Работа адвоката юридические проблемы

§ 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ АДВОКАТА ПО ЮРИДИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Такой вид правовой помощи, как юридическая защита предпринимательства, существует сравнительно недавно. При социалистической, плановой экономике адвокаты также оказывали правовую помощь юридическим лицам при осуществлении ими хозяйственной деятельности.

Перед государственными и общественными организациями, кооперативами, другими юридическими и физическими лицами того времени не стояла задача извлечения прибыли -основного принципа любой предпринимательской деятельности. Напротив, ряд статей Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. предусматривал ответственность за спекуляцию и занятие деятельностью, связанной с извлечением дохода (прибыли).

Факт оказания адвокатом юридической помощи такой деятельности являлся незаконным и влекущим применение соответствующей ответственности.

Согласно Конституции СССР от 7 октября 1977 г. экономика СССР составляла «единый народнохозяйственный комплекс, охватывающий все звенья общественного производства, распределения и обмена на территории страны».

Споры между государственными организациями в системе государственных арбитражей рассматривались и в период плановой экономики, однако поскольку имущество данных юридических лиц являлось государственной собственностью, в результате решений государственных арбитражей происходило лишь «перекладывание собственности из одного кармана государства в другой».

Юридическая защита адвокатами предпринимательства стала возможна с принятием соответствующих правовых актов, ус-

танавливающих право на занятие предпринимательской деятельностью в СССР, РСФСР и в последующем в Российской Федерации. Основополагающими законодательными актами того времени стали Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельности», а также Закон РСФСР от 24 декабря 1990 г. «О собственности в РСФСР».

В настоящее время субъектами предпринимательской деятельности, то есть потенциальными согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации, могут являться юридические лица, зарегистрированные в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий, некоммерческих организаций, а также граждане-предприниматели без образования юридического лица, зарегистрированные в установленном порядке.

Осуществляемую адвокатами юридическую защиту предпринимательской деятельности необходимо отличать от юридической помощи, оказываемой работниками юридических служб организаций, также работниками организаций и индивидуальными предпринимателями, которые специализируются на оказании юридических услуг.

Адвокатская деятельность по защите предпринимательства имеет ряд существенных особенностей. Ежемесячно в Российской Федерации принимается значительное количество законодательных и нормативных актов, большинство которых в той или иной мере относится к предпринимательской деятельности. Поскольку эффективно применять на практике данные акты и даже просто изучить их очень сложно, в настоящее время возник актуальный вопрос о специализации юристов в той или иной отрасли права.

В ходе адвокатской деятельности и особенно в сфере обслуживания предпринимательской деятельности адвокат нередко сталкивается с альтернативой: самому заключить соглашение с тем или иным клиентом, обратившимся лично к нему, или передать заказ своему коллеге, который обладает большими познаниями в данной отрасли права и имеет большую практику по разрешениям подобных проблем.

В данном случае самым существенным моментом является характер взаимоотношений, которые складываются между адвокатами в адвокатском образовании (коллегии адвокатов, адвокатском бюро или юридической консультации).

Как показывает опыт работы, самое предпочтительное, когда работа адвокатов при выполнении того или иного поручения клиента имеет не «единоличный», а «командный» характер и при этом осуществляется с учетом конкретной специализации адвокатов.

Организация работы адвокатов в адвокатском образовании позволяет наиболее полно и качественно решать проблемы клиента и создает условия для минимизации ошибок.

Адвокатская деятельность позволяет юристу в полной мере определить те отрасли права, на которых он будет специализироваться. При этом адвокат находится в более выгодном положении, чем юрисконсульт организации или учреждения, который вынужден порой выполнять самые разные поручения своего руководства, начиная от подготовки документов для регистрации организаций и получения соответствующих лицензий и кончая представлением интересов организации или учреждения в судах разной юрисдикции по самым различным категориям дел.

Конечно, нельзя отрицать и положительных факторов, связанных с тем, что в штате организации или учреждения существует юрист или юридическая служба. В данном случае юрист (юридическая служба) в отличие от адвоката, привлекаемого организацией или учреждением по конкретным делам, имеет порой более широкую «картину» о финансово-хозяйственной деятельности организации или учреждения, о специфике данной деятельности (строительство, перевозка, реклама, страхование, торговля и т.д.), оборотах, порядке исполнения обязательств по тем или иным договорам.

Наиболее эффективным для организации или учреждения является вариант, когда правовое обслуживание осуществляет не только штатный юрист, но и адвокатское образование в лице специалистов узкого профиля.

Преимущество правового обслуживания предпринимательской деятельности организаций (учреждений) с привлечением адвокатских образований позволяет обеспечить решение правовых проблем, требующих узкой юридической специализации.

