Договор в доктрине

Договор в доктрине

Доктрина «Общественный договор»

Логосическую теорию происхождения языка (а в бытовом сознании народов Европы — библейскую теорию языка) в XV-XVII вв. постепенно сменяет новый взгляд на язык, в основе которого лежит философская доктрина «Общественный договор» [16]. Доктрина общественного договора была принята в Европе и Америке в XVII-XVIII вв. для истолкования природы общественных отношений. Согласно этой доктрине общественный договор отличает общество от первобытного стада. В стаде господствуют отношения вражды и борьбы каждого с каждым, обусловленные различием интересов. Для того чтобы создать отношения, характерные для общества, необходимо, чтобы между враждующими сторонами были достигнуты соглашения по предмету интересов и отношения вражды сменились отношениями сотрудничества. Возможность перейти к отношениям сотрудничества философами объяснялась различно: идеалистически — божественным происхождением человека, его морали и разума и материалистически — общностью интересов*.

*(Доктрина «Общественный договор» лежит в основе современной государственной идеологии ряда стран. Современное языкознание этих стран, прежде всего США и Великобритании, не может не испытывать влияния этой доктрины.)

Родоначальником доктрины общественного договора принято считать голландского ученого Греция (1583-1645), который считал, что государство и право возникают из общественной природы человека. Общественная природа человека проявляется в естественном и человеческом праве. Естественное право исходит из стремления человека к общежитию, проявляющегося в даре речи и способности к совместным действиям, основанным на разуме. Человеческое право развивается от естественного права к государственному, частному и гражданскому праву. Язык, таким образом, есть одна из основ естественного права.

Понимание языка, принятое в доктрине общественного договора, характерно для всей европейской филологии XVII-XVIII вв. и во многом для современного языкознания. «Общественный договор» лежит в основе таких областей языкознания, как философская грамматика, первоначальные сопоставительные описания языков, так называемые миссионерские грамматики и нормативные описания новых европейских национальных языков.

Доктрина общественного договора проникнута рациональным стилем философствования. Она фактически противопоставлена догматическому богословию. В этой доктрине были разработаны: 1) идеи развития логики как инструмента познания и в особенности идеи индуктивной логики; 2) идеи конструирования новых языков для научно-познавательных целей; 3) идеи знаковости языка; 4) идеи психологии как науки о познающем мышлении; 5) собственно гипотеза о происхождении языка, основанная на идее знаковости языка, на данных логики, психологии и на опыте конструирования языков.

С точки зрения рационального стиля новой научной философии творящая функция божественного слова-логоса представляется бессмысленной в свете существующих эмпирических знаний о земле и ее физических, химических, биологических и социальных законах. Рациональный стиль новой научной философии, вызванный к жизни развитием конкретных эмпирических наук и позитивных знаний, направлен на утверждение познавательных способностей человека. Мыслящий человек и его разум с точки зрения этики и стиля новой философии есть источник научных открытий, искусств и труда, преобразующего мир.

Этот взгляд был подготовлен логикой еще до сложения доктрины общественного договора. Работы Луллия (ок. 1235-1315) и логическая риторика Рамуса (Пьер де ла Раме, 1515 -1572) объясняют логику как инструмент открытия. Мыслится, что путем логических операций над избранным числом понятий можно создать новое знание. Такое знание будет доказуемым и общезначимым в силу своей логической оправданности. Это значит, что не нужно опираться на прозрение и пророчество как на единственный источник истины.

Развивая индуктивную логику, Ф. Бэкон (1561 -1626) предлагает «пытать природу», т.е. ставить какую-то малую часть природы в особые условия, контролируемые человеком, и наблюдать, как природа (эта ее часть) будет себя вести, а затем по индукции заключать, что и другие подобные части природы в подобных условиях будут вести себя сходным образом [4]. Механизм экспериментального испытания может быть превращен в машину, облегчающую человеку труд и создающую объекты с новыми свойствами. Так, развитие судительных способностей человека в логике позволило нацелить разум человека на создание новых объектов техники и новых принципов устройства общественных институтов.

Развитие научной дедукции и экспериментально-индуктивного мышления приводит и к тому, что изменяется взгляд на природу языка. Начинают считать (Бэкон, Декарт, Лейбниц), что язык можно создать заново, можно построить новые необходимые человеку языки. Само создание языков — предмет искусства, эрудиции и техники. Появляются проекты новых языков.

В создании новых языков намечаются два пути. Один путь — индуктивный — состоит в том, чтобы отобрать необходимые новому языку словарь и грамматические правила из существующих и доказавших свою жизненность языков. На основании подобного отбора можно построить язык более совершенный, чем существующий. Таким путем предлагал идти Ф. Бэкон [5]. Другой путь состоит в том, чтобы строить новый язык из новых же элементов. Г. Лейбниц (1646 -1716) предложил проект нового графического языка — пазиграфии, где отдельными знаками выражались основные идеи, а модификации этих знаков и правила их сочетаний позволяли выразить логически строго любую мысль о мире [10]. Идеи конструирования языков оказались впоследствии многообразными. Было создано немало искусственных международных языков и языков специальных отраслей знания.

