Личное банкротство с 1 октября

Личное банкротство граждан: хроника первых шести месяцев

Вот уже более полугода действуют нормы о банкротстве граждан, позволяющие должникам, неспособным исполнить свои денежные обязательства, избавиться на законных основаниях от долгового бремени. Напомним, новые положения Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – закон о банкротстве) были введены в действие с 1 октября прошлого года (п. 2 ст. 14 Федерального закона от 29 июня 2015 г. № 154-ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»). Однако, всеобъемлюще оценить эффективность работы нового института на данном этапе довольно сложно – еще не сложилось достаточной правоприменительной практики. Тем не менее, некоторые итоги подвести можно уже сейчас.

По данным Национального бюро кредитных историй, по состоянию на 1 апреля текущего года количество граждан, не исполняющих перед кредиторами долговые обязательства на протяжении свыше 90 дней и имеющих задолженность 500 тыс. руб. и более – то есть потенциальных банкротов, согласно критериям п. 2 ст. 213.3 закона о банкротстве, составило уже 586 тыс. человек. Причем, отмечают в Бюро, число проблемных должников с начала года увеличилось на 3%. В то же время, по оценке специалистов проекта «Общество содействия финансовому оздоровлению» на конец марта в суды обратилось лишь около 18 тыс. граждан, желающих пройти процедуру финансового оздоровления, а также их кредиторов. Причем по данным на 1 мая только 6038 из числа поданных заявлений были приняты к рассмотрению. Таким образом, прогнозируемого экспертами если не вала, то значительного числа обращений заемщиков в арбитражные суды, не произошло. При этом, заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, лидер движения Общероссийского народного фронта «За права заемщиков» Виктор Климов полагает, что троекратная разница между количеством поданных и принятых к рассмотрению судами заявлений, а также небольшое число завершенных дел объясняется, в первую очередь, сложностью и длительностью процедур банкротства, а не какими-либо формальными препятствиями.

В то же время, отмечает руководитель юридического направления проекта «Общество содействия финансовому оздоровлению» Алексей Рудин, по сравнению с данными на конец февраля произошел ощутимый прирост числа обращений должников в суд – в марте было подано на 49% заявлений больше. Однако лишь по 10 делам о банкротстве, начиная с октября прошлого года, производство было полностью завершено, подчеркнул эксперт.

Анализируя имеющуюся статистику аналитики сходятся во мнении о том, что закон в целом заработал. Специалисты уверены, что добропорядочные граждане наконец получили возможность избавиться от непосильных долгов на законных основаниях. Это подтверждается не только довольно многочисленными фактами обращений в суды, но и тем, что судьи в массе принимают поданные заявления к производству. Как отмечает консультант Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ Олег Зайцев, суды демонстрируют желание вникать в процедуру по существу: «Мы видим и дела о банкротстве супругов, и постановку вопроса о недобросовестности должника и т. д. Суды, на мой взгляд, относятся к этим вопросам очень внимательно и итоги первых шести месяцев очень хорошие», – заключает эксперт.

Оздоровление – удовольствие не для бедных?

Однако, несмотря на относительно непродолжительное время в течение которого действует институт личного банкротства, уже успели проявиться и некоторые довольно серьезные трудности в его реализации, требующие своего решения.

Должник обязан внести средства на выплату вознаграждения финансовому управляющему в депозит арбитражного суда при обращении с заявлением о признании его банкротом. Кроме того должник должен приложить к заявлению доказательства наличия у него имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве. При непредставлении этих доказательств заявление должника подлежит оставлению без движения (п. 1 ст. 44, абз. 2 п. 4 ст. 213.4 закона о банкротстве, абз. 2 п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан»).

Эксперты выделяют две основные проблемы, с которыми приходится сталкиваться должникам. Первая и самая главная – организационная. Она заключается в изначальном недофинансировании работы финансовых управляющих. Так, вознаграждение специалиста, в соответствии с законом, состоит из фиксированной части (10 тыс. руб.) и выплачиваемой по итогам процедур банкротства – 2% от удовлетворенных требований кредиторов или от суммы реализованного имущества (п. 2, п. 17 ст. 20.6 закона о банкротстве).

«Эти суммы, мягко говоря, не вдохновляют финансовых управляющих заниматься делами о личном банкротстве», – дает свою оценку Виктор Климов. Неспособность финансово заинтересовать управляющего приводит в ряде случаев к невозможности для должника подыскать специалиста в сфере банкротства, без участия которого процедуры финансового оздоровления невозможны – суды выносят определения суда о прекращении производства по делу ввиду невозможности утверждения кандидатуры арбитражного управляющего в установленный законом трехмесячный срок (п. 1 ст. 213.9 закона о банкротстве, определение Арбитражного суда Волгоградской области от 10 февраля 2016 г. по делу № А12-48067/2015, определение Арбитражного суда г. Москвы от 3 февраля 2016 г. по делу № А40-219900/15-160-388). В особенности это касается должников, находящихся в тяжелой финансовой ситуации и не имеющих достаточного имущества, для того, чтобы не только покрыть свои долги, но и за счет реализации которого можно было бы выплатить какое-то ощутимое вознаграждение. «Это приводит в конечном итоге к тому, что самые нуждающиеся в финансовом оздоровлении граждане фактически лишаются права на социальную реабилитацию», – заключает депутат.

