Применяется залог

Оглавление:

Применение судами меры пресечения в виде залога

Залог, как любая другая мера пресечения, предусмотренная статьей 98 УПК РФ, избирается дознавателем, следователем или судом при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый или подозреваемый может:

1. скрыться от следствия или суда;

2. продолжать заниматься преступной деятельностью;

3. угрожать свидетелям или иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать установлению истины по делу (ч. 1 ст. 97 УПК РФ).

Порядок и условия применения залога по решению суда предусмотрены ст. 106 УПК РФ:

ч. 1 – залог состоит во внесении или в передаче подозреваемым, обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом на стадии предварительного расследования или судебного производства как недвижимого так и движимого имущества в виде денег, ценностей, акций, облигаций, допущенных к публичному обращению в Российской Федерации;

ч. 3 – вид и размер залога определяется судом с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого либо обвиняемого и имущественного положения залогодателя.

При этом по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести размер залога не может быть менее ста тысяч рублей, а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях – менее пятисот тысяч рублей.

ч. 5 О принятии залога судом или органом, в производстве которого находится уголовное дело, составляется протокол, копия которого вручается залогодателю.

ч. 7 В постановлении или определении суда о применении залога в качестве меры пресечения суд устанавливает срок внесения залога. В случае, если в установленный срок залог не внесен, суд, в соответствии со ст.108 УПК РФ рассматривает вопрос об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого иной меры пресечения.

ч. 9 В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым обязательств, связанных с внесением залога, залог обращается в доход государства, а при прекращении уголовного дела – возвращается залогодателю.

В соответствии с ч. 4 ст. 354 УПК РФ потерпевший вправе обжаловать судебное решение о мере пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого, вне зависимости от того, принимал ли он непосредственное участие в судебном заседании.

Из-за довольно высокой планки залога – 100 тысяч рублей, в последнее время залог в качестве меры пресечения применяется крайне редко, за исключением больших городов и, в частности, г. Москвы и Санкт-Петербурга.

По сообщению «Российской газеты» в настоящее время Государственной Думой РФ готовятся поправки в Уголовно – процессуальный Кодекс РФ, предусматривающие снижение минимальной суммы залога до 50 тысяч рублей, что значительно расширит число «отпускников под залог», когда подозреваемые и обвиняемые реально смогут отстаивать свои права вне стен следственных изоляторов.

Старший прокурор уголовно – судебного отдела старший советник юстиции Н.П.Панфилова

Применение залога как меры пресечения в Российской Федерации и в Республике Беларусь (Сравнительный анализ) (В.П. Лагойский, «Российская юстиция», N 4, апрель 2006 г.)

Применение залога как меры пресечения в Российской Федерации и в
Республике Беларусь
(Сравнительный анализ)

Залог, как мера пресечения, появился в уголовно-процессуальных кодексах Российской Федерации и Республики Беларусь почти одновременно. С тех пор прошло пять лет. Насколько широко эта мера применяется в России сколько-нибудь точных данных, к сожалению, отыскать не удалось, однако косвенная информация свидетельствует о том, что она нашла здесь широкое распространение. Об этом можно судить по некоторым публикациям. Так В.В. Коряковцев отмечает: «В результате изучения 256 уголовных дел, по которым применялся залог, было выявлено всего два случая нарушения обвиняемым условий этой меры пресечения».*(1) Совершенно очевидно, что изучение такого количества дел производилось в ограниченном регионе. Если это число экстраполировать на всю страну, то результат окажется внушительным. Приведенные данные свидетельствуют также и о том, что залог довольно эффективная мера процессуального принуждения.

В отличие от России, залог, как мера пресечения, в Беларуси практикой почти не воспринят. В 2001 году залог здесь применялся 9 раз, в 2002 — 18, в первом полугодии 2003 года — 9 раз. В 2003 году судами Республики были рассмотрены уголовные дела в отношении 65 тысяч лиц. Если предположить, что меры пресечения применялись лишь в отношении половины из них, то применение залога составит лишь 0,03%.*(2) Эта проблема осталась почти незамеченной и не исследованной белорусскими учеными.

По мнению П. Мытника и автора настоящей статьи, причиной невостребованности залога, как меры пресечения, является то обстоятельство, что статья 124 «Залог» Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь далека от совершенства и является ярким показателем недостаточной четкости формулировок и ошибок в законодательной технике.*(3) Российскому читателю вряд ли покажется интересным подробное изложение всех этих недостатков, поэтому покажем их схематично.