Идеи Ф. Бэкона легли в основу межъязыковых сравнений как метода языкознания, оправдывали заимствования при сложении языковой нормы и, наконец, стали основой для создания международных искусственных языков. Идеи Р. Декарта (1596 -1650), разработавшего понятие телесных объектов и их математического представления [9], и Г. Лейбница, разработавшего логику науки, привели к развитию формализованных языков науки. Так логический и экспериментально-эмпирический методы познания содействовали доказательству на практике возможности создания и изменения языка человеком, вне божественного откровения.

Логика как инструмент научного познания и язык как средство выражения научной идеи в доктрине общественного договора связываются с утверждением условно-знакового характера языка. В идею знаковости языка входили два компонента: 1) указание места языка в классификации объектов мира и знаний о них и 2) определение природы языка как продукта особой, человеческой деятельности с объяснением характера этой деятельности.

В знаковой теории одного из сторонников доктрины общественного договора Т. Гоббса (1588 -1679) человек находится в особом окружении, которое определяет его мыслительную и предметную деятельность. Это окружение состоит из трех частей: природы, семиотики и техники. Природа — это то, что существует до человека. Она составляет основу, материал, из которого творится мир, окружающий человека. Природа дана человеку, и человек воздействует на природу и пользуется ею. Техника — это совокупность разного рода устройств и предметов, позволяющих человеку жить и действовать. Техника создается самим человеком из материалов природы. Семиотика — это совокупность необходимых для умственных операций знаков, служащих опорой для ума, «заместителей» объектов природы и техники. С помощью семиотики реализуются абстрактное мышление, конструктивная деятельность, прогноз и оценка окружения, результатов деятельности и обстановки. На этом фоне развивается мысль человека (и обусловленная мыслью предметная деятельность).

Так были обобщены, сведены в семиотику понятия об искусствах, таких, как мусические, практические, логические, педагогические, прогностические, искусство управления. Было показано место семиотики по отношению к природе, технике, мысли. Слово «семиотика» получило научное определение.

Язык в соответствии с этим взглядом — один из видов знаков. Языковым знакам должны быть свойственны способности «замещать» в процессах мышления объекты природы и техники, символизировать классы таких объектов и их признаки, служить опорой для обмена мыслями, служить основанием абстракции, конструирования и оценки обстановки и обстоятельств за пределами тех ситуаций, когда эта обстановка и обстоятельства даны прямо, в непосредственном наблюдении. Эти свойства языка и противопоставленность явления мысли одновременно явлениям языка, природы и техники подчеркивают самостоятельность мысли. Мысль обращена к природе, семиотике (в том числе к языку) и технике разными своими сторонами. Становление человеческой мысли и ее законы, с одной стороны, определены природой, семиотикой и техникой, а с другой — относительно независимы и имеют свои собственные закономерности. Выделение мысли в самостоятельную область человеческой деятельности, выдвижение мысли в качестве источника прогресса и понимание зависимости мысли от материального окружения, природного и социального, было большим достижением материализма.

В доктрине общественного договора были преобразованы психологические понятия. Психология из догматического учения о духовных способностях человека и способах воздействия на них преобразуется в науку о познающем мышлении. По представлениям Э. Кондильяка (1715 -1780), психическая деятельность человека складывается из воли, чувства, памяти и разума. В воле проявляются те или иные стремления человека, возбуждаемые как физическими, так и нравственными потребностями. Чувства человека есть, прежде всего, связи человека с внешним миром. Благодаря чувствам человек постигает внешний мир, но чувства могут соединяться с волей и разумом и известным образом направляться человеком. Разум же в своем содержании зависит от того «материала», который поставляют человеку его чувства. Однако разум имеет собственные законы. Направляемый волей разум действует, создавая рациональную картину мира*.

*(См.: Кондильяк Э.Б. Трактат об ощущениях // Соч. М. 1982. Т.2; он же. Язык исчислении // Соч. М., 1983. Т.3.)

Классическая психология разработала индуктивную схему формирования основных единиц рационального мышления — понятий, связанных со словом. Первоначальным источником возникновения мысли является чувство. Органы чувств, вступая в контакт с окружающим миром, дают человеку ощущения предметов внешнего мира. Повторное воспроизведение этих предметов в ощущениях возбуждает память, которая может направляться волей. Воспроизведение ощущений по памяти дает образ вещи, или представление о ней. Представление о вещи может быть сопоставлено с другими представлениями, объяснено с помощью разума. Разум, сопоставляя представления, делит их на части, объединяет или разделяет, связывает в понятия. Связь понятий осуществляется посредством слова, так как слово само воздействует на чувства человека, создавая ощущения и представления, сопоставляемые с представлениями о мире вещей. Так слово становится выразителем понятия.

Опыт конструирования языков, отнесение языка к семиотическим системам и указание на психологическое соотношение мысли и слова составляют основу, на которой строится теория происхождения языка в доктрине общественного договора. Логические, конструктивные, знаковые и психологические предпосылки теории оставляют неразъясненным самый важный момент: как язык распространился между людьми, т.е. как он «овладел» людьми. Для объяснения этого были построены гипотезы о происхождении языка.