Если на момент подачи заявления о личном банкротстве у гражданина отсутствуют средства для внесения средств на выплату вознаграждения финансовому управляющему, а также средства на покрытие расходов финансового управляющего, то он может ходатайствовать перед судом об отсрочке внесения этих денежных сумм (абз. 3 п. 4, п. 5 ст. 213.4 закона о банкротстве). При этом отсрочка внесения средств на выплату вознаграждения финансовому управляющему предоставляется до дня судебного заседания по рассмотрению обоснованности заявления о признании его банкротом.

Кроме того, эксперты обращают внимание на очевидный дисбаланс между размером потенциального гонорара управляющего и размером его ответственности, что тоже выступает демотивирующим фактором. Так, минимальная сумма штрафа финансового управляющего сегодня составляет 25 тыс. руб. за каждое допущенное им нарушение законодательства о банкротстве, что несоизмеримо с размером фиксированной части вознаграждения в 10 тыс. руб. (ч. 3, 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ).

В то же время, решать эту проблему простым повышением вознаграждения финансовым управляющим эксперты не видят смысла – у фактического банкрота вряд ли найдутся дополнительные средства на это. Виктор Климов рассказывает, что за рубежом проблема оплаты труда финансового управляющего решается по-разному: где-то эту деятельность субсидирует государство, где-то услуги специалистов субсидируют различные некоммерческие структуры или специальные благотворительные фонды. К сожалению, отмечает депутат, в нашей стране возможностей благотворителей не хватает на решение более насущных проблем, поэтому ожидать, что у нас такая система в обозримом будущем разовьется не стоит, досадует он. Таким образом, полагает Климов, законодателю нужно двигаться в двух направлениях: отказаться от избыточных требований, таких, как, к примеру, обязательное опубликование извещения в печатных СМИ, ведь при наличии электронных баз это не несет какого-либо практического смысла (абз. 1 п. 1 ст. 28 закона о банкротстве). Кроме того, по мнению эксперта, необходимо рассмотреть возможность наложения некоторой обязанности на сообщество профессионалов в сфере банкротства, по аналогии с деятельностью адвокатов по назначению. «Если у должника нет средств оплачивать услуги специалиста, то может быть следует их оплачивать из средств саморегулируемой организации», – добавляет он.

Максим Доценко, эксперт Координационного совета при Российском союзе СРО АУ, исполняющий обязанности председателя экспертного совета при Общероссийском профсоюзе арбитражных управляющих:

«Главной проблемой развития института банкротства физических лиц являются трижды неконституционные нормы об ответственности арбитражных управляющих: за любую техническую ошибку, совершенно несущественную для дела о банкротстве, управляющий может быть оштрафован на 25-50 тыс. руб., а за повторное нарушение – дисквалифицирован на полгода (ч. 3, 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ). Это равносильно лишению профессионального водителя водительских прав не за выезд на встречную полосу, не за езду в состоянии алкогольного опьянения, а за незначительное превышение скорости или нечитаемый номерной знак. В результате потенциальная коррупционная составляющая проверок управляющих Росреестром и судом возросла многократно. Не меньшее беспокойство вызывают и нормы об увеличении компенсационных фондов до 50 млн руб. и размера выплат по ним. Экономического обоснования данной нормы мы так и не увидели. Фактически же данные нормы способствуют развитию, скажем так, «рынка страхового мошенничества». Условно положительный эффект от указанных норм лишь один: достаточно плавный старт процедур личного банкротства, недопущение перегрузки судебной системы, возможность размеренного формирования судебной практики. Спорных вопросов достаточно много, однако суды имеют возможность более взвешенно выработать подходы к их решению. При этом профессиональное сообщество арбитражных управляющих вполне способно оказывать необходимое сопровождение новому институту, однако без приведения норм закона о банкротстве в соответствие с Конституцией РФ не обойтись».

