Право адвоката на получение информации

Верховный суд разобрался, как должен выглядеть адвокатский запрос

Апелляционная коллегия Верховного суда разобралась, как должен выглядеть адвокатский запрос. Изначально новая форма запроса предполагала раскрытие данных доверителей, но в ВС адвокатам удалось добиться возможности не заполнять данные, касающиеся их доверителей – физических лиц. При этом необходимость указывать наименование юрлица осталась. Также в запросе по-прежнему надо писать номер дела и процессуальный статус доверителя, что позволяет без труда идентифицировать его, указал адвокат Иван Павлов, обжаловавший решение Верховного суда.

Минюст утвердил форму адвокатского запроса в приказе № 288 в конце 2016 года. Весной 2017 года адвокаты Андрей Николаев и Иван Павлов оспорили документ в ВС. По мнению юристов, утвержденная форма запроса некорректна, поскольку предполагает раскрытие данных лиц, в интересах которых действуют адвокаты. В частности, запрос должен был содержать реквизиты соглашения об оказании юрпомощи и информацию о лице, в чьих интересах выступает защитник: ФИО физлица или полное наименование компании. Также надо указать процессуальное положение клиента, включая номер дела, при участии адвоката в гражданском, уголовном или административном судопроизводстве, а также по делам об административных правонарушениях.

Таким образом, утверждали заявители, если адвокат укажет ФИО доверителя, то он рискует лишиться статуса за нарушение адвокатской тайны, а если не укажет – статуса лишат уже за систематические нарушения формы документа. Вопросы вызвало и то, что следует указывать в ситуации, когда адвокат действует в интересах неопределенного круга лиц.

В ходе рассмотрения дела в ВС представитель Минюста заявлял, что документ – «компромиссный вариант», который продвигали правоохранители (см. «Верховный суд выяснил, что форму адвокатского запроса продавил «силовой блок»). До этого весь правоохранительный блок настаивал, чтобы к запросу адвокат прикладывал также копию ордера и доверенность, пояснял представитель Минюста в суде. Юрист министерства также объяснял форму запроса попыткой избежать злоупотреблений со стороны адвокатов, которые могут направлять запросы “абстрактно”. ФПА полагала, что требования заявителей необоснованные и не подлежат удовлетворению.

При рассмотрении дела в первой инстанции ВС счёл аргументы адвокатов обоснованными и частично удовлетворил требования заявителей. Так, суд признал ряд пунктов спорного приказа Минюста недействующим и разрешил адвокатам не заполнять часть формы запроса, касающуюся данных физических лиц, а также отменил часть требований, устанавливающую, что адвокатский запрос при необходимости должен содержать обоснование получения запрашиваемых требований. Правда, незаконность была обусловлена не той причиной, на которую указывали заявители. Судья Алла Назарова указала на то, что раскрытие в адвокатском запросе имени доверителя без его согласия – нарушение не адвокатской тайны, а закона о персональных данных.

При этом требования о необходимости указать в запросе информацию о юридических лицах суд отменять не стал. Осталась у адвокатов и обязанность заполнять процессуальное положение клиента-физлица и номер дела. Номер дела и процессуальное положение без указания ФИО лица не позволяют его идентифицировать, решила судья Назарова.

Однако один из истцов – адвокат Иван Павлов – с частичным удовлетворением требований не согласился и обжаловал судебный акт. Он попросил признать нормы полностью незаконными. Позиция первой инстанции нуждается в корректировке, заметил он в ходе заседания в ВС: в нынешнем варианте она защищает только физлиц, основываясь на законе о персональных данных, но адвокатская тайна защищает и юрлиц тоже. Кроме того, суд не учёл, что сегодня по номеру дела и процессуальному статусу лица можно узнать очень многое – как минимум, идентифицировать доверителя, указал Павлов.

Не всегда адвокатскую деятельность можно назвать публичной: если речь идет о консультировании, доверитель часто хочет сохранить в тайне сам факт обращения к адвокату.

«Адвокатский запрос – не оружие массового поражения, мы просим не усилить его, а не ослаблять и без того достаточно слабый инструмент. Я прошу продолжить логику суда первой инстанции и защитить не только персональные данные, но и адвокатскую тайну, которая находится под угрозой. От норм пострадают не адвокаты, хотя и такие возможности есть, а наш доверитель. Именно в его интересах закон защищает адвокатскую тайну», – подчеркнул Павлов.

В свою очередь, представители Минюста, МВД и Следственного комитета против удовлетворения апелляционной жалобы возражали.