В этих гипотезах необходимо различать две стороны: 1) проблему создания общего языка, его обязательность для члена общества и степень свободы индивида от общего языка и 2) проблему материала языка, т.е. то, откуда взялись первые общие слова первого языка, так сказать проблему «этимологии языка». Доктриной общественного договора объединяются разные этимологические теории: звукоподражательная теория, междометная теория и теория трудовых команд и трудовых выкриков. В соответствии со звукоподражательной теорией первые слова первого языка подражали своими звучаниями крикам животных и звукам природы. Вариантом этой теории было утверждение об изображении с помощью звуков предметов и вещей. Междометная теория строилась на том, что первые слова появились из непроизвольных выкриков-первых междометий, возникших под влиянием чувства и бывших достаточно общими в силу единства человеческой природы. Теория трудовых команд и трудовых выкриков — это своеобразный вариант междометной теории, но в ней предполагается, что междометный выкрик стимулировался не чувствами, а совместными мускульными усилиями.

Смотрите так же:  Статья 330 ч 2 ук рф

Все эти теории опираются на два источника. Первым источником является представление о словаре языка. Действительно, наиболее простыми словами с точки зрения содержащейся в них мысли, принципов употребления и звуковой формы являются междометия, команды и простые звукоподражательные слова. Вторым источником гипотез о происхождении языка стали высказывания античных философов об этимологии отдельных слов и языка в целом.

Все три точки зрения на происхождение языка, по сути дела, дополняют друг друга в доктрине общественного договора. Дело в том, что в этих теориях рационалистическая философия языка выделяет один общий принцип: необходимо показать обязательность одной и той же звуковой формы для всех людей, входящих в один коллектив, так как звучание слов задано общими для всех внешними по отношению к индивиду причинами.

Оживление античных, в сущности, представлений о происхождении языка в доктрине общественного договора вызвано тем, что, противопоставляя ее логосической теории, необходимо было подчеркнуть материальный и человеческий источник речи. Возможность объединить все эти «этимологии языка» в одной теории состояла в том, что гипотеза о происхождении языка в доктрине общественного договора источником языкового единства людей устанавливает единство человеческой психики, разума и рационального знания. Психическое единство людей и единство логического инструмента познания являются условием установления общего языка, равно как и условием понятности языков разных народов друг для друга при переводе или обучении языкам. Поэтому не так важно, каковы были первые слова языка какого-либо народа, важно то, что любой народ, благодаря единству психической конституции человека, обладает памятью, волей, чувствами, представлениями и понятиями, может строить силлогизмы и другие логические формы. Именно поэтому между людьми принципиально возможны взаимопонимание и адекватность мыслительных операций со словами, конкретное звучание которых не более чем условность.

Доктрина общественного договора объясняет единство человеческой психики естественными качествами человека. По этой теории человеку врождены не только общие свойства психики, но и основные фигуры рационального познания: понятия, суждения, умозаключения в полных и сокращенных формах. Соответственно врождено и содержание основных чувств и чувственных реакций человека на ситуацию, основные нравственные понятия и представления, основные представления о праве и справедливости и даже основные понятия о вещах (такие, как субъект, объект, действие, признак предмета и сам предмет). В силу этих врожденных качеств и естественных прав человек отличен от животного. Вот почему у людей есть возможность достичь достаточно адекватного понимания слов-имен в процессе общения, несмотря на различие в звуковой форме и этимологии слова.

Человек принимает имя вещи по общественному договору добровольно, с пониманием условности звуков для обозначения вещи. Возможность установить общий язык состоит в том, что между людьми есть общение на основе конструкции и содержания, мысли, а инструментом общения являются языковые знаки — условные обозначения соответствующих мыслей. Установление единства этих знаков и их известной обязательности для членов общества строится на том, что единые предметные ситуации, благодаря единству психики людей, делают возможным единое понимание ситуаций и знаков, передающих мысли людей по поводу этих ситуаций.

Общественный договор, таким образом, строится на понимании условности и немотивированности языкового знака. В философских грамматиках XVII-XVIII столетий утвердилось понимание условности и немотивированности языкового знака как принципа построения языка. Но теория происхождения языка по общественному договору, строившаяся на предпосылке о врожденных человеку психических качествах, фактически не занималась детальной реконструкцией истории становления человека и его языка.

В XVII-XVIII вв. наука только начинала исследовать закономерности биологии, этнографические описания существовали лишь в виде фрагментов; антропологии, по сути дела, не было, как не были известны и многие языки мира. Эволюционный метод рассуждения и доказывания также не был известен. Социологические концепции были представлены лишь утопиями. Но свою прогрессивную роль теория происхождения языка доктрины общественного договора сыграла. Она разрушила построения логосической теории, выдвинула на первое место в создании языка разум человека.

Благодаря рациональной грамматике, развитой под влиянием доктрины общественного договора, было единообразно описано большинство языков мира, что позволило потом приступить к сравнительным исследованиям.

15. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ДОГОВОРЕ

В правовой доктрине договор можно рассматривать с разных позиций, в частности:

·как юридический факт — в этом качестве он выступает основанием возникновения, изменения и прекращения правоотношения;

·как само правоотношение — договорное правоотношение, возникающее в результате соглашения;

·как сделку — договор является одним из видов сделок и трактуется как двух– или многосторонняя сделка.

·как форму обязательства — договор представляет собой документ, фиксирующий акт возникновения обязательства по воле всех его участников.

Согласно п. 1 ст. 420 Гражданского кодекса договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Условия договоров регулируются как нормами гражданского права, общими для различных договоров, так и нормами об отдельных классах, типах, видах и разновидностях договоров. Поскольку договоры являются видами сделок, к ним применяются также правила о двух– и многосторонних сделках (ст. 153–181 Гражданского кодекса). кодекса).

Содержание и условия договора. Содержание договора образует совокупность его условий, которые по общему правилу формируются по усмотрению сторон договора (ст. 421 Гражданского кодекса). При этом в науке гражданского права условия любого договора делятся на три основные группы:

1) существенные условия договора — условия, без согласования которых договор считается не заключенным.(Если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. К таким условиям относятся предмет договора, а также условия, которые названы в законе или иных нормативных правовых актах, ГК применительно ко всем гражданско-правовым договорам не установил в качестве существенных условия о сроке и цене договора. Однако во многих отдельных видах договоров срок и цена выступают в качестве существенных условий договора. (Н-р, ст. 555 ГК РФ)

2) обычные условия договора — условия, типичные для договора данного вида, предусмотренные законодательством и обязательные для участников договора. отличие от существенных, обычные условия (например, условие о месте совершения договора) могут как включаться, так и не включаться в договор, юридическая сила договора при этом не теряется;

3) случайные условия договора — согласованные сторонами условия, принимаемые в дополнение к обычным условиям и отражающие особенности взаимоотношения сторон и специфические требования к предмету договора, порядку его исполнения, ответственности за неисполнение (например, условие о введении неустойки на случай нарушения договора).

Форма договора. В соответствии с п. 1 ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме.

Договор может иметь устную, простую письменную и нотариально удостоверенную форму.

Устная форма договора имеет место, когда законом либо соглашением сторон не установлена иная форма.

Простая письменная форма заключается в том, что стороны договора составляют и подписывают единый документ. (Н-р, договор купли-продажи недвижимости, который наряду с письменной формой требует еще и государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость.)Нотариальная форма договора обязательна в случаях, прямо указанных в законе, либо по соглашению сторон. (Например, нотариально удостоверенную форму договора ренты. Нотариально удостоверенная форма, как и государственная регистрация, по соглашению сторон иной формой заменена быть не может.

Виды гражданско-правовых договоров.

Традиционные виды договоров. Обычно договоры делятся на двух– и многосторонние, устные и письменные, возмездные и безвозмездные, консенсуальные (действуют с момента придания им надлежащей формы, т. е. права и обязанности у сторон возникают непосредственно после достижения последними соглашения по всем существенным условиям договора) и реальные (когда помимо надлежащего оформления необходимо совершить передачу товара или денежных сумм), а также договоры в пользу третьего лица. Смешанный и публичный договоры, договор присоединения. В частности, ГК впервые предусматривает такие виды договоров, как смешанный и публичный договоры, а также договор присоединения.

Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор).

Публичными являются договоры личного страхования, хранения вещей в камерах хранения транспортных организаций и в ломбардах, договоры банковского вклада, заключаемые гражданами-вкладчиками.

Договором присоединения признается договор, условия которого определяются одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могут приниматься другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Договоры присоединения обычно заключаются коммерческими организациями с гражданами-потребителями их товаров, работ и услуг. Поэтому нормы об этих договорах нередко применяются одновременно с нормами о публичных договорах.

Предварительный договор. При необходимости своеобразного резервирования лицом приобретения товаров, выполнения работ или оказания услуг, оно может заключить предварительный договор, т. е. соглашение о заключении в будущем основного договора на условиях предварительного договора

Заключение гражданско-правовых договоров. Порядку и процедуре заключения договоров посвящена гл. 28 Гражданского кодекса.

Изменение и расторжение гражданско-правовых договоров. Как правило, изменение и расторжение договора по соглашению сторон возможно в любое время (п. 1 ст. 450 Гражданского кодекса). По требованию одной из сторон договор расторгается судом только при существенном нарушении договора другой стороной или в случаях, предусмотренных законом или договором.

7.3. Стадии заключения международных договоров

В доктрине международного права выделяют следующие стадии заключения международных договоров: выработка текста и установление его аутентичности; принятие текста договора; выражение согласия на обязательность договора.