Однако в профессиональном сообществе не все разделяют такой подход. Так, Максим Доценко полагает, что введение обязательного для специалистов порядка сопровождения процедур банкротства граждан не приведет к снятию напряженности на рынке арбитражных услуг. «Вряд ли стороны выиграют от этого. Управляющие будут вынуждены вести процедуры максимально жестко и всеми силами доказывать недобросовестность должников, чтобы отбить у должников желание проходить процедуру банкротства – инструментов и оснований к этому достаточно. В итоге проблема социальной напряженности никуда не исчезнет, а лишь усилится. Для исправления ситуации Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих предлагает свои взвешенные и компромиссные решения», – говорит эксперт. К примеру, рекомендуется дифференцировать меры ответственности, применяемые к управляющим, в зависимости от степени тяжести допущенных ими нарушений. Кроме того, профессионалы считают необходимым пересмотреть нормы о компенсационных фондах СРО арбитражных управляющих, как экономически необоснованные. Напомним, сейчас каждый управляющий для формирования фонда из своего кармана перечисляют не менее 50 тыс. руб. Причем в результате минимальный размер компенсационного фонда не должен быть меньше 20 млн руб. В то же время, с 1 января 2017 года обязательный минимальный размер фонда каждой СРО арбитражных управляющих увеличится до 50 млн руб. (п. 2 ст. 25.1 закона о банкротстве, п. 5 ст. 12 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 391-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»). При этом эксперты не видят возможности вовсе отказаться от сопровождения профессионалами дел о личном банкротстве. Как правило, констатирует Максим Доценко, должники – это весьма юридически и финансово неграмотные люди, для которых правильно составить заявление и подготовить необходимые документы представляет подчас невыполнимую задачу. Но и на суд переложить эти функции нет никакой возможности – для этого суды не располагают достаточными ресурсами, полагает эксперт. «Например, если речь идет о направлении должника на реструктуризацию долга, то необходимо составить план реструктуризации, согласовать его с кредиторами, которых, как правило, несколько. Все это требует не только профессиональной подготовки, но и немалых трудозатрат. Неправильно было бы разрушать этот своеобразный фильтр и оставить судей один на один с 600 тыс. малограмотных должников», – рассуждает Максим Доценко.

Смотрите так же:  Размер ежемесячной компенсационной выплаты составляет

Алексей Рудин, руководитель юридического направления проекта «Общество содействия финансовому оздоровлению»:

«Отсутствие рынка арбитражного управления и попытка его монополизации – основная беда добропорядочных заемщиков, попавших в трудную жизненную ситуацию. По ним бьют не только запретительные цены на услуги финансовых управляющих, но и последствия недобросовестного поведения последних. Вымогательство «черного» гонорара под угрозой выхода из процедуры банкротства, внерыночные сговоры и картели арбитражных управляющих с целью бойкота процедуры – к сожалению, не являются исключением из правила. Рекламой запестрел каждый столб – «спишем долги». Подключились арбитражные управляющие. Цены взвинтили – 100-150 тыс. руб за сопровождение дела о личном банкротстве уже не новость. При этом гарантий списания долгов никаких. Возникает, условно, русская рулетка. Проблема в том, что людей по незнанию, как всегда, пытаются обмануть: берут деньги за то, за что их брать не положено. Ведь арбитражный управляющий не может повлиять на исход дела – он лишь технический работник, клерк. Так, гражданин подал в суд на банкротство, реализовал имущество, оплатил госпошлину и услуги управляющего, а долги остались. Самоубийство чистой воды. Поэтому, для того, чтобы помочь сделать рынок финансовых управляющих цивилизованным, наш проект отслеживает работу арбитражных управляющих и по результатам работы мы строим рейтинг управляющих. Собираем отзывы о них от посетителей сайта. Полагаю, что это может хотя бы немного улучшить положение людей, попавших в сложную жизненную ситуацию».

Слово остается за ВС РФ

Другой, как считают эксперты, не менее важный вопрос – это проблема правоприменения. Эксперты указывают на ряд неоднозначных судебных решений, вынесенных в последнее время. «Уже есть негативный прецедент, когда суд после шести месяцев мытарств отказал должнику в списании долга разъяснив, что процедура реализации имущества, при полном отсутствии имущества у должника, фактически лишена как правового, так и фактического смысла и сведется лишь к констатации факта отсутствия имущества и освобождению гражданина от обязательств, что не является правовой целью банкротства граждан (определение Арбитражного суда Тюменской области от 7 апреля 2016 г. по делу № А70-14095/2015)», – рассказывает Алексей Рудин. «С точки зрения института банкротства – это катастрофа, извращение самого понятия!», – восклицает юрист.

Одновременно Виктор Климов указывает на ряд прецедентов, когда суды прекратили производство в связи с тем, что у должника не достаточно пригодного к реализации имущества для того, чтобы удовлетворить полностью интересы всех участвующих в деле кредиторов. Причем такого основания законом о банкротстве не предусмотрено. «В этом случае возникает вопрос о пределах достаточности удовлетворения интересов кредиторов. Например, должник может выплатить 10% долга, этого будет достаточно? А 20%? Появляется довольно вольная трактовка закона судами – нет имущества, прекращаем процедуру. Тогда получается, что самые неимущие, которые острее остальных нуждаются в социальной реабилитации, не могут воспользоваться механизмом банкротства, для них нет этого аварийного выхода! Это искажает суть закона», – говорит депутат.

