Договор 1994 ядерное оружие

Оглавление:

Кучма предлагает Украине выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия

КИЕВ, 28 мая. /ТАСС/. Бывший президент Украины Леонид Кучма предлагает Верховной Раде рассмотреть вопрос о выходе страны из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

«Мы с Леонидом (Кравчуком; первый президент Украины — прим. ТАСС) обратимся в украинский парламент, чтобы Украине выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия в знак протеста, что не был выполнен Будапештский меморандум», — сообщил он 28 мая в кулуарах форума по безопасности в Киеве.

При этом Кучма считает, что гарантии безопасности Украине в соответствии с Будапештским меморандумом должны быть обеспечены США. «Наверно, нам надо дипломатическими усилиями заставить США выполнять Будапештский меморандум», — сказал он.

Кучма также уточнил, что выход из ДНЯО не означает того, что Украина будет разрабатывать какое-либо ядерное оружие. «У нас нет ни финансов, ни космических возможностей», — пояснил он.

Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к ДНЯО был подписан 5 декабря 1994 года лидерами Украины, США, РФ и Великобритании. Документ гарантирует независимость, суверенитет и существующие границы Украины. В соответствии с меморандумом и Лиссабонским протоколом Украина к 1996 году присоединилась к ДНЯО наравне с Казахстаном и Белоруссией как страна-участник, не обладающая ядерным оружием.

Ядерная целостность Украины

20 лет назад подписан Будапештский меморандум

5 декабря 1994 года Великобритания, Россия, США и Украина подписали Будапештский меморандум. Этот документ предусматривал гарантии территориальной целостности Украины в обмен на отказ от ядерного вооружения. Однако эксперты спорят о том, вступил ли он в силу и распространяется ли на Крым.

В 1975 году на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) в столице Финляндии почти все государства континента, а также США и Канада подписали Хельсинкские соглашения. В них декларировалось мирное сосуществование разных социальных систем, двух военных блоков и нейтральных стран. Эти документы стали основой новой европейской архитектуры безопасности.

17 ноября 1989 года началась «бархатная революция» в Чехословакии

Однако в 1989 году началось разрушение социалистического блока. Прекратили свою деятельность Организация Варшавского договора (ОВД) и Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), на карте Европы вследствие распада СССР и Югославии появились новые государства. Кроме того, в течение 1992 года свой «развод» оформили Чехия и Словакия. Новую ситуацию требовалось зафиксировать новыми соглашениями.

Для этого было принято решение о проведении в начале декабря 1994 года встречи на высшем уровне в столице Венгрии. Там были подписаны важные договоренности, в том числе о переименовании СБСЕ в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) с января 1995 года.

Обсуждался в Будапеште и один из ключевых вопросов безопасности в Старом Свете – проблема ядерного оружия, размещенного на территории бывшего СССР. Экономический коллапс и региональные конфликты в Абхазии, Нагорном Карабахе, Таджикистане, Южной Осетии и Приднестровье создавали реальную опасность попадания атомных боеголовок в руки террористов и агрессивных неконтролируемых режимов.

20 лет назад был подписан Бишкекский протокол, положивший конец резне в Нагорном Карабахе

Поэтому уже в мае 1992 года Белоруссия, Казахстан и Украина вместе с РФ и США подписали Лиссабонский протокол: документ, по которому бывшие союзные республики отказывались от ядерного арсенала и передавали боеголовки и средства их доставки России, присоединяясь к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Однако в обмен на односторонние уступки Киев хотел получить гарантии: в частности, по сохранению территориальной целостности страны.

На встрече в Будапеште эту тему вниманием не могли обойти. Один из подразделов итоговых решений был посвящен «нераспространению ядерного оружия». В одном из его пунктов говорилось, что государства-участники «будут поддерживать и поощрять присоединение всех государств к ДНЯО; в частности, государства-участники, которые еще не являются сторонами ДНЯО, вновь подтверждают свое твердое намерение в возможно кратчайшие сроки присоединиться к ДНЯО в качестве государств, не обладающих ядерным оружием».

