Что такое имущественные права требования дебиторская задолженность

Имущественные права

Имущественные права — субъективные права участников правоотношений, связанных с владением, пользованием и распоряжением имуществом, а так же с материальными (имущественными) требованиями, которые возникают между участниками гражданского оборота по поводу распределения этого имущества и обмена (товарами, услугами, работами, ценными бумагами, деньгами и др.).

Законодательство не дает четкого определения тому, что такое «имущественное право». Но в правоприменительной практике это понятие, а также понятие «Имущество» часто встречаются.

Статья 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

Налоговый кодекс ориентируется на ГК РФ и определяет, что имущество это объекты гражданских прав, которые ГК РФ признает имуществом, за исключением имущественных прав (п. 2 ст. 38 НК РФ). Причем норма, исключающая имущественные права из состава имущества (для налогообложения) была специально введена Федеральный закон от 09.07.1999 N 154-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации».

Из определения ст. 128 ГК РФ следует, что кодекс рассматривает имущественные права как составную часть понятия вещь.

Согласно теории права имущественные права подразделяются на вещные (право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления); обязательственные права (право требование долга (дебиторская задолженность), права на возмещение ущерба, причиненного жизни или здоровью гражданина, вреда, причиненного имуществу физического или юридического лица); право авторов и изобретателей на вознаграждение за созданные ими произведения и изобретения; наследственные права.

На мой взгляд, исходя из норм ГК РФ и ст. 38 НК РФ, для целей налогообложения под имуществом следует понимать то, чем владеет налогоплательщик на праве собственности (праве хозяйственного ведения, праве оперативного управления). Все остальные имущественные права, которые подлежат налоговому учету, относятся к понятию имущественные права.

Пример

Право требования долга (дебиторская задолженность) признается имущественным правом (обязательное право). Для налогообложения такое имущественное право не является имуществом.

Право на возмещение вреда имуществу признается имущественным правом (обязательное право). Для налогообложения такое имущественное право не является имуществом.

Имущество, которым налогоплательщик владеет на праве собственности, признается имуществом налогоплательщика.

Виды имущественных прав

Как было отмечено выше, теория права определяет виды имущественных прав. Эта классификация для налогообложения не имеет прямого значения и может использоваться скорее в некоторых, специфических случаях.

Вещные имущественные права

Вещные права именуется так, потому что они непосредственно связаны с вещами.

Собственник имущества обладает по отношению к имуществу вещными правами: права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ст. 209 ГК РФ).

Вещные права лиц, не являющихся собственниками обозначены в ст. 216 ГК РФ:

— право хозяйственного ведения имуществом (статья 294);

Обязательственные имущественные права

Особенность обязательственных имущественных прав в том, что объектом права представляется чужое действие: другое лицо обязано совершением известного действия, на которое лицо имеет право. Поэтому такие права и именуются обязательственными.

К ним принадлежат все права, возникающие из договоров.

Так, согласно ст.307 ГК РФ, должник обязан совершить в пользу кредитора определенное действие: передать имущество, выполнить работу, произвести оплату и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Пример

Продавец и покупатель заключили договор купли-продажи, по которому продавец обязуется передать 10 единиц товара покупателю, а покупатель обязуется оплатить этот товар.

В результате заключения этого договора у продавца и покупателя возникли встречные обязательственные имущественные права:

— право получить товар покупателем от продавца;

— право получить оплату продавцом от покупателя.

Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации

Правоотношения, связанные с интеллектуальной собственностью, регулируются частью 4 ГК РФ.

Статья 1226 ГК РФ указывает, что на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации признаются интеллектуальные права, которые включают:

— исключительное право, являющееся имущественным правом;

— личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и другие) — в случаях, предусмотренных ГК РФ.

Результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются (ст. 1225 ГК РФ):

1) произведения науки, литературы и искусства;

2) программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ);

6) сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания);

8) полезные модели;

9) промышленные образцы;

10) селекционные достижения;

11) топологии интегральных микросхем;

12) секреты производства (ноу-хау);

13) фирменные наименования;

14) товарные знаки и знаки обслуживания;

15) наименования мест происхождения товаров;

16) коммерческие обозначения.

Пример

Автор написал статью. Автор имеет право на результаты интеллектуальной деятельности. Так, он может предложить публикацию этой статьи в журнале за вознаграждение (по лицензионному договору или по договору на отчуждение исключительного права на статью).

§ 2. Обращение взыскания на имущественные права должника

Вопрос с местом данной меры принудительного исполнения остается неопределенным. Статья 68 Закона об исполнительном производстве относит ее к самостоятельной мере. В то же время нормы, регулирующие обращение взыскания на имущественные права должника (ст.