Это значит, что при постановке сложного вопроса адвокатское образование сможет определить, специалисты по какой отрасли права должны участвовать в разрешении этого вопроса, и обеспечить их участие. В данном случае адвокатское образование организуют комплексное (с учетом различных отраслей права) рассмотрение и разрешение поставленного вопроса.

Одной из причин использования услуг адвоката, а не штатного юриста организации (учреждения) является также необ-

ходимость получения руководителями консультаций о финансово-хозяйственной деятельности организации (учреждения), обстоятельства, о которых по тем или иным причинам не должны быть известными работникам данной организации (учреждения), в том числе и штатным юристам.

Подобные обстоятельства возникают, в частности, когда имеется конфликт между органами управления организации, учреждения или между директорами, акционерами (участниками); в случае, если при заключении и исполнении сделки имеется какая-либо заинтересованность руководства и в других сходных ситуациях.

Правовая защита адвокатской деятельности обеспечивает возможность неразглашения служебной и коммерческой тайны организации, учреждения, ставшей известной адвокату при представлении интересов клиента.

Положения о конфиденциальности, как правило, используют в договорах об оказании юридических услуг и другие фирмы, оказывающие юридические услуги предпринимательской деятельности. В трудовых контрактах (договорах), заключаемых с юристами при приеме их на работу, работодатели также нередко указывают, что условием надлежащего исполнения обязательств по трудовому контракту (договору) со стороны юриста является соблюдение им условий о конфиденциальности. Вместе с тем ни работники юридических фирм, осуществляющие юридическое обслуживание организаций, учреждений, ни штатные юристы не вправе отказаться от дачи показаний сотрудникам правоохранительных органов по вопросам, связанным с финансово-хозяйственной деятельностью организации или учреждения.

В связи с этим адвокат имеет определенное преимущество, поскольку адвокаты, осуществляющие представительство, не могут быть допрошены об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей защитника или представителя (ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Более того, адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи (ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Данные положения подтверждены Определением Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. № 128-О, согласно которому защита конфиденциальных сведений распространяется на сведения, полученные адвокатом в ходе оказания любой правовой помощи, из чего можно сделать вывод, что это относится и к сведениям, полученным адвокатами при оказании

правовой помощи по сопровождению предпринимательской деятельности.

Наличие договорных отношений с адвокатскими образованиями дает возможность представления адвокатами интересов конкретных физических лиц, занимающих должности в органах управления организаций, учреждений (так же, как и других работников), при проведении проверок органами милиции, налоговой полиции, органами прокуратуры и другими правоохранительными органами.

Данные проверки нередко осуществляются правоохранительными органами путем силового проникновения на территорию организации, учреждения, в ходе которого производится изъятие документации и получение объяснений (проведение допросов) у должностных лиц данной организации, учреждения.

Присутствие адвоката при проведении проверок правоохранительными органами, а также при производстве ими следственных действий, как правило, позволяет клиенту избежать типичных ошибок, совершаемых им на начальном этапе, и выработать правильную правовую позицию по тем вопросам, которые выявляются правоохранительными органами.

В отличие от других юристов адвокат, имеющий надлежащим образом оформленные полномочия, может уже на этой стадии противодействовать незаконным действиям правоохранительных органов, если они используются, и участвовать в качестве представителя конкретных должностных лиц, права которых в силу проведения действий правоохранительных органов ограничены.

Как юристы обманывают клиентов

21 февраля 2018 1:11 22

Идет человек по своим делам, а тут невзначай юрист по пути попался: не надо ли чего? Фото: Рамиль ГАЛИ

— Опытные юристы и адвокаты! Представительство в судах! Стопроцентный результат! Консультация бесплатно! — зазывает клиентов звонкий женский голос.

Топчущаяся на заснеженном тротуаре дама-бутерброд — с рекламными плакатами спереди и сзади — держит в руке громкоговоритель с диктофоном, прокручивающим раз за разом одну и ту же фразу. При этом успевает раздавать свободной рукой визитки, заодно объясняя клюнувшим прохожим, как пройти «в офис» и какие грамотные там у них работают специалисты.

Срабатывает. Идет человек по своим делам, а тут невзначай юрист по пути попался: не надо ли чего?

И многим, оказывается, надо. Кто-то развестись давно хочет, да руки не доходят, у кого-то негодный товар в магазине обратно не принимают. И даже если все в порядке — тоже не проходите мимо. Торговцы юридическими услугами предлагают годовой абонемент: ты, главное, заплати, а если возникнут проблемы, мы их решим со скидкой.

Зазывают не только на улице. Идут рассылки в электронную почту, звонят на домашний телефон. «В соответствии с законодательством Российской Федерации граждане имеют право на бесплатную юридическую помощь. » — вещают назойливые голоса.