А за день до публикации основных решений саммита СБСЕ президенты России, США и Украины, а также премьер-министр Великобритании подписали Будапештский меморандум. В этом документе говорилось, что, поскольку Украина подписывает ДНЯО «в качестве государства, не обладающего ядерным оружием», эти страны «подтверждают Украине свои обязательства… уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины… воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости Украины…».

Таким образом, Будапештский меморандум должен был стать предпоследним этапом оформления безъядерного статуса Украины. В 1996 году Киев присоединился к ДНЯО, и Украина официально стала безъядерной.

19 апреля 1783 года Екатерина даровала манифест о присоединении Крыма к России

В России тогда на документ мало кто обратил внимание. В рамках обсуждения Будапештского саммита куда больше говорили о разногласиях между Москвой и Западом, проявившихся в период подготовки, о возможном размещении миссии СБСЕ-ОБСЕ в Нагорном Карабахе. К примеру, обозреватели «Коммерсанта» назвали подписание меморандума «важным событием саммита», но детальных комментариев от них не последовало.

Вспомнили о Будапеште в начале 2014 года – в дни крымского кризиса. Представители Украины настаивали: документ подписан главами государств, и в нем написано, что он вступает в силу с момента подписания. Другие специалисты в области международных отношений, напротив, считали: поскольку его не ратифицировали, то он в силу не вступал, а являлся лишь декларацией. В марте 2014 года Владимир Путин заявил: «Когда мы указываем, что это антиконституционный переворот, нам говорят: нет, это не вооруженный захват власти, это революция. А если это революция, то тогда мне трудно не согласиться с некоторыми нашими экспертами, которые считают, что на этой территории возникает новое государство. а с этим государством и в отношении этого государства мы никаких обязывающих документов не подписывали». Позиция МИД России такова: в мае 2014 года ведомство отметило, что «утрата Украиной территориальной целостности явилась результатом не внешнего воздействия, а сложных внутренних процессов, которые с Россией и ее обязательствами по Будапештскому меморандуму никак не связаны».

Позиция Киева диаметрально противоположна: к 20-летию меморандума министерство иностранных дел Украины выступило с заявлением, в котором говорится, что «в 2014 году Российская Федерация нарушила взятые на себя обязательства. Таким образом, не только поставлены под сомнение гарантии безопасности ядерных стран по отношению к отдельно взятой стране, но и создан. прецедент». Российский МИД на годовщину меморандума не отреагировал.

«Газета.Ru» вспоминает общую российско-крымскую историю

Среди политологов есть и мнение, что к Крыму понятие «территориальная целостность Украины» не вполне применимо: с 1992 года там действовала конституция, по которой «Республика Крым самостоятельно вступает в отношения с другими государствами и организациями» (ст. 10).

Другие говорят, что эта позиция крайне уязвима, поскольку в ст. 9 заявлено прямо, что «Республика Крым входит в состав государства Украина». Кроме того, в 2014 году на полуострове действовала другая конституция, принятая в 1999 году. Стоит еще отметить, что отказ от основного закона 1992 года в марте 1995 года многими воспринимался как не до конца законный акт администрации тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы.

Вокруг документа, подписанного в Будапеште, уже сформировалась целая мифология: говорили и о специфическом состоянии Бориса Ельцина в момент подготовки и подписания документа (однако это не подтверждается другими источниками и выглядит крайне сомнительно: договоренности такого рода готовятся долго, а процедура с ручками и первыми лицами скорее формальность). Статус меморандума также позволяет спорить юристам, можно ли рассматривать его как международный договор, а не как декларацию о намерениях.

Смотрите так же:  Ходатайство о включении вопросов для эксперта

Часть политологов убеждена: несмотря на статус меморандума, этот документ учитывался неядерными государствами в их политике, и дискуссии о том, имеет он силу или нет, нарушены его пункты или нет, для стран на самых разных континентах будут означать, что лишь атомная бомба спасет от территориальных претензий в критической ситуации.

