Признание договора купли продажи недействительной судебная практика

Судебная практика по гражданским делам

ЧГОО «Правосознание» в рамках проекта «Правовое просвещение и правовая помощь гражданам неправомерно лишенным жилья» изучает и анализирует судебную практику по делам, когда граждане защищают свои права на жилье.

Мы представляем Вашему вниманию так называемые положительные решения Челябинского областного суда по гражданским делам, то есть те решения, вынося которые суд встал на защиту лица, которое могло лишиться своего жилья.

Изучая подобранные решения суда, граждане могут самостоятельно проанализировать тактику, которую необходимо применять при отстаивании своих прав в суде и обратить внимание на обстоятельства, подлежащие доказыванию. При этом стоит учитывать то, что каждое конкретное дело индивидуально и порядок его разрешения не может бесспорно применяться к иным ситуациям.

В представленном сегодня судебном акте идет речь о ситуации, когда договор купли-продажи квартиры признается недействительной сделкой в связи с тем, что он является мнимым, так как у участников сделки отсутствовали намерения создать соответствующие договору купли-продажи правовые последствия; денежные средства за квартиру покупателем не передавались, у сторон не было намерения производить отчуждение и приобретение имущества; сделка купли-продажи совершена для вида с целью обналичить средства материнского капитала.

17 июня 2014 года Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда в городе Челябинске гражданское дело по апелляционной жалобе Куделиной Р.С. на решение Копейского городского суда Челябинской области от 03 марта 2014 года по иску Гуровой О.Б., Гуровой Е.В. к Салтановой Н.В., Куделиной Р.С. о признании недействительными договоров купли-продажи квартиры, применении последствий недействительности сделок.

Гурова О.Б., Гурова Е.В. обратились в суд с иском к Салтановой Н.В., Куделиной Р.С, с учетом уточнений требований просили: признать недействительными договоры купли-продажи квартиры № ***, заключенные 28 июля 2011 года между ними и Салтановой Н.В., от 03 августа 2012 году, заключенный между Салтановой Н.В. и Куделиной Р.С, применить последствия недействительности сделки путем погашения регистрационной записи в государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок о праве собственности на квартиру Салтановой Н.В. и Куделиной Р.С, восстановить их право общей долевой собственности на указанное имущество.

В обоснование требований указали, что договор купли-продажи спорной квартиры от 28 июля 2011 года является мнимым, как заключенный без намерений создать правовые последствия, вытекающие из договора купли-продажи. Денежные средства при оформлении сделки Салтанова Н.В. им не передавала, в квартиру не вселялась, оплату коммунальных платежей не производила. Сделка была совершена лишь для вида с целью получения Салтановой Н.В. средств материнского семейного капитала. Последующая сделка также недействительна.

Ответчики Салтанова Н.В., Куделина Р.С. при надлежащем извещении участия в суде не принимали.

Представитель ответчика Куделиной Р.С. — адвокат Шефер Е.В. иск не признала, пояснила, что воля сторон оспариваемой сделки была направлена на переход права собственности на спорное недвижимое имущество, сделка по форме и содержанию соответствует закону, исполнена сторонами в полном объеме.

Третьи лица Гуров В.А., Гуров СВ., представители Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области, Главного учреждения — Управления Пенсионного фонда России в городе Копейске Челябинской области, органа опеки и попечительства Управления социальной защиты населения администрации Копейского городского округа Челябинской области при надлежащем извещении участия в суде не принимали.

Суд постановил решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме: признал недействительным договор купли-продажи двухкомнатной квартиры № ***от 28 июля 2011 года между Гуровой О.Б., Гуровой Е.В. и Салтановой Н.В., и договор купли-продажи этого же имущества от 03 августа 2012 года, заключенный между Салтановой Н.В. и Куделиной Р.С.

Отменил записи о государственной регистрации договора купли-продажи от 03 августа 2012 года и право собственности Куделиной Р.С. на квартиру произведенные 13 августа 2012 года в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ними. Возвратил квартиру в общую долевую собственность Гуровой Е.В. и Гуровой О.Б.
Взыскал с Салтановой Н.В. в пользу Куделиной Р.С. денежные средства в размере *** рублей, расходы по оплате госпошлины.

В апелляционной жалобе Куделина Р.С. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное. Указывает, что сделка, заключенная между ней и Салтановой Н.В. отвечает требованиям законодательства, являлась возмездной, прошла государственную регистрацию. Не согласна с выводом суда о недействительности сделки, поскольку он основан лишь на объяснениях Салтановой Н.В., отобранных у неё в ходе досудебной проверки, без оценки расписки о получении Салтановой Н.В. денежных средств по договору купли-продажи судом. Кроме того, суд не принял во внимание, что она является добросовестным приобретателем квартиры, не знала и не могла знать об обязательствах Салтановой Н.В. об оформлении спорной квартиры в собственность несовершеннолетних, о нарушении прав Гуровых. Суд необоснованно отказал в истребовании записи видеонаблюдения из Копейского отдела Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области, в вызове свидетеля П., чем лишил ее возможности представить доказательства в обоснование своих доводов.

Определением суда от 28 апреля 2014 года Куделиной Р.С. восстановлен срок на подачу апелляционной жалобы на решение суда от 03 марта 2014 года.

Стороны в судебное заседание не явились, извещены надлежащим образом, причины неявки не сообщили, в связи с чем судебная коллегия на основании ст. ст. 167, 327 ГПК РФ признала возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Сделка — это действие, основанное на единстве внутренней воли и внешнего проявления этой воли (волеизъявление). Поэтому, если подлинная внутренняя воля не соответствует ее внешнему выражению, Закон допускает признание таких сделок недействительными.

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что по договору займа № 11-141 от 28 июля 2011 года, заключенного между ООО «Гранд» (заимодавцем) и Салтановой Н.В. (заемщиком), последней предоставлен заем в сумме *** рублей сроком на 36 месяцев под 24 % годовых для целевого использования — приобретения в собственность двухкомнатной квартиры № ***. Обеспечением исполнения обязательства заемщика по данному договору является залог данной квартиры, возникающий на основании ст. 77 ФЗ «Об ипотеке» (тЛл.д.76-83).