Статья 124 УПК РБ «Залог» устанавливает фиксированную ставку залога, она не должна быть менее 500 базовых величин, что сегодня эквивалентно 7000 долларам США. В Беларуси лишь единицы граждан в состоянии внести в качестве залога такую сумму. К тому же, залог применяется при условии полного возмещения имущественного вреда причиненного преступлением. Данное условие делает массу залога и вовсе неподъемной. Кроме того, это условие противоречит пункту 4 ч. 1 ст. 89 УПК РБ, которая относит характер и размер вреда к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, и пункту 11. ч. 1 ст. 352 УПК РБ, где указано, что окончательно вопрос о размере нанесенного вреда решает суд в своем приговоре. К тому же, лицо, еще не признанное виновным, не обязано возмещать вред, а принудить его к этому значит косвенно признать его виновным, что не должно быть в соответствии с принципом презумпции невиновности.

Согласно ст. 124 УПК РБ, залог вносится в государственный бюджет. Вернуть его из бюджета чрезвычайно сложно, тем более, что судебная процедура возвращения залога законодательной четкостью в УПК тоже не отличается. В России, согласно ст. 106 УПК РФ, залог вносится на депозитный счет органа, избравшего данную меру пресечения, где на него начисляется ставка рефинансирования, а в Беларуси даже добросовестному залогодателю на сумму залога никаких дивидендов не начисляется. Денежная масса залога для него становится замороженной, изымается из оборота; есть риск понести потери и в результате изменения экономической обстановки в стране, в частности в результате инфляции — все это можно рассматривать как незаслуженное дополнительное наказание. Нелишне заметить, что залоговой суммой в это время необоснованно и, по сути дела, незаконно, пользуется государство. Все эти обстоятельства являются несомненным тормозом в применении залога в качестве меры пресечения.

Приведенные недостатки, в отличие от ст. 106 УПК РФ, характерны только для статьи 124 УПК Республики Беларусь. Однако сравнительный анализ указанных статей уголовно — процессуальных кодексов России и Беларуси свидетельствуют о том, что они имеют и другие общие изъяны и нуждаются в совершенствовании.

Потенциального законодателя и его защитника, как в России так и в Беларуси, несомненно, насторожат ч. 3. ст. 124 УПК РБ и ч. 4 ст. 106. УПК РФ. Они дают неограниченную возможность следователю и суду необоснованно обвинить подозреваемого, обвиняемого в нарушении условий залога, т.е. в уклонении его от явки по вызову органа уголовного преследования или суда. Такое обвинение может последовать, если обвиняемый не явится по вызову хотя бы один раз, и даже по уважительной причине. О том, что неявка была по уважительной причине, например в результате несвоевременного получения повестки, доказать чрезвычайно трудно, а иногда и вовсе невозможно.

Учитывая серьезные последствия малейшего нарушения условий залога, следует признать, что нормы УПК России (как и Беларуси) об извещениях и вызовах не являются максимально четкими. Нельзя признать гарантиями такие способы как телефонограмма и телеграмма (п. 1. ст. 242 УПК РБ), передача повестки с помощью средств связи, вручение повестки совершеннолетнему члену семьи либо администрации по месту работы или учебы или иным лицам и организациям для передачи вызываемому (ч. 2 ст. 188 УПК РФ, ч. 3 ст. 242 УПК РБ).

Во всех перечисленных случаях извещение, вызов получает не то лицо, которое должно явиться к следователю или в суд. И хотя законодатель говорит об обязанности лица, принявшего повестку, передать ее адресату, эта обязанность декларативна, поскольку санкция за ее несоблюдение не установлена. Достоверным доказательством получения повестки может быть лишь личная подпись адресата на корешке повестки.

В связи с этим представляется, что в законе должен быть регламентирован специальный порядок вызова обвиняемого к следователю и в суд. Следовало бы установить, что повестка должна быть вручена только лично обвиняемому. Личность его должна быть удостоверена предъявлением паспорта или другого документа. Надо учитывать, что здесь затрагиваются права человека и помнить о сумме залога, которую может потерять залогодатель и необоснованно приобрести государство. Повестку можно передать адресату и другим путем, однако, тогда необходимо установить санкции в виде штрафа к лицам, принявшим этот документ для передачи обвиняемому и не исполнившим эту обязанность.

В практике применения залога может возникнуть ситуация, когда перед следователем встанет вопрос об изменении этой меры на другую, более строгую. Это может случиться, если обвиняемый не нарушил условий залога, однако в процессе расследования выяснится, что он ранее, а в Беларуси, и во время нахождения под залогом, совершил еще одно более тяжкое преступление. Заметим, что в Беларуси единственным условием этой меры пресечения установлена явка по вызову. В этом случае должно быть вынесено постановление об изменении прежней меры пресечения — залога — и о применении другой, более строгой. Поскольку залог отменяется, а его условия не нарушены, внесенные в залог деньги надо возвращать. Возникает вопрос: а кто и в каком порядке это должен делать, если ни суду, ни органу уголовного преследования такого права по УПК как России, так Беларуси в этом случае не предоставлено.