Суд признавать норму незаконной полностью отказался: коллегия под председательством судьи Галины Манохиной оставила в силе решение первой инстанции.

Адвокатский запрос: право адвокатов на сбор информации

Адвокатский запрос — это официальное обращение в различные органы и организации о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи. С 13 июня 2016 года введена (Федеральный закон от 02.06.2016 № 160-ФЗ (далее — Закон № 160-ФЗ)) норма об адвокатском запросе и административной ответственности за уклонение от предоставления адвокату запрошенной информации. Рассмотрим, как адвокатский запрос применим на практике

В Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатской деятельности) (ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ в прежней редакции) ранее указывалось, что адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Однако порядка предоставления информации и никаких санкций за игнорирование запросов адвоката законодательством предусмотрено не было.

В 2016 году Федеральным законом от 02.06.2016 № 160-ФЗ (далее — Закон № 160-ФЗ) в Закон об адвокатской деятельности и Кодекс об административных правонарушениях были внесены изменения.

Направление адвокатского запроса

В частности, Закон об адвокатской деятельности был дополнен статьей 6.1 «Адвокатский запрос», согласно которой адвокат вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации в установленном порядке официальное обращение по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о представлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи (далее — адвокатский запрос). Вышеуказанные организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме в тридцатидневный срок со дня его получения. В случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, указанный срок может быть продлен, но не более чем на 30 дней, при этом адвокат, направивший запрос, должен быть уведомлен о продлении срока рассмотрения адвокатского запроса.

Требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса определяются федеральным органом юстиции по согласованию с заинтересованными органами государственной власти.

В предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в следующих случаях:

  1. субъект, получивший адвокатский запрос, не располагает запрошенными сведениями;
  2. нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенные в установленном порядке;
  3. запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.

Неправомерный отказ в предоставлении сведений, нарушение сроков их предоставления влекут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации. Если определен особый порядок предоставления сведений, рассмотрение адвокатского запроса осуществляется согласно требованиям, установленным законодательством Российской Федерации для соответствующей категории сведений.

Если ответ на адвокатский запрос не последовал

За уклонение от предоставления адвокату информации установлена административная ответственность.

В частности, в Кодекс об административных правонарушениях (ст. 5.39 КоАП РФ) была внесена норма о том, что неправомерный отказ в предоставлении адвокату в связи с поступившим от него адвокатским запросом информации, предоставление которой предусмотрено федеральными законами, несвоевременное ее предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 1000 до 3000 рублей.

Помочь адвокату реализовать свое право на получение информации должен прокурор (ст. 28.4 КоАП РФ). Именно он может возбуждать административное производство в отношении должностных лиц организаций в случае нарушения ими вышеуказанной нормы. Дело по данному административному правонарушению рассматривает суд (ст. 23.1 КоАП РФ).

Адвокатский запрос в теории и на практике

Казалось бы, введение конкретных норм можно оценивать положительно. Ранее адвокатам приходилось для получения информации идти на различные процессуальные ухищрения: обжаловать бездействие организаций по правилам Гражданского процессуального кодекса и Арбитражного процессуального кодекса, обращаться в прокуратуру, полицию, налоговые органы с просьбами оказания содействия (зачастую безрезультатно), использовать личные связи и прочее.

Однако многие адвокаты отмечают, что вышеуказанные нормы применить будет сложно.

Пока не ясно, какую именно информацию получит адвокат по запросу, так как в самой статье 6.1 Закона об адвокатской деятельности говорится о том, что в предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случае, если запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом. Например, адвокат запрашивает информацию о размере средней заработной платы на предприятии, о заработной плате руководителей фирмы. Ему отвечают — коммерческая тайна. Запрашивает о сумме уплаченных налогов — налоговая тайна, о средствах в банке — банковская тайна, сведения о заболевании — медицинская. И везде санкции за разглашение сведений. А еще есть защита персональных данных, защита служебной и государственной тайны, защита компьютерной информации и электронных сетей, страховая тайна и прочее.

Автор полагает, что самыми беззащитными перед адвокатскими запросами станут юридические лица в области трудовых споров, защиты прав потребителей, корпоративных отношений, в которых имеются прямые предписания о предоставлении информации (например, ст. 15.19 КоАП РФ «Нарушение требований законодательства, касающихся представления и раскрытия информации на финансовых рынках»). Однако мизерный размер штрафов (за исключением корпоративных отношений, где существуют специальные нормы) позволит легко пренебрегать запросами адвокатов, как и раньше.