28 июля 2011 года между Гуровой Е.В., Гуровой О.Б. с одной стороны и Салтановой Н.В. с другой стороны, заключен договор купли-продажи двухкомнатной квартиры, находящейся по адресу: ***, согласно которому Гуровы продали, а Салтанова Н.В. купила указанное жилое помещение, цена сделки определена сторонами в сумме *** рублей, из которых *** рублей переданы до подписания договора и *** рублей подлежали передаче после подписания договора вне помещения Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области за счет заемных средств, полученных у ООО «Гранд» в течение 1 рабочего дня с момента государственной регистрации договора и перехода права собственности, а также государственной регистрации ипотеки квартиры в силу закона в Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области.

Согласно пунктов 12, 13, 14, 23 договора, квартира находится в залоге у продавца, право залога у ООО «Гранд» не возникает, право на распоряжение покупателем заложенной квартирой возможно лишь с согласия продавца. На день подписания договора в квартире зарегистрированы Гурова О.Б., Гурова Е.В., квартира передана без составления передаточного акта (т.1 л.д. 122-123).

Салтанова Н.В. получила государственный сертификат. Согласно решению № 642 УПФР в городе Копейске Челябинской области от 14 сентября 2011 года материнский (семейный) капитал, полученный Салтановой Н.В. направлен на улучшение жилищных условий — погашение основного долга и уплату процентов по кредиту (займу) на приобретение (строительство) жилья в соответствии с договором займа № 11-141 от 28 июля 2011 года в сумме ***копейки (т.1 л.д.68-75).

15 августа 2011 года Салтанова Н.В. обязалась перед Главным Учреждением — Управлением Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Копейске Челябинской области оформить указанную квартиру, приобретаемую с использованием средств материнского капитала в общую собственность всех членов семьи, в том числе на ее имя, на имя ее детей с определением размера долей по соглашению между ними в течение шести месяцев после снятия обременения с жилого помещения (т.1 л.д.86).

По договору купли — продажи от 03 августа 2012 года право собственности на спорную квартиру перешло от Салтановой Н.В. в собственность Куделиной Р.С. Цена договора определена участниками сделки *** рублей, оплаченных до подписания договора, квартира передана без составления передаточного акта. Пункт 14 договора содержит сведения о регистрации Гуровой Е.В., Гуровой О.Б. в квартире (т.1 л.д. 140). Факт получения денежных средств в сумме *** рублей Салтановой Н.В. подтверждается распиской (т.1 л.д.49).

Указанные договоры и переход права собственности зарегистрированы в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области (т.1л.д.10,49,85,122-123). Регистрационная запись об ипотеке в силу закона №*** от 28 июля 2011 года, внесенная в ЕГРП при совершении сделки между Гуровыми и Салтановой Н.В. на спорную квартиру погашена в соответствии со ст. 25 ФЗ от 16 июля 1998 года №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости), на основании совместного заявления залогодателя Салтановой Н.В. и залогодержателя ООО «Гранд» 06 августа 2012 года (т.1 л.д. 192).

В настоящее время собственником спорной квартиры является Куделина Р.С. (т.1 л.д.Ю).

Согласно выписки из поквартирной карточки в спорной квартире с апреля 2005 года зарегистрированы и проживают Гурова О.Б., Гурова Е.В., Гуров В.А., Гуров СВ., с апреля 2009 года — несовершеннолетние Г.И.Г. *** г.р., Г.А.Г. *** г.р., оплачивают коммунальные платежи (т.1 л.д. 15,67,151-156).

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 170 ч.1 ГК РФ пришел к выводу, что договор купли-продажи спорной квартиры от 28 июля 2011 года, заключенный между Гуровыми и Салтановой Н.В. является мнимым, так как у участников сделки отсутствовали намерения создать соответствующие договору купли-продажи правовые последствия. Денежные средства за квартиру покупателем не передавались, у истцов Гуровой О.Б., Гуровой Е.В. и ответчика Салтановой Н.В. не было намерения производить отчуждение и приобретение имущества. Сделка купли-продажи от 28 июля 2011 года совершена для вида с целью обналичить средства материнского капитала. Договор купли-продажи спорной квартиры сторонами не исполнен, доказательства передачи денежных средств по договору отсутствуют, спорная квартира находится в распоряжении истцов и членов их семьи, Салтанова Н.В. с момента заключения договора купли — продажи спорной квартиры мер к вселению и оплате коммунальных платежей не принимала.

Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на исследованных и получивших оценку доказательствах, на правильном применении норм материального и права.

В силу ст. 219, п. 1 ст. 549, п. 1 ст. 551, п. 2 ст. 558 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору купли-продажи недвижимого имущества продавец обязуется передать в собственность покупателя недвижимое имущество, а покупатель оплатить обусловленную договором цену. Переход права собственности подлежит государственной регистрации, право собственности возникает у покупателя с момента такой регистрации.

В соответствии с п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Для признания сделки недействительной по основаниям п. 1 ст. 170 ГК РФ необходимо установить то обстоятельство, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие этой сделке правовые последствия. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Обстоятельства того, что заключая договор купли-продажи 28 июля 2011 года, Гуровы и Салтанова Н.В. не намеревались создать соответствующие этой сделке правовые последствия, не имели намерений ее исполнять подтверждается заявлением Гуровой О.Б. по факту утраты права собственности на принадлежащее ей недвижимое имущество в Отдел МВД России по городу Копейску, постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 01 июля 2013 года, объяснениями Салтановой Н.В., данных в ходе проводимой проверки 28 июня 2013года.

Из материала проверки следует, что в июле 2011 года к Гуровой О.Б. обратилась Иванкина Е.В. с целью обналичить средства материнского капитала за вознаграждение. Во исполнение указанной договоренности Иванкина Е.В. 28 июня 2011 г. в регистрационной палате познакомила Гуровых со Швыревой Е. и покупателем Салтановой Н.В. Между Гуровыми и Салтановой Н.В. был подписан договор купли-продажи квартиры № ***. Салтанова Е.В. денежных средств за квартиру Гуровым не передавала, последние денежных средств за квартиру не получали, расписок не писали и не подписывали. Впоследствии Салтанова Н.В. в нарушение устной договоренности не вернула Гуровым принадлежащую им квартиру, продала ее Куделиной Р.С. за *** рублей (т.1 л.д.14, 205).