Смотрите так же:  Приказ о назначении экспертной комиссии по уничтожению документов

Выходом из этого положения на стадии предварительного расследования может быть наделение следователя или прокурора правом самим решить вопрос о судьбе залога, и оставить это решение за судом до постановления приговора только в случаях, указанных в части 3 ст. 214 УПК РБ и в ч. 5 ст. 106 УПК РФ.

Нельзя не обратить внимание в ч. 5 ст. 106 УПК РФ и в ч. 4 ст. 124 УПК РБ на слова «в остальных случаях». Представляется, что они совершенно излишни, их следовало бы из текста этих статей исключить, так как вслед за этим следует перечисление «остальных» случаев — вынесение приговора или прекращение дела.

В отличие от ст. 106 УПК РФ, где указано, что залог применяется в целях обеспечения явки подозреваемого, обвиняемого к следователю, прокурору или в суд и предупреждения совершения ими новых преступлений, согласно ст. 124 УПК РБ залог применяется «только для обеспечения явки по вызову органа уголовного преследования или суда».

Очевидно, что формулировка УПК РФ во многом предпочтительнее. Она расширяет круг условий залога, делает его более действенной мерой пресечения. Однако не совсем ясно, что следует понимать под словами: «предупреждения совершений преступлений (ч. 1 ст. 106 УПК РФ). В учебнике Уголовный процесс России сказано, что «основаниями для обращения залога в доход государства будут также данные о совершении обвиняемым иных действий, препятствующих производству по делу, которые приведены в ч. 1 ст. 97 УПК РФ. Если эти данные найдут подтверждение в ходе судебного разбирательства, то залог обращается в пользу государства по решению суда.*(4)

Такое утверждение весьма сомнительно! Если обвиняемый своими действиями нарушил предписание ч. 1 ст. 97 УПК РФ, то в его деяниях может содержаться состав преступления, но таковой может и отсутствовать, например, в силу малозначительности либо это была легкая угроза свидетелю или обещанное ему вознаграждение. Эти данные вполне могут найти подтверждение в ходе судебного разбирательства, но обвиняемый не привлекается за это к уголовной ответственности. По мнению авторов учебника, внесенный обвиняемым залог и в этом случае должен быть обращен в доход государства. С этим нельзя согласиться. Залог может быть обращен в пользу государства только в том случае, если подозреваемый, обвиняемый привлечен к уголовной ответственности и наказан за совершение действий, перечисленных в ст. 97 УПК РФ, находясь на свободе под залогом. Его нельзя обвинить в нарушении условий залога до тех пор, пока его вина в совершении этого преступления не будет доказана судом.

Возможно некоторые суждения автора покажутся недостаточно убедительными, но несомненно, что законодательство о залоге как в Республике Беларусь, так и в Российской Федерации нуждается в совершенствовании. Это тем более актуально, что применение залога в России показывает его высокую эффективность.

преподаватель юридического факультета Белорусского

«Российская юстиция», N 4, апрель 2006 г.

*(1) В.В. Коряковцев «Залог как мера пресечения в уголовном процессе Российской Федерации. Правоведение N 4 2000 г. с. 125.

*(2) Работа судов Республики Беларусь в первом полугодии 2004 года. Юстиция Беларуси. N 6 2004 с. 12.

*(3) П. Мытнк «Залог как мера пресечения» Юстиция Беларуси. N 3 2001 г. с. 34-36. В. Лагойский. Теория и практика применения залога как меры пресечения в уголовном процессе. Юстиция Беларуси. N 4 2005 г. с. 59-61.

*(4) Уголовный процесс России. Учебник под ред. В.Т. Томин. М. Юрайт. 2003. с. 266-267.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Применение залога как меры пресечения в Российской Федерации и в Республике Беларусь (Сравнительный анализ)

В.П. Лагойский — преподаватель юридического факультета Белорусского государственного университета

Мера пресечения — залог

Залогом представляется внесение подозреваемым денежных средств, иного имущества (автомашин, квартир, облигаций, акции и др.) для обеспечения своей явки в суд или следственные органы.

Залог вносится подозреваемым, обвиняемым лично или через адвоката, выступающего по уголовному делу в качестве защитника. Внесение залога на предварительном следствии или судебном заседании вносится на основании заявленного ходатайства адвоката личного заявления подследственного, и в случае удовлетворения обременяется органом его принявшим. Понятие и определение залога указаны в ч. 1 ст. 106 УПК.