Предоставляя адвокату право на получение информации по адвокатскому запросу, законодатель ужесточает требования к самим адвокатам.

Новым основанием прекращения статуса адвоката теперь является незаконное использование и (или) разглашение информации, связанной с оказанием адвокатом квалифицированной юридической помощи своему доверителю, либо систематическое несоблюдение установленных законодательством Российской Федерации требований к адвокатскому запросу (подп. 2.1 п. 2 ст. 17 Закона об адвокатской деятельности). С «разглашением информации» более-менее ясно, так как адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю (ст. 8 Закона об адвокатской деятельности). За разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), адвокат будет привлечен к административной ответственности как должностное лицо в виде штрафа от 4000 до 5000 рублей (ст. 13.14 КоАП РФ).

Смотрите так же:  Полномочия политических партий

Положения же о лишении статуса адвоката за систематическое несоблюдение установленных законодательством Российской Федерации требований к адвокатскому запросу являются спорными. Что значит «несоблюдение требований»? Это злоупотребление правом адвоката на запрос? Может быть, это формальное нарушение расстановки запятых и приложений к запросу? Исходя из вышеприведенной формулировки можно сделать вывод, что законодатель хочет наказать адвоката не за суть запрашиваемой информации, а за форму запроса, что, на взгляд автора, является меньшим злом. С учетом того, что представление о возбуждении дисциплинарного производства, внесенное в адвокатскую палату субъекта Российской Федерации территориальным органом юстиции, рассматривается квалификационной комиссией и советом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации в порядке, предусмотренном кодексом профессиональной этики адвоката, то есть самим адвокатским сообществом, есть определенная уверенность, что за свою активную позицию по делу, если она находится в рамках адвокатской этики, адвокаты не пострадают.

Из вышеизложенного следует, что закон напрямую требует от руководителя организации предоставить ответ на адвокатский запрос. Но что делать, если очень не хочется на него отвечать? Если запрос направлен на защиту интересов явного и известного сутяжника, если есть подозрения, что за запросом стоят рейдеры или конкуренты? Ответы приведены выше: нет сведений; нарушены форма и порядок оформления и направления адвокатского запроса; запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.

Автор полагает, что основные страсти разгорятся вокруг «предоставления информации с ограниченным доступом». В организациях с высокой корпоративной и юридической культурой должны быть заранее разработаны и утверждены положения о той информации, которая составляет коммерческую или иную тайну и (или) таковой не является, чтобы лихорадочно не изобретать документы, подгоняя их под запрос адвоката. Нужно также внимательно изучить сам текст запроса. Нередки случаи, когда в нем не учитывается специфика деятельности предприятия и в запросе употребляются ошибочные понятия и термины. Также не следует забывать о многолетних спорах предприятий с налоговыми органами, когда фирмам удавалось не только не представлять запрашиваемые документы, но и доказывать в арбитражном суде, что запрос не соответствует закону (Налоговому кодексу) и не корректен: не содержит перечня и наименований документов, учетные регистры не существуют, документы являются документами не налогового учета, а только бухгалтерского, или наоборот, и т.д.

Кроме того, даже давая на тридцатый день с момента получения запроса ответ, что фирма не располагает информацией или просто отказывается ее предоставлять, руководитель уже затягивает процесс значительно больше, чем на месяц. Пока ответ по почте будет получен, пока поступит жалоба в прокуратуру, прокурор проведет проверку, обратится в суд, суд приступит к рассмотрению, известит стороны, вынесет судебный акт, акт будет обжалован. Пройдет не один месяц. И каков итог? Максимальный штраф в сумме 3000 рублей.

Остается только надеяться, что реальная жизнь и судебная практика внесут коррективы, законодательство будет развиваться в интересах общества, а интересы сторон будут со временем сбалансированно учтены. Но уже сам факт того, что адвокатский запрос узаконен, при всем несовершенстве юридической техники — это большой шаг в развитии правового государства, развития института адвокатуры, а значит, и правовой защищенности граждан и бизнеса.

Минюст увеличивает силу адвокатского запроса

Госорганы, компании и нотариусы будут обязаны отвечать на адвокатский запрос в течение 15 дней, за игнорирование этого требования им будут грозить штрафы. Но сами адвокаты должны будут оформлять запросы по шаблону, который утвердит Минюст, а за разглашение полученной секретной информации их будут лишать статуса.