Смотрите так же:  Купля продажа квартир на авито

Указанные обстоятельства нашли свое подтверждение в показаниях Гуровых.

Установив, что действительные намерения Гуровых и Салтановой Н.В. не были направлены на возникновение прав и обязанностей по данной сделке, Гуровы не намеревались отчуждать принадлежащее им жилое помещение за плату, Салтанова Н.В. на намеревалась приобретать его в собственность, соответствующие правовые последствия, присущие договору купли-продажи не возникли, целью заключения сделки явилось получение средств материнского капитала, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии достаточных и достоверных доказательств мнимости договора купли-продажи квартиры от 28 июля 2011 года между Гуровыми и Салтановой Н.В., обоснованно признал его ничтожным на основании ч.1 ст. 170 ГК РФ.

В соответствии с положениями ст. 167 ГК РФ по состоянию на момент подписания договоров купли-продажи, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Применяя последствия недействительности сделки купли-продажи между Гуровыми и Салтановой Н.В., суд обоснованно пришел к выводу о недействительности последующего договора купли-продажи, заключенного 03 августа 2012 года между Салтановой Н.В. и Куделиной Р.С.

Учитывая, что договор купли-продажи спорной квартиры от 28 июля 2011 года является недействительным, то с учетом положений ст. 167 ГК РФ, Салтанова Н.В. обязана возвратить Куделиной Р.С. полученные по сделке купли-продажи от 03 августа 2012 года денежные средства в сумме *** рублей.

Оценивая фактическое проживание семьи истца в спорном объекте, несение Гуровыми бремени содержания имущества, сохранение последними владения и пользования объектом недвижимости, отсутствие намерений вселиться в квартиру, заключение договора 03 августа 2012 года по цене значительно ниже первоначальной, судебная коллегия не принимает во внимание доводы апелляционной жалобы о том, что Куделина Р.С. является добросовестным приобретателем.

То обстоятельство, что при заключении договора Куделина Р.С. передала Салтановой Н.В. денежные средства в сумме *** руб., что подтверждается распиской, не опровергает выводов суда о недействительности сделки и не свидетельствует о добросовестности приобретения, а является основанием для возврата денежных средств в пользу Куделиной Р.С. при применении последствий недействительности сделки.

Иные доводы апелляционной жалобы не содержат каких-либо обстоятельств, которые не проверены судом первой инстанции и опровергали бы выводы судебного решения. Суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал доказательства, представленные сторонами, и, правильно применив нормы материального и процессуального права, постановил обоснованное решение по существу спора, оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 327-329 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Копейского городского суда Челябинской области от 03 марта 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Куделиной Р.С. — без удовлетворения.

Признание договора купли продажи недействительной судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Решение суда о признании договора купли-продажи незаключенным

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

Кировский районный суд города Омска
в составе председательствующего судьи…,
при секретаре…,
рассмотрел в открытом судебном заседании в городе Омске 20 июня 2008 года
гражданское дело по иску Н.В., действующей за себя и в интересах несовершеннолетних П. П. 08.11.2001 г.р., С.Д. 13.09.1994 г.р., П.А., Л.М. к Т.В., В.Ф. о признании договора купли-продажи квартиры незаключенным, взыскании денежных средств,

Н.В., действующая за себя и в интересах несовершеннолетних детей П.П., 08.11.2001 г.р., С.Д.. 13.09.1994 г.р., а также П.А., Л.М. обратились с иском в Кировский районный суд г.Омска к Т.В., В.Ф. о признании незаключенным договора от 14.06.2006 г. купли-продажи квартиры № … в доме № 10 по ул. Рокоссовского в г. Омске, а также о признании недействительными записи регистрации права собственности, сделанные 14.07.2006 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Указав в обоснование иска, что 14.06.2008 г. с ответчиками заключен договор купли-продажи указанной квартиры. При регистрации по месту жительства в спорной квартире им стало известно, что в квартире зарегистрированы Ю.М. и Н.М., вселенные в квартиру решением суда от 06.12.2005 г.. которое вступило в законную силу в мае 2006 г., а уже 14.06.2006 г., эта квартира была им продана ответчиками. То есть ответчики умышленно скрыли от них факт вселения указанных лиц и наличие у них бессрочного права пользования жилым помещением. Решением суда от 21.05.2007 г. истцам было отказано в выселении Ю.М. и Н.М. Считают, что при заключении сделки по вине ответчиков не было достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, в связи с чем его следует признать незаключенным. Кроме того, сделка была совершена под влиянием обмана со стороны ответчиков и может быть признана недействительной. Зная о правах Ю.М. и Н.М. на проживание в квартире, они бы не стали заключать сделку.

Впоследствии истцы уточнили исковые требования в части обоснования заявленных требований и просили признать договор купли-продажи квартиры незаключенным ввиду нарушений ст. ст. 432 , ч.1 ст. 558 ГК РФ . Дополнительно указав, что в силу ч. 1 ст. 1102 ГК РФ ответчики обязаны возвратить им неосновательное обогащение и возместить убытки, составляющие разницу в рыночной стоимости жилого помещения, приобретенного 14.06.2006 г. и рыночной стоимости аналогичного жилого помещения на 12.03.2008 г., а также выплатить проценты за пользование чужими денежными средствами согласно ст. 395 ГК РФ . В связи с чем уточнили исковые требования и просили суд признать договор купли-продажи жилого помещения по адресу г. Омск, ул. Рокоссовского д. 10 кв. незаключенным, взыскать с ответчиков в равных долях 1 350 000 руб. неосновательно приобретенных ответчиками по незаключенному договору купли — продажи жилого помещения, 1 282 242 руб. убытков, причиненных ответчиками и 241 387 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами (л.д. 143-144).