Договор 1994 ядерное оружие

По словам ​специального представителя Государственного департамента США по Украине Курта Волкера, Киеву не стоит предпринимать попытки вернуть себе ядерное оружие. Об этом он заявил в интервью украинскому телеканалу «Прямой» (до 24 августа — Tonis).

Волкер уточнил, что, по его мнению, отказ Украины от ядерного оружия был правильным шагом.

«Если бы Украина не присоединилась к странам, которые отказались от ядерного оружия, то это не было бы хорошим решением. Не думаю, что ядерное оружие было бы чем-то позитивным для Украины. Мне не хотелось бы, чтобы Украина снова возрождала этот процесс», — цитирует Волкера издание «Сегодня».

Спецпредставитель отметил, что «сейчас у нас есть большие проблемы в сфере безопасности с Россией, на Востоке и в связи с аннексией Крыма». «И это действительно большая проблема безопасности. Потому что в 1994 году никто и не думал, что Россия может так сделать. Никто не ожидал, что появится такая проблема, над которой мы должны работать», — пояснил он.

«Сейчас я вижу, что это было правильным решением в 1994 году с Будапештским меморандумом. И мы продолжаем работать над развитием Украины как успешной держа​вы, восстанавливать ее суверенитет», — резюмировал американский политик.

В 2016 году депутаты Радикальной партии внесли в Верховную раду законопроект о восстановлении статуса ядерного государства. Парламентарии предлагают отменить закон «О присоединении Украины к договору о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 года» и возобновить право страны на ядерное оружие.

В апреле 2015 года секретарь Совета национальной безопасности Украины Александр Турчинов заявил, что Украина готова «использовать все имеющиеся у нас ресурсы» для того, чтобы создать «эффективное оружие». «Какое оно там: грязное или чистое — это уже отдельный технологический вопрос», — говорил он. В ответ на это МИД России заявил, что такие заявления, как заявление Турчинова «о том, что украинские власти якобы готовятся к реализации неких закрытых военно-технических ядерных программ, направленных то ли на создание так называемой грязной бомбы, то ли ядерного оружия», обычно делают «различного рода террористические группировки».

После распада СССР Украина обладала третьим по численности арсеналом ядерного оружия в мире после США и России. Будапештский меморандум, по которому Украина отказалась от ядерного оружия, был подписан 5 декабря 1994 года лидерами Украины, США, России и Великобритании. Документ не был ратифицирован ни одним из подписавших его государств.

Меморандум без гарантий: что Украина подписала в 1994 году в Будапеште?

5 декабря 1994 года лидеры Украины, США, России и Великобритании подписали Будапештский меморандум, который в обмен на отказ от ядерного оружия обещал Украине целостность и суверенитет под гарантии ядерных держав. В том же году начался вывоз ядерных вооружений из Украины в Россию: всего 176 межконтинентальных баллистических и более 2500 тактических ракет. Последняя украинская боеголовка покинула страну летом 1996 года.

На главные вопросы про Будапештский меморандум 22 года спустя отвечает директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский.

Крым.Реалии: Так ли уж нужно было Украине избавляться от ядерных вооружений?

Ядерная Украина — обезьяна с гранатой

Ядерное оружие России — головная боль Трампа

Трамп: Новейшее ядерное оружие России

Ядерная война становится возможной?

The American Conservative 06.10.2016 Николай Сунгуровский: Еще в 1990 году в Декларацию о государственном суверенитете включили пункт о том, что Украина стремится к безъядерному статусу. Но позднее, в 1994 году Украине, на мой взгляд, просто выломали руки. Конечно, гарантировать сохранность всех боеголовок в условиях тех лет было сложно, но США давили на Украину, чтобы ядерное оружие отошло России и находилось в одних руках.

— То есть Будапештский меморандум — это поражение украинской дипломатии?

— На тот момент это максимум того, что украинская дипломатия могла выжать из своих партнеров. Вообще, меморандум — это договор первого уровня, за которым должны были последовать двусторонние, юридически обязательные для сторон документы. В итоге все закончилось подписанием лишь политически обязательного документа без прописанных механизмов ответственности.

— Уникален ли этот меморандум в своем роде, по слабости?