Минюст сегодня вечером обнародовал законопроект, который должен усилить вес адвокатского запроса. В отраслевых законах указывается на право адвоката получить информацию, являющуюся тайной, например, налоговой и банковской. Кредитные учреждения смогут им выдавать по запросу справки по операциям и счетам юрлиц, физлиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юрлица. Сейчас банки раскрывают эти данные судам, Счетной палате, налоговым органам, Пенсионному фонду, Фонду социального страхования и органам принудительного исполнения судебных актов (ст.26 закона «О банках и банковской деятельности»). Бюро кредитных историй сможет выдавать адвокатам наряду с судьями даже закрытую часть истории клиента. В Уголовно-процессуальном кодексе появится определение адвокатского запроса («запрос сведений, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи адвокатом»), а также уточнение, что адвокат вправе собирать доказательства путем истребования и направления адвокатского запроса.

Однако Минюст в будущем установит требования к форме и порядку оформления, направления адвокатского запроса. Непосредственно в законе «Об адвокатской деятельности…» будет записано, что к запросу «при необходимости прилагается доверенность или ее нотариально удостоверенная копия, подтверждающая полномочия адвоката на получение необходимых сведений о доверителе или касающихся доверителя». Например, в Основах законодательства о нотариате укажут, что сведения о нотариальных действиях будут выдаваться адвокату лишь при предъявлении копии ордера, выданного соответствующим адвокатским образованием, «подтверждающего полномочия адвоката как защитника (представителя) определенного гражданина, в случае, если это не повлечет разглашения нотариальной тайны».

Законопроект устанавливает, что «органы госвласти, органы местного самоуправления, а также [нотариусы] и иные лица, занимающиеся частной практикой, органы управления и руководители коммерческих и некоммерческих организаций, общественные объединения и индивидуальные предприниматели» в течение 15 дней должны отвечать на адвокатский запрос. «В исключительных случаях» разрешается продлевать этот срок еще на 15 дней. Оставить адвоката без ответа по существу можно будет в четырех случаях: если требуемой информации просто нет, адвокатский запрос составлен с нарушением требований, установленных Минюстом, к запросу не приложены документы, подтверждающие полномочия, запрошенная информация отнесена к сведениям, составляющим гостайну, к которой у адвокатов доступа нет. Соответствующие дополнения вносятся в закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Но Минюст желает не только упростить адвокатам доступ к требующимся им порой сведениям, но и ужесточить требования к самим защитникам. В частности, за «незаконное использовании и (или) разглашении информации, связанной с оказанием адвокатом квалифицированной юридической помощи своему доверителю».

Если же чиновник проигнорирует запрос от адвоката, то ему будет грозить штраф. Минюст предлагает скорректировать ст.17.7 Кодекса об административных правонарушениях так, чтобы за невыполнение адвокатского запроса в отсутствие установленных федеральными законами оснований или нарушение срока предоставления информации по адвокатскому запросу, каралось штрафом: для должностных лиц – в 2000–3000 руб., для юрлиц – от 20 000 до 30 000 руб. Минюст намерен дополнить ст.5.39 КоАП («Отказ в предоставлении информации» ч.2), согласно которой неправомерный отказ в предоставлении информации по адвокатскому запросу, предоставление которой предусмотрено федеральными законами, несвоевременное ее предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации будет караться штрафами для должностных лиц от 5000 до 10 000 руб., для юрлиц – 20 000–30 000 руб.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» Андрей Корельский рад этим изменениям и говорит, что сейчас адвокатские запросы часто игнорируются или на них присылают отписки. «Повышение обязательности реагирования на подобные запросы при наличии персональных и коллективных, преимущественно финансовых санкций, пусть и относительно невысоких, усиливает статус и роль адвоката в российском юридическом сообществе, – говорит он. – Во многих странах мира адвокат, его подпись и документы имеют статус не меньший, чем у нотариуса, судебного пристава, проигрывая разве что только судьям и прокурором». По его словам, сокращение сроков на ответ также находится в тренде последних инициатив государства по ускорению взаимодействия госорганов и граждан, в том числе вследствие развития электронных средств связи и коммуникаций. «Что касается формы, то я тоже не вижу проблем, чтобы запрос был типовым или с обязательными рекомендованными Минюстом реквизитами, вплоть до бланков строгой отчетности, как например порядок делопроизводства ордеров в адвокатских образованиях», – рассуждает адвокат.

Но не только адвокатскому запросу посвящен документ Минюста, он серьезно корректирует закон «Об адвокатской деятельности…». В частности, он решает давний спор между приставами в судах и адвокатам, которых не пускали в здание по удостоверению, требуя предъявить паспорт. В законе появится норма о том, что «удостоверение предоставляет право беспрепятственного доступа адвоката в помещения судов, правоохранительных органов, органов госвласти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в связи с осуществлением профессиональной деятельности».