В судебном заседании Н.В., действующая за себя и в интересах несовершеннолетних детей, дополнительно суду пояснила, что узнала о наличии зарегистрированных в квартире Ю.М. и ее дочери Н.М. когда получала документы о регистрации сделки. До этого Т.В., В.Ф. говорили ей о том, что у них есть два сына, которые отказались от приватизации квартиры. О том, что между ними и Ю.М. был спор в суде и о результатах рассмотрения этого спора они ей не говорили, пока она, узнав об их правах после совершения сделки, не позвонила ответчикам. Но они, а потом и юристы заверили ее, что она без проблем выпишет Ю.М. и ее дочь через суд. До совершения сделки она сама копию лицевого счета по квартире не видела, все документы собирала риэлторская фирма, проводившая сделку. В сентябре 2006 г. она встречалась с Г.А., с самого начала принимавшей участие в совершении сделки в интересах ответчиков, и она передала ей за август, сентябрь 2006 г. деньги за оплату коммунальных услуг за Ю.М. и ее дочь. О мирном разрешении вопроса с ответчиками договориться не удалось.

Представитель истца А.А. по устному ходатайству иск поддержал, дополнительно суду пояснил, что договор нельзя считать заключенным, т.к. стороны не достигли соглашения по всем существенным условием договора, а в спорном договоре не указаны лица, имеющие право бессрочного пользования квартирой Ю.М. и ее дочь. Незаключенная сделка не породила юридических последствий, кроме фактических. Под неосновательным обогащением они понимают 1 350 000 руб., которые получили ответчики при продаже квартиры, убытки составляют разницу между ценой квартиры, за которую она была продана и ее рыночной стоимостью в настоящее время. Проценты за пользование чужими денежными средствами взыскиваются, поскольку возможность их взыскания прямо предусмотрена статьей 1107 ГК РФ. Считает, что срок по требованиям о признании договора незаключенным составляет 3 года и он истцами не пропущен.

Истцы П.А., Л.М. в суд не явились, извещены надлежаще, просили о рассмотрении дела в свое отсутствие (л.д. . )

Ответчики В.Ф., Т.В. в суд не явились, извещены надлежаще (л.д. 201, 202).

Представители ответчиков Г.А. и И.П. по доверенности (л.д. 179) против иска возражали, пояснив суду, что Н.В. знала при заключении договора и о копии лицевого счета и о том, кто прописан в приобретаемой ею квартире. Их фирма предлагала Н.В. выкупить квартиру по той же цене, что она ее приобрела, но она обратилась в суд. Они пытались урегулировать спор, т.к. ответчики готовы были предложить Ю.М. и ее дочери частный дом на условиях в нем проживания, но та отказалась. Договор считается заключенным с момента его регистрации в государственном органе и требования о признании его незаключенным не имеет смысла. Истцы узнали о регистрации в квартире Ю.М. и ее дочери в июле 2006 г., они все время говорят об обмане, и им ничего не препятствовало сразу же обратиться в суд, но они этого не сделала, т.е. пропустили годичный срок для обращения в суд о признании сделки недействительной.

3-е лицо Ю.М., действующая за себя и в интересах несовершеннолетней Н.М., суду пояснила, что не знала о совершенной сделке, т.к. в квартире фактически не жила после судебного решения, поскольку Т.В. устраивала скандалы, выгоняла ее, тем самым препятствую проживанию ей и ее дочери. Узнала о том, что квартира продана и попыталась вселиться, в иске о ее выселении истцам было отказано, сейчас предоставлена с ее согласия отсрочка исполнения решения суда, т.к. она понимает, что у истцов большая семья, фактически ей и дочери жить в квартире негде, но у нее тоже нет иного жилья, сейчас она снимает квартиру в Амурском поселке, дочку возит в садик на Левый берег по месту регистрации.

Выслушав лиц, участвующих в деле, изучив представленные доказательства в их совокупности, судом установлены следующие обстоятельства.

Решением суда от 06.12.2005 г., вступившим в законную силу 01.03.2006 г., по иску В.Ф., Т.В. к Ю.М. о выселении Ю.М. отказано (л.д. 20-22).

14 июня 2006 г. между истцами и ответчиками заключен договор купли-продажи квартиры № … по адресу г. Омск, ул. Рокоссовского д. 10. (л.д. 7-9).

Право долевой собственности истцов на спорную квартиру зарегистрировано в установленном законом порядке (л.д. 11-15).

Решением Кировского районного суда г. Омска от 21 мая 2007 г. в удовлетворении исковых требований Н.В., действующей за себя и в интересах несовершеннолетних детей П.П., 08.11.2001 г.р., С.Д., 13.09.1994 г.р., П.А., Л.М. о выселении Ю.М. и несовершеннолетней Н.М. отказано, за ними признано право пользования спорной квартирой, куда они и были вселены названным решением суда (л.д. 18-19).

По правилам ч.1 ст. 425 , ч.1 ст. 432 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК РФ).

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В соответствии со ст.ст. 454, 549, 550, 554, 556 ГК РФ договор купли-продажи недвижимости заключается в виде одного письменного документа, подписываемого сторонами, обязательным изложением в нем данных, позволяющих определенно установить недвижимое имущество, а также цену этого имущества.

Кроме того, ст. 558 ГК РФ установлено, что помимо предмета и цены, существенным условием договора продажи квартиры, в которых проживают лица, сохраняющие в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем, является перечень этих лиц с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением.

Смотрите так же:  Не заключать договор с рао

Согласно пунктам 6, 7 договора купли-продажи спорного жилого помещения от 14.06.2006г. Продавцы гарантируют, что указанная квартира свободна от проживания третьих лиц, которые имеют право пользования ею на основании договоров найма, аренды и что в указанном объекте недвижимости отсутствуют лица, сохраняющие право пользования жилым помещением.

Вместе с тем, в указанном договоре на момент его заключения были зарегистрированы Ю.М. и ее дочь Н.М., в выселении Ю.М. решением суда от 06.12.2005 г., вступившим в законную силу 01.03.2006 г., В.Ф., Т.В. было отказано (л.д. 20-22), ее дочь была зарегистрирована по месту жительства матери с 07.03.3006 г. (л.д. 10). То есть на момент совершения сделки ответчики знали о праве пользования данным жилым помещением третьих лиц, однако не указали их в договоре о продаже квартиры.