Да, закон такой есть. Бесплатная помощь положена тем, у кого доход меньше прожиточного минимума, инвалидам I группы и другим наименее защищенным слоям населения. Но оказывают ее, как правило, адвокаты — им эту работу оплачивают местные бюджеты. Или так называемые юридические клиники — там студенты практикуются. А торговцы правовыми услугами не имеют к этому никакого отношения. Бесплатно они не работают.

Смотрите так же:  Администратор требования к квалификации

Но даже заплатив немалые деньги, зачастую люди не получают квалифицированной помощи. Вынуждены обращаться потом к профессиональным адвокатам.

И снова платить.

Французский развод

— Однажды к нам в Инюрколлегию (адвокатское бюро, которое специализируется на правовой помощи нашим гражданам за границей, а иностранцам — у нас. — Ред.) обратилась женщина, — вспоминает адвокат Светлана Тымкова . — Россиянка, замужем за гражданином Франции , живут в Москве . Решили развестись. Интересовалась, как разделить имущество, которое находится во Франции. Я объяснила, что это можно сделать, не выезжая из России . Спрашиваю: «У вас есть разногласия по поводу того, кому что достанется?» Нет, отвечает женщина, мы полюбовно договорились: что в Париже — ему, что в Москве — мне.

Ну тогда совсем просто, говорю. В суде оформляете только развод (без суда никак — поскольку есть несовершеннолетний ребенок), а соглашение о разделе имущества заверяете у нотариуса.

Женщина слушала с явным недоверием. «А вот юристы нам сказали, что в России имущество, находящееся за границей, поделить нельзя. » Тут-то и выяснилось, что супруги попались на крючок уличной зазывальщицы. И уже заплатили этим горе-юристам около 100 тысяч рублей! Те свое дело знают: деньги вперед. И отдавать их наотрез отказались. Мотивируя тем, что по договору, если он расторгнут по инициативе заказчика, деньги не возвращаются. «Хотите — судитесь», — жестко ответили они своей несостоявшейся клиентке.

Суд в помощь

Эта пара , следуя советам адвоката, благополучно развелась и разделила имущество. Но на компанию, взявшую деньги за непрофессиональную консультацию, подавать иск не стала: пожалели время и нервы.

А зря. Потому что, как выяснила « КП », в спорах с юристами-коммерсантами суды часто становятся на сторону их разочарованных клиентов. Вот, например, Юлия С. обратилась в такую юркомпанию, чтобы ей помогли быстрее продвинуться в очереди на улучшение жилищных условий.

За 24 400 рублей юристы подготовили аж семь заявлений. Одинаковых, но в разные адреса — от районной управы и муниципального собрания до прокуратуры Москвы и уполномоченного по правам человека. Юлия глянула — и опешила от кучи фактических ошибок.

По ее мнению, полноценной консультации она не получила: нормы, дающие право на ускорение очереди, указаны не были, а юрист чуть ли не после каждого ее вопроса выходил с кем-то советоваться и, возвращаясь, пересказывал ответы.

Женщина подала в суд и выиграла. Получила обратно свои 24 400 рублей, плюс 5000 рублей морального вреда, да еще и половину от всей этой суммы (14 700 руб.) в качестве штрафа — так положено по закону «О защите прав потребителей». При этом суд отметил, что многие организации, куда юристы предлагали направить заявления, к вопросу улучшения жилищных условий не имеют никакого отношения.

Вообще, похоже, это фирменный стиль таких консультантов-коммерсантов — вываливать клиенту кучу заявлений в разные инстанции: вот, мол, как мы активно работаем. Банальное очковтирательство.

— Моим клиентом был человек, который до этого обращался в одну юридическую компанию, — рассказал в эфире Радио «КП» (fm.kp.ru) судебный юрист Сергей Крюков . — Он был дольщиком, а компания-застройщик нарушила сроки. Ясно, что надо обращаться в суд с иском о выплате неустойки. Но нет, те юристы написали зачем-то множество жалоб, даже генпрокурору, хотя этот вопрос вообще вне его компетенции.

Но главный их косяк — отказ от иска. Причина пустяковая — ошиблись с подведомственной суду территорией, бывает. В этом случае грамотные люди просто подают новый иск — в тот суд, который надо. А предыдущий остается без рассмотрения. А они взяли и отказались от иска. Что имеет убийственные последствия: человек больше не может обратиться в суд по изложенным в этом иске основаниям.

— С большим трудом удалось через Мосгорсуд добиться восстановления прав моего клиента, — вспоминает Крюков. — С застройщиком мы заключили мировое соглашение. Ну а с юридической компании взыскали все, что положено по закону.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

Даже образования не нужно

Оказывается, чтобы открыть юридическую фирму, не нужно ни профильного образования, ни лицензии! Зарегистрироваться можно в качестве индивидуального предпринимателя или ООО .