— Вовсе нет. Подобными недостатками обладают очень многие документы, которые претендуют на обязательное исполнение. Подписывают их обычно очень тяжело. Один из успешных примеров — Конвенция о запрете противопехотных мин, или Оттавский договор. Все остальные конвенции о запрете ядерного, биологического оружия так и остались на этапе лишь политически обязательных документов.

Участник переговорного процесса, бывший посол США на Украине — Стивен Пфайфер: «В английском тексте меморандума присутствует слово «assurances», то есть «заверения в поддержке», но не «guarantees». Это важное отличие. Например, наши союзники по блоку НАТО обладают гарантиями в области безопасности. Южная Корея и Япония, с которыми у США заключены договоры о совместной обороне, обладают гарантиями. В случае Украины мы говорим о заверениях. Это менее сильное слово. Во-вторых, в меморандуме не был прописан механизм ответных действий, кроме обращения к Совбезу ООН, если против Украины будет применено ядерное оружие».

— Согласны ли вы с такой трактовкой?

— Я бы даже больше сказал: фактически Украина получила в обмен на отказ от ядерного оружия лишь подтверждение уже данных странами-подписантами обещаний.

— Можно ли восстановить ядерный статус после его утраты?

— Теоретически это несложно, а вот практически для производства ядерного оружия нужно обладать такими технологиями, которые обычно разрабатывают десятилетиями. К тому же Украина со своим полулегальным ядерным статусом оказалась бы в компании таких стран, как Пакистан, Индия и Северная Корея, что тоже нам вряд ли на руку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Ядерное оружие в обмен на ничего, или Что написано в Будапештском меморандуме

Перепалка «Вы нарушили Будапештский меморандум — Мы не нарушали Будапештский меморандум» между Украиной и Россией длится уже три года и вряд ли в ближайшее время закончится.

Очередной раз о Будапештском меморандуме заговорили 15 января. На пресс-конференции в Москве глава Министерства иностранных дел России Сергей Лавров сказал следующее: «Напомню, что мы так и не применяли и не угрожали Украине ядерным оружием, поэтому никакого нарушения меморандума не произошло. А параллельно с меморандумом Украина в отдельном заявлении взяла на себя обязательства не поощрять расистские, неонацистские тенденции».

Таким образом, кроме обычных заверений в том, что Россия ничего не нарушала, Лавров добавил новый подход, суть которого в намеке на то, что меморандум нарушила как раз Украина. Исходя из этого на ум приходит бородатый анекдот: «Если ничего не помогает — прочитайте инструкцию». В данном случае во время разнообразных дискуссий и перепалок о нарушении-ненарушении меморандума речь идет о необходимости изучения матчасти — а именно текста меморандума. Потому мы и заглянули в текст, а также решили собрать некоторые детали и комментарии относительно этого документа. Все для того, чтобы лучше понимать общую картину. В общем. Кто подписывал меморандум, что в нем написано, как его трактуют, и что такое «проклятие Миттерана». Начнем, пожалуй, с первого.


Кто и когда подписывал Будапештский меморандум

Что подписала Украина в 1994 году?


Что в нем написано

Несмотря на акцентирование Лаврова лишь на одном из пунктов документа, их (пунктов) там значительно больше. Целых пять обязательств:

  • Уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины в соответствии с принципами Заключительного акта СБСЕ.

То есть: никогда, никогда, никогда не подвергать сомнению границы Украины, установленные с момента получения страной независимости. Не с момента «референдума» в Крыму, о чем недавно заявил глава российского МИД.

  • Воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности и политической независимости Украины и никогда не применять никакие вооружения против Украины, кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом ООН.
Смотрите так же:  Метапредметные требования к обучаемым в фгос

То есть речь идет не только о ядерном оружии, о чем говорил Лавров. Ключевое словосочетание — «никакие вооружения», то есть все-все-все вооружения Россия обязуется не применять.

  • В соответствии с принципами Заключительного акта СБСЕ воздерживаться от экономического принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим собственным интересам осуществление Украиной ее суверенных прав и таким образом обеспечить себе какие бы то ни было преимущества.

