаю, что данная квалификация была налицо видна еще на предварительном следствии, однако следователь, зная о том, что Иванова сразу же взяли под стражу, не захотела таким образом квалифицировать его действия, т.к. ч. 1 ст. 228 УК РФ является преступлением средней тяжести и тогда Иванов подлежал немедленному освобождению из под стражи. Аналогичным образом думал и советник юстиции Шевелев, утверждавший обвинительное заключение.

Данные сведения могли быть запросто получены следователем Витчиновой при допросе Самоенко, именно при качественном и надлежащем его допросе, как это было сделано в ходе судебного заседания.

Уважаемый суд, хотелось бы отметить, что согласно п. 7.2 обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 года при оценке действий оперативных сотрудников в ходе проведения проверочных закупок суды руководствуются разъяснениями, данными в пункте 14 постановления Пленума от 15.06.2006 № 14, в соответствии с которыми результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Уважаемый суд, хочу напомнить, что в судебном заседании достоверно установлено, что в каждом из трех случаев умысла у Иванова на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, не было. Такой умысел сформировался у Иванова лишь после неоднократных требований о приобретении наркотиков со стороны Самоенко, который действовал под принуждением сотрудников полиции. Каких-либо подготовительных действий для приобретения наркотиков Иванова не совершал.

Данный факт прямо подтвержден показаниями Иванова, Самоенко, которые в суде пояснили, что до того, как последний от Иванова потребовал приобрести наркотики, он подобными делами не занимался и во время просьбы не знал где достать наркотические средства.
Данный факт так же подтвержден и показаниями всех оперативных сотрудников допрошенных в суде, в том числе и показаниями Головко и следователя Витчиновой, которые дали показания о том, что до момента проведения оперативных мероприятий в отношении якобы неустановленного мужчины по имени «Паша», каких-либо сведений о его противоправной деятельности или о том, что он готовился к совершению преступления, связанного с незаконным оборотом наркотиков, и совершил бы его без вмешательства сотрудников УФСКН, не имелось.

Как следует из оглашенных в суде записей о соединениях абонентов Иванова и Самоенко, в каждом их трех эпизодов, последний сам неоднократно звонил Иванову.

Уважаемый суд, все это называется провокация преступлений!

Уважаемый суд, хотелось бы отметить еще дополнительные основания незаконности второго эпизода.

Согласно п. 7.1 обзора судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 июня 2012 года судам следует учитывать, что проведение повторного оперативно-розыскного мероприятия, также очередной проверочной закупки у одного и того же лица, должно быть обосновано и мотивировано, в том числе новыми основаниями и целями.
Однако, каких-либо оснований и целей для проведения повторного ОРМ не было вовсе. Все это было сделано лишь для повышения надутых показателей работы оперативных служб.

Ни один из свидетелей из числа оперативных работников не смогли назвать, какие же были основания или цели для нового ОРМ, все ссылались на Головко, как на самого главного. Однако сам же Головко в ходе судебного заседания, так же о данных моментах пояснить не смог.

Оснований для проведения повторной проверочной закупки в материалах уголовного дела не содержится и в ходе судебного следствия стороной государственного обвинения не представлено.

Согласно положениям ст. 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных указанным ФЗ. Проведение повторного оперативно-розыскного мероприятия «Проверочная закупка» должно быть обоснованно и мотивированно, в том числе новыми основаниями и целями. В ходе предварительного и судебного следствия не установлено каких-либо новых оснований и целей для проведения проверочной закупки 14.03.2013. На момент ее проведения сотрудникам полиции уже было известно о противоправной деятельности лица по имени Паша, каких-либо мероприятий, направленных на установление иных лиц, причастных с незаконному обороту наркотических средств ими не проводилось, доказательства этому отсутствуют, в связи с чем имеет место провокация.

Аналогичным образом является незаконным и третий вмененный Иванову эпизод, т.к. фактически, как указано выше, в отношении него проводились оперативно-розыскные мероприятия.

Кроме того, уважаемый суд, хотел бы отметить, что согласно п. 13 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» об умысле на сбыт наркотических средств могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.
Однако, уважаемый суд, прошу заметить, что подобных доказательств стороной государственного обвинения в суде не представлено.

Уважаемый суд, подробней мне бы хотелось остановиться на показаниях свидетеля Самоенко, который в судебном заседании дал показания о незаконности всех проводимых в отношении Иванова оперативно-розыскных мероприятий.

Так, Самоенко в судебном заседании пояснил, что еще в конце 2012 года оперативные работники, под обещанием досудебного сотрудничества по уголовному делу, заставили его искать распространителей наркотических средств, что он и делал. Спрашивал он у всех работников стройки, в том числе и у Иванова Павла, и это происходило еще за долго до 16 января 2013 года. Вся деятельность Самоенко была организована и контролировалась сотрудниками полиции, которые принуждали его к поиску подобных «жертв» оперативной работы.
Во всех трех эпизодах, инкриминируемых Иванову, он сам первый подходил и интересовался приобретением наркотиков. Именно о трех эпизодах, уважаемый суд, показал Самоенко в суде. В дальнейшем у Иванова он настойчиво требовал приобрести для него наркотики.
Все это происходило под давлением оперативных сотрудников и следователя.

Кроме того, Самоенко пояснил, что перед тем как в первый раз он нашел Павла, его документы – копию паспорта он сразу же передал оперативным работникам.

Таким образом, оперативные работники уже прекрасно знали о Иванове Павле, о его фамилии, имени, отчестве, и других анкетных данных, но несмотря на это проводили оперативные мероприятия в отношении якобы неизвестного лица.
Все это свидетельствует только о не законности проводимых оперативными сотрудниками оперативных мероприятий.

Показания свидетеля Самоенко в судебном заседании стороной государственного обвинения не опровергнуты. Сторона государственного обвинения попыталась их опровергнуть показаниями следователя Витчиновой и оперативных работников, но в данной части те лишь пояснили, что Самоенко якобы сам без какого-либо давления сотрудничал с оперативными работниками.

К показаниям следователя Витчиновой и оперативных работников прошу суд отнестись критически, т.к. по роду работы данные свидетеля работают в одной организации и находятся в прямой зависимости от начальства ФСКН.

Однако, показания свидетеля Самоенко подтверждаются выпиской телефонных соединений, согласно которых телефонные соединения между Ивановым и Самоенко начали практически ежедневно происходить задолго до 16 января 2013 года. Показания свидетеля Самоенко также подтверждаются отсутствием каких-либо зарегистрированных документов на сотрудничество с органами (заявлений Самоенко, рапортов, анонимок, обращений и т.д.)

Кроме того, при вынесении решения по делу, прошу суд учесть многочисленные процессуальные нарушения по делу, которые изложены в ходатайстве о признании доказательств недопустимыми, которое должно быть разрешено при вынесении итогового решения.

Уважаемый суд, я не прошу смягчить Иванову наказание, а прошу прекратить в отношении него уголовное преследование на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, по указанным выше основаниям.

Но уважаемый суд, если Вы сочтете мои доводы неубедительными, то при назначении наказания просил бы учесть положительные характеристики Иванова, наличие у него на иждивении малолетнего ребенка, что является смягчающим наказание обстоятельством, его полное признание своей вины.

Уважаемый суд, при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, руководствуясь принципами справедливости и гуманизма, учитывая личность подсудимого, влияние наказания на его исправление, на условия жизни его семьи и ее работы, назначить Иванову Павлу Сергеевичу наказание в виде лишения свободы на минимально возможный срок, с учетом отбытого срока содержания под стражей.

Author: admin