1. Разработка текста договора уполномоченными на то лицами. Выступать от имени государства при разработке текста договора и на всех последующих стадиях управомочено только то лицо, которое наделено для этого необходимыми полномочиями. Полномочия — это документ, исходящий от компетентного государственного органа, посредством которого одно или несколько лиц назначаются представлять данное государство в целях ведения переговоров, принятия договора или установления его аутентичности, выражения согласия на обязательность договора или совершения иного акта, относящегося к договору. Главы государств, главы правительств, министры иностранных дел (по всем актам, относящимся к заключению договора); главы дипломатических представительств (для принятия текста договора между их государством и государством, при котором они аккредитованы); представители государств на международных конференциях или в международных организациях (для принятия текста договора на конференции или в организации) считаются представляющими свое государство без полномочий ex officio.

Смотрите так же:  Льготы по кредитам госслужащим

При заключении двусторонних договоров стороны обмениваются своими полномочиями, если договор многосторонний — сдают их в оргкомитет конференции либо в соответствующий орган международной организации.

Разработка текста договора может происходить на переговорах, на специально созываемых международных конференциях, в рамках международных организаций. Двусторонние договоры разрабатываются в основном на переговорах соответствующих государств. После того как текст договора согласован, необходимо установить его аутентичность, что означает, что текст договора окончателен и изменениям не подлежит. Аутентичность текста договора означает, что данный текст является подлинным и достоверным. В соответствии со ст. 10 Венской конвенции 1969 г. аутентичность может устанавливаться путем подписания, подписания ad referendum или парафирования самого текста договора либо заключительного акта конференции, содержащего этот текст. При этом необходимо иметь в виду, что сами договаривающиеся государства устанавливают, каким образом они будут определять аутентичность текста.

Подписание ad referendum (условное подписание) означает, что такое подписание нуждается в последующем подтверждении соответствующим государством или соответствующей международной организацией.

Под парафированием понимается, как правило, постраничное подписание текста договора инициалами представителей государств или международных организаций, причем после парафирования вносить в текст какие-либо поправки воспрещено, иначе данная процедура утратила бы свой смысл. Парафирование отличается от подписания и по техническим условиям: уполномоченные лица ставят свои инициалы в углу каждой страницы, но они не имеют права расписываться там, где должна стоять подпись за правительство или за государство.

Вообще, согласно Венской конвенции 1969 г., парафирование может быть и способом выражения согласия на обязательность договора, если об этом условятся стороны договора, хотя на практике такой способ применяется крайне редко.

2. Принятие текста договора. Текст договора может приниматься либо голосованием (единогласно, простым большинством, большинством в две трети голосов или иным большинством по соглашению сторон), либо консенсусом (без голосования, при отсутствии возражений участников переговоров. Если поступает хотя бы одно возражение, текст договора не может быть принят до тех пор, пока не будет изменено соответствующее положение договора или возражение не будет снято). Если договор разрабатывается в рамках международной организации, текст может приниматься путем голосования за резолюцию об одобрении договора. Текст договора, разрабатываемый на конференции, может приниматься также путем включения его в заключительный акт конференции, совещания.

3. Согласие на обязательность договора. С выражением согласия на обязательность договора связано вступление договора в силу. До тех пор, пока государство не выразит свое согласие на обязательность для него договора в целом или его части, оно не будет связано его положениями.

В доктрине международного права чаще всего указывают шесть наиболее употребляемых способов выражения согласия на обязательность договора, однако этот перечень не является исчерпывающим, т.е. возможны и другие способы, о которых стороны могут договориться.

Наиболее распространенным способом выражения согласия является подписание. Следует различать подписание как способ выражения согласия на обязательность договора и подписание под условием последующей ратификации, принятия, утверждения или одобрения.

Если в первом случае подписание договора его участниками влечет за собой его вступление в силу, то во втором случае вступление в силу наступает только при выполнении условия ратификации, принятия, утверждения или одобрения.

Необходимо отличать подписание под условием ратификации от упомянутого выше парафирования. Под последним принято понимать установление аутентичности текста, окончательное согласование текста международного соглашения, т.е. согласие с текстом не идентично с юридической точки зрения согласию на обязательность договора.

Как правило, подписание как способ выражения согласия на обязательность договора влечет за собой вступление его в силу. В этом случае в тексте договора прямо указывается, что он вступает в силу со дня подписания. Часто, однако, бывает так, что в тексте договора отсутствуют положения о его вступлении в силу. Исходя из сложившегося в международной практике правила, следует считать, что такие договоры вступают в силу со дня подписания.

В российской практике значительное большинство договоров заключается именно путем подписания. Это связано с тем, что по Конституции Президент и Правительство наделены достаточно широкой собственной компетенцией, в рамках которой они могут принимать решения, влекущие за собой обязательность договора для государства.

Двусторонние договоры подписываются, как правило, представителями обоих договаривающихся государств в одном месте и одновременно, однако на практике встречались и случаи подписания договора (главами двух государств или их правительств) в каждой из столиц и даже не в один день.

При подписании двусторонних договоров должно соблюдаться правило альтерната (т.е. очередности). В экземпляре договора, предназначенном для данного государства, его название в заголовке, преамбуле и по всему тексту помещается на первом месте, подписи уполномоченных ставятся слева (в арабском тексте — справа). Печать также ставится слева.