То есть не шантажировать Украину, ну, например, заявлениями «мы вам отключим газ».

  • Добиваться незамедлительных действий со стороны Совета Безопасности ООН с целью оказания помощи Украине как государству — участнику Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающему ядерным оружием, в случае, если она станет жертвой акта агрессии или объектом угрозы агрессии с применением ядерного оружия.

То есть не ветировать резолюции в Совбезе, направленные на оказание помощи Украине.

  • Не применять ядерное оружие против Украины как государства — участника Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающего ядерным оружием, кроме как в случае нападения на них, их территории или зависимые территории, их вооруженные силы или их союзников таким государством, действующим вместе с государством, обладающим ядерным оружием или связанным с ним союзным соглашением.

И вот тот самый пункт, на который ссылается Россия.

Итого. Россия выделила один из пунктов, о котором постоянно упоминает. Украина в лице главы МИД Павла Климкина напоминает о всех остальных пунктах договора, который был нарушен. «Нарушила и дальше нарушает п. 1 Будапештского меморандума, которым обязывалась уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины. Россия нарушила и дальше нарушает п. 2 меморандума, где она подтвердила, что никакое ее оружие никогда не будет использоваться против Украины», — прокомментировал он заявления Лаврова, добавив, что и пункт 3 об экономическом давлении «нарушается постоянно в течение нескольких последних лет».

Впрочем, есть еще одна причина, которую называют в России как аргумент в контексте невыполнения меморандума. Это ратификация. А точнее то, что документ не был ратифицирован ни одной из сторон. И касательно этого тоже возникают споры. В России утверждают, что таким образом документ вообще недействителен. Оппоненты этой позиции кивают на последнее предложение в тексте меморандума, которое выглядит вот так: «Настоящий меморандум будет применим с момента подписания», а не ратификации. Тут же стоит вспомнить пункт 1 статьи 12 Венской конвенции о праве международных договоров: «Согласие государства на обязательность для него договора выражается путем подписания договора представителем государства, если: a) договор предусматривает, что подписание имеет такую силу».

Был, кстати, еще один аргумент, высказанный президентом России Владимиром Путиным. О том, что после революции на Украине появилось новое государство, с которым РФ ничего не подписывала. Однако этот аргумент на сегодняшний день благополучно забыт.

Комментарии и «проклятие Миттерана»

Участник переговорного процесса, бывший посол США на Украине — Стивен Пфайфер: «В английском тексте меморандума присутствует слово «assurances», то есть «заверения в поддержке», но не «guarantees». Это важное отличие. Например, наши союзники по блоку НАТО обладают гарантиями в области безопасности. Южная Корея и Япония, с которыми у США заключены договоры о совместной обороне, обладают гарантиями. В случае Украины мы говорим о заверениях. Это менее сильное слово. Во-вторых, в меморандуме не был прописан механизм ответных действий, кроме обращения к Совбезу ООН, если против Украины будет применено ядерное оружие».

Бывший министр обороны и экс-секретарь СНБО Украины Евгений Марчук: «Лавров просто нагло обманывает журналистов, надеясь, что никто не заглянет в оригинал текста. Не только ядерное, а никакое их оружие никогда не будет использовано против Украины — то есть тройное обязательство».

И все же в целом слабость Будапештского меморандума сегодня уже открыто признается. В то же время отдельные эксперты утверждают, что на тот момент это был лучший вариант, которого могла добиться Украина. «На тот момент это максимум того, что украинская дипломатия могла выжать из своих партнеров. Вообще меморандум — это договор первого уровня, за которым должны были последовать двусторонние, юридически обязательные для сторон документы. В итоге все закончилось подписанием лишь политически обязательного документа без прописанных механизмов ответственности», — резюмировал директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский.

«В 1994 году я приезжал во Францию, и президент Миттеран сказал мне: «Сынок, не верь этому меморандуму, тебя обманут». Это история, рассказанная на сентябрьском форуме YES экс-президентом Украины Леонидом Кучмой. Он же отметил, что в итоге так и произошло.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Будапештский меморандум 5 декабря 1994 года

Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия был подписанный 5 декабря 1994 года лидерами РФ, Великобритании, США и Украины в Будапеште (Венгрия).

