Федеральный закон о частной собственности

Частная собственность: священна и неприкосновенна?

Право частной собственности охраняется законом (ч. 1 ст. 35 Конституции РФ). Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ). Однако на практике в спорах о праве собственности суды все чаще встают на сторону органов госвласти и местного самоуправления, а не граждан и юридических лиц – даже если последние зарегистрировали право на спорное помещение, и основания такой регистрации никто не оспаривал. Рассмотрим конкретный пример.

Арбитражный суд г. Москвы

Департамент имущества города Москвы обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании права собственности на нежилое помещение. В обоснование требований истец указал, что спорное помещение относится к муниципальной собственности и с 1998 года передано им в пользование третьему лицу на основании договора аренды.

Узнайте об учете госучреждением полученного недвижимого имущества до регистрации прав на него из «Энциклопедии решений. Бюджетная сфера» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

При этом, согласно выписке из ЕГРП, за ответчиком, которым является юридическое лицо, с 2003 года зарегистрировано право собственности на спорный объект. Основанием для регистрации является договор купли-продажи с правопредшественником истца от 31 марта 1995 года.

Арбитражный суд г. Москвы пришел к выводу, что ответчиком не представлено надлежащих доказательств возникновения права собственности на спорный объект. По мнению Суда, при заключении договора купли-продажи помещения были нарушены нормы законодательства о приватизации, в силу чего договор является ничтожной сделкой. Имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества (ст. 217 ГК РФ). Так, Арбитражный суд г. Москвы признал право собственности города Москвы на указанное нежилое помещение (решение Арбитражного суда г. Москвы от 5 апреля 2011 года № А40-130855/10 54-829).

Девятый арбитражный апелляционный суд

Не согласившись с принятым решением, ответчик обратился с апелляционной жалобой в Девятый арбитражный апелляционный суд. Ответчик также заявил, что Арбитражный суд г. Москвы не известил его надлежащим образом о дате, времени и месте судебного заседания, что является безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции (п. 2 ч. 4 ст. 270 АПК РФ). Апелляционный суд установил, что нарушение правил о судебных извещениях действительно имело место, отменил решение нижестоящего суда и перешел к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции (определение Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 февраля 2016 года по делу № А40-130855/10).

Реквизиты решения: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 марта 2016 года № 09АП-54532/2015 по делу № А40-130855/10.

Требования заявителя: Отменить решение суда первой инстанции, перейти к рассмотрению гражданского дела по правилам производства в суде первой инстанции и отказать в удовлетворении требований о признании права собственности города Москвы на нежилое помещение.

Суд решил: Решение суда первой инстанции отменить, перейти к рассмотрению гражданского дела по правилам производства в суде первой инстанции и признать право собственности города Москвы на нежилое помещение.

Девятый арбитражный апелляционный суд выяснил, что здание, в котором расположено спорное нежилое помещение, включено в Перечень объектов, относящихся к муниципальной собственности (утв. постановлением Московской городской Думы от 20 мая 1998 года № 47), и внесено в Реестр объектов недвижимости, находящихся в собственности города Москвы. Так, Суд пришел к выводу, что спорное нежилое помещение является муниципальной собственностью (п. 1, п. 2 Приложения № 3 к постановлению Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 года № 3020-1). При этом права на недвижимое имущество, возникшие до 29 января 1998 года, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации (п. 1 ст. 6 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»; далее – закон о государственной регистрации). Что касается исполненного договора купли-продажи, Суд указал, что данный договор нарушает требования закона и посягает на права и охраняемые интересы третьих лиц, поэтому является ничтожным (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Заявление ответчика о применении срока исковой давности отклонено Судом со ссылкой на ст. 208 ГК РФ и п. 58 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление № 10/22). Согласно данным нормам, лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. Исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

На основании изложенного, Девятый арбитражный апелляционный суд постановил отменить решение Арбитражного суда города Москвы и удовлетворить требование о признании права собственности г. Москвы на нежилое помещение (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 марта 2016 года № 09АП-54532/2015 по делу № А40-130855/10). Данное решение суда является основанием для регистрации уполномоченным органом права собственности на недвижимое имущество.

Взгляд со стороны

Юридическое сообщество очень настороженно отнеслось к новой судебной практике.

Федеральный закон о частной собственности

Право частной собственности на землю закреплено в Конституции РФ (ст. 36), согласно которой граждане и их объ­единения вправе иметь в частной собственности землю.

Право частной собственности на землю представляет со­бой одну из форм права собственности, при которой право­мочиями пользования, владения и распоряжения земельным участком обладают физические и юридические лица.