Многосторонний договор может подписываться в одном месте одновременно всеми государствами, которые участвовали в переговорах, но может быть открыт для подписания в течение определенного срока и в нескольких местах. Если многосторонний договор составлен в нескольких экземплярах и каждый имеет своего депозитария, для участия в договоре достаточно подписи под любым из них. Как правило, при подписании многостороннего договора подписи ставятся в порядке того алфавита, который выбран участниками договора.

В соответствии со статьями 18 Венских конвенций 1969 и 1986 гг. государства или международные организации, подписавшие договор под условием ратификации, принятия или утверждения, обязаны воздерживаться от действий, которые лишили бы договор объекта и цели. От указанных действий государства или международные организации обязаны воздерживаться в отношении как к не вступившему в силу договору, так и к действующему до того времени, пока они ясно не выразят своего намерения не становиться участниками такого договора.

Одним из используемых способов выражения согласия на обязательность договора является обмен документами в форме нот или писем. Обмен нотами осуществляется по линии Министерства иностранных дел РФ: с посольством соответствующего государства в Москве либо посольством России с внешнеполитическим ведомством страны пребывания. Также возможно и направление ноты МИДа непосредственно внешнеполитическому ведомству другого государства.

Как правило, используется так называемая вербальная нота, т.е. нота, которая составляется от третьего лица, но не подписывается, хотя на ней проставляют печать министерства и дату отправления. В некоторых случаях используется личная нота, которая составляется от первого лица и адресуется уже не министерству или посольству, а конкретному должностному лицу. Она подписывается лицом, от имени которого направляется (обычно министром иностранных дел или его заместителем). На ней ставится дата, но не проставляется печать.

Обменное письмо отличается от личной ноты тем, что обмен письмами осуществляется не по линии МИДа, а другими ведомствами. Обычно обменное письмо составляется от имени руководителя ведомства или его заместителя и по форме напоминает личную ноту.

В основном путем обмена нотами или письмами заключаются двусторонние договоры технического характера (о безвизовых поездках отдельных категорий граждан, об условиях аренды зданий для нужд посольства и т.д.). Но в практике встречаются и случаи обмена документами, образующими договор, с большим числом участников.

По форме обменные ноты или письма могут быть следующих видов:

1) ноты (или письма), идентичные по содержанию;

2) ноты (или письма), представляющие собой предложение заключить договор (с изложением его условий) и ответ на это предложение с выражением согласия.

Идентичными по содержанию документами принято обмениваться путем личного вручения в один и тот же день. В тексте нот или писем, как правило, подтверждается достижение договоренности между двумя государствами (или их правительствами, или ведомствами) по данному вопросу, и излагаются условия такой договоренности. Каждая сторона составляет ноту или письмо на своем языке, но при этом прилагается неофициальный перевод на язык другой стороны. Тексты должны совпадать полностью.

Обмен документами в форме предложения и ответа на него происходит следующим образом: в подобного рода ноте или письме предлагается от имени своего государства (его правительства или ведомства) придти к договоренности по данному вопросу и также излагаются ее условия. В заключительной части принято говорить, что в случае согласия другого государства (правительства, ведомства) с изложенным в ноте данная нота и ответ на нее составят договоренность между двумя государствами (правительствами, ведомствами), вступающую в силу с даты ответной ноты.

Ратификация международного договора является окончательным его утверждением высшим органом государства, хотя это может быть обусловлено согласием парламента. Ратификация происходит в различных сторонах в различном порядке, но этот порядок обязательно регламентируется конституциями.

Так, Конституцией США предусмотрено, что международные договоры заключаются Президентом при условии их одобрения двумя третями присутствующих сенаторов (разд. 2 ст. II). Сходное регулирование содержится в Конституции Италии, согласно которой ратификация осуществляется Президентом при условии уполномочия его на это палатами Парламента (ст. 80 и 87). Во Франции в соответствии с Конституцией «Президент. ведет переговоры о заключении договоров и ратифицирует их» (ст. 50). На практике же в принципе порядок ратификации идентичен американскому, но с той разницей, что от имени президента договоры подписывают премьер-министр или министр иностранных дел, которые затем передают договор на рассмотрение парламента. В других государствах ведущая роль в процессе ратификации принадлежит парламенту (ФРГ, Венгрия и др.).

В России, в соответствии с Федеральным законом «О международных договорах Российской Федерации», ратификация осуществляется Федеральным Собранием Российской Федерации.

Чаще всего необходимость ратификации для того или иного международного договора предусматривается в самом его тексте. Если в одном государстве договор подлежит ратификации, а в другом используются иные процедуры, в заключительных положениях предусматривается вступление договора в силу со дня последнего уведомления о завершении (или выполнении) внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу. В соответствии со ст. 14 Венской конвенции 1969 г. договор может подлежать ратификации не только в тех случаях, когда она прямо предусмотрена договором. В частности, может быть иным образом установлено, что участники договора условились о необходимости ратификации; представитель государства может подписать договор под условием ратификации; намерение государства подписать договор под условием ратификации вытекает из полномочий его представителя или было выражено во время переговоров.