С учетом изложенного, суд удовлетворяет требования истцов о признании сделки от 14.06.2006 г. купли-продажи квартиры №… в доме 10 по ул. Рокоссовского в г. Омске незаключенной.

При этом суд критически относится к доводам представителей ответчиков о том, что истцом пропущен срок исковой давности для обращения в суд, поскольку по требованиям о признании сделки незаключенной подлежит применению общий срок исковой давности, составляющий три года ( ст. 196 ГК РФ ). Доводы представителей ответчика, что в данном случае следует применять специальный срок исковой давности, установленный в 1 год для оспоримых сделок ( ст. 181 ГК РФ ) несостоятельны, т.к. истцом не заявлялись требования о признании сделки недействительной, изначально ставился вопрос о признании договора незаключенным (л.д. 3-6) и впоследствии уточнялись основания заявленного иска (л.д. 114-116).

Согласно названному договору стоимость квартиры составляла 1 350 000 руб. (п.З). Сделка исполнена полностью.

Одновременно суд считает обоснованными требования истцов о взыскании убытков виде удорожания цен на жилье, поскольку не может не учитывать процесс инфляции в стране.

Согласно данным Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Омской области (справка от 06.03.2008 г. № 21-59/296, л.д. 119) индексы цен на вторичном рынке жилья квартир улучшенной планировки в г. Омске (на конец квартала, в процентах к концу предыдущего квартала) составляет: .

Одновременно согласно справке Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Омской области № 21-59 44 от 18.01.2008 г. средняя цена 1 кв.м. квартир улучшенной планировки на вторичном рынке жилья г. Омска в четвертом квартале 2007 г. соответствовала 38 920 руб. (л.д. 65-67). Общая площадь спорной квартиры составляет 65,5 кв.м., т.е. ее стоимость по состоянию на 4 квартал 2007 г. составляла бы 2 549 260 руб.

В соответствии с отчетом № 33-08 ООО «Экспертно-оценочного агентства «Ледон» от 30.01.2008 г. об оценке рыночной стоимости квартиры расположенной по вышеуказанному адресу стоимость оцениваемого объекта недвижимости по состоянию на 29.01.2008 г. округленно составляет 2 830 000 руб. (л.д. 23-63).

Исходя из изложенного, с учетом ст. 15 ГК РФ , указанного выше удорожания цен на жилье и требований истцов, суд также удовлетворяет требования истцов о взыскании с ответчиков 1 282 242 руб.

Вместе с тем, суд не находит оснований для признания обоснованными доводов представителя истца о наличии неосновательного обогащения и взыскании с них на основании этого процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку из буквального толкования ст. 1102 ГК РФ следует, что обязанность по возврату неосновательного обогащения возникает у лица, которое без установленных законом оснований, иными правовыми актами или сделкой приобрело или сберегло имущество за счет другого лица. Тогда как денежные средства получены ответчиками в результате договора, на законных на тот момент, основаниях. Более того, сами истцы все это время пользовались приобретенной ими квартирой.

В связи с чем суд отказывает в удовлетворении требований истцов в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами.

С учетом положений ст. 98 ГПК РФ с ответчиков в пользу истцов подлежит взысканию госпошлина в размере 17 261 руб. 21 коп..

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Иск Н.В., действующей за себя и в интересах несовершеннолетних П.П. 08.11.2001 г.р., С.Д. 13.09.1994 г.р., П.А., Л.М. к Т.В., В.Ф. удовлетворить частично.
Договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу г. Омск, ул. Рокоссовского в г. Омске, д. 10 кв…, от 14.06.2006 г., заключенный между Т.В., В.Ф. и Н.В., П.П., 08.11.2001 г.р., в лице законного представителя (матери) Н.В., Л.М., С.Д., 13.09.1994 г.р. в лице законного представителя (матери) Н.В., П.А., признать незаключеным.
Аннулировать в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество запись от 14 июля 2006 г. № 55-55-01/073/2006-847 о праве долевой собственности на квартиру … в доме № 10 по ул. Рокоссовского в г. Омск С.Д. (14 доли), П.П. (14 доли), Н.В. (1/6 доли), П.А. (1/6 доли), Л.М. (1/6 доли).
Восстановить Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество запись о праве долевой собственности В.Ф. (1/2 доли), Т.В. (1/2 доли ) на квартиру № … в доме № 10 по ул. Рокоссовского в г. Омске.
Взыскать в пользу Н.В., действующей за себя и в интересах несовершеннолетних П.П. 08.11.2001 г.р., С.Д. 13.09.1994 г.р., П.А., Л.М. с Т.В., В.Ф. солидарно 1 350 000 рублей (стоимость квартиры), 1 282 242 руб. (стоимость удоражания цен на жилье), всего 2 632 242 (два миллиона шестьсот тридцать две тысячи двести срок два) руб. 00 коп.
Взыскать в пользу Н.В., действующей за себя и в интересах несовершеннолетних П.П. 08.11.2001 г.р., С.Д. 13.09.1994 г.р., П.А., Л.М. с Т.В., В.Ф. государственную пошлину в размере 17 261 руб. 21 коп., по 8 630 руб. 60 коп. с каждого. В удовлетворении остальной части иска отказать.
Решение может быть обжаловано в Омский областной суд через Кировский районный суд г. Омска в течение 10 дней.

См. по данному делу документы:

Истцы обратились в суд с иском о признании незаключенным договора купли-продажи квартиры

Решением суда договор купли-продажи квартиры признан незаключенным

Кассационной инстанцией принят отказ от иска , ввиду того, что стороны, все же, договорились, производство по делу прекращено.

Учет по отмененным сделкам

Автор: Ростошинский А. М., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Ни налоговое, ни бухгалтерское законодательство не дает нам ответа на вопрос: как и когда отражать сделки, условия которых впоследствии претерпели изменения, например, из-за изменения стоимости или количества товара, непринятия части работ (услуг) или оспаривания договора, признания его недействительным.

В Письме ФНС России от 28.11.2017 № СД-4-3/[email protected] было разъяснено, что признание судом договора купли-продажи недвижимого имущества недействительным устанавливает тот факт, что покупателю по такому договору право собственности на имущество не переходило. На этом основании в письме делается вывод, что в силу ст. 54 НК РФ налогоплательщик вправе подать уточненные декларации по налогу на прибыль за период, когда была оформлена сделка, которая впоследствии была признана недействительной.