Объектом права частной собственности на землю всегда является индивидуально-определенный земельный участок, который в установленном порядке перешел к определенному субъекту и находится в его владении, пользовании и распоря­жении. В ряде случаев законодательство РФ включает в со­держание данного объекта иные объекты природной среды, находящиеся на земельном участке и неразрывно с ним свя­занные: обособленные водные объекты и древесно-кустарни-ковую растительность. Так, ст. 261 Гражданского кодекса РФ прямо указывает, что если иное не установлено законом, пра­во собственности на земельный участок распространяется на находящийся в границах этого участка поверхностный (поч­венный слой), замкнутые водоемы, а также находящиеся на нем лес и растения. Собственник земельного участка вправе использовать по своему усмотрению все, что находится над и под поверхностью участка, если иное не предусмотрено зако­нами о недрах, об использовании воздушного пространства, иными законами и не нарушает законных прав иных лиц. Права собственников земельных участков закреплены в ст. 40 Земельного кодекса РФ. Напомним, что собственник земель­ного участка вправе: использовать в установленном порядке для собственных нужд имеющиеся на земельном участке об­щераспространенные полезные ископаемые, пресные подзем­ные воды, а также закрытые водоемы в соответствии с законо­дательством Российской Федерации; возводить жилые, произ­водственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельно­го участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов; проводить в соответствии с раз­решенным использованием оросительные, осушительные, культуртехнические и другие мелиоративные работы, строить пруды и иные закрытые водоемы в соответствии с установ­ленными законодательством экологическими, строительны­ми, санитарно-гигиеническими и иными специальными тре­бованиями; осуществлять другие права на использование зе­мельного участка, предусмотренные законодательством. Кроме того, собственник земельного участка имеет право собст­венности на: посевы и посадки сельскохозяйственных культур, полученную сельскохозяйственную продукцию и доходы от ее реализации, за исключением случаев, если он передает зе­мельный участок в аренду, постоянное (бессрочное) пользова­ние или пожизненное наследуемое владение либо безвоз­мездное срочное пользование; расположенные на земельном участке многолетние насаждения, за исключением случаев, установленных законодательством Российской Федерации.

Следует отметить, что ст. 213 Гражданского кодекса РФ предусматривает нахождение в частной собственности (собст­венности граждан и юридических лиц) любого имущества, за исключением отдельных видов имущества, которое не может принадлежать гражданам или юридическим лицам. Количе­ство и стоимость имущества, находящегося в частной собст­венности, не ограничивается, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены законом.

Земельный кодекс РФ (ст. 27) выделяет три вида земель­ных участков как объектов гражданского оборота: земельные участки, изъятые из оборота; земельные участки, ограничен­ные в обороте; земельные участки, свободно находящиеся в обороте.

Земельные участки, отнесенные к землям, изъятым из оборо­та, не могут предоставляться в частную собственность, а так­же быть объектами сделок, предусмотренных гражданским законодательством (п. 2 ст. 27 ЗК РФ). Так, изъятыми из оборо­та считаются земельные участки, занятые находящимися в федеральной собственности следующими объектами: госу­дарственными природными заповедниками и национальны­ми парками (за исключением случаев, предусмотренных Зе­мельным кодексом РФ); зданиями, строениями и сооруже­ниями, в которых размещены для постоянной деятельности Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы; зданиями, строениями и сооружениями, в которых размещены военные суды; объекта­ми организаций федеральной службы безопасности; объектами организаций федеральных органов государственной охра­ны; объектами использования атомной энергии, пунктами хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ; объектами, в соответствии с видами деятельности которых созданы закрытые административно-территориальные обра­зования; объектами учреждений и органов Федеральной службы исполнения наказаний; воинскими и гражданскими захоронениями; инженерно-техническими сооружениями, линиями связи и коммуникациями, возведенными в интере­сах защиты и охраны Государственной границы Российской Федерации.

Ограничиваются в обороте находящиеся в государствен­ной или муниципальной собственности следующие земель­ные участки (п. 5 ст. 27 ЗК РФ): в пределах особо охраняемых природных территорий, которые не были указаны выше; в пределах лесного фонда, за исключением случаев, установ­ленных федеральными законами; занятые находящимися в государственной или муниципальной собственности водными объектами в составе водного фонда; занятые особо ценными объектами культурного наследия народов Российской Феде­рации, объектами, включенными в Список всемирного насле­дия, историко-культурными заповедниками, объектами ар­хеологического наследия; предоставленные для обеспечения обороны и безопасности, оборонной промышленности, тамо­женных нужд; в границах закрытых административно-территориальных образований; предоставленные для нужд организаций транспорта, в том числе морских, речных пор­тов, вокзалов, аэродромов и аэропортов, сооружений навига­ционного обеспечения воздушного движения и судоходства, терминалов и терминальных комплексов в зонах формирова­ния международных транспортных коридоров; предостав­ленные для нужд связи; занятые объектами космической ин­фраструктуры; расположенные под объектами гидротехниче­ских сооружений; предоставленные для производства ядови­тых веществ, наркотических средств; загрязненные опасными отходами, радиоактивными веществами, подвергшиеся био­генному загрязнению, иные подвергшиеся деградации земли.