Смотрите так же:  Ходатайство при устройстве ребенка в детский сад

Подписание необязательно предшествует ратификации договора, возможно ратифицировать договор без его подписания, если подобная возможность указана в тексте договора.

К ратификации, в соответствии с Венской конвенцией 1986 г., приравнивается акт официального подтверждения, который осуществляется международной организацией в целях выражения согласия на обязательность договора.

В Российской Федерации согласно ст.

1) договоры по вопросам прав и свобод человека и гражданина;

2) договоры по вопросам территориального разграничения, включая договоры о прохождении государственной границы Российской Федерации, а также о разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации;

3) договоры, затрагивающие основы межгосударственных отношений, обороноспособности, разоружения и контроля над вооружениями, обеспечения мира и безопасности, мирные договоры и договоры о коллективной безопасности;

4) договоры об участии в международных объединениях, если предусматривается передача им осуществления части полномочий РФ или юридическая обязательность решений их органов для РФ.

Помимо указанных случаев некоторые федеральные законы устанавливают свои виды международных договоров, подлежащих обязательной ратификации. Так, согласно Федеральному закону от 19 июля 1998 г. N 114-ФЗ «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» ратификации подлежат международные договоры Российской Федерации в области военно-технического сотрудничества. В соответствии с Федеральным законом от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ «О техническом регулировании» (с изм. и доп. от 9 мая 2005 г.) ратификации подлежат международные договоры, которыми принимаются технические регламенты.

Утверждение договора как способ выражения согласия на обязательность договора означает одобрение его правительством или высшим законодательным органом. Утверждение договора применительно к двусторонним договорам предусматривается в тексте самого договора, и ему обязательно предшествует подписание.

Для того чтобы государство само смогло выбрать способ выражения согласия, в многосторонних договорах утверждение обычно предусматривается как один из возможных способов выражения согласия на обязательность договора наряду с другими способами (ратификацией, принятием, одобрением, присоединением).

Об утверждении договора сообщается нотой или письмом (при двустороннем договоре нота или письмо направляются контрагенту, при многостороннем — депозитарию).

Принятие договора как способ выражения согласия на обязательность договора следует отличать от принятия текста договора. Во-первых, принятие договора обычно употребляется при заключении многосторонних договоров. На практике принятие договора применяется, если это предусмотрено в самом договоре, при этом принятие в форме федерального закона по своим правовым последствиям аналогично ратификации.

Присоединение как способ выражения согласия на обязательность договора применяется для того, чтобы дать возможность стать участником договора государству, не участвовавшему в переговорах и не являющемуся участником договора с самого начала. Присоединение не используется как способ выражения согласия на обязательность для государств, заключающих двусторонний договор, в силу специфики двусторонних договоров. В принципе, если в тексте договора возможность присоединения предусмотрена, то он автоматически становится многосторонним.

В договоре должны быть оговорены условия присоединения. В литературе выделяются следующие виды международных договоров: открытый (присоединиться может любое государство, причем часто употребляется формула «любое государство, разделяющее объект и цели договора»), полузакрытый (присоединиться может любое государство, но при условии получения согласия всех участников) и закрытый (участвовать могут лишь государства, отвечающие определенным критериям).

Специально указанное в международном договоре или определенное учредительными документами международной организации лицо, хранящее подлинник международного договора, называется депозитарием международного договора.

В соответствии со ст. 76 Венской конвенции 1969 г. и ст. 77 Венской конвенции 1986 г. в качестве депозитария могут быть назначены одно или несколько государств, международная организация или главное исполнительное должностное лицо такой организации. Например, депозитарием Венских конвенций 1969 и 1986 гг. является Генеральный секретарь ООН.

В соответствии со ст. 77 Венской конвенции 1969 г. и ст. 78 Венской конвенции 1986 г. в функции депозитария входят: хранение таких документов, как полномочия, ратификационные грамоты, документы о присоединении; подготовка заверенных копий с подлинника договора для рассылки их участникам, а также государствам и международным организациям, имеющим право стать участниками договора; информирование о документах, уведомлениях и сообщениях, относящихся к договору; изучение вопроса о том, находятся ли подписи, документы, уведомления и сообщения, относящиеся к договору, в полном порядке и надлежащей форме; сообщение государствам или международным организациям, имеющим право стать участниками договора, о том, когда было получено необходимое для вступления договора в силу число подписей, ратификационных грамот или документов, касающихся акта официального подтверждения, или документов о принятии, утверждении или присоединении; информация участников договора об оговорках, возражениях против них и о снятии оговорок; регистрация договора в Секретариате ООН, причем следует отметить, что все функции депозитария являются по своему характеру международными, и при их выполнении он должен действовать беспристрастно.

Сдача ратификационных грамот на хранение определенному сторонами депозитарию применяется при заключении многосторонних договоров. Каждое договаривающееся государство сдает грамоты правительству государства-депозитария или международной организации, избранной в качестве депозитария. Если у многостороннего договора несколько депозитариев, ратификационные грамоты могут сдаваться каждому из них, но это не обязательно.