Законодатель установил, что предмет залога, например, денежные средства «берутся» на депозит следственного органа и в дальнейшем не может быть использован для возмещения ущерба третьим лицам. Залог оформляется протоколом и возвращается после прекращения уголовного дела или судебного приговора.

На практике к адвокату на предварительном следствии обращаются близкие родственники подследственного, который находится под стражей, и с целью смягчения меры пресечения готовы внести в качества залога крупные суммы. Однако, решая вопрос внесения денег под залог для последующего изменения меры пресечения задержанного, сдерживающим фактором «не внесения» сумм в качестве залога является неправильное понимание роли залога и его правовая сущность.

Залог, как мера пресечения в случае его исполнения, заменяет более жесткую меру. Например, посредством залога можно заменить содержание под стражей на домашний арест, но залог не может служить предметом заглаживания вины перед потерпевшей стороной или для других, не описанных в УПК целей.

Мера пресечения как залог по своей правовой сущности возникает из договора. Следует отметить, что эта мера в уголовном судебном производстве применяется крайне редко. По статистике Судебного департамента при Верховном Суде в 2010 году на предварительном следствии лишь 1322 подозреваемых и обвиняемых внесли залог.

Внесение залога способствовало изменению меры, и указанные лица избежали более сурового пресечения как содержание под стражей. Достаточно сказать, более 70% подследственных внесли залог по ходатайству адвоката на стадии судебного разбирательства, по приговорам которых почти 90% получили наказание не связанное с лишением свободы. Статистика залоговых поручений на предварительном следствии по прекращенным уголовным делам у адвоката отсутствует.

В денежном выражении внесение залога на следствии выглядит так.

Внесено денег на сумму 374,7 млн. руб. Средняя сумма залога на одного подозреваемого составила 305,9 тыс. руб. При этом нарушений лицами, внесшими залог, после чего деньги пошли в доход государства насчитывает 42 случая в сумме 5,2 млн. руб., или 123,8 тыс. руб. с одного подследственного.

В судебном процессе рассмотрено заседаний по залогу в отношении 130 привлекаемых к уголовной ответственности на сумму 56,8 млн. руб. Сумма залога на одного 436,9 тыс. руб. Деньги ушли в доход государства по 15 случаям, сумма ущерба для привлекаемых лиц составила 1,6 млн. руб., или 106,7 тыс. руб. на одного. В 2010 году было адвокатами и подзащитными заявлено 769 «прошений» о внесении залога, удовлетворено 648.

Следует отметить, что применение залога отечественными судами и следственными органами производится за редким исключением и ограничения применения этой меры видятся в «слабом» и не отработанном процессуальном действий органов следствии и суда по его принятию.

Решая вопрос залога, по уголовному делу адвокаты и подзащитные сталкиваются с представительными органами следствия и суда с явным нежеланием производить необходимую проверку документов на движимые и недвижимые вещи. В качестве закладываемого имущества в качестве залога под смягчение меры пресечения следствие и суд требует внесение огромных денежных сумм, которых у подследственных часто нет. При отсутствии требуемых денежных средств полиция и суд идут старыми и проверенными методами – избирают в отношении подозреваемых меру пресечение содержание под стражей. Это, несмотря на то, что у многих, помимо денег есть движимое и недвижимое имущество.
Однако, грядут новые времена, полным шагом идет «гуманизации» всего уголовного законодательства и адвокатура уверена в этом «деле» обязательно произойдут перемены в лучшую сторону.

Прокуратура Камчатского края

Список органов прокуратуры Камчатского края

Календарь новостей

Разъяснения прокурора

О необоснованных проверках или нарушении порядка их проведения предприниматели могут пожаловаться в прокуратуру

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: Составление документа о ДТП с участием пассажирского транспорта

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: Как правильно писать исковое заявление

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: Порядок выдачи разрешения на временное проживание на территории Российской Федерации

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: Порядок получения знака «ИНВАЛИД»

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: Порядок и основания применения залога в качестве меры пресечения

  • 15.11.2016 20.11.2016 Конституционные права граждан в уголовном судопроизводстве, Актуальные вопросы, Разъяснения прокурора
  • Просмотров: 1558

В соответствии со статьей 97 Уголовно-процессуального кодекса РФ дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных Кодексом, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый или подозреваемый: скроется от дознания, предварительного следствия или суда; может продолжать заниматься преступной деятельностью; может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Смотрите так же:  Оценка работы персонала практическое пособие для руководителей

Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора или возможной выдачи лица по запросу иностранного государства.