Интересно соотношение рассматриваемой меры с обращением взыскания на доходы должника-гражданина. Представляется, что обращение взыскания на доходы должника-гражда- нина является особым, но частным случаем обращения взыскания на имущественные права должника. Оно обладает самостоятельным регулированием лишь в силу особых социальных последствий, которые могут наступить при нарушении прав должника, поскольку, как правило, обращение взыскания производится на единственный источник существования. При этом сами доходы могут относиться как к сфере регулирования трудового права (заработная плата), гражданского права (вознаграждение авторам результатов интеллектуальной деятельности — ч. 1. ст. 99 Закона об исполнительном производстве), права социального обеспечения (пенсия) и других отраслей права.

Ввиду вышеизложенного, в исполнительном производстве (как комплексной отрасли права) понятие имущественных прав нельзя рассматривать только с точки зрения гражданского права.

Объектом обращения взыскания является именно право как возможная мера поведения. Основной ценностью выступает возможность (реальная или потенциальная) получения каких- либо благ от лица, связанного корреспондирующей праву обязанностью. При этом взыскание обращается именно на имущественное право, а не на объект такого права (вещи, деньги, интеллектуальная собственность), поскольку как только в ведении должника появляются соответствующие объекты, имущественное право прекращается исполнением. При появлении собственно объектов прав взыскание на них обращается уже в порядке, предусмотренном ст. 69 Закона об исполнительном производстве.

Таким образом, под имущественными правами в исполнительном производстве будут пониматься любые права, предоставляющие возможность получения каких-либо материальных (имущественных) благ, вне зависимости отрасли права, регулирующей порядок и основания такого получения.

Однако, исходя из положений ст. 68 Закона об исполнительном производстве и определенной специфичности в применении, впредь до внесения изменений в законодательство, мы будем рассматривать обращение взыскания на имущественные права как самостоятельную меру принудительного исполнения.

Несмотря на самостоятельность данной меры принудительного исполнения, к ней субсидиарно будут применяться правила, используемые при обращении взыскания на имущество должника (например, нормы о порядке наложения ареста), с учетом природы и особенностей имущественных прав, выступающих в качестве объекта взыскания.

Примером специфичности могут быть ситуации, когда имущественное право неразрывно связано с личностью управомоченного лица: право на получение алиментов, возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью, право владеть и пользоваться имуществом, предоставленным по договору аренды.

Таким образом, процедура обращения взыскания на имущественные права должника будет включать в себя следующие действия:

1. Арест имущественных прав, который заключается в запрете распоряжаться такими правами: передавать иным лицам (кроме случаев универсального правопреемства), отказываться, новвировать, соглашаться на получение отступного, прекращать зачетом, менять (изменять) объект прав и тому подобное. Возможно также и составление акта описи, посредством указания в нем всех правоустанавливающих документов, подтверждающих наличие и/или возникновение данных имущественных прав.

Если правоотношение, содержанием которого является право должника, носит относительный характер, то запреты на распоряжение распространяются также и на вторую сторону таких отношений (например на дебитора), о чем она в обязательном порядке извещается судебным приставом-исполнителем. При этом результат исполнения обязательства по такому правоотношению также должен передаваться напрямую судебному приставу-исполнителю, а не управомоченному в силу гражданского права лицу. Такой результат тоже будет подвергаться обращению взыскания.

2. Оценка имущественных прав (за исключением дебиторской задолженности, не реализуемой на торгах) в обязательном порядке осуществляется только специалистом-оценщиком, привлекаемым постановлением судебного пристава-исполнителя в течение одного месяца со дня обнаружения таких прав (п. 3 ч. 2 ст. 85 Закона об исполнительном производстве).

3. Хранение документов, подтверждающих наличие и объем имущественных прав должника, может осуществляться в подразделении судебных приставов при условии обеспечения их сохранности (ч. 2 ст. 86 Закона об исполнительном производстве). Также по усмотрению судебного пристава документы могут быть оставлены.

4. Реализация прав заключается в смене их субъекта, в порядке сингулярного правопреемства. Однако здесь имеются свои особенности в зависимости от характера прав.

В случае, если право носит денежный характер (право на получение денежных средств в силу сделки, исполнительного документа), обращение взыскания на них производится в порядке, установленном для обращения взыскания на дебиторскую задолженность (ч. 2.1. ст. 75, ч. 2 ст. 76 Закона об исполнительном производстве). В остальных случаях реализация имущественных прав осуществляется только на торгах в форме открытого аукциона (ч.

Статья 75 Закона об исполнительном производстве содержит открытый перечень прав, на которые судебный пристав- исполнитель может обращать взыскания. При этом процедура обращения взыскания на каждое из перечисленных прав будет иметь свои особенности.

1. Под дебиторской задолженностью понимаются денежные права — требования должника к третьим лицам, не исполнившим денежное обязательство перед ним как кредитором (дебитор), в том числе право требования по оплате фактически поставленных должником товаров, выполненных работ или оказанных услуг, по найму, аренде и др.

Обращение взыскания на дебиторскую задолженность производится:

— при наличии согласия взыскателя — путем внесения (перечисления) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов;

— при отсутствии согласия взыскателя или невнесении (неперечислении) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов — путем продажи дебиторской задолженности с торгов.