Согласно меморандуму, РФ, Великобритания и США подтверждают Украине свое обязательство в соответствии с принципами Заключительного акта СБСЕ (Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, ОБСЕ — ныне Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе) уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины.

РФ, Великобритания и США подтверждают свое обязательство воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости Украины и что никакие их вооружения никогда не будут применены против Украины, кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом ООН.

РФ, Великобритания и США подтверждают обязательство в соответствии с принципами Заключительного акта СБСЕ воздерживаться от экономического принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим собственным интересам осуществление Украиной прав, присущих ее суверенитету, и таким образом обеспечить себе преимущества любого рода.

РФ, Великобритания и США подтверждают свое обязательство добиваться незамедлительных действий Совета Безопасности ООН по оказанию помощи Украине как государству-участнику Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающему ядерным оружием, в случае если Украина станет жертвой акта агрессии или объектом угрозы агрессии с применением ядерного оружия.

РФ, Великобритания и США подтверждают в отношении Украины свое обязательство не применять ядерное оружие против любого государства-участника Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающего ядерным оружием, кроме как в случае нападения на них, их территории или зависимые территории, на их вооруженные силы или их союзников таким государством, действующим вместе с государством, обладающим ядерным оружием или связанным с ним союзным соглашением.

РФ, Великобритания и США и Украина будут консультироваться в случае возникновения ситуации, затрагивающей вопрос относительно этих обязательств.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

«Шантаж и демагогия»: почему на Украине заговорили о разработке ядерного оружия

Киев может приступить к созданию собственного ядерного арсенала, не опасаясь международных санкций, уверен бывший представитель украинской миссии при НАТО генерал-майор Пётр Гаращук. Об этом он заявил накануне в эфире канала «Обозреватель».

По мнению генерала, Украина располагает всеми возможностями для того, чтобы получить ядерное оружие, — как организационными, так и техническими, а власти способны при необходимости выделить средства для финансирования такой программы. Речь может идти о создании не просто ядерной бомбы, но полноценных ракетных боеголовок, уверен Гаращук.

«Ещё раз скажу: у нас есть все мощности для того, чтобы разработать и выпустить своё ядерное оружие», — подчеркнул он в беседе с ведущими передачи. По словам генерала, в городе Днепропетровске есть завод, который может производить межконтинентальные баллистические ракеты (МБР).

Речь идёт о заводе «Южмаш», на котором в советское время выпускались МБР «Воевода», известные на Западе как «Сатана». В марте этого года в Минобороны сообщили о скорой утилизации этих ракет — им на смену придут новейшие МБР «Сармат». Стоит отметить, что сейчас «Южмаш» переживает не лучшие времена — предприятие понесло потери из-за разрыва отношений с российскими контрагентами. Дефицит финансирования, в свою очередь, привёл к оттоку кадров.

Пётр Гаращук — не единственный сторонник идеи создания Украиной собственных ядерных войск, эта тема постоянно муссируется местными политиками и общественными деятелями на протяжении последних лет. Как правило, призывы к созданию ядерного арсенала звучат в контексте обсуждения Будапештского меморандума, в нарушении которого Киев обвиняет Москву.

7 декабря о «моральном и законном праве» Украины получить статус ядерной державы заявил в эфире телеканала NewsOne экс-нардеп, член политсовета радикальной партии «Свобода» и заслуженный журналист Украины Игорь Мирошниченко. По его словам, это право появилось у Киева после того, как страны-гаранты якобы не помогли Украине сохранить территориальную целостность.

Смотрите так же:  Виды правонарушение в информационной сфере

К популярной теме ядерного вооружения обращаются и претенденты на пост президента страны. Ранее председатель Социалистической партии, бывший советник главы МВД Украины Илья Кива пообещал «вернуть» Украине ядерный потенциал в случае своей победы на выборах.