При этом в законе появится новое ограничение для адвокатов: свой адвокатский кабинет они смогут учредить лишь после пятилетней адвокатской деятельности. Сейчас такого ограничения нет, и после получения удостоверения молодой адвокат может создать свой кабинет.

С текстом законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения права адвоката на сбор сведений, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи» можно ознакомиться здесь.

О силе адвокатского запроса

Не так давно была распространена новость о привлечении руководителя психиатрической больницы г. Челябинска к ответственности за неисполнение адвокатского запроса. Этот факт, честно сказать, порадовал. А как не радоваться свидетельству усиления роли адвокатского сообщества, которое в настоящий момент подкреплено малым, но карательным инструментом в виде административной ответственности за игнорирование запросов адвокатов.

Обозначенные знаковые изменения внесены в ст. 5.39 КоАП РФ Федеральным законом от 2 июня 2016 г. № 160-ФЗ «О внесении изменений в статьи 5.39 и 13.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерацииˮ». Этим же законом установлено понятие адвокатского запроса, определены требования к его содержанию и форме, а также ограничены случаи возможного отказа от исполнения запроса адвоката.

Смотрите так же:  Как составить договор на оказание услуг между физическими лицами

Указанные новеллы отличаются относительной формальной определенностью, но, как показывает практика, и это следует признать нормальным, не все частные случаи можно учесть при принятии нового закона, поскольку система законодательства, принимая во внимание его объем, а порой бессистемность изменений, достаточно сложна, что приводит к неоднозначному правоприменительному подходу.

Реакция на запрос
Перейду к сути. В рамках оказания правовой помощи, с учетом претензий государственных органов, контролирующих соблюдение законодательства в сфере охраны объектов культурного наследия, на один из объектов были запрошены сведения из регистрирующих органов.

Адвокатский запрос был основан на требованиях ст. 6.1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, гарантирующих каждому квалифицированную юридическую помощь.

Были запрошены необходимые сведения об ограничениях на объект недвижимого имущества, о существовании сохранного (охранного) обязательства, а также паспорта объекта культурного наследия в отношении одного из зданий. Наличие запрашиваемых документов в органе кадастрового учета прямо вытекает из требований ст. 16.1, 18, 21, 47.1, 47.6 Федерального закона от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».

В ответ сначала заместитель руководителя Управления Росреестра, а потом и представители прокуратуры определили, что такая информация не может быть передана адвокатам, так как сведения из ЕГРП и иные сведения из Росреестра должны предоставляться платно, при соблюдении формы запроса, предусмотренной для выписки из ЕГРП, установленного Приказом Министерства экономического развития РФ от 14 мая 2010 г. № 180. Указанные должностные лица усмотрели преимущество положений Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» над положениями иных федеральных законов, в том числе Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Круг субъектов по законодательству
В соответствии со ст. 7 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», на которую в том числе ссылались прокуроры и органы Росреестра, общедоступная платная выписка не содержит запрашиваемой в адвокатском запросе информации, а именно паспорта объекта культурного наследия и сохранного (охранного) обязательства.

Положения Приказа Министерства экономического развития РФ от 22 марта 2013 г. № 147 «Об утверждении форм документов, в виде которых предоставляются сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним» также не определяют общедоступную возможность получения документов о статусе объектов культурного наследия, принадлежащих на праве собственности физическим и юридическим лицам.

В ч. 2 ст. 8 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» установлено, что орган, осуществляющий государственную регистрацию прав в соответствии с законами Российской Федерации, предоставляет бесплатно информацию о зарегистрированных правах на недвижимое имущество и сделках с ним по запросам правоохранительных органов, судов, судебных приставов-исполнителей по находящимся в производстве уголовным, гражданским и административным делам, органов прокуратуры Российской Федерации в целях осуществления надзора за исполнением законодательства Российской Федерации, а также других указанных в статье субъектов и иных определенных федеральными законами органов и организаций.

Таким образом, законодатель определил, что право на получение запрашиваемой из реестра информации может быть установлено в иных федеральных законах для более широкого круга субъектов, однако данное положение неоднозначно толкуется правоприменителями и позволяет не включать адвокатов в перечень лиц, которым сведения от органов Росреестра могут предоставляться на безвозмездной основе.

Отказ адвокатам неправомерен
Согласно п. 1 ст. 6.1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат «вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, официальное обращение по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи».