Смотрите так же:  Страхование договор присоединения

Перечень земельных участков, не подлежащих приватизации, установлен также Федеральным законом от 21.12.01 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального иму­щества» (п. 8 ст. 28). В соответствии с ним, не могут быть при­ватизированы, а значит и выступать объектом права частной собственности на землю, земельные участки в составе земель: сельскохозяйственного назначения, лесного и водного фон­дов, особо охраняемых природных территорий и объектов; зараженных опасными веществами и подвергшихся биоген­ному заражению; водоохранного и санитарно-защитного на­значения; общего пользования (улицы, проезды, дороги, на­бережные, парки, лесопарки, скверы, сады, бульвары, водо­емы, пляжи и другие); транспорта, предназначенные для обес­печения деятельности морских и речных портов, аэропортов, а также отведенные (зарезервированные) для их перспектив­ного развития; предусмотренных генеральными планами раз­вития соответствующих территорий для использования в го­сударственных или общественных интересах, в том числе зе­мель общего пользования; не подлежащих отчуждению в со­ответствии с законодательством Российской Федерации.

Нельзя считать объектом права частной собственности на землю такие участки, которые перешли в собственность не­законным путем, поскольку сделка, совершенная с нарушени­ем закона, подлежит расторжению с возвращением сторон данной сделки в первоначальное положение (ст. 168 ГК РФ).

Субъектами права частной собственности на землю вы­ступают граждане и юридические лица. По общему правилу, гражданин может выступать субъектом права собственности на землю с момента приобретения полной дееспособности (как правило — по достижении 18-ти летнего возрасти), юри­дическое лицо — с момента государственной регистрации. Статья 15 Земельного кодекса РФ прямо указывает, что собст­венностью граждан и юридических лиц (частной собственно­стью) являются земельные участки, приобретенные гражданами и юридическими лицами по основаниям, предусмот­ренным законодательством Российской Федерации, причем граждане и юридические лица имеют право на равный доступ к приобретению земельных участков в собственность. Земель­ные участки, находящиеся в государственной или муници­пальной собственности, могут быть предоставлены в собст­венность граждан и юридических лиц, за исключением зе­мельных участков, которые в соответствии с Земельным ко­дексом и другими федеральными законами не могут нахо­диться в частной собственности.

Необходимо отметить, что действующее законодательст­во не выделяет особенностей права собственности юридиче­ских лиц на земельные участки, в нем отсутствуют различия в правовом режиме земель, находящихся в собственности юри­дических лиц, и в содержании принадлежащих им правомо­чий. В то же время, не все юридические лица могут быть соб­ственниками земельных участков в силу своего правового ста­туса, и к ним относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, государственные и муниципальные учреждения, федеральные казенные предприятия, а также органы государственной власти и органы местного само­управления.

Что касается иностранных граждан, иностранных юри­дических лиц и лиц без гражданства, то они могут, как и рос­сийские граждане и юридические лица, иметь в собственности землю, однако за рядом ограничений.

Так, согласно п. 3 ст. 15 Земельного кодекса РФ, ино­странные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных территориях, перечень которых устанавливается Президен­том Российской Федерации в соответствии с федеральным за­конодательством о Государственной границе Российской Фе­дерации, и на иных установленных особо территориях Рос­сийской Федерации в соответствии с федеральными закона­ми. До установления Президентом РФ такого перечня земельные участки в собственность иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц на указанных территориях не предоставляются (п. 5 ст. 3 Федерального за­кона от 25.10.01 г. № 137-ФЗ «О введение в действие Земельно­го кодекса РФ»). Определенные ограничения содержатся так­же в Федеральном законе от 24.07.02 г. № 101-ФЗ (в ред. от 07.07.03 г.) «Об обороте земель сельскохозяйственного назна­чения»: иностранные граждане, иностранные юридические лица, лица без гражданства, а также юридические лица, в ус­тавном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданст­ва составляет более чем 50 процентов, могут обладать земель­ными участками или долями в праве общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначе­ния только на праве аренды (ст. 3).

В апреле 2004 года Мурманская областная Дума обрати­лась с запросом в Конституционный Суд РФ, в котором оспа­ривалась конституционность некоторых положений Земель­ного кодекса Российской Федерации, регулирующих предос­тавление земельных участков в собственность иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридиче­ским лицам (в частности, п. 3 ст. 15, п. 12 ст. 30, п. 5 ст. 35, ст. 38 ЗК РФ). В обоснование своей позиции областные депутаты привели следующие доводы: земля является основой жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, в данном случае к таким народам относятся только народы Российской Федерации; закон не может огра­ничивать и перераспределять эту основу, право на нее в поль­зу лиц, не относящихся к народам Российской Федерации; из Конституции Российской Федерации (статья 36, часть 1) сле­дует, что субъектом права частной собственности на землю могут быть только российские граждане и их объединения; предоставление иностранным гражданам, лицам без граждан­ства и иностранным юридическим лицам права собственности на землю умаляет (ограничивает) территориальную основу жиз­ни и деятельности народов Российской Федерации, создает возможность отторжения земли иностранному государству посред­ством сделок или предъявления территориальных претензий к Российской Федерации, может привести к нарушению суверени­тета Российской Федерации.