Так они что, мошенники?

— Доказать это практически невозможно, — говорит адвокат Филипп Шишов . — Ведь кому-то эти фирмы оказывают реальную помощь. Тут как в медицине: одного врач вылечил, другого нет. В общем, как умеют, так и работают. Но вот показательный пример. У фигуранта крупного дела о мошенничестве в одном столичном салоне у метро «Аэропорт» (жулики брали у населения машины на продажу, а денег не возвращали) обнаружилась и юридическая фирма. Так что уже и криминальный элемент сообразил, где легкие деньги лежат.

О необходимости навести порядок на рынке юридических услуг говорят давно. На днях Верховный суд внес в Госдуму законопроект о масштабной судебной реформе. Есть там и пункт о том, что представлять интересы сторон в гражданских делах смогут только люди, имеющие высшее юридическое образование.

Параллельно уже несколько лет идет разработка более жесткого варианта — чтобы это право имели не просто юристы, а только адвокаты (по уголовным делам такая монополия уже действует). Сторонники адвокатского варианта считают, что это повысит качество юридических услуг, но противники пугают ростом расценок и ограничением доступа к правосудию.

ВАЖНЫЕ ВОПРОСЫ

Адвокат надежнее

Как получить грамотную помощь?

Лучше обращаться не просто к юристу, а к адвокату. Обычно их квалификация выше. А расценки в среднем такие же. Чтобы стать адвокатом, нужно иметь за плечами не менее трех лет юридической практики и еще сдать экзамен в адвокатскую палату региона.

На адвоката в отличие от юриста всегда есть управа: можно пожаловаться в палату. За непрофессионализм или неэтичные поступки могут даже вычеркнуть из реестра. Поэтому адвокаты дорожат своим статусом и подходят к работе более ответственно.

Впрочем, это вовсе не значит, что и среди юристов нет асов своего дела. Надо просто не доверять первому попавшемуся объявлению, а изучить послужной список специалиста, поспрашивать у знакомых.

Можно ли отличить юриста от адвоката?

Сотрудники некоторых юридических фирм любят называть себя адвокатами. Проверить это легко. Достаточно заглянуть на сайт адвокатской палаты региона и посмотреть, есть ли фамилия специалиста в реестре. Если нет — значит, вас обманывают. И едва ли стоит иметь с такими специалистами дело.

КОШЕЛЕК

Сколько это стоит?

Средние расценки на услуги адвокатов (руб.)

Консультация в пределах часа — 3000 — 5000 (в Москве), 500 — 800 (в глубинке)

Составление искового заявления — 5000 — 10 000 (в Москве), 3000 — 5000 (в глубинке)

8 главных ошибок адвоката, начинающего вести уголовные дела

Чуть более месяца назад мы задали представителям адвокатского сообщества вопрос: «Какие ошибки вы допускали в начале своей адвокатской карьеры и как их исправляли?». Благодаря полученным ответам, нам удалось собрать и обобщить сведения, которые, думается, будут полезны не только начинающим защитникам по уголовным делам, но и опытным адвокатам (смотрите диаграмму ниже).

Разумеется, многим профессионалам перечень представленных ошибок может показаться неполным, а кто-то скажет, что до сих пор встречает указные ошибки у своих коллег — далеко не новичков. Правы, видимо, будут и те, и другие. Однако этим исследованием журнал только начинает путь к более детальному изучению практики работы всех участников уголовного процесса.

Собранная информация позволила условно поделить «ошибки адвокатов» на три группы. К первой отнесены так называемые «профессиональные» ошибки. Несмотря на название, выделенные в эту группу промахи в работе во многом не связаны с непосредственным знанием закона и навыками его применения. Ведь чтобы описать хотя бы часть из тех, что встречаются на практике, вряд ли хватило бы даже объема одной книги. Сюда скорее отнесены организационные и тактические ошибки, которые совершают защитники в начале карьеры.

Во вторую группу включены «психологические» ошибки. Здесь обозначены недостатки, которые, наверное, в первую очередь допускают еще вчерашние студенты вузов или любые другие специалисты юриспруденции, мало знакомые с особенностями работы с подзащитными.

Последнюю, третью, группу образует ошибка, которая присуща адвокатам, пришедшим в профессию из правоохранительных органов. Эту группу было решено выделить по той простой причине, что хотя львиная доля адвокатов имеет опыт работы в следственных органах и (или) прокуратуре и т. д., но, как показали отзывы, нередко ее допускает. Конечно, нельзя сказать, что защитники, еще вчера собиравшие доказательства для обвинения или поддерживавшие обвинение в суде, допускают только ту ошибку, которая названа в этой группе. Как показал опрос адвокатов, несмотря на свой опыт многие бывшие оперативные работники, следователи или прокуроры сталкиваются с теми же сложностями, что и остальные и (или) открывают для себя «новые стороны» в уголовном процессе.