Между тем в п. 9 Информационного письма № 148 Президиум ВАС указал, что по смыслу п. 1 ст. 54 НК РФ налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые во исполнение этих сделок финансово-хозяйственные операции. Отметим, что данное информационное письмо касается налога на имущество, который определяется по данным бухгалтерского учета. Также отметим, что имущество чаще всего передается по сделкам, представляющим собой реализацию.

Давайте посмотрим, как согласуются выводы арбитражных судов по налоговым спорам за последние годы с указанным пунктом информационного письма, а также с изложенным выше мнением ФНС.

Определение ВС РФ от 26.03.2015 № 305-КГ15-965 по делу № А40-69367/2013-107-235

Общество в 2011 году реализовало товары, работы и услуги организациям-покупателям. В отношении общества было возбуждено дело о банкротстве, конкурсный управляющий оспорил указанные сделки, и они в 2013 году были признаны судом недействительными. Общество не отразило реализацию по этим сделкам в налоговой декларации за 2011 год, полагая, что недействительные сделки не влекут налоговых последствий.

Налоговая инспекция не согласилась с таким подходом и доначислила обществу налог на прибыль за 2011 год по отмененным сделкам. Инспекция решила, что, несмотря на признание сделок по реализации недействительными, у общества возник доход в периоде фактической передачи товаров, выполненных работ, оказанных услуг.

Общество возражало, утверждая, что признание сделок недействительными означает отсутствие совершения хозяйственных операций и получения налогооблагаемого дохода по этим сделкам в момент их совершения (то есть в IV квартале 2011 года). Следовательно, из налоговой базы необходимо исключить доход в виде стоимости переданных товаров по впоследствии признанным судом недействительным сделкам.

Обратите внимание: все суды признали позицию общества неправильной и решили спор в пользу инспекции.

Суды исходили из того, что оспаривание в 2013 году сделок, по которым было реализовано имущество в IV квартале 2011 года, не влечет обязанность по исключению из состава доходов за IV квартал 2011 года указанных сумм реализации и только после фактической реституции по оспоренным сделкам налогоплательщик получает правоотразить такой возврат в составе расходов или уменьшить налоговую базу того периода, в котором будут осуществлены операции по возврату(Постановление АС МО от 26.11.2014 № Ф05-13231/2014 по делу № А40-69367/13). При этом суды ссылались на правовую позицию, изложенную в п. 9 Информационного письма № 148.

Верховный Суд согласился с позицией нижестоящих судов. Со ссылкой на п. 9 названного информационного письма он указал:

все совершенные налогоплательщиком в определенном налоговом или отчетном периоде хозяйственные операции по реализации товаров (работ, услуг), соответствующие ст. 39 НК РФ, подтвержденные первичными документами, составленными сторонами этих операций (продавцом-налогоплательщиком и покупателем – организацией или предпринимателем), вне зависимости от их оплаты, признаются выручкой и их стоимость, определенная в первичных документах, подлежит включению в состав доходов от реализации при исчислении налога на прибыль организаций;

все последующие изменения стоимости или количества (объемов) совершенных в соответствующем налоговом или отчетном периоде хозяйственных операций, в том числе в виде возврата товара, непринятия части работ (услуг) или оспаривания сделки, на основании которой была произведена хозяйственная операция, подлежат учету налогоплательщиком как новые факты (события) хозяйственной жизни в налоговом (отчетном) периоде их возникновения (в периоде возврата товара, уменьшения его цены, реституции в связи с признанием сделки недействительной).

Определение ВС РФ от 16.02.2018 № 302-КГ17-16602 по делу № А33-17038/2015

В мае 2011 года общество-продавец по договору купли-продажи передало обществу-покупателю товар (движимое имущество). Товар был полностью оплачен покупателем. При передаче покупателю товара продавец исчислил и уплатил в бюджет НДС в сумме 205,7 млн руб. за II квартал 2011 года.

Впоследствии, в 2013 году по решению арбитражного суда сделка купли-продажи была признана недействительной, как сделка с заинтересованностью, заключенная без необходимого одобрения, и была произведена реституция (возврат другой стороне полученного по недействительной сделке).

На этом основании продавец подал уточненную декларацию по НДС за II квартал 2011 года с уменьшением суммы исчисленного налога на 205,7 млн руб. в результате исключения из облагаемой базы стоимости реализации по сделке, признанной недействительной (сумма налога была заявлена к возврату из бюджета).

Налоговый орган провел камеральную проверку в отношении представленной уточненной декларации по НДС за II квартал 2011 года. При этом инспекция была уведомлена обо всех обстоятельствах, обусловивших подачу уточненной налоговой декларации. По итогам проверки НДС был возмещен.

Позже, по итогам выездной налоговой проверки за 2011 – 2012 годы налоговая инспекция, кроме прочего, доначислила обществу НДС за II квартал 2011 года, полагая, что уменьшение суммы налога в результате исключения операций по договору купли-продажи в связи с применением последствий недействительности сделки является неправомерным.

Суд первой инстанции решил дело по данному эпизоду в пользу инспекции. Апелляционный суд отменил решение суда и признал правоту налогоплательщика. Кассационный суд отменил постановление апелляционного суда, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Судебная коллегия Верховного Суда отменила постановление окружного суда и оставила в силе постановление арбитражного апелляционного суда. При этом в мотивировочной части данного определения ВС РФ в качестве основных аргументов, в частности, указано:

гл. 21 НК РФ прямо не установлен порядок корректировки продавцом ранее исчисленного налога в случае признания сделки по реализации недействительной;

в такой ситуации само по себе то обстоятельство, что корректировка налога осуществлена обществом не в порядке применения налоговых вычетов в периоде возврата товаров (применительно к п. 5 ст. 171 НК РФ), а в рамках подачи уточненной налоговой декларации за период первоначальной отгрузки товаров, не свидетельствует о неправомерности действий общества, получившего право на возврат налога;

Смотрите так же:  Критенко нотариус

до подачи уточненной налоговой декларации за II квартал 2011 года общество обращалось в налоговый орган с заявлением, в котором спрашивало о том, в каком порядке в целях налого-обложения отражаются операции по применению последствий недействительности сделки, однако ответ на запрос по существу дан не был;

действия общества не повлекли нарушения интересов казны, поскольку обязанность по уплате НДС за II квартал 2011 года изначально была исполнена обществом в полном размере;

на момент вынесения решения по итогам выездной налоговой проверки общество было лишено возможности заявить о корректировке НДС путем отражения налоговых вычетов за IV квартал 2013 года, поскольку установленный п. 4 ст. 172 НК РФ срок предъявления к вычету сумм, ранее исчисленных при отгрузке товаров, истек;

принимая оспариваемое решение, налоговый орган лишил общество права на возврат из бюджета излишне внесенных сумм НДС, подтвержденных по результатам ранее проведенной камеральной проверки.