Кроме того, Мурманская областная Дума просила признать Земельный кодекс РФ в целом не соответствующим Конституции Российской Федерации по порядку принятия, исходя из того, что федеративное устройство Российской Федерации основано на разграничении полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной вла­сти субъектов Российской Федерации (статья 5, часть 3, Консти­туции РФ), а потому федеральный законодатель, принимая закон по предмету совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, обязан учитывать волю субъектов Российской Федера­ции и соблюдать установленный правовыми актами порядок реализации названного принципа.

Тем не менее, Конституционный Суд РФ постановил признать оспариваемые положения Земельного кодекса РФ не противоречащими Конституции РФ, а также признал, что Зе­мельный кодекс РФ по порядку его принятия Государствен­ной Думой не противоречит Конституции Российской Феде­рации (см. постановление Конституционного Суда РФ от 23.04.2004 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности Земельного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Мурманской областной Думы»).

Запрещенные способы защиты частной собственности

Вопрос о законных и незаконных способах защиты частной собственности является одним из самых актуальных в современной охранной деятельности. Такая ситуация объясняется сразу несколькими причинами. Во-первых, охрана частной собственности становится все более востребованной на рынке данной сферы услуг в связи с изменением в социальном положении многих граждан.

Во-вторых, в развитом правовом обществе (а именно на такой статус претендует народ любого развитого государства) каждый гражданин должен быть хорошо осведомлен о своих правах и обязанностях. В-третьих, в различных законах и законодательных актах Российской Федерации имеются определенные несоответствия, недочеты и недоработки, из-за которых далеко не всегда можно точно определить, как нельзя и как можно охранять частное имущество.

В нашем обзоре мы постараемся раскрыть основные положения, связанные с защитой частной собственности на территории РФ. Здесь Вы найдете информацию о том, какие права в данном аспекте имеют сотрудники ЧОП. Также в статье представлены веские доводы того, почему профессиональная защита частной собственности и имущества гораздо эффективнее самостоятельных попыток обезопасить собственное жилье.

Закажите профессиональную защиту частной собственности у нас

Законные способы защиты частной собственности

В современном российском законодательстве, охватывающем сферу охраны частного имущества, к сожалению, имеется большое количество недостатков. В основном, они связаны с тем фактом, что данную область затрагивают сразу несколько законов и законодательных актов, принятых в разное время. С такими положениями, как жилье и движимое имущество, в российском законодательстве в основном присутствует четкая определенность. Конституция страны и УКРФ четко определяют уголовную и административную ответственность за такие правонарушения, как:

  • незаконное проникновение в чужое жилье без цели хищения имущества, без имеющихся на это прав, предусмотренных ФЗ;
  • незаконное проникновение в чужое жилье с целью хищения имущества, без имеющихся на это прав, предусмотренных ФЗ;
  • любое незаконное проникновение в чужое жилье с применением насилия, без имеющихся на это прав, предусмотренных ФЗ;
  • незаконное проникновение в чужое жилье с использованием служебного положения, но без имеющихся на это прав, предусмотренных ФЗ.

Под предусмотренными ФЗ правами подразумевается судебное решение или санкция прокурора. В остальных случаях владельцы жилья или профессиональные охранники вправе применить любые разрешенные способы защиты частной собственности.

Ключевым моментом, с которым связаны все недочеты отечественного закона, определяющего что нельзя и что можно при защите частной собственности, является нежилое недвижимое имущество. Здесь, в отличие от зарубежных правовых норм, наши способы защиты частной собственности можно охарактеризовать как «темный лес». Дело в том, что понятия нежилого помещения и земельного участка, по вполне необъяснимым причинам, не вошли в статью 139 УКРФ, определяющую те случаи, при которых можно защищать частное имущество.

Иными словами, если на Ваш участок или в не закрытый на замок сарай проник посторонний человек, но при этом он ничего не взял и не проявляет признаков угрозы, максимум, что Вы можете сделать — это вежливо попросить его покинуть территорию! Любые Ваши действия, способные нанести непрошеному гостю моральный или физический ущерб, могут послужить поводом для привлечения к административной или уголовной ответственности. Однако в этом случае привлекать будут не того, кто проник на территорию, официально принадлежащую Вам, а именно Вас за применение запрещенных способов защиты частной собственности.

Естественно, мы не вправе осуждать решения специалистов, принявших такие законы. Однако сотрудники ГК Легис имеют полное право максимально помочь своим клиентам, подробно описав, что запрещается, а что разрешается при защите частного имущества. Об этом и пойдет речь в нашем обзоре далее.

Закажите обратный звонок и получите бесплатную консультацию

Профессиональные виды защиты частной собственности

Для того чтобы любая деятельность по защите Вашего движимого и недвижимого имущества была определена как законная охрана частной собственности, мы рекомендуем выбирать услуги профессионалов. В этом плане существует три варианта субъектов охранных услуг, каждый из которых наделен определенными полномочиями и в обязательном порядке должен понимать, что разрешается и что запрещается при охране частного имущества.