ДИАГРАММА

Распространенные ошибки начинающих адвокатов по уголовным делам

Смотрите так же:  Инструкция по заполнению отчета 12 тэк

Название ошибки

В процентах

В цифрах (значение указывается в скобках рядом с процентами)

Попытка вести большое количество дел

Убеждение в справедливом решении дела судом

«Соглашательство» со следователем

Неправильная оценка объемов работы

Излишне тщательное обжалование каждого недочета следствия

Чрезмерное доверие подзащитному

Эмоциональное отношение к делу

Излишняя уверенность в своих знаниях и опыте

Профессиональные ошибки

Ошибка 1: попытка ведения большого количества дел

Наверное, главный вопрос, которым задается большинство адвокатов в начале карьеры (а часто и на протяжении многих лет практики), связан с источником работы, а именно — с уголовными делами, обращениями доверителей. Ведь помощь подзащитным — основной источник дохода адвоката. В этом смысле риск адвоката сродни риску предпринимателя: адвокату никто не дает работу и не платит зарплату, он находит работу сам и, соответственно, зарабатывает средства к существованию тоже самостоятельно.

Из-за страха остаться без работы или желания заработать как можно больше денег у начинающих защитников велик соблазн взяться за как можно бóльшее количество дел. Однако чаще всего это приводит к обратному эффекту. Защитнику не удается уделить достаточно времени изучению дела, подготовке документов по нему и даже элементарно находиться в разных местах (судах, СИЗО и т. д.) одновременно. Все эти и другие факторы могут привести к нежелательному для доверителя результату по делу, а далее — к потере адвокатом репутации, за которой неминуемо последует отказ от его услуг.

Рекомендации из серии «не берите на себя слишком много дел», «правильно оцените и распределите время» — не совсем те советы, которые, очевидно, хотели бы услышать начинающие адвокаты. Думается, что два основных вопроса связаны с тем, как организовать поиск и получение достаточного объема работы и психологически преодолеть при этом боязнь остаться без заработка.

Как показывает практика, чтобы обрести «холодную голову» и избавиться от стресса, необходимо найти психологическую поддержку.

Кроме того, важно заранее позаботиться о будущем месте работы: найти адвокатское образование, которое на первых порах могло бы «снабжать» делами, в том числе такими, в которых защитник участвует по назначению государства. Кроме того, практику лучше начать с участия в не слишком сложных делах, если о простоте в уголовном процессе вообще можно говорить.

Чтобы не потерять опыт и знания, решил заняться адвокатской практикой

Сергей Анатольевич Дорогокупец, адвокат Московской коллегии адвокатов «Единство»

До того, как стать адвокатом, я долгое время был штатным юристом в организации, а затем соучредителем юридической компании. Но, став управляющим юридической компании, я в какой-то момент понял, что работаю не юристом, а просто администратором и, значит, теряю опыт и знания. Именно тогда у меня возникла мысль: уйти из компании и заняться адвокатской практикой. Принятие этого решения далось мне нелегко, одолевали сомнения: смогу ли я найти достаточно клиентов, чтобы обеспечить семью?

Именно в этот момент я нашел поддержку в семье и понимание того, какой минимальный доход позволит нам жить достойно. Это помогло на начальном этапе преодолеть стресс и разумно подойти к выбору дел и оценке своих сил.

Ошибка 2: убеждение в справедливом решении дела судом

Формулировка этой ошибки, возможно, вызовет гнев у судей, которые тоже являются читателями журнала. Вероятно, в определенной степени этот гнев будет оправдан. Однако мы не могли не выделить эту ошибку. Во-первых, потому что на нее указывали опрошенные нами адвокаты, во-вторых, даже судьи наверняка не смогут отрицать того, что встречались с неправосудными решениями, нарушениями, допускаемыми в уголовном процессе судом, низкой квалификацией коллег.

Если перейти к сути ошибки, можно сказать, что уверенность в тщательном рассмотрении именно «его» (адвоката) дела вполне объяснима. Ведь по сравнению с судом защитник тратит несоизмеримо больше времени, психологических и умственных усилий при работе над делом. Конечно, он надеется на адекватную оценку своих трудов судом. Надежда на суд усиливается, если на этапе предварительного следствия защитник сталкивается с «глухим» саботажем: необоснованными отказами в ходатайствах и приобщении к делу доказательств, представленных защитой, с невозможностью нормально участвовать процессе и т. д. Но если и судья изначально будет более благосклонен к обвинению (вспомните процент оправдательных приговоров!), разочарование защитника наступает неминуемо.