Судебный пристав-исполнитель своим постановлением обязывает дебитора исполнять соответствующее обязательство путем внесения (перечисления) денежных средств на указанный в постановлении депозитный счет подразделения судебных приставов, а также запрещает должнику изменять правоотношения, на основании которых возникла дебиторская задолженность (ст. 76 Закона об исполнительном производстве).

Смотрите так же:  Материнский капитал в беларуси в 2019 году изменения

В акте об аресте дебиторской задолженности судебный пристав-исполнитель указывает перечень документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности. В случае необходимости производятся изъятие указанных документов и передача их на хранение.

Со дня получения дебитором уведомления о наложении ареста на дебиторскую задолженность и до дня реализации прав требования или получения дебитором уведомления о переходе прав требования к новому кредитору дебитор не вправе изменять правоотношения, на основании которых возникла дебиторская задолженность.

На практике также может иметь место выявление так называемой «черной» дебиторской задолженности, подтверждаемой отдельными документами, но не нашедшей отражение в бухгалтерском учете должника. Поскольку бухгалтерский учет не имеет правоустанавливающего значения для имущественных прав, то отсутствие такого учета не препятствует аресту и дальнейшему обращению взыскания на так называемую «черную» дебиторскую задолженность.

Дебиторская заложенность не реализуется посредством торгов при наличии согласия взыскателя обращать взыскание на такую задолженность путем внесения (перечисления) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов (ч. 2 ст. 76 Закона об исполнительном производстве).

2. В ходе изучения банка данных в исполнительном производстве (ст. 6.1 Закона об исполнительном производстве), судебный пристав-исполнитель может установить, что должник также обладает правом требования в качестве взыскателя по другому исполнительному документу. Представляется, что в силу личного и социального характера невозможно обращение взыскания на права требования по исполнительным документом, выданным по итогам разрешения дел о взыскании платежей, указанных в ст. 101 Закона об исполнительном производстве. В то же время допускается обращение судебным приставом взыскания на права требования различных бюджетов и бюджетополучателей по исполнительным документам о взыскании денежных средств с частных лиц, минуя требования гл. 24.1 Бюджетного кодекса РФ.

3. Право на аренду недвижимого имущества может оказаться достаточно ценным ввиду ограниченности объектов аренды. Например, значительный интерес может иметь принадлежащее должнику право аренды торговых или складских помещений, удобно расположенных в центре города или вблизи транспортных узлов. Однако в силу того, что личность арендатора может иметь значение для арендодателя, а также встречного характера обязательств по договору аренды, обращение взыскания на право аренды возможно только с согласия арендодателя.

4. Последнее время большую ценность приобретает исключительное право на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации. Определение исключительных прав содержится в ст. 1226, 1229 ГК РФ. Конкретный перечень исключительных прав относительно различных видов интеллектуальной собственности содержится в соответствующих главах раздела VII ГК РФ (ст. 1270, 1317, 1324, 1330, 1334, 1339, 1358, 1421, 1454, 1466, 1474, 1484, 1519, 1539 ГК РФ). Необходимо помнить, что можно обратить взыскание только на исключительные права, но не на сам результат интеллектуальной деятельности (средство индивидуализации). Интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (ч. 1 ст. 1227 ГК РФ). Например, нельзя обратить взыскание на повесть (интеллектуальная собственность), но можно обратить взыскание на право ее воспроизведения (исключительное право) и на книжный тираж данной повести (имущество).

На ряд исключительных прав также рассматриваются иммунитеты. Нельзя обращать взыскание на следующие права:

— принадлежащее автору (а также его наследникам и их наследникам) исключительное право на произведение (ч. 1 ст. 1284 ГК РФ);

— принадлежащее исполнителю (а также его наследникам и их наследникам) исключительное право на исполнение (ч. 1 ст. 1319 ГК РФ);

— исключительное право на секретное изобретение (ч. 6 ст. 1405 ГК РФ).

Таким образом, в связи с особым характером такого вида имущества, как имущественные права, законодатель предусмотрел особый порядок обращения взыскания, который позволит обеспечить баланс интересов как сторон в исполнительном производстве, так и иных заинтересованных лиц.

Переход права требования дебиторской задолженности к учредителю в качестве расчетов за уставный капитал при ликвидации общества

Дебиторская задолженность по оплате товаров (работ, услуг), образовавшаяся на дату ликвидации организации, в доходах ликвидируемой организации, применяющей УСН, не учитывается

Единственный учредитель общества с ограниченной ответственностью принял решение о его добровольной ликвидации. Согласно ликвидационному балансу в активе общества числится дебиторская задолженность, равная величине пассива баланса, состоящего из величины уставного капитала. Таким образом, при ликвидации общества учредителю переходит дебиторская задолженность. Договор цессии с учредителем заключать не планируется. Общество применяет УСН с объектом налогообложения «доходы минус расходы» (15%).