Кроме того, суды неоднозначно подходят и к оценке добросовестности заемщиков. Так, в одном случае решая вопрос о «списании» с гражданина порядка 630 тыс. руб. долга, суд встал на сторону кредиторов, посчитав, что заемщик принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, что, по мнению судьи, явно свидетельствует о его недобросовестном поведении в ущерб кредиторам (при этом, суд не принял довод должника о том, что тот прекратил исполнение кредитных обязательств из-за потери дополнительного заработка, кроме того, не была дана оценка действиям сотрудников кредитных учреждений, удовлетворивших просьбу должника о предоставлении кредита; определение Арбитражного суда Новосибирской области от 24 марта 2016 года по делу № А45-24580/2015). Одновременно должник не смог удовлетворить требования кредиторов за счет принадлежащего ему имущества. На основании этого суд приходит к выводу об отсутствии причин для освобождения кредитора от долгов, как недобросовестного. В то же время, в другом деле должнику «списали» почти 70 млн руб. долга, также при отсутствии у него имущества, достаточного для удовлетворения требований кредиторов (определение Арбитражного суда Нижегородской области от 11 апреля 2016 года по делу № А43-26406/2015). Однако во втором случае вопрос о добросовестности заемщика не ставился.

Эксперты, в первую очередь, возлагают свои надежды в решении этих вопросов на ВС РФ, который мог бы оперативно обеспечить единообразное толкование норм законодательства о банкротстве. Так, судьи, в частности, могли бы определить пределы требований кредиторов, удовлетворение которых необходимо для освобождения должника от исполнения обязательств. Кроме того, требуют разъяснения и критерии определения добросовестности заемщика, а также должна получить оценку роль кредиторов в формировании задолженности – как оценивать действия банка, выдающего очередной кредит и без того закредитованному гражданину? Иначе, высказываются обоснованные опасения, закон не оправдает своих надежд.

Очевидно, что механизм личного банкротства не создавался для того, чтобы простить всем без исключения гражданам их долги. В то же время, отмечает Олег Зайцев, механизм цивилизованного финансового оздоровления заемщиков – это важный элемент рыночной системы. Так, по мнению эксперта, институт личного банкротства тесно связан не только с личными правами граждан, поскольку при отсутствии возможности социальной реабилитации гражданин подвергается бесконечному стрессу и объективно утрачивает стимул к активной экономической жизни. Кроме того, освобождение от долгов защищает и публичные интересы – стимулирует спрос на финансовые услуги, чем поддерживает национальную экономику. «Предоставление гражданам шанса начать новую жизнь открывает путь к появлению нового реального налогоплательщика. Все эти факторы просто не позволяют прекращать процедуры банкротства граждан просто потому, что кто-то из управляющих не хочет за них браться, или у должника нет достаточного имущества», заключает юрист.

При этом нельзя говорить о неспособности нового института выполнять свою главную функцию – освобождение от долгов добросовестных граждан, не способных платить по ним. Уже известен ряд случаев, когда ходатайства должников судами удовлетворяются и долги списываются (определение Арбитражного суда Удмуртской республики от 30 марта 2016 г. по делу № А71-837/2015, определение Арбитражного суда Нижегородской области от 11 апреля 2016 года по делу № А43-26406/2015, определение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 24 марта 2016 г. по делу № А71-4551/2015). Эксперты не сомневаются, что со временем удастся преодолеть сложности начального этапа и институт личного банкротства займет достойное место среди механизмов рыночной экономики.

Банкротство с 1 октября 2015

Предоставляем услуги финансового управляющего при банкротстве

  • Банкротство за 99 000 под ключ за всю процедуру.
  • Цена с учетом услуг финансового управляющего.
  • Возможна поэтапная оплата.
  • Тел. 8-903-120-51-06 Ежедневно.

В цену входит:
— подготовка заявления и представление ваших интересов в Арбитражном суде;
— услуги финансового управляющего.

Отдельно оплачивается:
25000 руб. — в депозит суда;
13000 руб. — публикация в газете Коммерсант и в ЕФРСБ;
300 руб. — госпошлина (с 01.01.2017 года);
Нотариальная доверенность на представителя в суде и почтовые расходы.
Цена указана при условии отсутствия имущества, подлежащего реализации.

Финансовые управляющие с 01 октября 2015 года и по настоящее время не работают за 25 000 руб.
Подавать заявление в суд без договорённости финансовым управляющим, пустая трата времени и денег.
Увеличение депозита в два раза с 10 до 25 тыс. руб. по прежнему не дотягивает до себестоимости работы финансового управляющего.

Разъяснение некоторых положений постановления Пленума ВС 45.

С 1 октября 2015 даты вступает в силу положения закона о банкротстве, касающихся физических лиц.
Эти положения введены федеральным законом №154-ФЗ от 29.06.2015.
Ранее, т.е. до 1 октября 2015 банкротиться могли только юридические лица и индивидуальные предприниматели. Теперь дорога в арбитражный суд открыта и для обычных граждан.
Данный закон прорабатывался уже давно в связи с ухудшающейся макроэкономической обстановкой, сокращением рабочих мест и зарплат.
Такие социальные проблемы, по мнению законодателей, неминуемо должны были привести к большому числу граждан, которые не могут платить по долгам.
В период тучных лет, многие граждане набрали кредитов и займов в расчете на малый бизнес или на потребительские нужды.
Однако бизнес не пошёл, с работы уволили, а долги остались. Возникает извечный вопрос, что делать?
Ответ очевиден, т.к. вылезти из долгов невозможно, нужно воспользоваться возможностями по их списанию, предоставленных физическим лицам с 1 октября 2015 года федеральным законом №154 –ФЗ.