Залог, как мера пресечения, состоит во внесении или в передаче подозреваемым, обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом на стадии предварительного расследования в орган, в производстве которого находится уголовное дело, а на стадии судебного производства — в суд недвижимого имущества и движимого имущества в виде денег, ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций.

По смыслу закона залог вносится в целях обеспечения явки подозреваемого либо обвиняемого к следователю, дознавателю или в суд, предупреждения совершения им новых преступлений. Данная мера пресечения может быть избрана в любой момент производства по уголовному делу.

Залог в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого либо обвиняемого по решению суда.

Ходатайствовать о применении залога перед судом также вправе подозреваемый, обвиняемый либо другое физическое или юридическое лицо. Ходатайство подается в суд по месту производства предварительного расследования и обязательно для рассмотрения судом наряду с ходатайством следователя, дознавателя об избрании в отношении того же подозреваемого либо обвиняемого иной меры пресечения, если последнее поступит.

Вид и размер залога определяются судом с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого либо обвиняемого и имущественного положения залогодателя. При этом по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести размер залога не может быть менее 50 тыс. руб., а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях — менее 500 тыс. руб.

Не может приниматься в качестве залога имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РФ не может быть обращено взыскание.

Порядок оценки, содержания предмета залога, управления им и обеспечения его сохранности определен постановлением Правительства РФ от 13.07.2011 № 569.

Недвижимое имущество, акции и облигации, ценности могут быть приняты в залог при условии предоставления подлинных экземпляров документов, подтверждающих право собственности залогодателя на передаваемое в залог имущество, и отсутствия ограничений (обременений) прав на такое имущество.

В случае, если в соответствии с законодательством Российской Федерации ограничение (обременение) прав на имущество не подлежит государственной регистрации или учету, осуществляемому, в том числе депозитарием или держателем реестра владельцев ценных бумаг (регистратором), залогодатель в письменной форме подтверждает достоверность информации об отсутствии ограничений (обременений) прав на такое имущество.

Деньги, являющиеся предметом залога, вносятся на депозитный счет суда или органа, в производстве которого находится уголовное дело. О принятии залога судом или органом, в производстве которого находится уголовное дело, составляется протокол, копия которого вручается залогодателю.

Если залог вносится лицом, не являющимся подозреваемым либо обвиняемым, то ему разъясняются существо подозрения, обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, и связанные с ней обязательства и последствия их нарушения.

В постановлении или определении суда о применении залога в качестве меры пресечения суд устанавливает срок внесения залога.

Если подозреваемый либо обвиняемый задержан, то суд при условии признания задержания законным и обоснованным продлевает срок задержания до внесения залога, но не более чем на 72 часа с момента вынесения судебного решения.

Если в установленный срок залог не внесен, суд по ходатайству рассматривает вопрос об избрании в отношении подозреваемого либо обвиняемого иной меры пресечения.

Если внесение залога применяется вместо ранее избранной меры пресечения, то эта мера пресечения действует до внесения залога.

В случае нарушения подозреваемым либо обвиняемым обязательств, связанных с внесенным залогом, залог обращается в доход государства по судебному решению.

В остальных случаях суд при постановлении приговора или вынесении определения либо постановления о прекращении уголовного дела решает вопрос о возвращении залога залогодателю. При прекращении уголовного дела следователем, дознавателем залог возвращается залогодателю, о чем указывается в постановлении о прекращении уголовного дела.

Начальник отдела по надзору за уголовно-процессуальной

и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Камчатского края

Проблемы применения залога в уголовном процессе *

Максимова Е.Ю., Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации.

В работе представлен анализ правовых норм, регулирующих применение залога в уголовном процессе в его историческом развитии, отражены проблемы применения и пути их решения. Оценены достоинства и недостатки данной меры пресечения. Нашли выражение различные точки зрения ученых и практиков.

Ключевые слова: уголовный процесс, залог, следователь, прокурор, суд, реформа 1864 г., реформы Президента РФ по экономическим преступлениям, Европейский суд по правам человека.

The work presents analysis of legal norms regulating application of pledge in criminal procedure in its historical development, reflects the problems of application and ways of solution there of. The author evaluates the advantages and disadvantages of this measure of restraint, describes viewpoints of scholars and lawyers.

Key words: criminal procedure, pledge, investigator, procurator, court, reform of 1864, reforms of the President of the RF on economic crimes, European Court of Human Rights.