Оставив в силе постановление суда второй инстанции, Верховный Суд тем самым согласился как с резолютивной, так и с мотивировочной частью этого постановления (в определении ВС РФ ничего нет о каком-либо расхождении с аргументами суда апелляционной инстанции). Таким образом, для лучшего понимания следует подробнее рассмотреть постановление апелляционного суда и его разногласия с судом первой инстанции.

Суд первой инстанции

Налоговый орган настаивал на том, что в случае осуществления реституции необходимо применять п. 5 ст. 171 НК РФ, в соответствии с которым вычетам подлежат суммы НДС, предъявленные продавцом покупателю и уплаченные продавцом в бюджет при реализации товаров, в случае возврата этих товаров продавцу или отказа от них. Согласно п. 4 ст. 172 НК РФ указанные вычеты производятся в полном объеме после отражения в учете соответствующих операций по корректировке в связи с возвратом товаров или отказом от товаров (работ, услуг), но не позднее одного года с момента возврата или отказа.

По мнению инспекции, положения п. 5 ст. 171 НК РФ не конкретизируют основания возврата товара, следовательно, они могут быть применены и для случая возврата товара в связи с применением реституции. Таким образом, право на предъявление к вычету НДС по возвращенным товарам возникает у налогоплательщика в случае подтверждения им факта уплаты НДС в бюджет при реализации товаров и фактического возврата этих товаров продавцу. При этом право принять к вычету НДС возникает у налогоплательщика после отражения соответствующих операций по возврату товара в периоде, в котором был осуществлен возврат товара, а не в периоде реализации.

Суд первой инстанции согласился с такой аргументацией.

Со ссылкой на Информационное письмо № 148 суд отметил: основным последствием признания сделки недействительной является реституция, то есть возвращение сторон в первоначальное состояние, в котором они пребывали до совершения сделки. При этом сам факт признания сделки недействительной не является достаточным основанием для внесения изменений в бухгалтерский и налоговый учет участников сделки и перерасчета их налоговых обязательств.

Суд указал: все последующие изменения стоимости или количества (объемов) совершенных в соответствующем налоговом или отчетном периоде хозяйственных операций, в том числе ввиду возврата товара, непринятия части работ (услуг) или оспаривания сделки, на основании которой была произведена хозяйственная операция, подлежат учету налогоплательщиком как новые факты (события) хозяйственной жизни в налоговом (отчетном) периоде их возникновения (в периоде возврата товара, уменьшения его цены, реституции в связи с признанием сделки недействительной).

Общество ссылалось на то, что при обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем налоговом (отчетном) периоде перерасчет налоговой базы и суммы налога производится за период, в котором были совершены указанные ошибки (искажения). В спорном случае искажения налоговой базы привели к излишним налоговым обязательствам перед бюджетом. По мнению общества, в уточненной декларации по НДС за II квартал 2011 года оно уточнило свои налоговые обязательства с учетом оспоренной сделки и проведенной реституции.

Суд не принял эти доводы общества, отметив: согласно п. 2 ПБУ 22/2010 «Исправление ошибок в бухгалтерском учете и отчетности» не являются ошибками неточности или пропуски в отражении фактов хозяйственной деятельности в бухгалтерском учете и (или) бухгалтерской отчетности организации, выявленные в результате получения новой информации, которая не была доступна организации на момент отражения (неотражения) таких фактов хозяйственной деятельности.

Обратите внимание. Суд указал: чтобы определить, в каком налоговом периоде учитывается перерасчет расходов, необходимо установить, является ли такой перерасчет результатом обнаружения ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы прошлого налогового периода либо результатом изменения фактических обстоятельств, произошедших в текущем налоговом периоде.

Суд пришел к выводу, что признание сделки 2011 года недействительной и проведение реституции в 2013 году является новым фактом хозяйственной деятельности 2013 года, то есть новой информацией, которая не была доступна организации на момент отражения (неотражения) таких фактов в 2011 году. Следовательно, у общества не было оснований для пересчета налоговых обязательств за 2011 год.

Таким образом, указал суд, хозяйственную операцию по возврату товара, совершенную вследствие признания сделки недействительной, необходимо было отразить в бухгалтерском и налоговом учете ее участников на дату фактического проведения реституции.

На этом основании суд признал позицию налогового органа законной.

Апелляционный суд

Арбитры согласились с мнением суда первой инстанции в том, что продавец обязан был отразить реституцию, представляющую собой финансово-хозяйственную операцию, на дату ее совершения, в связи с чем основания для корректировки НДС за II квартал 2011 года у общества отсутствовали. Вместе с тем суд пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным решения налоговой инспекции.

Со ссылкой на определения Конституционного Суда апелляционный суд указал: налоговый орган, разрешая вопрос о правомерности предоставления налогоплательщику права на применение налогового вычета, и арбитражный суд при рассмотрении споров о праве на вычеты НДС не должны действовать формально, ограничиваясь установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах, а должны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения вопроса обстоятельств.

Учитывая, что нормами НК РФ прямо не урегулирован вопрос исчисления НДС в связи с признанием сделок недействительными, что согласно п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности налогового законодательства толкуются в пользу налогоплательщика, что НДС был своевременно уплачен и интересы бюджета не пострадали, что налогоплательщик обращался в инспекцию за разъяснениями и успешно прошел камеральную налоговую проверку, апелляционный суд признал решение инспекции в этой части недействительным.