Кроме того, начинающему адвокату нужно помнить, что для судьи конкретное дело не является единственным, и к данному процессу он относится так же (скрупулезно либо поверхностно), как и к сотням других. Наконец, из-за большой нагрузки, большого количества дел, судья может просто физически не успеть вникнуть в каждую деталь дела.

Процессуальным оппонентом защитника зачастую становится суд

Андрей Борисович Суховеев, адвокат коллегии адвокатов «Цитадель» (г. Кемерово)

Одной из моих ошибок в начале работы адвокатом, даже несмотря на опыт работы в правоохранительных органах, было ожидание от судей соблюдения закона. На деле судьи регулярно нарушали, например, установленные процессуальным законом сроки. При этом никаких последствий для них, как правило, не наступало. Чтобы избежать излишних пустых надежд, я стал фиксировать все свои заявления, ходатайства, речи в прениях и т. д. на бумаге и приобщать их к делу любой ценой, получая отметки на копиях.

Далее было наивное представление о равенстве сторон в уголовном процессе. Я думал, что мне придется состязаться только с обвинителем, а не с судом и обвинителем. Поначалу меня удивляло, что судья советуется в своем кабинете с прокурором о том, как лучше найти ответ на доводы защиты.

Еще одной ошибкой было то, что я считал, что судьи, в том числе Верховного Суда РФ, связаны позицией, изложенной по конкретным вопросам в постановлениях Пленума ВС РФ. На деле доходило до того, что мои ссылки на постановления Пленума просто игнорировались. Признаться, такое положение дел оставляло чувство, что адвокат в юриспруденции «партизан на оккупированной противником территории». Чтобы исправить эту ошибку и перестать разочаровываться, я просто прекратил «жалеть» правоохранителей и стал подавать жалобы на все их действия и недостатки. Но, разумеется, каждый раз только на те, которые они не могли устранить на конкретной стадии уголовного процесса.

Ошибка 3: соглашательство» со следствием

Неуверенность в своих силах присуща новичку в любой профессии, а адвокату вдвойне, ведь ему часто приходится оставаться один на один с государственной «машиной». В этой ситуации начинающий адвокат может поддаться на уговоры следователя поскорее решить пустяковое дело невзирая на «небольшие» нарушения уголовно-процессуального закона, уговорить подзащитного признать вину и согласиться на особый порядок рассмотрения дела судом и т. д. Взамен следователь может пообещать, что будет привлекать адвоката к защите подозреваемых и обвиняемых по делам, которые находятся в его производстве. Пойдя на такие уговоры, «соглашательство», налаживание «нужных связей», защитник сильно рискует не только репутацией, но доверием и уважением коллег.

Чтобы преодолеть страх и неуверенность в себе, можно обратиться к коллегам, которые в свое время тоже начинали работать «с нуля». Главное помнить, что любая дорога начинается с первого шага, а профессия адвоката в любом случае требует смелости, а иногда и мужества.

Адвокат не должен бездумно доверять словам следователя

Демченко Василий Васильевич, адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов

Одна из самых больших сложностей для начинающего адвоката — это неуверенность в себе, страх перед следователем, который может быть, например, старше по возрасту. Многие теряются и идут на поводу у следствия, не применяя тех теоретических знаний, которые имеют. Мой опыт работы показывает, что,большинство следователей не следит за изменениями в законодательстве и, как правило, знает о них только из уст своих начальников. А такие понятия как судебная практика, постановления Пленума Верховного Суда РФ часто для них вообще неведомы. Но некоторые начинающие адвокаты верят следователям в обмен на обещание «давать дела».

Следователь действительно может уговорить подозреваемого взять того адвоката, которого он посоветует. В результате адвокат может подписать документы, составленные следователем, без каких либо возражений. Несомненно, что профессиональная жизнь таких адвокатов недолгая, примерно один — два года. Затем адвокат теряет тех клиентов, которые у него были, и о нем быстро распространяется молва как о «карманном», «ментовском» адвокате. Тогда уже и следователю становится сложно уговорить очередного задержанного воспользоваться услугами именно такого защитника. В подобных случаях следователь быстро находит других защитников или «новых временных» адвокатов, пока еще неизвестных. В этой ситуации самое главное не принимать слова следователя или оперативного работника за чистую правду, а опираться только на документы.

Практика знает достаточно случаев, когда следователь обещает адвокату отпустить подзащитного под подписку о невыезде, если адвокат уговорит его сознаться в совершенном преступлении. Защитник, окрыленный своим достижением, делает то, что нужно следствию, но в итоге подзащитный остается в местах лишения свободы или берется под стражу. При этом следователь всегда может оправдаться тем, что выпустить до суда задержанного ему в последний момент не позволило начальство или возражал прокурор.