Современная уголовная политика государства развивается в направлении решения проблем, связанных с содержанием человека в заключении. Как показала практика, из мест лишения свободы осужденные выходят более адаптированными к преступному миру, профессионально подготовленными к обращению в криминальной среде, тридцать процентов становятся рецидивистами — все это известно как доказанный факт. Ограничение свободы, активно вводящееся в действие, позволяет достичь целей наказания без помещения преступника в машину традиционной уголовно-исправительной системы. Ведется работа по изучению зарубежного опыта альтернативных наказаний.

URL: http:// www.mvd.ru/ stats/ 10000231/.

Наметились тенденции изменений и в уголовном процессе. Количество людей, побывавших в качестве подозреваемых и обвиняемых, для которых выбрано заключение под стражу, достаточно велико. Далеко не все признаются судом виновными. Но как возместить людям моральные и физические страдания, отстранение от привычной жизни, негативное отношение на работе к ни в чем не повинному человеку? Очевидно, что содержание под стражей сокращает возможности для подготовки защиты в уголовном деле, изматывает обвиняемого, делает его более сговорчивым и готовым идти на сделки со следствием. Это значительно упрощает работу следователя, прокурора и даже в определенной степени судьи. Кроме того, обвиняемый всегда «под рукой» для совершения процессуальных действий.

Семь мер пресечения, указанных в Уголовно-процессуальном кодексе, в современной России используются не в полную силу. В настоящее время по распространенности применения залог находится на третьем месте после подписки о невыезде и заключения под стражу, однако разрыв между первыми двумя и последней мерой пресечения огромен. Во многих европейских странах и в США данная мера пресечения применяется в широких масштабах, являясь альтернативой заключению под стражу, чего нельзя сказать о России. В 2008 г. залог избирался 1200 раз, в то время как заключение под стражу — 207500 раз, т.е. почти в двести раз чаще . Оправданна ли такая жестокость со стороны государства? Далеко не всегда. Полагаю, множество вопросов было бы снято более действенным применением залога в уголовном процессе. На это указал и Президент Д.А. Медведев, внося предложение о внесении изменений в УПК, касающихся применения залога по экономическим преступлениям. Трезво стоит взглянуть на проблемы, препятствующие работе норм, выяснить, с чем связана нераспространенность практики применения залога, проследить этапы развития на протяжении российской истории, обратиться к зарубежному законодательству, сравнить нормативные положения уголовного процесса с институтом залога в гражданском праве и попытаться найти полезные связи отраслей права.

В чем состоят достоинства залога и преимущества перед остальными мерами пресечения, каковы недостатки? Однозначна мысль о том, что залог не лишает человека личной свободы, а общество — рабочей силы, государство не расходует бюджетные средства на содержание обвиняемых и подозреваемых. Разгружаются следственные изоляторы. Семьи не лишаются кормильцев, а дети — родителей. Человек не подвергается личностной деформации. С другой стороны, он не лишает обвиняемого или подозреваемого физической возможности скрыться либо иным образом уклониться от органов расследования и суда, связывая его свободу действий лишь угрозой имущественных потерь. Таким образом, данная мера пресечения рассчитана на создание достаточно сильного эгоистического мотива к неуклонению от явки и тем самым к сохранению в неприкосновенности имущественных прав и интересов, что следует учитывать при анализе данной нормы.

Впервые в России залог появился в системе уголовного процесса после реформы 1864 г. Устав уголовного судопроизводства считал его самой строгой мерой пресечения после заключения под стражу. В предмет включалось движимое имущество, а сумма залога не была меньше причиненного ущерба потерпевшему и в случае уклонения обвиняемого от следствия и суда обращалась на возмещение ущерба и на устройство мест заключения; малоимущим он был не под силу. Сумма залога не определялась в Уставе и была в каждом случае различной. Несмотря на многочисленные споры по поводу необходимости применения залога, его сущность не изменилась и после революции. Основы уголовного судопроизводства и кодексы почти с точностью повторяли старые нормы. Из советского законодательства залог исчез всего на два года — с 1958 по 1960 г., но, рассматривая его фактическое применение, не приходится говорить о популярности этой меры и в другие периоды . Таким образом, зародившись в эпоху бурного становления юридической мысли, залог в уголовном процессе не всегда соответствовал потребностям и духу времени. Но и в постсоветский период норма не нашла широкого применения, что ясно доказывает необходимость ее изменения. Одна из главных причин непопулярности — неопределенность, расплывчатость данного института в законе, неразработанность научной проблемы.

Шаповалова Т.И. Залог как мера пресечения в уголовном процессе и его применение следователями органов внутренних дел: Дис. СПб., 2001.