«Я верну нашей стране ядерный статус! Это будет первое, чем я займусь, когда приду к власти. Слава богу, технологии все сохранены. И поверьте, все спорные вопросы с соседями решатся в тот же день, когда пройдут первые испытания!» — заявил политик на своей странице в Facebook.

Будоражит мысль о ядерных ракетах и украинскую интеллигенцию. В ноябре о «моральном праве» страны на ядерное оружие говорил в эфире телеканала «112 Украина» народный артист Юрий Рыбчинский. Он предложил «тихо» приступить к работе над ядерным оружием. Тем более что у Киева есть реакторы и есть учёные, которые ещё не покинули страну, пояснил Рыбчинский.

О каких именно «реакторах» говорил артист, неясно, ведь даже для обогащения урана при использовании его в атомной энергетике Киев до сих пор обращается к России.

По словам руководителя сектора проблем региональной безопасности Центра военно-политических исследований РИСИ Сергея Ермакова, сейчас Украина не располагает техническими возможностями для осуществления полного цикла создания ЯО.

«Есть только отдельные фрагменты и отдельные специалисты. Украина не вырабатывает ядерное топливо даже для АЭС, ядерные снаряды на украинской территории вообще никогда не производились. Поэтому тут даже говорить не о чем», — пояснил эксперт в интервью RT.

Советское наследие

Дискуссия о неких «правах» Украины, якобы возникших в связи с отказом от ядерного статуса, развивается и на государственном уровне. Например, на Будапештский меморандум ссылался ранее Пётр Порошенко, обращаясь к американской администрации с требованием поставить ВСУ летальное оружие. В свою очередь, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов заявлял о том, что ядерное разоружение Украины было «исторической ошибкой».

В 2014 году Валерий Гелетей, занимавший в то время пост министра обороны Украины, прямо пригрозил созданием ядерного оружия. «Если мы сегодня не сможем защитить Украину, если мир нам не поможет, мы будем вынуждены вернуться к созданию этого оружия», — заявил тогда глава оборонного ведомства.

Напомним, после распада Советского Союза ядерное оружие оставалось на территории России, Украины, Казахстана и Белоруссии. На украинской территории тогда находился самый крупный после российского арсенал ЯО — около 1950 единиц стратегического ядерного оружия, а также 1883 единицы тактического ЯО, включая 176 межконтинентальных баллистических ракет, стратегические бомбардировщики и ракетные шахты.

Перспектива дробления советского ядерного арсенала и появления на карте мира новых ядерных государств совершенно не входила в планы стран — участниц ядерного клуба. Если бы Киев, Астана и Минск решили оставить себе советское ядерное оружие, им пришлось бы столкнуться с давлением всего мирового сообщества. На тот момент никаких сомнений в правильности отказа от этих вооружений не было, а принятая в 1990 году декларация о суверенитете Украины определяла статус страны как безъядерного государства.

Киев согласился вывезти весь ядерный арсенал, остававшийся на украинской территории после распада СССР, в Россию. В процессе ликвидации арсеналов были взорваны пусковые ракетные шахты, ракеты переданы российской стороне, а стратегические бомбардировщики Ту-160 и Ту-95МС были разобраны на металлолом. Впоследствии Киев присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия.

Будапештский меморандум, на который нередко ссылаются украинские власти, был подписан в 1994 году представителями Украины, России, США и Великобритании. Согласно этому документу, США, Великобритания и Россия обязались уважать суверенитет и территориальную целостность Украины. Теперь же Киев считает, что воссоединение Крыма с Россией нарушило условия договора, несмотря на то что на полуострове был проведён референдум, по результатам которого более 96% населения проголосовало за выход из состава Украины и присоединение к РФ.

Как рассказал первый президент Украины Леонид Кравчук, в Киеве знали, что к 1997 году срок действия стратегических боеголовок, изготовленных ранее на российской территории, истёк бы, а мощностями для утилизации такого оружия украинская сторона не располагала — боеголовки в любом случае пришлось бы отправлять в Россию.

Чтобы самостоятельно освоить полный цикл производства и утилизации ЯО, Киеву потребовались бы колоссальные средства, которые, по понятным причинам, никто бы ему не предоставил.