Первым из таких субъектов является сторож. Фактически, этот субъект наделен теми же правами, что и сам владелец. То есть, в особенности защиты частной собственности сторожами входит возможность препятствовать несанкционированному проникновению на объект, защищать имущество собственника и собственную жизнь, в случае угрозы. При этом если сторож имеет разрешение на оружие, то его действия ограничиваются теми, которые разрешены при защите частного имущества обычным гражданам. То есть, только самооборона и только в крайних случаях.

Смотрите так же:  Учебное пособие основы медицинских знаний айзман

Сотрудники ведомственной охраны наделены в данном случае более широкими полномочиями. Они наделены правом защищать частную собственность с применением спецсредства (дубинки, наручники) не только для самообороны, но и в тех ситуациях, когда ненасильственные методы не дали ожидаемого результата. Кроме того, эта категория охраны может осуществлять досмотр и задержание правонарушителей, а также применять оружие в рамках Закона РФ «О милиции».

Напишите свой вопрос и получите ответ абсолютно бесплатно!

Несмотря на то, что ведомственная охрана имеет больше всего полномочий по защите частного имущества, самыми востребованными в данной ситуации были и остаются услуги ЧОП. Частным охранникам разрешено защищать частную собственность в следующих рамках:

  • применение резиновой дубинки для отражения нападения в случае, когда ненасильственные способы не воздействовали на нарушителей;
  • использование наручников и дубинки при оказании физического сопротивления нарушителем, посягающим на жизнь собственника или его имущество;
  • применение огнестрельного оружия для отражения нападений с явной угрозой жизни или имуществу, а также в целях предупреждения выстрелом в воздух.

Кроме того, частным охранникам при защите частной собственности разрешается задержать преступника до прибытия сотрудников правоохранительных органов. К незаконным способам охраны частной собственности в данном случае относятся задержание без последующего привлечения ведомственных сотрудников и досмотр граждан. Тем не менее, услуги ЧОП в данном случае являются более привлекательными для большинства клиентов. Во-первых, здесь идет речь об уровне профессионализма и качестве охраны частного имущества. Во-вторых, этот способ обеспечит конфиденциальность информации о собственности заказчика.

Сотрудники ГК Легис не просто хорошо осведомлены о том, как можно и как нельзя защищать частное имущество. Они готовы выполнить такую работу с максимальной ответственностью и надежностью!

Закажите охрану частной собственности прямо сейчас

Неприкосновенность частной собственности: понятие, содержание, пределы

А. И. Василянская,

Адвокат, к.ю.н., г. Санкт-Петербург

Хотя Конституция РФ буквально не провозглашает неприкосновенность частной собственности, тем не менее, она является важным компонентом содержания конституционного права частной собственности [1].

Если у Вас есть вопросы о защите и неприкосновенности частной собственности, задайте их нам через онлайн-консультант или звоните: +7 (812) 648-00-88, мы с радостью Вам поможем. Консультация бесплатная!

Впервые в России на конституционном уровне неприкосновенность собственности была закреплена в Основных государственных законах 1906 года (ст. 35). В ст. 135 Конституции РСФСР 1937 г. священной и неприкосновенной основой советского строя объявлялась общественная, социалистическая собственность. В действующей Конституции 1993 г. содержится норма о том, что право частной собственности охраняется законом (ч. 1 ст. 35). О.Е. Кутафин квалифицирует данную норму «именно как неприкосновенность частной собственности» [2].

Современное понимание неприкосновенности частной собственности дается в трудах ученых, правовых позициях Конституционного Суда РФ. Так, Конституционного Суд, придерживаясь позиции неприкосновенности собственности, называет данную неприкосновенность принципом, выводя егоиз совокупности конституционно-правовых положений. В частности, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 1 апреля 2003 г. о проверке конституционности положения п. 2 ст. 7 Федерального закона «Об аудиторской деятельности» среди принципов правового регулирования в сфере экономики называется неприкосновенность собственности [3].

В других решениях Конституционного Суда неприкосновенность частной собственности (а, следовательно, и права частной собственности) признается в качестве одного из «основных начал гражданского законодательства» [4], «основных начал гражданского законодательства, имеющих конституционное значение» [5], «конституционного принципа»[6], «конституционно-правового принципа» [7]. Неприкосновенность частной собственности рассматривается Конституционным Судом и как «общеправовой принцип» [8].

Неприкосновенность частной собственности понимается как состояние защищенности от посягательств со стороны, установленный законодательством запрет совершать какие-либо действия вопреки воле собственника. Неприкосновенность выступает в качестве гарантии свободы личности, ее автономии, самоопределения. Она служит предпосылкой обеспечения иных прав и свобод человека и гражданина, так как без частной собственности общество не может ограничивать государственную власть, стремящуюся подавить личность. «Поэтому, — справедливо полагает В.В. Гошуляк, — сказать, что частная собственность охраняется законом, как это сформулировано в Конституции РФ, будет недостаточно. Важно отметить, что она является неприкосновенной» [9]. В категории «неприкосновенность собственности» воплощается недопустимость неоправданного, незаконного вмешательства в осуществление права на частную собственность.