Во-первых, нормы современного УПК не позволяют установить размер залога. Лицо, избравшее данную меру пресечения, должно решать, какой суммой или иными ценностями может располагать залогодатель, чтобы она не ставила его в трудное материальное положение и одновременно могла служить гарантом надлежащего поведения. При этом учитываются такие факторы, как характер совершенного преступления, данные о личности и имущественном положении. Специальные цели данной меры состоят в том, чтобы подозреваемый или обвиняемый «являлся по вызову к следователю, дознавателю и в суд», в предупреждении новых преступлений. В ст. 97 УПК указывается на общие основания применения мер пресечения. Таким образом, сумма должна быть существенной, чтобы удержать человека от нежелательных для правоохранительных органов действий или бездействия. Полагаю, что сумма залога должна быть не меньше размера причиненного ущерба в случае, если в отношении обвиняемого, подозреваемого подан гражданский иск в уголовном процессе. Во многих странах эта практика существует, более того, включаются и судебные издержки (Польша, Франция). Мнения ученых разделились: ведь цель залога, говорят одни, в обеспечении надлежащего поведения. Но залог вообще как таковой — вид обеспечения обязательств, и его историческое происхождение связано именно с этим. Гражданские отношения в уголовном процессе несут оттенок публичности. Поэтому руководствоваться таким уровнем считаю вполне объективным, как и некоторые ученые . Но как определить конкретную цифру, нужна ли здесь формула, или суд в каждом конкретном случае, как сейчас, должен определять размер залога?

Смотрите так же:  Договор беларуси и россии

Богданчиков С.В. Институт залога в российском уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2009. N 4.

В научной литературе предлагается поставить его в зависимость от прожиточного минимума, минимального размера оплаты труда, штрафа или установить пропорционально количеству лет лишения свободы. В УПК 1960 г. ограничения по минимальному размеру устанавливались в сто МРОТ. Однако до сих пор нет определенного мнения на этот счет. Полагаю, дело в том, что слишком велики имущественные разрывы между гражданами страны. Как установить размер, если для одного он покажется дневным расходом, а для другого — источником существования в течение года? Поэтому формулы не помогут категорически. А если суммы разные, можно ли говорить о равенстве всех перед законом и судом?

Полагаю, что при расчете размера залога необходимо руководствоваться уровнем доходов подозреваемого или обвиняемого, а также оценкой стоимости его имущества. Сумма залога в таком случае могла бы составлять 15 процентов при преступлении небольшой тяжести и 30 процентов при преступлении средней тяжести по налоговым декларациям. Залог по преступлениям иной категории устанавливать нецелесообразно, здесь более эффективным с точки зрения целей мер пресечения будет заключение под стражу. Однако судебная практика не всегда идет по такому пути. По уголовному делу подсудимый обвинялся в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжких преступлений; незаконном приобретении и сбыте официальных документов; организации покушения на убийство группой лиц по предварительному сговору; незаконном приобретении, хранении, ношении, перевозке и сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов. Заключение под стражу было заменено залогом. В кассационной жалобе потерпевшие просили отменить постановление об изменении меры пресечения, ссылаясь на общественную опасность преступлений. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации не нашла оснований для удовлетворения этой жалобы . Получила отражение в научной литературе точка зрения о том, что не стоит также применять залог в отношении лиц, совершивших преступления против жизни и здоровья .

Кассационное Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2005 г., дело N 66-о05-36. URL: http:// www.zakoninform.ru/ index.php/ archives/31.
Никульшина О.Г. Залог (некоторые гражданско-правовые и уголовно-правовые аспекты) // Нотариус. 2005. N 4.

Во-вторых, стоит подчеркнуть значение предмета залога. По современному процессуальному кодексу в него могут включаться деньги, ценные бумаги и иные ценности. На практике залог в уголовном процессе отождествляется с конкретной денежной суммой. Хотя, обращаясь к гражданскому законодательству, находим, что предметом может быть «всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования), за исключением имущества, изъятого из оборота, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом».

Представляется, что проблема четкого определения предмета залога может быть решена посредством включения в закон четкого перечня видов имущества, допускаемого в качестве предмета уголовно-процессуального залога. В данный перечень могут войти: деньги, ценные бумаги, иностранная валюта, недвижимое имущество, принадлежащие залогодателю на праве частной собственности и ничем не обремененные. Почему недвижимость? Сделки с таким имуществом подлежат государственной регистрации, и их легко отследить. Имущественные права в качестве залога в уголовном процессе использовать не стоит, поскольку право, пусть и имеющее материальное содержание, все же не имеет материальной формы. Мысль о включении в перечень недвижимого имущества высказывал и Президент.