Однако при этом апелляционный суд отметил:

перерасчет налоговых обязательств по недействительной сделке должен проводиться после осуществления двусторонней реституции, то есть возврата сторонами друг другу всего полученного по сделке. Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 № 12992/12 по делу № А56-39448/2011, Определении ВС РФ от 11.01.2017 № 309-КГ16-18301 по делу № А50-28459/2015;

правомерность применения п. 9 Информационного письма № 148, в том числе к НДС, подтверждается сложившейся судебно-арбитражной практикой (Определение ВС РФ от 09.10.2014 № 309-КГ14-2300 по делу № А71-9500/2013);

признание договора купли-продажи недействительным не может повлечь у продавца и покупателя обязанности исказить в бухгалтерском учете реальные факты их хозяйственной деятельности, поэтому налогоплательщик обязан отразить реституцию, представляющую собой финансово-хозяйственную операцию, на дату ее совершения.

Со ссылкой на Закон о бухгалтерском учете и ПБУ 22/2010 апелляционный суд также указал: чтобы определить, в каком налоговом периоде учитывается перерасчет расходов, необходимо установить, является ли такой перерасчет результатом обнаружения ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы прошлого налогового периода либо результатом изменения фактических обстоятельств, произошедших в текущем налоговом периоде.

Таким образом, можно говорить, что в Определении от 16.02.2018 № 302-КГ17-16602 Верховный Суд признал право уточнить (отменить) начисленный по недействительной сделке НДС в периоде отгрузки, однако, учитывая конкретные обстоятельства дела, это можно также расценивать и как исключение по конкретному делу.

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 30.08.2017 по делу № А41-15781/2017

В этом деле общество реализовало в III квартале 2015 года доли в объектах недвижимости (здании и земельном участке под ним). Переход права собственности на недвижимость был надлежащим образом зарегистрирован.

В 2016 году по инициативе единственного акционера общества, который не одобрил крупные сделки купли-продажи долей в праве собственности на земельный участок и здании, сделки были признаны недействительными.

Общество отразило недействительность сделок как уменьшение реализации в 2015 году: отменило по ним доход и начисленный НДС, подав соответствующие уточненные декларации. Общество полагало, что на момент подачи уточненных деклараций у него не было действующих договоров на реализацию указанной недвижимости.

Налоговый орган по результатам камеральной проверки не согласился с таким подходом. Инспекция полагала, что признание в 2016 году сделок купли-продажи долей в объектах недвижимого имущества недействительными не влечет права налогоплательщика на исключение операций по реализации из объекта налогообложения в периоде совершения сделки, а именно в III квартале 2015 года.

Обе судебные инстанции решили дело в пользу инспекции. При этом в обоснование своей позиции суды ссылались на Информационное письмо № 148, Определение ВС РФ от 26.03.2015 № 305-КГ15-965 и на другую судебную практику с аналогичным мнением (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2015 по делу № А40-34270/2015).

К сведению. Суды указали: налогообложению подвергается финансовый результат, формируемый по итогам налогового (отчетного) периода на основе данных регистров бухгалтерского учета, в том числе совокупности совершенных в этом периоде операций. Следовательно, последующая переквалификация возникших правоотношений не может повлечь возникновения у сторон по договору обязанности исказить в бухгалтерском учете реальные факты их хозяйственной деятельности.

Без рассмотрения назовем еще несколько судебных дел с аналогичной позицией судов: постановления АС ПО от 28.11.2017 по делу № А65-947/2017, Первого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2017 по делу № А38-8403/2016, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2018 по делу № А50-30691/2017 и от 28.04.2017 по делу № А60-60426/2016, Решение Арбитражного суда г. Москвы от 29.04.2016 по делу № А40-130143/14-90-291.

Попробуем сделать выводы

Суды активно применяют вывод, изложенный в п. 9 Информационного письма № 148. И хотя само это письмо посвящено налогу на имущество, Верховный Суд своим Определением № 305-КГ15-965 распространил вывод, содержащийся в п. 9 письма, и на налог на прибыль.

Налоговые органы в своей практической работе также часто занимают позицию, аналогичную изложенной в Определении ВС РФ № 305-КГ15-965. И она не согласуется с разъяснениями, данными в Письме ФНС России от 28.11.2017 № СД-4-3/[email protected] (о представлении уточненной декларации по налогу на прибыль за период, когда была оформлена сделка, которая впоследствии была признана недействительной).

Из рассмотренной судебной практики следует:

все совершенные налогоплательщиком в определенном налоговом или отчетном периоде хозяйственные операции по реализации товаров (работ, услуг) признаются выручкой и их стоимость, определенная в первичных документах, должна включаться в состав дохода от реализации для исчисления налога на прибыль;

после изменения или отмены сделки первоначально отраженная выручка не изменяется;

организация вправе учесть изменения при определении налоговой базы того периода, когда эти изменения возникли.

Ошибки (искажения) в исчислении налоговой базы – это неправильное исчисление налоговой базы по причине неверного истолкования норм налогового законодательства, счетных (арифметических) ошибок и т. п. Тот факт, что налогоплательщик не предвидел изменение сделки в будущем (признание сделки недействительной), ошибкой при заполнении налоговой декларации не является.

Из Определения ВС РФ № 305-КГ15-965 явно следует, что содержащиеся в нем выводы применимы к определению базы по налогу на прибыль, однако суды и налоговые органы на местах распространяют такой подход и на НДС.

Автору в отношении НДС данный подход представляется не столь однозначным, поскольку в упомянутом нами Определении ВС РФ от 16.02.2018 № 302-КГ17-16602 сказано, что нормами гл. 21 НК РФ прямо не установлен порядок корректировки у продавца ранее исчисленного налога в случае признания сделки по реализации недействительной. Однако, пока не появится последующая судебная практика, основанная на данном определении, также можно говорить, что этим определением Верховный Суд признал право уточнить (отменить) начисленный по недействительной сделке НДС в периоде отгрузки как исключение с учетом конкретных обстоятельств.

Author: admin