Необходимо выделять два аспекта неприкосновенности частной собственности – право на неприкосновенность собственности как возможность быть защищенным и неприкосновенность собственности как реальное, фактическое состояние охраняемого государством и обществом имущества собственника, которое проявляется в совокупности отношений, отражающих допустимые границы внешнего вмешательства. О.Е. Кутафин правильно писал, что право на неприкосновенность является правовой формой опосредования неприкосновенности. Это утверждение схоже с выводом В.А. Патюлина о том, что «… неприкосновенность как фактическое состояние выступает в единстве реальных общественных отношений и правовых форм, закрепляющих, выражающие те или иные ее стороны» [10].

Различение двух очень близких понятий «право на неприкосновенность частной собственности» и «неприкосновенность частной собственности» важно с точки зрения возможности их ограничения. Любое ограничение неприкосновенности частной собственности, как правомерное, так и неправомерное, есть ограничение права на неприкосновенность частной собственности. Человек может быть лишен возможности свободно располагать правомочиями собственника в отношении своего имущества, неприкосновенность его имущества как реальное состояние может быть ограничено, но при этом гарантируется право на защиту собственника от неправомерных посягательств.

В науке конституционного права и судебной практике Конституционного Суда предпринимаются попытки определитьнормативное содержание конституционного принципа неприкосновенности частной собственности.

Конституционный Суд в ряде своих постановлений пришел к выводу, что принцип неприкосновенности собственности включает в свое нормативное содержание конституционные гарантии обеспечения частным собственникам возможности свободного использования принадлежащего им имущества, стабильности отношений собственности, недопустимости произвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности [11].

Г.А. Гаджиев, основываясь на конституционном принципе, закрепленном в ч. 2 ст. 8 Конституции РФ, и вытекающей из него норме п. 4 ст. 212 ГК РФ, включает в нормативное содержание неприкосновенности частной собственности положение о том, что «права всех собственников защищаются равным образом» [12].

Представляется, что содержание конституционного принципа неприкосновенности частной собственности составляют: 1) невмешательство кого бы то ни было в осуществление права частной собственности; 2) охрана права частной собственности и ее объектов; 3) защита права частной собственности и ее объектов; 4) недопустимость произвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности. На каждый из этих элементов распространяется конституционный принцип равноправия.

Невмешательство кого бы то ни было в осуществление права частной собственности предполагает обязанность государства обеспечить состояние определенной автономии человека, его имущества от государства, общества и других людей посредством установления необходимых запретов, а также правового закрепления статуса человека как собственника.

Под охраной понимаются меры, осуществляемые государственными органами и общественными объединениями, направленные на предупреждение нарушений прав и обязанностей, на указание причин, их порождающих, устранение препятствий (не являющихся правонарушениями) и способствующие, таким образом, нормальному процессу реализации прав[13]. Это определение в полной мере касается права частной собственности и ее объектов.

Защитаправа частной собственности и ее объектов представляет собой деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, направленную на восстановление нарушенного или оспариваемого права частной собственности. В правозащитной деятельности участвуют и негосударственные структуры.

Недопустимостьпроизвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности. Этот элемент неприкосновенности частной собственности наиболее привлекателен для исследователей. Понятие ограничения конституционных прав и свобод,установление и толкование целей, принципов, способов и пределов ограничений относится к наиболее трудным и спорным аспектам юридической системы [14].

Установление ограничений права на частную собственность обусловлено необходимостью гарантировать стабильность в отношениях частной собственности, а также обеспечить развитие отношений частной собственности в конституционно допустимых рамках. Согласно с ч. 3 ст. 55 Конституции, право частной собственности может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В юридической литературе нет единого мнения относительно понимания термина «ограничения» [15]. Одни считают, что ограничение права собственности заключается в изъятии некоторых правомочий из его содержания [16]. Другие утверждают, что правомочие, подлежащее ограничению, не исключается из содержания права собственности. Собственник может осуществлять ограниченное субъективное право лишь настолько, насколько это возможно при ограничении [17]. Очевидно, вторая точка зрения более убедительна, поскольку ограничение права представляет собой определенные затруднения, стеснения, сдерживания в осуществлении права собственности. В.П. Камышанский справедливо полагает, что ограничения не исключают отдельные правомочия из содержания права собственности, а сужают возможности собственника в осуществлении субъективного права. Они внутренне присущи праву собственности и не могут выходить за его пределы [18]. Вместе с тем полагаем, что автор исходил из триады правомочий собственника, закрепленной в ч. 2 ст. 35 Конституции — права владения, права пользования, права распоряжения. Однако среди ученых есть мнения о более широком перечне правомочий собственника, включающем, в частности правомочие управления [19], право устранения постороннего вмешательства [20] и др. [21]. На наш взгляд, эти дополняющие перечень правомочия по существу являются конкретизацией правомочий из «триады». Очевидно, именно эти конкретизирующие правомочия и могут оказаться исключенными, за счет чего сузится то или иное правомочие из «триады». А.В. Бесштанько рассуждает примерно так же, но называет в качестве способа ограничения права частной собственности «уменьшение вариантов осуществления его отдельных правомочий» [22].