Залог может быть избран в любой момент производства по делу, и в том числе залогом может быть заменена другая ранее избранная мера пресечения (заключение под стражу, домашний арест). О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю. Но не всегда залогодатель — подозреваемый или обвиняемый. Закон указывает лишь на «иное физическое или юридическое лицо». Ему разъясняются существо подозрения или обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, а также связанные с ней обязательства и последствия их невыполнения или нарушения. В этом случае залог обращается в доход государства по судебному решению. Уголовно-процессуальный кодекс, очевидно, подразумевает граждан, способных распоряжаться своим имуществом. Скользкая ситуация с юридическими лицами, которые имеют право внести залог. Отношения залогодателя с лицом, в отношении которого вносится залог, как правило, строятся на личном доверии. Это и позволяет достижению целей этой меры пресечения. Юридическое лицо в случае потери денежных средств вырывается из хозяйственного оборота, для него процесс возвращения денег затруднен. Кроме того, здесь может возникнуть много мошеннических схем, способствующих отмыванию денег. Поэтому, на мой взгляд, в качестве залогодателей нужно оставить полноценных субъектов уголовного права — физических лиц.

Есть еще определенные моменты, которые стоит отметить. Считаю, при определении размера залога следователь, дознаватель, прокурор, суд должны учитывать оперативную информацию и иные данные, относящиеся к подозреваемому или обвиняемому. Ведь если существуют основания полагать, что обвиняемый или подозреваемый является членом организованной преступной группы, данную меру следует применять осторожно. Некоторые ученые считают, что в этом случае она не должна избираться . Однако она дает возможность для того, чтобы проследить за поведением подозреваемого или обвиняемого, выйти на соучастников.

Богданчиков С.В. Институт залога в российском уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2009. N 4.

Сама процедура выбора и реализации данной меры наталкивается на определенные сложности в сроках. При избрании заключения под стражу таких преград нет, механизм четко отлажен. УПК РФ не устанавливает сроков, в течение которых необходимо внести залог, и соответственно не предусматривает никакой ответственности залогодателя за их нарушение. Исключением является лишь ситуация, когда внесение залога применяется вместо ранее избранных мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста. Тогда подозреваемый или обвиняемый остается под стражей или домашним арестом до внесения на депозитный счет суда залога, который был определен судом, избравшим эту меру пресечения. Аналогичные вопросы, касающиеся применения залога, избираемого в качестве меры пресечения в отношении задержанного, в УПК РФ не разрешены. Представляется, что в данной ситуации судья в определении об избрании в отношении задержанного меры пресечения в виде залога должен указать, что подозреваемый остается под стражей до внесения на депозитный счет суда залога, но не более чем на 72 часа. Фактически речь идет о продлении срока задержания, которое предусмотрено п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ. Если в этот период залог не поступит на депозитный счет суда, то следователь вправе ходатайствовать перед судом об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста .

Химичева О.В., Плоткина Ю.Б. О некоторых проблемах применения залога на досудебном производстве по уголовным делам // Российский следователь. 2008. N 11.

Большинство адвокатов считают, что залог в России должен получить более широкое применение. Его достоинства очевидны. Однако для этого необходимо немного скорректировать ст. 106 УПК. Президент высказался об активном внедрении данной меры пресечения по экономическим преступлениям, однако, на мой взгляд, она может быть целесообразной по более широкому кругу дел. Он предложил установить высокий минимальный размер залога для подследственных — от 500 тысяч рублей за совершение достаточно серьезных действий и минимальный размер залога от 100 тысяч рублей при преступлениях небольшой тяжести, принимать в залог, помимо денег и ценных бумаг, недвижимое имущество.

Применять любую меру пресечения следует грамотно, т.е. с учетом тяжести совершенного преступления, нанесенного им материального ущерба, других обстоятельств дела, дифференцированного подхода к личности преступника. В отличие от залога заключение под стражу может с большей вероятностью гарантировать, что обвиняемый или подозреваемый не скроется. Никакая другая обеспечительная мера таких гарантий не дает. Интересна в этом ключе позиция Европейского суда по правам человека, который, анализируя не только интересы правосудия, но и частный интерес лица, подвергнутого уголовному преследованию, старается найти между ними оптимальный баланс. Он исходит из того, что свобода является естественным состоянием и любое ограничение ее должно быть оправдано серьезным публичным интересом. Ограничение свободы должно применяться только тогда, когда никакие другие меры не действуют, оно должно быть исключением, а не правилом . В связи с этим активное внедрение залога в российскую практику поможет избавиться от многих проблем уголовной системы и сохранить личную свободу человека.

Диков Г. Право на освобождение обвиняемого под залог (в свете практики ЕСПЧ) // Адвокатская практика. 2009. N 3.

Author: Advokat