На мой взгляд, адвокаты однозначно отнесены к кругу лиц, имеющих право запрашивать сведения из ЕГРП, в том числе из органов кадастрового учета, где согласно Федеральному закону «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» аккумулируются сведения об объектах культурного наследия, а также иные сведения, связанные с правом собственности на недвижимое имущество.

Неслучайно в п. 2, 4 ст. 6.1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» закреплено, что органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме в тридцатидневный срок со дня его получения. В случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, указанный срок может быть продлен, но не более чем на тридцать дней, при этом адвокату, направившему адвокатский запрос, направляется уведомление о продлении срока рассмотрения адвокатского запроса. В предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случае, если:

1) субъект, получивший адвокатский запрос, не располагает запрошенными сведениями;

2) нарушены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, определенные в установленном порядке;

3) запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом.

При отсутствии препятствий, закрепленных в этой статье, органы Росреестра не имеют права отказывать адвокатам в предоставлении запрашиваемых сведений, в том числе тех, для которых предусмотрен платный характер получения.

Все условия для обеспечения силы адвокатского запроса предусмотрены, но правоприменительное толкование пошло другим путем, который представляется порочным. Для согласования указанных моментов необходимо внести соответствующие изменения в положения Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в части конкретного указания на возможность безвозмездного получения информации адвокатами из органов кадастрового учета, если это связано с оказанием правовой помощи. Такой подход не только устранит системные рассогласования в сфере регулирования адвокатского запроса, но и позволит соблюсти равенство функций адвокатуры в гражданском обществе.

«Адвокатский запрос»

Подпунктом 1 п. 3 ст. 6 ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (далее — Закон об адвокатуре) от 31.05.2002г. № 63-ФЗ установлено право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката.

Отмеченное право лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, на запрос и получение информации от тех или иных органов является своего рода частным, специальным проявлением и развитием конституционного права граждан РФ обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст.33 Конституции РФ). Кроме того, в рассматриваемом аспекте, стоит также упомянуть и ФЗ от 02.05.2006г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» в соответствии с которым граждане имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы, органы местного самоуправления и должностным лицам (ст.2).

На мой взгляд, адвокаты не часто реализуют предоставленное им законом право обращаться с соответствующими запросами и указанному есть ряд объективных причин, напрямую связанных с прогнозируемым отрицательным результатом, выражающимся в отказе в даче интересующих адвоката сведений. Нередко негативные ответы связаны с тем, что запрашиваемая информация является конфиденциальной либо защитником не приложены какие-либо документы к запросу подтверждающие обсуждаемое право адвоката. Относительно последнего целесообразно остановиться подробней.
Вышеприведенная норма Закона об адвокатуре не фиксирует каких-либо обязательных требований к форме и содержанию запроса адвоката. Однако представляется, что к нему должна быть приложена копия, не обязательно заверенная, удостоверения адвоката, хотя по одному из решений суд указал следующее.

«Поскольку характер отношений адвоката и его клиента (доверителя) представляет собой адвокатскую тайну и несет конфиденциальную информацию, то никто не вправе требовать от адвоката предъявления в качестве подтверждения существующих отношений с доверителем договоров или иных соглашений с ним об оказании юридической помощи (ст. 6). При этом необходимо учитывать, что в определенных законом случаях юридическая помощь гражданам оказывается бесплатно (ст. 26 Закона).

Согласно ст. 15 Федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ документом, подтверждающим статус адвоката, является удостоверение адвоката. Вместе с тем доводы представителя ответчика о том, что копия удостоверения адвоката должна прилагаться к его запросу, несостоятельны.

Следует принять во внимание, что законодатель, определяя права адвоката, предоставил свободу деятельности адвокатов при выполнении функции защиты граждан и организаций. Так, на основании пп. 7 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 г. адвокат вправе совершать иные действия, не противоречащие законодательству РФ. Учитывая, что в Законе не оговорены никакие ограничения при реализации адвокатом права запрашивать справки и иные документы, то органы государственной власти и местного самоуправления, а также общественные объединения и иные организации, куда обращается адвокат, обязаны выдавать по представленному адвокатом запросу документы или их заверенные копии.

Действия ГУП ВО «Воронежского областного управления технической инвентаризации «Воронежоблтехинвентаризация», заключающиеся в требовании предоставления адвокатом Дмитриевым О.Ю. вместе с адвокатским запросом об объектах недвижимого имущества копий договора об оказании юридической помощи, заключаемого с доверителем, либо квитанции об оплате доверителем юридических услуг, ордера на исполнение поручения адвоката, копии удостоверения адвоката или иных документов, подтверждающих его статус адвоката, и сведений, подтверждающих оказание им юридической помощи, признать незаконными» (Семилукский районный суд Воронежской области, решение от 27.07.2006г.). Определением суда второй инстанции решение оставлено без изменения.