Таким образом, ограничения права собственности не исключают возможность осуществления правомочий собственника, а допускают их при наличии определенных условий, которые необходимо соблюдать. Ограничение понуждает собственника терпеть определенные действия третьих лиц в сфере его юридического господства либо воздерживаться от определенных действий.

В литературе можно встретить мнение, что «изучение правовых ограничений собственности следует проводить в рамках конституционного права, которое определяет поле возможного поведения, внутри которого субъект права свободен, а изучение ограничений права собственности необходимо отнести к науке гражданского права» [23]. Автор делает такой вывод из различения понятий «правовые ограничения» и «ограничения права», хотя дальше называет их «близкими понятиями» с «одной и той же юридической природой». Конечно, это родственные понятия. Ограничить субъективное право человека можно только правовыми ограничениями, т.е. установленными в законе. В противном случае это будут неконституционные ограничения. Непонятно, как можно ограничить собственность без ограничения самого права на эту собственность? И почему ограничения конституционного права на собственность находятся за пределами государственно-правовой науки? Ведь эти ограничения должны носить конституционный характер и констатировать этот факт – забота конституционалистов. В ч. 3 ст. 55 Конституции речь идет о возможности ограничения именно права и это, безусловно, конституционный аспект. Хотя регулироваться ограничения могут и другими отраслями права. В любом случае Конституция устанавливает критерии для ограничения субъективного права, которым должны следовать нормы различных отраслей права.

Смотрите так же:  Ингосстрах спортивная страховка

В.М. Малиновская формулирует понятие правомерного ограничения прав и свобод человека и гражданина, понимая под ним ограничение, которое устанавливается федеральным законом, имеет как постоянный, так и временный характер, отвечает принципам справедливости, соразмерности, законности, обусловлено объективными причинами, целью его является установление баланса интересовиндивидуумов и общества в целом [24]. Безусловно, правомерное ограничение отличается от запретов совершения преступных действий и соответственно мер ответственности, устанавливаемых за нарушение соответствующих запретов. Правомерное ограничение направлено на ограничение позитивной, а не негативной деятельности.

В литературе ограничения характеризуются особой устойчивостью и стабильностью [25]. На наш взгляд, ограничения права собственности носят эволютивный характер, т.е. их содержание может развиваться, корректироваться сообразно потребностям общества. Как справедливо полагает В.М. Малиновская, возможно «отказываться от ранее введенных правомерных ограничений, устанавливать новые ограничения» [26]. Вместе с тем новые ограничения должны быть обусловлены пользой для общества, необходимостью прогрессивного развития.

Ограничение права на частную собственность необходимо отличать отумаления данного субъективного права, под которым обычнопонимается «необоснованное ограничение» объема или действия этого права по кругу лиц, во времени, сокращение гарантий или усечение механизмов их правовой защиты и т.п. [27].

Конституционный Суд, понимая, что достаточно общие формулировки Конституции об условиях ограничения прав и свобод таят опасность их неоправданно широкого толкования на практике и установления чрезмерных ограничений, предпринял усилия, чтобы поставить барьеры законодательному произволу. Опираясь на практику Европейского Суда по правам человека, Конституционный Суд РФ выработал такие критерии ограничения законом основных прав, как: 1) необходимость, пропорциональность, соразмерность ограничений конституционно признаваемым целям; 2) справедливость [28] и адекватность ограничений; 3) сохранение существа и реального содержания права [29].

Конституционный Суд указал, что права человека могут «подвергаться только тем ограничениям, которые установлены законом и необходимы для обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц, для охраны государственной (национальной) безопасности, территориальной целостности, публичного (общественного) порядка, предотвращения преступления, защиты здоровья или нравственности населения (добрых нравов), удовлетворения справедливых требований морали и общего благосостояния в демократическом обществе (п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п. 3 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п. 3 ст. 2 Протокола № 4 к ней)» [30].

Таким образом, если ограничения вводятся не ради этих целей, они меняет свою природу, превращаясь из допустимых ограничений в неконституционное «умаление» права. Ученые справедливо выделяют факторы, стимулирующие введение ограничений, среди которых: возрастающая социальная, политическая, межэтническая напряженность как в российском обществе, так и мировом сообществе; резко обострившаяся проблема терроризма, имеющая транснациональный характер и угрожающая стабильности в мире; участившиеся случаи чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера [31].

Итак, наука и судебная практика в качестве критериев ограничения права на собственность как одного из конституционных прав называют следующие условия: 1) наличие реального или возможного вреда государственным и общественным интересам; 2) невозможность защиты иных прав и законных интересов другими способами; 3) соразмерность ограничений; 4) причинение меньшего вреда по сравнению с предотвращаемым вредом; 5) не персонифицированный характер ограничений; 6) четкость и недвусмысленность формулировок ограничений.

Если вас заинтересовала статья, либо если у вас есть вопросы к автору или вы хотите, чтобы чтобы мы вас представляли в судах, Вы можете связаться с нами [email protected] более подробная информация о нас.