Является ли налогооблагаемым доходом для общества переход права требования дебиторской задолженности к учредителю в качестве расчетов за уставный капитал при ликвидации общества? Каким документом будет подтверждаться право учредителя на получение денежных средств от должника?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Дебиторская задолженность по оплате товаров (работ, услуг), образовавшаяся на дату ликвидации организации, в доходах ликвидируемой организации, применяющей УСН, не учитывается.

Передача участнику права требования долга осуществляется в рамках цессии.

Передача права требования участнику может быть осуществлена на основании акта приема-передачи или решения ликвидационной комиссии (ликвидатора).

А уже далее суд производит замену кредитора в порядке процессуального правопреемства.

Обоснование вывода:

В соответствии со п. 1 ст. 61 ГК РФ ликвидация организации — это прекращение ее деятельности как юридического лица без перехода прав и обязанностей другим лицам. При этом ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ (п. 9 ст. 63 ГК РФ, п. 6 ст. 22 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ).

При ликвидации юридического лица его обязательства перед кредиторами, а также обязательства должников перед организацией прекращаются, кроме случаев, когда в соответствии с законодательством исполнение обязательства возлагается на другое лицо (например, по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.) (ст. 419 ГК РФ).

Таким образом, после ликвидации Вашей организации обязательство должника перед обществом прекратится.

В силу ст. 346.15 НК РФ при определении объекта налогообложения учитываются доходы, определяемые в порядке, установленном п.п. 1 и 2 ст. 248 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 248 НК РФ к доходам в целях налогообложения относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, а также внереализационные доходы.

При этом включение организациями, применяющими УСН, в состав доходов сумм дебиторской задолженности положениями НК РФ не предусмотрено (письмо Минфина России от 23.09.2013 N 03-11-06/2/39230).

На основании п. 1 ст. 346.17 НК РФ датой получения доходов признается день поступления денежных средств на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав, а также погашения задолженности (оплаты) налогоплательщику иным способом (кассовый метод).

Значит, организация, применяющая УСН, учитывает в составе доходов задолженность по оплате поставленных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) на дату получения денежных средств либо на дату погашения дебиторской задолженности иным способом. Причем каких-либо особенностей признания неоплаченных товаров (работ, услуг) в составе доходов при ликвидации организации-кредитора главой 26.2 НК РФ не предусмотрено.

В рассматриваемом случае обязательства должника перед Вашей организацией прекращаются в силу закона (ст. 419 ГК РФ). Мы считаем, что в целях п. 1 ст. 346.17 НК РФ под погашением задолженности иным способом понимается поступление имущества (имущественных прав) от покупателя (заказчика). В этой связи мы придерживаемся позиции, что прекращение обязательства покупателя по причине ликвидации Вашей организации не приводит к одновременному признанию дохода в целях налогообложения.

Разъяснениями уполномоченных органов, а также судебными решениями применительно к рассматриваемой ситуации мы не располагаем. Приведенная позиция является нашим экспертным мнением.

Как следует из вопроса, договор цессии с учредителем общества заключать не планируется. По данному вопросу хотелось бы отметить следующее.

Как установлено п. 1 ст. 382 ГК РФ, право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Согласно п. 1 ст. 387 ГК РФ права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств, в том числе обстоятельств, перечисленных в пп.пп. 1-4 п. 1 ст. 387 ГК РФ, а также в других случаях, предусмотренных законом (пп. 5 п. 1 ст. 387 ГК РФ).

Закон не называет ликвидацию юридического лица в качестве обстоятельства, влекущего за собой переход к участникам юридического лица прав в отношении его имущества, включая права требования. Из приведенных нормативных положений следует, что ликвидация на стадии завершения расчетов с кредиторами является основанием для распределения имущества ликвидируемой организации между ее участниками, совершаемого ликвидационной комиссией (ликвидатором). То есть не только дебиторская задолженность, но и иное имущество ликвидируемого общества не переходит к его участникам автоматически, в силу одного лишь факта прекращения общества в связи с его ликвидацией. Для того чтобы такой переход состоялся, должны быть совершены действия, направленные на передачу участникам имущества, оставшегося после завершения расчетов с кредиторами (смотрите также постановление АС Поволжского округа от 01.09.2016 N Ф06-12656/16). Такая передача по своему правовому характеру представляет собой сделку (ст. 153 ГК РФ, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.05.2016 N 03АП-3689/14), что имеет отношение и к передаче прав на истребование дебиторской задолженности.

Иными словами, передача участнику ликвидируемого ООО принадлежащих этому обществу прав требования в отношении дебиторской задолженности осуществляется в рамках цессии. От имени общества сделку цессии совершает ликвидационная комиссия (ликвидатор). При этом конкретный способ оформления такой передачи закон не регламентирует.