Однако имеются и частично, считаю, противоположные судебные решения в обсуждаемом аспекте.
«Как установлено в судебном заседании, С., являясь адвокатом второго филиала по Н-му району г. Калининграда Калининградской областной коллегии адвокатов, 07 ноября 2008 года обратился к начальнику ОГИБДД ОВД по Гурьевскому городскому округу Калининградской области с адвокатским запросом о направлении в его адрес сведений о том, составлялись ли сотрудниками отделения 22 и 23 сентября 2008 года административные материалы в отношении Р. и Д.

Смотрите так же:  Налог за аренду жилья 2019 году

На данный запрос 19 ноября 2008 года Начальником ОВД по Гурьевскому городскому округу Калининградской области был дан письменный ответ о том, что данный запрос возвращается без исполнения в связи с тем, что в запросе не указано, в связи с чем истребуются вышеуказанные сведения, кроме того, в запросе отсутствует ордер, подтверждающий полномочия адвоката.
18 ноября 2008 года С. вновь обратился к начальнику ОГИБДД ОВД по Гурьевскому городскому округу Калининградской области с адвокатским запросом о направлении в его адрес сведений о том, составлялись ли сотрудниками отделения 22 и 23 сентября 2008 года административные материалы в отношении Р., Л.

На данный запрос 27 ноября 2008 года Начальником ОВД по Гурьевскому городскому округу Калининградской области был дан письменный ответ о том, что данный запрос возвращается без исполнения в связи с тем, что в запросе не указано, в связи с чем истребуются вышеуказанные сведения, кроме того, в запросе отсутствует ордер, подтверждающий полномочия адвоката.

Права адвоката регулируются ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Так согласно ст. 6 ч.3 п.1 данного закона адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций.

Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката.

Из смысла указанного закона следует, что адвокату предоставлено право обращаться к должностным лицам государственных органов именно по вопросам адвокатской деятельности в целях устранения нарушения закона, прав и свобод законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций, и соответственно устанавливают обязанность указанных должностных лиц дать безотлагательно ответ на его обращение по эти вопросам.

Однако из представленных запросов не следует, что обращение С. к начальнику ОГИБДД ОВД по Гурьевскому городскому округу Калининградской области связано с его адвокатской деятельностью и что это обращение обусловлено нарушением действующего законодательства прав, свобод и законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций.

В процессе судебного разбирательства заявителем также не было представлено доказательств, отвечающих требованиям закона об их относимости и допустимости (ст.ст. 55,59-61 ГПК РФ), подтверждающих, что вышеуказанные обращения имели место в связи с осуществлением заявителем адвокатской деятельности, и что было нарушено действующее законодательство либо права, свободы и законные интересы граждан или организаций» (Гурьевский районный суд г. Гурьевск — Решение от 2009.01.27, оставлено без изменения вышестоящей инстанцией). Исходя из имеющегося содержания вышеотмеченного решения, с выводом суда о том, что «однако из представленных запросов не следует, что обращение С. к начальнику ОГИБДД ОВД по Гурьевскому городскому округу Калининградской области связано с его адвокатской деятельностью» трудно согласиться, ведь сам по себе факт обращения адвоката с адвокатским запросом свидетельствует о присутствии «адвокатской деятельности».

Необходимо также помнить, что не все сведения могут быть предоставлены адвокату по запросу последнего. Так определением СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 мая 2010г. № 49-В10-5 право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, и обязанность соответствующего органа предоставить такую информацию не распространяются на установленные законом конфиденциальные сведения. «В соответствии со статьями 23 и 24 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Федерального закона «О персональных данных» от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе его фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация.

Пунктом 10 названной статьи указанного закона установлено, что конфиденциальность персональных данных — это обязательное для соблюдения оператором или иным получившим доступ к персональным данным лицом требование не допускать их распространения без согласия субъекта персональных данных или наличия иного законного основания.

Операторами и третьими лицами, получающими доступ к персональным данным, должна обеспечиваться конфиденциальность таких данных (статья 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ).

Указом Президента Российской Федерации от 6 марта 1997 года N 188 утвержден Перечень сведений конфиденциального характера, согласно п. 1 которого к таким сведениям относятся сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях.

Статьей 6 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ предусмотрены случаи, при которых согласие субъекта персональных данных на их обработку не требуется. При этом предоставление информации о персональных данных субъекта по адвокатскому запросу федеральным законодательством не предусмотрено».