Если у Вас есть вопросы о защите и неприкосновенности частной собственности, задайте их нам через онлайн-консультант или звоните: +7 (812) 648-00-88, мы с радостью Вам поможем. Консультация бесплатная!

[1] Кутафин О.Е. Неприкосновенность в конституционном праве Российской Федерации. М.: Юрист, 2004. С. 245.

[2] См.: Кутафин О.Е. Указ. соч. С. 245.

[3] Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. № 3. С. 43.

[4]Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2008 г. № 9-П по делу о проверке конституционности положений статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.В. Костылева // Собрание законодательства РФ. 2008. № 30 (ч. 2). Ст. 3695.

[5]Постановление Конституционного Суда РФ от 30 января 2009 г. № 1-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 2, 3 и 4 статьи 13 и абзаца второго пункта 1.1 статьи 14 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» в связи с жалобой гражданки Л.Г. Погодиной // Собрание законодательства РФ. 2009. № 7. Ст. 889.

[6]Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. № 681-О-П по жалобам граждан Ю.Ю. Колодкина и Ю.Н. Шадеева на нарушение их конституционных прав положениями статьи 84.8 Федерального закона «Об акционерных обществах» во взаимосвязи с частью 5 статьи 7 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2007. № 46. Ст. 5643.

[7]Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. № 3-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы // Собрание законодательства РФ. 2004. № 9. ст. 830.

[8] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 6 июня 2000 г. № 9-П по делу о проверке конституционности положения абзаца третьего пункта 2 статьи 77 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Тверская прядильная фабрика» // Собрание законодательства РФ. 2000. № 24. Ст. 2658.

[9] Гошуляк В.В. Институт собственности в конституционном праве России. М., 2003. С. 72.

[10] Патюлин В.А. Неприкосновенность личности как правовой институт // Советское государство и право. 1973. № 11. С. 13. Цит. по: Кутафин О.Е. Указ. соч. С. 119.

[12] Гаджиев Г.А. Конституционные основы современного права собственности // Журнал российского права. 2006. № 12.

[13] См.: Конституционный статус личности в СССР. М., 1980. С. 202-203.

[14] Квитко А.Ф. Конституционно-правовые основы ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 3.

[15] См.: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 208 — 209.

[16] См.: Курдиновский В.И. Об ограничениях права собственности на недвижимое имущество по закону: (По русскому праву). Одесса, 1904. С. 81 — 82.

[17] См.: Камышанский В.П. Пределы и ограничения права собственности. Волгоград, 2000. С. 69 — 70.

[18] Камышанский В.П. Конституционные ограничения права собственности // Правовые вопросы недвижимости. 2004. № 2.

[19] Hess T. Ist «Nutzungseigentum» noch Eigentum? Inaug. Diss. Marburg, 1976. S. 146.

[20] См., напр.: Уильям Бернам. Правовая система Соединенных Штатов Америки. М.: Новая юстиция, 2006. С. 747.

[21] Honore A. M. Ownership. In. Oxford Essays in Jurisprudence. Oxford , 1961. P. 107-147.

[22]Бесштанько А. В. Конституционно-правовые основы частной собственности в Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 8.

[23] Прозоров И.В. Указ. соч. С. 20-21.

[24] Малиновская В.М. Правомерное ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 7.

[25] Квитко А.Ф. Конституционно-правовые основы ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8.

[26] Малиновская В.М. Правомерное ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8.

[27] См., например: Комментарий к Конституции РФ / Под ред. В.Д. Карповича. М., 2002. С. 380.

[28] Основным критерием при оценке справедливости ограничений права собственности являются не индивидуальные интересы собственника, а надлежащий баланс его (собственника) и публичных интересов. Данная позиция была неоднократно подтверждена Европейским Судом по правам человека. Из выработанных Европейским Судом подходов исходит и Конституционный Суд РФ. Вместе с тем нам еще предстоит найти оптимальный баланс между тенденциями капитализации постсоциалистической собственности и социализации капитала, явившегося результатом периода его первоначального (в том числе криминального) накопления. В России актуальной является проблема поиска оптимального сочетания свободы личной инициативы, частной собственности и предпринимательства, с одной стороны, и социальной справедливости, гарантирования определенного минимума социальных благ всем членам общества — с другой. См. об этом: Бондарь Н.С. Местное самоуправление и конституционное правосудие: конституционализация муниципальной демократии в России. М.: Норма, 2008. С. 150.

[29] О недопустимости искажения существа конституционных прав человека и введения таких ограничений, которые не согласовывались бы с конституционно значимыми целями, см. напр.: По делу о проверке конституционности отдельных положений частей первой и второй статьи 118 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой Шенгелая Зазы Ревазовича: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26.12.2003г. № 20-П // Российская газета. 2004. 14 января; По делу о проверке части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27.06.2001г. № 11-П // Российская газета. 2001. 4 июля.

[30]Определение Конституционного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. № 519-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голубка Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

[31] Малиновская В.М. Правомерное ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 3.

Author: Profi