Надо сказать, что закон достаточно сложный и для разъяснений отдельных его положений 13.10.2015 Пленум ВС издал постановление за №45.

Смотрите так же:  Ravena наследство не выбираю

Поговорим о этом, особо затронем тему с расходами должника — гражданина на личное банкротство.

В какой суд и куда можно подавать с 1 октября 2015 заявления в Москве?
В арбитражный суд, расположенный недалеко от станции метро Тульская.

Можно ли одновременно банкротить гражданина, как физлицо и как ИП?
Нет, суд будет рассматривать только одно дело о банкротстве или то или другое.

Имеет значение, на что были взяты у кредитора деньги, на бизнес или на потребительские расходы?
Не имеет никого значения, ни для суда, ни для финансового управляющего.

Сколько времени у кредитора на включение требований в реестр?
2 месяца с даты публикации.

Кто и где будет публиковать сообщения о моем банкротстве?
Это будет делать финансовый управляющий в ЕФРС либо в газете Коммерсант. Публикации платные.

Что будет, если я не все документы приложу к заявлению о банкротстве?

Ваше заявление арбитражный суд отставит без движения.

Хочу конкретного финансового управляющего.

Если я в заявлении о банкротстве укажу не только СРО, но и кандидатуру финансового управляющего, обязан ли суд запросить в СРО именно эту кандидатуру?
Обязано ли СРО предоставить именно это финансового управляющего?
Суд не будет запрашивать в СРО кандидатуру ФУ, даже если вы укажите его в заявлении.
Однако и без движения ваше заявление по этому основанию суд тоже не оставит.
Саморегулируемая организация также не обязана предоставлять вам именно того финансового управляющего, которого вы захотите.
При этом, если вы обратитесь к нам, мы сможем обо всем договориться.

Не откладывайте на потом.
Звоните сейчас, телефон и наша почта, указаны в шапке нашего сайта.
Законодательство постоянно меняется, статьи опубликованные на сайте имеют свойство устаревать, а на консультации вы можете получит самую актуальную информацию.

Если мои расходы на проведение процедуры банкротства по непредвиденным обстоятельствам выйдут за рамки госпошлины и единовременного взноса финансовому управляющему?
Суд может прекратить дело о банкротстве по причине отсутствия средств по оплате услуг финансового управляющего.
Чтобы это не случилось, нужно проанализировать наперёд, какие расходы нужно будет понести.

Приведём примерные расчеты.
Это госпошлина – 300 рублей с 01 января 2017 года.
Единовременная оплата услуг ФУ – двадцать пять тысяч рублей (это не ежемесячно, а только за одну процедуру).
Если суд сразу назначит процедуру реализации, то расходы на финансового управляющего останутся без изменений.
Если введет процедуру реструктуризации, расходы должника возрастут еще на двадцать пять тысяч, т.к. гражданин банкрот платит финансовому управляющему за каждую процедуру по отдельности.

Указанные расходы были фиксированные, дальше поговорим о переменных расходах, которые не всегда возможно сразу подсчитать точно и правильно.
Дополнительно финансовый управляющий получает еще процент от реализации имущества, но вас это волновать не должно, т.к. как имущества подлежащего реализации после банкротства у вас в собственности все равно не останется.
Опубликование сведений.
Это обязанность финансового управляющего, но публикация осуществляется за счет должника.
Это дополнительные расходы, которые нужно тоже учитывать.
Для этого достаточно опубликоваться либо на интернет портале ЕФРС либо в Коммерсанте.
Стоимость не большая, но так как цены постоянно меняются, лучше уточнить их непосредственно перед тем, как подавать заявление о банкротстве в суд.
Кроме того, нужно учесть еще и почтовые расходы по отправке различных почтовых уведомлений или писем, которые в рамках закона о банкротстве обязан рассылать финансовый управляющих.
В общем, для того чтобы начинать гражданину банкротиться, стоит заранее отложить на это некоторую сумму денег, лучше с запасом, чтобы не оказаться в ситуации, когда суд прекратит производство по делу в связи с нехваткой финансовых средств у должника.
Бесплатно списать все набранные ранее долги не получится, однако после вы свободны и можно двигаться вперед, не опасаясь исполнительных листов, которые в противном случае всегда бы дышали вам в спину.

Банкротство физического лица от А до Я на примере судебных актов с пояснениями к каждому из них в статье: судебная практика 2016 — 2017.

Получить бесплатную юридическую консультацию по банкротству можно ежедненвно по телефону 8-903-120-51-06

Банкротство физического лица от А до Я на примере судебных актов с пояснениями к каждому из них в статье: судебная практика 2016.

Гражданин не нашел финансового управляющего — суд прекратил производство по делу, подробнее здесь.

Как получить отсрочку по оплате госпошлины — в статье: госпошлина.

Про оспаривание сделок гражданина при банкротстве, смотрим здесь.

О процедурах банкротства физического лица смотрим здесь.