На наш взгляд, передача права требования участнику может быть отражена в акте приема-передачи, составленном в отношении всего имущества ликвидируемого юридического лица. На основании такого акта или иного документа (например, решения ликвидационной комиссии (ликвидатора)) суд производит замену кредитора в порядке процессуального правопреемства (ст. 48 АПК РФ, ст. 44 ГПК РФ, смотрите также постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 02.03.2005 N Ф08-642/05, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2015 N 07АП-6251/15, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 07.06.2012 N 08АП-3028/12).

Как видим, отсутствие универсального правопреемства в правах кредитора при ликвидации юридического лица не препятствует замене взыскателя в порядке процессуального правопреемства при передаче участнику ликвидируемого общества права на получение дебиторской задолженности, оставшегося у ликвидируемого общества после удовлетворения требований кредиторов.

Полагаем, что в случае передачи дебиторской задолженности учредителю в рамках цессии дохода в сумме дебиторской задолженности у ООО не возникает, поскольку в этом случае также не происходит погашения дебиторской задолженности покупателя.

Вместе с тем полученная при ликвидации организации дебиторская задолженность, по мнению представителей налогового ведомства, признается доходом участника — физического лица, полученным в натуральной форме (письмо ФНС России от 21.06.2016 N БС-4-11/[email protected]).

При этом дата фактического получения дохода в таком случае определяется как день передачи доходов в натуральной форме.

В этом случае ликвидируемая организация, в силу п.п. 1, 2 ст. 226 НК РФ, признается налоговым агентом по НДФЛ.

Смотрите так же:  Страхование осаго вск воронеж

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

аудитор, член РСА Завьялов Кирилл

Контроль качества ответа:

Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ

профессиональный бухгалтер Родюшкин Сергей

Дебиторская задолженность. Споры по уступке права требования третьим лицам

Порядок уступки права требования дебиторской задолженности (договор цессии) третьим лицам регламентирован главой 24 «Перемена лиц в обязательстве» Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ).

По своей сути договор уступки права требования представляет собой перемену лиц в обязательстве, в результате которой первоначальный кредитор выбывает из обязательства, а все права переходят к новому кредитору.

Организация, которая переуступает дебиторскую задолженность в порядке заключения договора цессии, может столкнуться с рядом проблем. Организация – должник, которой переуступка права требования не выгодна, может попытаться оспорить такой договор в судебном порядке, доказывая в суде, что кредитором фактически заключен договор финансирования под уступку денежного требования (договор факторинга). Напомним, что в соответствии со статьей 825 ГК РФ:

«В качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида».

Отметим, что, и арбитры нижестоящих судебных инстанций могут принять решение в пользу должников. В качестве примера, можно привести Постановление Федерального Арбитражного Суда (далее ФАС) Уральского округа от 4 января 2001 года №Ф09-1969/2000-ГК. Однако суды вышестоящих инстанций с такой точкой зрения не соглашаются. Доказательством может служить: Постановление ФАС Московского округа от 5 сентября 2000 года №КГ-А40/3920-00, Постановление ФАС Поволжского округа от 22 февраля 2000 года №6976/99-15, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 9 января 2001 года №Ф03-А51/00-1/2430.

Рассмотрим более подробно Постановление ФАС Дальневосточного округа от 9 января 2001 года №Ф03-А51/00-1/2430. В обоснование жалобы заявителем указано на то, что договор уступки, по сути, является договором финансирования под уступку денежного обязательства, так как его условия предусматривают порядок оплаты, а затем переход права требования. Заявитель полагает, что суду необходимо было применить нормы главы 43 ГК РФ регулирующие договор финансирования под уступку денежного требования, и в связи с отсутствием у истца разрешения (лицензии) на осуществление деятельности такого вида на основании статьи 825 ГК РФ признать данную сделку ничтожной. Исходя из содержания договора уступки требования предметом договора являются обязательства должника по договору поставки, право требования по которым передано истцу в объеме и на условиях, существовавших на момент подписания договора. Поскольку в силу действующего законодательства (статья 575 ГК РФ) дарение между коммерческими организациями не допускается, то возмездный характер договора уступки требования не противоречит нормам параграфа 1 главы 24 ГК РФ. Возмездный характер уступки требования не может являться основанием для признания сделки ничтожной.

В соответствии с частью 1 статьи 824 ГК РФ:

«по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом».

Суть договора факторинга сводится к тому, что договор факторинга связан не только с уступкой права требования определенной суммы, но и с получением в обмен суммы займа (кредита), встречным предоставлением финансовых услуг.

Исходя из вышесказанного, отметим, что любая организация должна постоянно проводить работу с дебиторами, следить за правильным оформлением всей документации, правильно оформлять договоры по уступке права требования дебиторской задолженности. При переуступке дебиторской задолженности в порядке цессии в договоре необходимо указывать за какой промежуток времени, и в каком объеме переходит право требования дебиторской задолженности к новому кредитору.

В соответствии с пунктом 1 статьи 382 ГК РФ:

«право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона».