Ошибка 4: неправильная оценка объемов работы

Отнести эту ошибку к промахам начинающего адвоката, наверное, можно в меньшей степени, чем приведенные выше. Ведь чтобы адекватно оценить объем предстоящей работы, нужно не только иметь колоссальный опыт, но и обладать полной информацией, имеющей отношение к делу. Неправильная оценка объемов работы автоматические означает дополнительные трудозатраты и возможные споры с доверителем по поводу оплаты услуг защитника.

Смотрите так же:  Как оформить выделение доли супругами

Чтобы не попасть в конфликтную ситуацию, адвокаты советуют заранее предусматривать возможные проблемы и компенсацию незапланированного объема работы.

Например, отражать увеличение стоимости услуг адвоката в случае увеличения объема обвинения и продления срока следствия на срок свыше двух месяцев. Оговаривать объем работы по одному уголовному делу исходя из принципа «одно дело — один обвиняемый — один эпизод». Не секрет, что дело может расследоваться год и более, а число обвиняемых от начала к концу следствия может увеличиться в разы.

Ошибка 5: излишне тщательное обжалование каждого нарушения следствия

Эту ошибку можно назвать своего рода и продолжением, и антиподом ошибки № 2. Даже среди опытных адвокатов можно встретить ошибочное мнение, что «все дело можно лучше всего решить суде», не обжалуя действий правоохранительных органов на этапе предварительного следствия, не указывая им на недостатки и нарушения в доказательной базе, чтобы они не могли их исправить и снова приобщить к делу. Однако все дело в том, что это правило действует далеко не всегда. Искусство адвоката заключается и в том, чтобы выбирать для каждого обжалования огрехов обвинения свое время и место.

Для обжалования следует ждать подходящего момента

Луценко Виктор Михайлович, адвокат коллегии адвокатов Хабаровского края «Дальневосточная»

Моя первая ошибка заключалась в том, что я как только обнаруживал нарушение закона со стороны следствия, сразу же обжаловал в суд. На каком-то этапе процесс начинал складываться в пользу защиты, но толку было мало: вместе с прокуратурой следствие только устраняло свои ошибки и оправляло дело в суд заново.

Был случай, когда по одному делу суд дважды признавал незаконным возбуждение самого уголовного дела. Заместитель прокурор края отменил (явно незаконно, так как нужно было прекращать дела, в которых уже было по два — три тома процессуальных действий) все постановления о возбуждении дел и возбудил третье дело, к которому в качестве вещественных доказательств приобщил пять томов прекращенных дел. Хотя в итоге это дело также было прекращено, но весь процесс продлился почти три года.

Из подобного опыта я сделал вывод, что не нужно подавать жалобы на действия следователя, если их итогом будет только устранение ошибок в обвинительном заключении. Все ошибки следствия лучше собирать и ждать суда.

На суде также не стоит сразу озвучивать все нарушения следствия, лучше ждать подходящего момента. Благодаря грамотной работе с представлением нарушений суд может признать доказательство недопустимым, а если оно ключевое и невосполнимое, суд прекращает дело или возвращает его обвинению или следствию, которому ничего не остается, как «без лишнего шума» прекратить дело.

Психологические ошибки

Ошибка 6: чрезмерное доверие подзащитному

В силу специфики работы адвокату по уголовным делам приходиться иметь дело с конкретными людьми, их болью. Наверное, нельзя представить себе порядочного адвоката, как, например, врача, который не проникался бы переживаниями обратившегося за помощью человека. Тем не менее, с опытом к защитнику приходит понимание того, что слова любого, даже самого честного на вид и беззащитного доверителя, необходимо проверять и анализировать, не допускать слишком личного отношения к делу, не давать волю эмоциям и уж тем более не идти на поводу у подзащитного.

Депутатский запрос по делу может навредить защите

Сергей Александрович Соловьев, адвокат, директор Московской коллегии адвокатов «Сословие»

В начале адвокатской карьеры со мной произошел случай, который прочно укрепил меня во мнении, что не стоит идти навстречу всем желаниям и просьбам доверителя.

Я выступал защитником по уголовному делу, возбужденному по ст. 164 «Хищение предметов, имеющих особую ценность» УК РФ. Изучение материалов дела дало основания для подачи жалобы в органы прокуратуры, что я и сделал, придя на личный прием к заместителю прокурора одного из районов Москвы. Изучив мою жалобу, он сказал, что изложенные в ней доводы настолько серьезны, что если они будут подтверждены при изучении уголовного дела, то он не допустит направления этого дела в суд. Надо отметить, что обратился я в прокуратуру уже на стадии ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

Я доложил о ситуации своему доверителю, который, в свою очередь, предложил мне подключить к решению вопроса одного из знакомых депутатов Госдумы с той целью, чтобы подготовленный им депутатский запрос «усилил» позицию защиты по делу. Я согласился на предложенный доверителем шаг и оформил обращение в Госдуму. В правоохранительные органы в скором времени был выслан соответствующий запрос.