Хотя сейчас на Украине принято рассуждать об отказе от ядерного оружия как о некой «ошибке», эксперты уверены в том, что Киев в любом случае не смог бы оставить в своём распоряжении советский арсенал. Как пояснил Сергей Ермаков, Украина не случайно отказалась от ядерного оружия — другого выбора у Киева просто не было.

«Россия в качестве правопреемницы СССР не только взяла на себя его долги, но также унаследовала статус ядерной державы, на Украину это совершенно не распространяется», — подчеркнул эксперт в интервью RT.

Опасные сигналы

Тем не менее сегодня Киев не только проявляет «ядерные амбиции» в медиапространстве, но и пытается спекулировать этой темой на международной арене. В ноябре представители украинского МИД обратились к странам — участницам Будапештского меморандума с требованием провести срочные консультации на предмет исполнения обязательств в отношении Украины. Представители внешнеполитического ведомства страны настаивали на том, что США и Великобритания должны помочь «остановить агрессию» Москвы.

Напомним, государства, подписавшие документ, подтвердили, что не станут применять против Украины оружие в каких-либо целях, кроме как для самообороны или иным образом «согласно уставу ООН». При этом Киев считает, что на востоке страны присутствуют «российские военные», хотя Москва неоднократно отвергала эти голословные обвинения.

Также следует отметить, что применение военной силы против любого государства, за исключением перечисленных ситуаций, и так запрещается нормами международного права — по сути, меморандум только дублирует уже действующие положения международных правовых норм, таких как устав ООН и ДНЯО.

Как пояснил Сергей Ермаков, никаких дополнительных гарантий безопасности для Украины этот документ просто не подразумевает. И хотя эта тема активно эксплуатируется Киевом, на практике добиться чего-то от США и Великобритании невозможно. Кроме того, в тексте документа даже не говорится об «обмене» гарантиями — подписанты лишь «подтверждают готовность» уважать территориальную целостность страны, «учитывая обязательство Украины» об уничтожении всех ядерных арсеналов.

«Навязчивые требования Киева уже вызывают раздражение на Западе, потому что украинской стороне давно чётко дали понять, на что она может претендовать. Очевидно, что разговоры о ядерном статусе даже в прошедшем времени тут просто неуместны», — пояснил Сергей Ермаков.

По мнению заместителя директора Института истории и политики МПГУ Владимира Шаповалова, все разговоры о Будапештском меморандуме и ядерном оружии, звучащие в Киеве, — «шантаж и демагогия по отношению к Западу». Вашингтон до сих пор терпит эту риторику лишь потому, что Украина всё равно остаётся в положении американского сателлита, пояснил эксперт в интервью RT.

«Запад закрывает глаза на многие вещи, исходя из политических соображений. Пока что речь идёт только о словах, а не реальных действиях, но даже такие слова являются серьёзной угрозой. Достаточно вспомнить о той провокации, которую устроила украинская сторона в Керченском проливе, чтобы понять, насколько любые разговоры о ядерных амбициях Украины опасны и неуместны», — подчеркнул Шаповалов.

По мнению эксперта, международному сообществу следовало бы обратить внимание на эти сигналы, потому что никто не может стопроцентно гарантировать, что Украина никогда не попытается получить ЯО.

«Подобные разговоры нужно пресекать в корне, чтобы ни у кого не возникало иллюзии безнаказанности», — подчеркнул эксперт.

Впрочем, если Украина когда-нибудь попытается запустить ядерную программу, она автоматически лишится любой поддержки и станет страной-изгоем, уверены эксперты.

«Страны ядерного клуба, включая США, не намерены терпеть появление новых ядерных держав. Отсылки же к опыту Израиля, которые звучат на Украине, тоже бесполезны, так как Израиль связывают с Вашингтоном отношения несколько иного порядка, чем Вашингтон с Киевом. Тем более что израильские власти никогда не подтверждали наличие у них ЯО и уж точно никогда не «козыряют» этой темой», — подытожил Сергей Ермаков.

Author: admin