Если иное не предусмотрено законом или договором, то для перехода прав кредитора к другому лицу согласие должника не требуется.

В случае если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав от одного кредитора к другому лицу, то новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий и тогда, в соответствии с пунктом 3 статьи 382 ГК РФ, исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Гражданским законодательством установлено, что передача прав новому кредитору может происходить либо на основании договора, либо на основании закона. Такое положение вытекает из статьи 382 ГК РФ.

· в результате универсального правопреемства в правах кредитора.

Универсальное правопреемство возникает, например, при реорганизации юридического лица. В этом случае права и обязанности юридического лица переходят к правопреемнику. При этом составляется передаточный акт или разделительный баланс, в этих документах должны быть указаны сведения обо всех обязательствах организации в отношении всех ее дебиторов и кредиторов.

· по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом.

Данное положение имеет место в случае, когда происходит нарушение преимущественного права лица заключить договор. Например, при покупке акций закрытого акционерного общества преимущественное право принадлежит акционерам. При нарушении этого права акционеры вправе потребовать реализовать данное право через суд, а если такие акции приобретены другими лицами, то перевести на себя права по договору.

· вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству.

Если поручитель исполнил обязательство должника, к нему переходят права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель исполнил требование кредитора. Такое положение вытекает из статьи 365 ГК РФ.

Пункт 1 статьи 365 ГК РФ «Права поручителя, исполнившего обязательство» определяет, что к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора.

Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

По исполнении поручителем обязательства кредитор обязан вручить поручителю документы, удостоверяющие требование к должнику, и передать права, обеспечивающие это требование.

· при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

· в других случаях, предусмотренных законом.

Если передача прав новому кредитору происходит на основании договора, то соглашение о переходе прав кредитора называется уступкой требования или цессией.

Уступка права требования (цессия) – это соглашение о замене прежнего кредитора, в соответствии с которым прежний кредитор (цедент) выбывает из обязательства, а к другому кредитору (цессионарию) переходят все права прежнего кредитора.

Основанием для уступки прав требования является договор, заключенный между цедентом и цессионарием.

В соответствии с нормой установленной пунктом 1 статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Договор цессии должен быть совершен в той же форме, что и сам договор, права по которому переуступаются. В частности, в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 389 ГК РФ уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме, а уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Договор уступки права требования должен быть подписан уполномоченным лицом. Так, суд апелляционной инстанции правомерно отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по договору, так как договор цессии, на основании которого истец заявляет свои требования, подписан неуполномоченным лицом (Постановление ФАС Московского округа от 10 января 2006 года, 26 декабря 2005 года №КГ-А40/13040-05-П).

По смыслу норм Гражданского кодекса Российской Федерации уступлено может быть только реально существующее право. Так, ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 14 сентября 2005 года №Ф08-4078/2005 указал, что поскольку договор аренды имущественного комплекса является незаключенным, он не порождает никаких обязательств (прав и обязанностей). Несуществующие права не могут быть предметом цессии.

ГК РФ ограничивает возможность применения договора цессии в основном сделками купли-продажи. Другие формы отчуждения долгов могут иметь место только тогда, когда это предусмотрено законом. Например, статья 575 ГК РФ допускает дарение прав требования другой коммерческой организации, однако стоимость такого подарка не должна превышать 5 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ).

Вид договора цессии законодательно не регламентирован. Однако попробуем разобраться, что же собой представляет цессия, по сути.

Заключая хозяйственный договор, например, договор поставки, организация-поставщик берет на себя обязанность осуществить поставку товарно-материальных ценностей (ТМЦ). Исполнив свои обязательства по договору (отгрузив ТМЦ) она вправе требовать от другой стороны исполнения своих обязанностей, то есть осуществления оплаты по данному договору или, иначе говоря, имеет право требовать от другой стороны погашения дебиторской задолженности.

В соответствии с гражданским законодательством дебиторская задолженность представляет собой имущественное право, принадлежащее продавцу (поставщику) как кредитору по неисполненным денежным обязательствам покупателем (получателем) по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг.

При осуществлении договора цессии происходит уступка права требования на дебиторскую задолженность третьему лицу (новому кредитору), а первоначальный кредитор выбывает из обязательства.

Договор купли-продажи законодательно закреплен статьей 454 ГК РФ.

Исходя из этого, можно отметить, что права требования могут передаваться третьему лицу путем составления обычного договора купли-продажи.

Однако для того, чтобы данный договор имел юридическую силу, стороны такого договора должны четко указать предмет передачи, то есть конкретные требования, вытекающие из заключенной ранее сделки с обязательной ссылкой на ее реквизиты.

У кредитора, приобретающего право требования по договору цессии, в котором отсутствует условие о предмете договора, не будет оснований для предъявления требования к должнику, так как такой договор цессии будет считаться незаключенным.