Личное банкротство: нюансы, о которых стоит знать

Специалист отдела судебного взыскания проблемной задолженности ПАО «Промсвязьбанк» (г. Ярославль)

специально для ГАРАНТ.РУ

1 октября в России появился институт личного банкротства, и уже в этот день арбитражные суды получили первые иски о признании граждан несостоятельными – как от их кредиторов, так и от самих должников.

Напомню, что изначально новые правила о банкротстве физических лиц должны были начать действовать с 1 июля 2015 года. Предполагалось, что рассматривать такие дела будут суды общей юрисдикции. Однако срок вступления в силу этих норм был отложен до 1 октября с одновременным изменением подсудности дел о банкротстве граждан: полномочия по признанию физических лиц несостоятельными были возложены на арбитражные суды (Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 154-ФЗ). Для граждан это может вызвать некоторые неудобства, так как в каждом субъекте только один арбитражный суд, который территориально может быть значительно удален от места жительства физического лица. Однако, на мой взгляд, такой подход вполне оправдан, поскольку именно арбитражные суды специализируются на рассмотрении дел о банкротстве, им будет проще разобраться во всех тонкостях банкротства физических лиц.

Что же все-таки скрывается за процедурой банкротства физических лиц: благо для россиян, оказавшихся в трудной ситуации, или способ избежать ответственности для недобросовестных должников? Для ответа на этот вопрос разберемся, насколько выгодно гражданину банкротить самого себя.

Новая редакция закона конкретизировала условия, при одновременном наличии которых гражданин вправе подать заявление о признании его банкротом (п. 2 ст. 213.4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве):

  • имеют место обстоятельства, очевидно свидетельствующие о том, что гражданин не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок;
  • гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества – например, не рассчитывается с кредиторами при наступлении срока исполнения обязательства или размер задолженности гражданина превышает стоимость его имущества (п. 3 ст. 213.6 закона о банкротстве).

При этом гражданину необходимо приложить к заявлению о признании его банкротом достаточно внушительный перечень документов, подтверждающих обоснованность заявленного требования – начиная со сведений о состоянии индивидуального лицевого счета застрахованного лица и заканчивая списком всех кредиторов и должников гражданина с указанием размера дебиторской и кредиторской задолженности каждого из них (п. 3 ст. 213.4 закона о банкротстве).

Думаю, подобная конкретизация направлена, в том числе на снижение нагрузки арбитражных судов от рассмотрения необоснованных заявлений о банкротстве. Так за девять месяцев 2015 года арбитражными судами было возбуждено 2394 дела о банкротстве физических лиц – индивидуальных предпринимателей. В общем объеме банкротных дел это немного – примерно 7% (за указанный период было возбуждено всего 35 147 дел о банкротстве)

Помимо права на подачу заявления о признании себя банкротом новые правила закрепили и обязанность гражданина обратиться в суд с таким заявлением, если, рассчитавшись с одним или несколькими кредиторами он не сможет погасить требования остальных кредиторов и если в совокупности размер его долга составляет не менее чем 500 тыс. руб. (п. 1 ст. 213.4 закона о банкротстве). За несоблюдение этой обязанности предусмотрена административный штраф в размере 1-3 тыс. руб. (ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ). Кроме того, если должник эту обязанность не выполнил, а заявление о его банкротстве подали кредиторы, после завершения процедуры банкротства задолженность гражданина, оставшаяся непогашенной за счет реализации имущества, списана не будет (абз. 2 п. 4 ст. 213.28 закона о банкротстве)

С одной стороны, установление нижней границы размера долга (причем для кредитора это является обязательным условием для подачи заявления о признании гражданина банкротом, в отличие от самого гражданина) также направлено на уменьшение объема возбуждаемых банкротных дел. Однако, с другой стороны, минимальный размер задолженности на уровне 500 тыс. руб., на мой взгляд, не совсем логичен. Для сравнения – дело о банкротстве юридического лица может быть возбуждено, если сумма требований к нему составляет не менее чем 300 тыс. руб. (п. 2 ст. 6 закона о банкротстве). Получается, что юридическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, может быть признано банкротом за меньшую задолженность, чем гражданин.

Трудно предположить, чем руководствовался законодатель, устанавливая такие минимальные границы долговых обязательств. Возможно, целью защитить граждан от признания их банкротами по необоснованным инициативам кредиторов. Так, по сведениям Банка России, по состоянию на 1 сентября 2015 года по розничным кредитам банками было выдано 3,36 трлн руб., а просроченная задолженность по ним составляла около 85 млрд руб., то есть почти 24% от объема выданных денежных средств. И это без учета кредитов, предоставленных индивидуальным предпринимателям! Условно говоря, по каждому четвертому потребительскому кредиту имеется просроченная задолженность. Как следствие, каждый четвертый заемщик-гражданин мог бы быть признан банкротом, даже если его обязательства перед банком не столь велики – если бы не введенные ограничения по общей сумме долга.

Что же ждет гражданина, все-таки решившего признать себя банкротом?