О сдаче ратификационной грамоты на хранение депозитарию должен быть оформлен соответствующим образом и подписан протокол. Государство, сдавшее грамоту на хранение, получает заверенную копию протокола. Остальным участникам договора депозитарий сообщает о сдаче грамоты на хранение. Это уведомление предполагает вступление договора в силу для данного государства.

Если депозитарием договора является международная организация, сдачу грамоты на хранение осуществляет представитель государства при этой организации. Например, при сдаче грамоты в Секретариат ООН все вопросы, связанные с этим действием, решаются на уровне соответствующего органа исполнительной власти государства.

Международный договор по общему правилу подлежит регистрации и опубликованию. До Второй мировой войны регистрацией договоров занимался Секретариат Лиги Наций. С образованием Организации Объединенных Наций государства, являющиеся ее членами, обязаны в соответствии со ст. 102 Устава регистрировать свои договоры в Секретариате ООН. Если договор не зарегистрирован, то государства не могут ссылаться на него ни в одном из органов ООН. В свою очередь, Секретариат ООН при первой возможности публикует зарегистрированные договоры в специальной серии сборников.

Кроме Секретариата ООН регистрацией договоров занимаются и другие международные организации, например ИКАО, МАГАТЭ, МОТ. Даже если договор зарегистрирован в международной организации, он подлежит, как следует из Венских конвенций, обязательной регистрации в Секретариате ООН.

Многими государствами предусматривается порядок публикации договоров, заключенных с их участием. Внутригосударственная публикация именуется промульгацией.

На стадии выражения согласия на обязательность договора государство в одностороннем порядке может сделать оговорку, под которой понимается заявление государства, сделанное при подписании, ратификации, утверждении, принятии договора, присоединении к нему, посредством которого оно желает исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству.

Юридические последствия оговорки следующие: она изменяет положения договора в отношениях между сделавшими ее государствами и другими участниками договора. Однако следует помнить о том, что оговорка не изменяет положений договора для остальных участников в отношениях между ними. Возражение против оговорки препятствует вступлению договора в силу между этими государствами, если об этом заявит возражающее государство.

В доктрине приводятся следующие ограничения права государств на оговорки. Они не могут быть сделаны в случае, когда:

1) данная оговорка запрещена договором;

2) оговорка не входит в число допустимых по договору;

3) оговорка несовместима с объектом и целями договора. Если договор не предусматривает иное, оговорка может быть снята сделавшим ее государством в любое время.

Возражение другого договаривающегося государства против оговорки не препятствует вступлению договора в силу между государством, возражающим против оговорки, и государством, сформулировавшим оговорку, если возражающее против оговорки государство определенно не заявит о противоположном намерении.

Акт, выражающий согласие государства на обязательность для него договора и содержащий оговорку, приобретает силу, как только по крайней мере одно из других договаривающихся государств примет эту оговорку.

Оговорка считается принятой государством, если оно не выскажет возражений против нее до конца 12-месячного периода после того, как оно было уведомлено о такой оговорке, или до той даты, когда оно выразило свое согласие на обязательность для него договора, в зависимости от того, какая из этих дат является более поздней.

Статья 21 Венской конвенции 1969 г. устанавливает следующие юридические последствия оговорок и возражений против оговорок:

1) изменяет для сделавшего оговорку государства в его отношениях с этим другим участником положения договора, к которым относится оговорка, в пределах сферы действия оговорки;

2) изменяет в той же мере указанные положения для этого другого участника в его отношениях со сделавшим оговорку государством.

Однако оговорка не изменяет положений договора для других участников в их отношениях между собой. В случае, если государство, возражающее против оговорки, не возражало против вступления в силу договора между собой и сделавшим оговорку государством, то положения, к которым относится оговорка, не применяются между этими двумя государствами в пределах сферы действия такой оговорки.

Процедура, касающаяся оговорок, установлена в ст. 23 Венской конвенции 1969 г. следующим образом:

1) оговорка, определенно выраженное согласие с оговоркой и возражение против оговорки должны быть сделаны в письменной форме и доведены до сведения договаривающихся государств и других государств, имеющих право стать участниками договора;

2) если оговорка сделана при подписании договора, подлежащего ратификации, принятию или утверждению, она должна быть официально подтверждена сделавшим оговорку государством при выражении им своего согласия на обязательность для него этого договора. В этом случае оговорка считается сделанной в день ее подтверждения;

3) определенно выраженное согласие с оговоркой или возражение против оговорки, высказанное до ее подтверждения, сами по себе не требуют подтверждения;

4) снятие оговорки или возражение против оговорки должно осуществляться в письменной форме.

Статья 22 Венской конвенции 1969 г. устанавливает право государств на снятие оговорки: если договор не предусматривает иное, оговорка может быть снята в любое время, и для ее снятия не требуется согласия государства, принявшего оговорку. Если договор не предусматривает иное, возражение против оговорки может быть снято в любое время. Снятие оговорки по общему правилу вступает в силу в отношении другого договаривающегося государства только после получения этим последним уведомления об этом, в то время как снятие возражения против оговорки вступает в силу только после получения государством, сформулировавшим оговорку, уведомления об этом.

Author: consultant