Сведения, относящиеся к налоговой тайне, также не могут быть предоставлены по запросу лица, осуществляющего адвокатскую деятельность. «Гражданин А.И. Ламбин, представлявший в качестве адвоката интересы ООО «Морской бриз» в Арбитражном суде Камчатской области в деле по иску данной организации к ООО «Камчатскресурс ЛТД» о взыскании задолженности в размере 16 911 619 руб., руководствуясь пунктом 3 статьи 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», обратился в межрайонную инспекцию N 2 Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Камчатской области и Корякскому автономному округу с адвокатским запросом о наличии банковских счетов и имущества ООО «Камчатскресурс ЛТД», однако налоговый орган в предоставлении информации отказал, обосновав свою позицию тем, что указанная норма Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не предусматривает право адвоката на использование конфиденциальной информации, к которой, согласно статье 102 Налогового кодекса Российской Федерации, относятся подобные сведения. Решением Петропавловск-Камчатского городского суда от 26 августа 2003 года, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Камчатского областного суда, А.И. Ламбину было отказано в удовлетворении заявления об оспаривании действий налогового органа на том основании, что сведения о наличии банковских счетов и имущества являются конфиденциальными, относятся к налоговой тайне и не подлежат разглашению, а действующим законодательством не предусмотрено право адвокатов на получение у налоговых органов конфиденциальной информации, в частности сведений, составляющих налоговую тайну. 28 октября 2003 года Камчатский областной суд, согласившись с доводами судов первой и кассационной инстанций, отказал А.И. Ламбину в удовлетворении заявления об истребовании дела для рассмотрения в порядке надзора» (Определение Конституционного Суда РФ от 30 сентября 2004г. № 317-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ламбина Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав статьей 102 Налогового кодекса Российской Федерации»).

Если в результате судебного разбирательства будет установлено, что, например, орган государственной власти нарушил право гражданина РФ (адвоката) на своевременное получение ответа на письменное обращение (адвокатский запрос) поступившее в орган государственной власти, у суда имеется основания для вынесения частного определения предусмотренного ст.226 ГПК РФ. «Из материалов дела следует, что адвокат Митюшев В.Г., действуя в интересах граждан, обратившихся к нему за юридической помощью, 29 мая 2010 года направил адвокатский запрос в администрацию МО ГО «Сыктывкар» с просьбой предоставить сведения о жилом доме № 9, расположенным по адресу г.Сыктывкар, ул.Домны Каликовой. Однако в установленный законом срок ответ им не был получен. Ответ получен Митюшевым В.Г. лишь после судебного заседания в суде кассационной инстанции 21 марта 2011г. (прим: первое заседание состоялось в ВС РК 17.03.2011г.). Согласно ст.259 ГПК РФ обязанность по доказыванию законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов местного самоуправления, должностных лиц, возлагаются на органы и лиц, которые совершили оспариваемые действия (бездействие).

Доказательств, бесспорно подтверждающих направление и вручение ответа Митюшеву В.Г. на его запрос в установленный законом срок, администрацией МО ГО «Сыктывкар» не представлено суду. Ссылка в письме администрации МО ГО «Сыктывкар» от 24 июня 2010г. о направлении его в адрес адвокатского кабинета «Социальный» Митюшеву В.Г. без указания адреса этого адвокатского кабинета также не может являться достоверным доказательством получения им данного ответа, без иных подтверждающих доказательств направления или вручения ему этого письма.

Изложенные выше обстоятельства свидетельствуют о ненадлежащей организации администрацией МО ГО «Сыктывкар» работы по учету направленной корреспонденции гражданам РФ по обращениям, что повлекло нарушение требований ФЗ от 02.05.2006 № 59 ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» в части получения заявителем ответа на свое обращение в установленный законном срок. (…). Обратить внимание главы администрации муниципального образования городского округа «Сыктывкар» на недопустимость нарушений указанных в частном определении» (Верховный суд Республики Коми, частное определение от 24.03.2011г., дело № 33-1465/2011). В приведенном случае надо принимать во внимание то, что если при рассмотрении дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, будут выявлены недостатки в деятельности органов или лиц, принявших оспоренные решения, совершивших оспоренные действия (бездействие), суду надлежит реагировать на допущенные нарушения вынесением частного определения в адрес вышестоящего органа или в адрес органа, в котором осуществляет профессиональную деятельность лицо, государственный или муниципальный служащий (постановление Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 10 февраля 2009г., п.31).

Author: admin