Во-первых, ему нужно быть готовым к тому, что придется нести расходы на ведение процедуры банкротства:

  • расходы на вознаграждение финансовому управляющему – 10 тыс. руб. единовременно плюс проценты (п. 3 ст. 20.6 закона о банкротстве). При этом денежные средства на выплату вознаграждения вносятся в депозит арбитражного суда (п. 4 ст. 213.4 закона о банкротстве). Отметим, что указанная сумма весьма скромная по сравнению с размером вознаграждения других арбитражных управляющих, которое составляет от пятнадцати тысяч до сорока пяти тысяч рублей в месяц плюс проценты!
  • расходы на опубликование сведений в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве (п. 4 ст. 213.7 закона о банкротстве). По данным газеты «Коммерсант» в настоящее время цена за опубликование сведений в деле о банкротстве составляет 177,29 рублей (с учетом НДС) за кв. см.
Смотрите так же:  Куда пожаловаться на шум на стройке

Во-вторых, на время рассмотрения дела о банкротстве придется претерпеть ряд ограничений в следующих правах:

  • свободно заключать некоторые сделки – по приобретению или отчуждению имущества, передаче его в залог, получению и выдаче займов (кредитов), выдаче поручительств и гарантий, уступке прав требования и др. (п. 5 ст. 213.11 закона о банкротстве). А если гражданин признан банкротом – он вообще лишается возможности самостоятельно осуществлять права в отношении своего имущества, составляющего конкурсную массу. Точнее, оно подлежит реализации для расчета с кредиторами (п. 2 ст. 213.24 закона о банкротстве);
  • выезжать за границу – по усмотрению суда (п. 3 ст. 213.24 закона о банкротстве);
  • распоряжаться своими денежными средствами, находящимися на счетах в банке. Более того, гражданин-банкрот обязан передать финансовому управляющему все имеющиеся у него банковские карты (п. 5-6, п. 9 ст. 213.25 закона о банкротстве).

В связи с последним ограничением возникает вопрос: как быть с заработной платой, перечисляемой работодателем на карту гражданина-банкрота? Данный вопрос законом о банкротстве не урегулирован. Полагаем, что в этом случае должны действовать правила ст. 138 ТК РФ, предусматривающие, что общий размер всех удержаний при каждой выплате заработной платы не может превышать 20%, а в случаях, предусмотренных федеральными законами, – 50% заработной платы, причитающейся работнику. В связи с этим, на мой взгляд, необходимо установить в законе о банкротстве конкретный размер такого изъятия, а также урегулировать порядок выплаты остатка зарплаты гражданину, признанному банкротом.

Данные уточнения важны и для кредиторов, поскольку в силу ч. 3 ст. 136 ТК РФ гражданин вправе изменить кредитную организацию для получения заработной платы, письменно уведомив об этом работодателя, или перейти на получение ее наличными в месте выполнения работы (например, в кассе). В таком случае из конкурсной массы могут выводиться денежные средства, за счет которых могут быть погашены требования кредиторов. Если бы закон содержал правило о том, что работодатель обязан удерживать из зарплаты физического лица – банкрота определенную денежную сумму и перечислять ее на счет, подконтрольный финансовому управляющему, это бы исключило возможность для злоупотребления правом со стороны должников.

После завершения процедуры банкротства также появляется ряд ограничений прав гражданина:

  • в течение пяти лет после завершения процедуры реализации имущества гражданин не вправе скрывать данный факт при обращении за получением кредита или займа (п. 1 ст. 213.30). Это же правило действует, если до реализации имущества дело не дошло, и банкротство завершилось исполнением плана реструктуризации долга. В этом случае о факте реструктуризации придется уведомлять и при покупке товаров, работ и услуг с рассрочкой или отсрочкой платежа (п. 3 ст. 213.19 закона о банкротстве).
  • в течение трех лет с даты завершения процедур банкротства он не вправе занимать должности в органах управления юридического лица и иным образом участвовать в управлении юридическим лицом (п. 3 ст. 213.30 закона о банкротстве).

И хотя названные ограничения достаточно существенны, их можно претерпеть для достижения основной цели процедуры банкротства: минимизация и прекращение долговых обязательств. В чем это заключается? Дело в том, что с момента введения реструктуризации долга:

Прекращается удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей (то есть налогов, сборов, взносов, штрафов и пеней по обязательным платежам, а также административных и уголовных штрафов). Это означает, что требования к гражданину могут быть предъявлены только в рамках дела о банкротстве, а все не рассмотренные к моменту возбуждения дела о банкротстве иски будут оставлены без рассмотрения.

Прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, а также процентов по всем обязательствам гражданина, за исключением текущих платежей.

Приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям с гражданина – за исключением ряда случаев, установленных законом (п. 2 ст. 213.11 закона о банкротстве).

Самое главное – гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, погасить которые выручка от реализации имущества не позволила. Исключение составляют случаи, когда кредиторы не знали и не должны были знать о каких-то долгах на момент завершения процедуры реализации (п. 3-5 ст. 213.28 закона о банкротстве).