Однако данный запрос попал в прокуратуру города Москвы. Там никаких нарушений закона в расследовании нашего уголовного дела не обнаружили, о чем и дали ответ депутату.

Тогда я обратился заместителю прокурора района, которыйобещал не допустить направления этого дела в суд, но тот в ответ сказал, что вышестоящая прокуратура на депутатский запрос по нашему делу дала ответ о законности расследования этого дела и вынесенных по нему процессуальных решений, поэтому он ничего поделать не может. Выступать против вышестоящей организации с отличным мнением у него нет ни возможности, ни желания.

Ошибка 7: эмоциональное отношение к делу

Эта ошибка аналогична обозначенной выше, с той лишь разницей, что эмоции и переживания адвоката, как правило, не связаны с доверителем, а вызваны вопиющими нарушениями закона со стороны следствия и обвинения, а также попытками адвоката обозначить свое превосходство над обвинением, вступить в некое соперничество с ним и т. п. Подобный подход к делу может не только помешать защитнику адекватно оценить обстоятельства дела и выработать последовательную тактику защиты, но и отрицательно сказаться на взаимоотношениях с представителями обвинения, которые далеко не всегда заслуживают критики.

Эмоции мешают трезво взглянуть на дело

Баховская Мария Михайловна, адвокат адвокатской конторы «Барристер» Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москвы

Самой большой ошибкой начинающего адвоката, по моему мнению, является излишнее доверие клиенту и соперничество со следователем, даже когда он допускает нарушения процессуального закона или ведет себя непорядочно.

В моей практике было дело, когда для моего клиента, которого обвиняли в убийстве, я сделала все, что могла, но это не только не привело к положительному результату, но и имело трагичные последствия. 18-летний юноша Алексей Баранов подозревался в убийстве бывшего одноклассника. Из его слов следовало, что убитый, сосед по дому, вместе с еще двумя парнями пришел к нему домой и проиграл деньги одному из пришедших. Так как у убитого денег не было, вспыхнул конфликт, в ходе которого одноклассника убили. Затем парни ушли, пригрозив Алексею, что если он на кого-то из них покажет, то ему будет не лучше, чем его однокласснику.

В процессе следствия у меня появилась некоторая обида на следователя, который, после того как я привела своего подзащитного для явки с повинной, вызвал оперативников и моего подзащитного задержали. Только потом я поняла, то обида была проявлением эмоций, и она явно помешала трезво взглянуть на дело. Путем невероятных усилий, адвокатских уловок, хорошего знания работы местного следствия мне удалось добиться того, что до суда Баранов остался на свободе.

Но когда выездная коллегия облсуда приехала для рассмотрения дела в город, мой подзащитный не появился в суде. В дальнейшем выяснилось, что он ударился в бега. Прошло три года. Мой подзащитный пришел с повинной по другому, двойному, убийству в другом городе. Там он был осужден на 15 лет. Состоялся суд и по «старому» делу, в котором я была привлечена как защитник. По обвинению в убийстве по «старому» делу суд оправдал Баранова, осудив его только за кражу вещей погибшего.

Ошибка 8: бывшие правоохранители излишне уверенны в своих знаниях и опыте

Название этой ошибки говорит само за себя. Большинство следователей или прокуроров уверены, что знают об уголовном процессе все. Но как только они сталкиваются с «другой» реальностью, многие из них начинают понимать, что попустительство нарушениям закона со стороны суда, прокуратуры может играть против них. Понимать, что подзащитный и подозреваемый (обвиняемый) — это не просто разные понятия, но и разный подход к участию в деле, а сбор доказательств адвокатом сталкивается с не в пример большими трудностями, чем та же работа следствия. Ну, и главное: вчерашние коллеги по цеху далеко не всегда рады помочь, потому что их работа оценивается совсем по другим критериям, нежели работа адвоката.

Принадлежность к органам сразу дает в процессе дополнительные баллы

Морохин Иван Николаевич, председатель коллегии адвокатов «Цитадель» (г. Кемерово)

В самом начале адвокатской карьеры я допустил типичную ошибку, распространенную среди адвокатов, «пришедших» из правоохранительных органов. Я наивно полагал, что мои предыдущие достижения в области юриспруденции основывались на моих качествах.

Практика показала, что на самом деле принципиальную роль играет принадлежность к «органам». Именно это в любом судебном процессе сразу дает дополнительные баллы, независимо от степени умственного развития участника. Недаром бывшие судьи и прокуроры, став адвокатами, зачастую демонстрируют на практике весьма посредственные знания.

Автор: Ислам Рамазанов, к.ю.н, главный редактор журнала «Уголовный процесс», специально для Право.Ru

Author: admin