Данное обстоятельство крайне негативно для кредиторов, так как при недостаточности имущества должника они лишаются возможности в будущем удовлетворить свои требования. В связи с этим существует опасность преднамеренного банкротства со стороны граждан для ухода от ответственности. Для минимизации данного риска законодатель предусмотрел следующие механизмы.

Во-первых, все сделки гражданина-банкрота, заключенные им в течение трех лет до даты принятия заявления о признании банкротом, могут быть оспорены как финансовым управляющим, так и кредиторами (например, если должник продал свое имущество по явно заниженной стоимости). При этом срок исковой давности для оспаривания сделок исчисляется с момента, когда финансовый управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для признания сделки недействительной (п. 1-2 ст. 213.32 закона о банкротстве).

Во-вторых, в течение пяти лет с даты завершения в отношении гражданина процедуры реализации имущества или прекращения производства по делу о банкротстве в ходе такой процедуры дело о его банкротстве не может быть возбуждено по заявлению этого гражданина. Если же в течение указанного периода гражданин будет повторно признан банкротом по заявлению кредитора, правило об освобождении от дальнейшего исполнения требований кредиторов к нему применяться уже не будет (п. 2 ст. 213.30 закона о банкротстве).

В связи с этим возникает один вопрос: как быть с обязанностью гражданина в предусмотренных законом случаях обращаться в суд с заявлением о признании его банкротом? Поскольку ни закон о банкротстве, ни ст. 14.13 КоАП РФ не предусматривают изъятий из общего правила, полагаем, что если в течение пяти лет с даты завершения банкротных процедур возникнут обстоятельства, обязывающие гражданина обратиться в суд с заявлением о признании его банкротом, гражданин обязан это сделать, иначе он может быть привлечен к административной ответственности. В свою очередь, арбитражный суд, получив такое заявление, обязан отказать в возбуждении дела о банкротстве на основании п. 2 ст. 213.30 закона о банкротстве.

Несмотря на все ограничения прав должника, считаю, что процедура банкротства граждан является продолжниковой. То есть должник более заинтересован в процедуре банкротства, чем его кредиторы. Кредиторам процедура банкротства может быть выгодна только в том случае, если у должника имеется какое-то имущество или им совершались сделки по распоряжению этим имуществом, которые могут быть оспорены. В противном случае кредитор получает лишь признание его задолженности безнадежной ко взысканию.

Должник же, в свою очередь, полностью освобождается практически ото всех долговых обязательств. Причем это не всегда означает потерю им своего имущества, поскольку далеко не все имущество включается в конкурсную массу. Так, существует перечень имущества, на которое запрещено обращать взыскание (ст. 446 ГПК РФ). К подобному имуществу относятся, в частности:

  • жилое помещение (его части) и земельные участки под ними, если для гражданина-должника и проживающих с ним членов его семьи оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением случаев его залога;
  • предметы обычной домашней обстановки и обихода;
  • вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
  • деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении и т. д.

Кроме того, суд вправе исключить из конкурсной массы имущество стоимостью не более 10 тыс. руб., если доход от его реализации существенно не повлияет на удовлетворение требований кредиторов (п. 2 ст. 213.25 закона о банкротстве). При этом критерий существенности является оценочной категорией и будет решаться судом самостоятельно в каждом конкретном случае.

Наконец, если имущество не будет реализовано и кредиторы откажутся от его принятия в счет погашения своих требований, право гражданина на распоряжение им своим имуществом восстанавливается (п. 5 ст. 213.26 закона о банкротстве). При этом требования кредиторов, даже если они не были полностью удовлетворены, считаются по общему правилу погашенными (п. 6 ст. 213.27 закона о банкротстве).

В заключении отмечу, что новшеством вступивших с 1 октября 2015 г. правил банкротства физических лиц является возможность признать банкротом даже умершего должника (ст. 223.1 закона о банкротстве). Насколько целесообразно было введение такой процедуры? С одной стороны, кредиторы в любом случае могут получить удовлетворение своих требований только в пределах стоимости наследственного имущества, но при возбуждении процедуры банкротства кредитору придется нести дополнительные расходы на эту процедуру, и она может затянуться на более длительное время, чем рассмотрение искового заявления. Однако с другой стороны для заявления требований о взыскании долга в процедуре банкротства есть и ряд плюсов:

Быстро рассчитать размер госпошлины при любой цене иска поможет наш калькулятор.

Госпошлина составляет 6 тыс. руб. вне зависимости от суммы задолженности (п. 5 ч. 1 ст. 333.21 НК РФ), тогда как за подачу искового заявления о взыскании задолженности в размере 500 тыс. руб. госпошлина составит 8,2 тыс. руб. (при этом, чем больше взыскиваемая сумма, тем больше размер госпошлины) (п. 1 ч. 1 ст. 333.19 НК РФ).

Не нужно ждать шесть месяцев с момента смерти гражданина (при предъявлении иска к наследственному имуществу суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества – п. 3 ст. 1175 ГК РФ).

Можно оспорить сделки, совершенные должником и негативно повлиявшие на его имущественное положение.

Что же выгоднее решать придется кредитору в каждом конкретном случае.

Author: admin