Гражданское законодательство выдвигает в отношении цессии некоторые условия, которые в обязательном порядке должны выполняться, в противном случае, данная сделка будет считаться недействительной. Такие условия перечислены в статье 388 ГК РФ: во-первых, уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору, и, во-вторых, не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Предположим, что организация заключила договор аренды нежилого помещения. При этом в тексте договора было отмечено, что права по договору аренды не могут передаваться третьим лицам.

Однако, несмотря на такое условие договора, арендатор уступил свои права по данному договору другой организации.

Такая сделка будет признана ничтожной, так как основной договор содержит прямой запрет на совершение подобных действий.

Смотрите так же:  Дипломная работа на тему договор дарения

В результате смены кредиторов меняется только сторона обязательства, а само обязательство, отраженное в договоре, остается неизменным.

В пункте 1 статьи 385 ГК РФ закреплена норма о том, что должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу. В качестве таких доказательств могут выступать решение суда, договор, передаточный акт, разделительный баланс и так далее.

Как следует из статьи 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Так, ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 22 марта 2006 года по делу №А56-18053/2005 отметил, что, отказывая в удовлетворении заявленных на основании договора цессии требований истца о взыскании с ответчика пеней за просрочку оплаты товара по договору поставки, суд апелляционной инстанции пришел к неверному выводу о том, что по договору цессии право требования пеней не передавалось, поскольку, исходя из буквального толкования данного договора, уступленное право требования задолженности не исключает взыскания пеней за просрочку оплаты товара.

В другом постановлении ФАС Северо-Западного округа от 15 марта 2006 года по делу №А56-12771/2005 указал, что, удовлетворяя предъявленное на основании договора цессии требование о взыскании с ответчика предоплаты по договору поставки и процентов за пользование чужими денежными средствами, суд отклонил довод ответчика о том, что он не был уведомлен об уступке права требования, а значит, не должен уплачивать проценты, поскольку материалами дела подтверждается факт направления истцом претензии, в которой он сослался на названный договор цессии.

Нужно отметить, что на практике часто встречаются случаи, когда первоначальный кредитор, уступая право требования по обязательству третьему лицу, изменяет содержание требования. Например, поставщик, имея денежное требование в отношении покупателя, передает новому кредитору право требовать от покупателя поставки сырья, продукции и так далее. Такой договор цессии будет признан недействительным, так как поставщик не имеет в отношении покупателя товарного требования.

Кроме того, для нового кредитора (цессионария) сохраняют силу условия о залоге, поручительстве, процентах, иных способах обеспечения обязательства. К новому кредитору переходят также все имеющиеся у первоначального кредитора преимущества, которые связаны с передаваемым правом, в частности, право на получение неустойки.

Предположим, что организация «А» заключила договор поставки материалов с производственным объединением «Б».

Договором предусмотрено, что в случае несвоевременной оплаты материалов покупателем (ПО «Б»), последний обязан уплатить поставщику неустойку в размере 3 процента от суммы договора.

В дальнейшем «А» передала право требования по данному договору третьему лицу, предположим, организации «В».

В такой ситуации, к организации «В» по условиям договора цессии перешло право требования с производственного объединения «Б» оплаты поставленных материалов и право требования выплаты неустойки в размере 3% от стоимости договора за несвоевременную оплату.

Помимо прав и выгод, новый кредитор приобретает также и все риски, связанные с неисполнением должником принятых обязательств. Если цедент соглашается стать поручителем этого должника, то цессионарий имеет возможность подстраховать себя от возможных потерь.

Итак, при заключении договора цессии происходит перемена лиц в обязательстве.

Цедент, выбывая из обязательства, прерывает все отношения с должником и передает новому кредитору (цессионарию) все права по данной сделке.

Поэтому при совершении сделки по уступке права требования сторонам договора цессии необходимо совершить определенные действия, свидетельствующие о полной и безусловной смене лиц в том обязательстве, в рамках которого возникло уступаемое право требования.

Кредитор, уступивший право требования другому лицу, обязан передать ему также документы, удостоверяющие право требования, а также сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (пункт 2 статьи 385 ГК РФ).

Иными словами, цедент должен переоформить на цессионария все свои отношения по основному обязательству, передать по акту всю необходимую документацию, подтверждающую наличие у него такого обязательства и являющуюся основанием для предъявления требования. В противном случае цессионарий может попасть в ситуацию, когда должник откажет ему в удовлетворении требований, предъявленных ему по несуществующему обязательству.

Так, в Определении ФАС Московского округа от 20 апреля 2006 года, 13 апреля 2006 года №КГ-А40/10673 по делу №А40-3215/05-61-284 суд отказал в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве на основании договора цессии, так как заявителем не представлено доказательств передачи ему соответствующих документов, подтверждающих переход права требования. Надлежащие документы в подтверждение прав требования не представлены ни истцом, ни его правопреемником ни в одну судебную инстанцию. При таких обстоятельствах замена истца не может быть произведена, кассационная жалоба подлежит оставлению без рассмотрения.

Суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по договору цессии и процентов за пользование чужими денежными средствами, так как из представленного договора об уступке права требования нельзя установить, какие расчеты с цедентом обязан произвести цессионарий (постановление ФАС Московского округа от 4 апреля 2006 года, 30 марта 2006 года №КГ-А40/2577-06 по делу №А40-50823/05-50-464).

В отношении должника гражданское законодательство предусматривает, что его согласия на передачу права требования по обязательству не требуется.

В данном случае предполагается, что для должника не имеет существенного значения, кому платить. Однако должник должен быть поставлен в известность, что произошла перемена лиц в обязательстве. Сделать это необходимо и обязательно в письменной форме. Это может быть любой документ: копия договора цессии, письмо, телеграмма и тому подобное.

Законодатель не устанавливает жесткого требования, какая из сторон договора цессии должна совершить такие действия, поэтому в данном случае цедент и цессионарий должны решить самостоятельно, кто из них произведет уведомление должника.

Если должник не будет своевременно извещен о состоявшейся уступке права требования, то именно новому кредитору грозят нежелательные последствия. Поэтому известить должника обязан именно цессионарий, так как в ситуации, когда должник не извещен о смене сторон в обязательстве, он вправе исполнить свое обязательство прежнему кредитору и оно будет считаться исполненным надлежащим образом. Поэтому цессионарий будет уже не вправе требовать с должника исполнения долга, а вынужден будет требовать возмещения от прежнего кредитора (цедента).

В приведенной нами ситуации риск последствий ненаправления должнику письменного уведомления возложен на нового кредитора, но это не означает того, что прежний кредитор полностью освобожден от обязанности передать новому кредитору неосновательно полученной выгоды.

В пункте 10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 января 2000 года №49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» указано, что, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу и, соответственно, исполнил обязательство в отношении прежнего кредитора, новый кредитор вправе истребовать исполненное должником от прежнего кредитора как неосновательно полученное.

Поскольку права требования по обязательству перешли к новому кредитору, получение прежним кредитором от должника денежных сумм не имеет правового основания. При таких условиях прежний кредитор обязан возместить стоимость полученного им лицу, за счет которого он обогатился.

И еще один момент, на который хочется обратить внимание: смена лиц в обязательстве не должна ухудшать положение должника.

Статьей 386 ГК РФ закреплено право должника выдвигать возражения против требования нового кредитора, а в соответствии со статьей 390 ГК РФ:

«первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором».

Более подробно с вопросами, касающимися уступки прав требования и отражения операций по уступке прав требования в бухгалтерском учете, Вы можете ознакомиться в книге авторов ЗАО «BKR-ИНТЕРКОМ-АУДИТ» «Договор цессии, факторинг, мена, прекращение обязательства зачетом».

Должник может перевести свой долг перед кредитором на другое лицо, эта хозяйственная операция носит название «перевод долга».

В соответствии с пунктом 1 статьи 391 ГК РФ:

«перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора».

Эта правовая норма обусловлена тем, что в ряде случаев личность должника может иметь большое значение для кредитора.

Так, например, перевод долга невозможен, если его исполнение связано с наличием соответствующей лицензии.

Рассмотрим случай из судебной практики на примере Постановления ФАС Уральского округа от 11 августа 1999 года №Ф09-1005/99-ГК. В указанном Постановлении судом сделан правильный вывод о том, что к истцу перешло обязательство по уплате денег, исполнение которого не основано на разрешении (лицензии) заниматься деятельностью по торговле ювелирными изделиями, поэтому суд обоснованно не нашел оснований для признания недействительным договора перевода долга.

Требования, предъявляемые к форме договора о переводе долга аналогичны тем, которые установлены для договора уступки права требования (пункт 2 статьи 391 ГК РФ).

По договору о переводе долга дебиторская задолженность переводится в полном объеме (в том числе неустойка, проценты и так далее), за исключением обязательств из договоров залога и поручительства.

Исходя из статьи 356 ГК РФ, в случае если переводится задолженность по обязательству обеспеченному залогом, залог прекращается, если залогодатель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. В свою очередь «поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника» (пункт 2 статьи 367 ГК РФ).

Статья 392 ГК РФ закрепляет норму о том, что новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником. Эти возражения могут касаться пропуска срока исковой давности, недействительности сделки и так далее.

Рассмотрим случай из судебной практики: ООО «Кируль» (должник) и предприниматель Романов А.С. (новый должник) с согласия предпринимателя Бурлакова В.М. (кредитора) заключили договор о переводе долга по оплате за мебель.

Суд, отказывая в удовлетворении исковых требований, признал договор о переводе долга незаключенным, так как представленный в дело договор о переводе долга не содержит сведений о сделке, в силу которой возник долг третьего лица перед Бурлаковым В.М., то есть является беспредметным. Акт сверки, указанный истцом в качестве документа, удостоверяющего наличие задолженности, не является правообразующим. В нем отражены многочисленные хозяйственные операции без ссылки на сделки (договоры, накладные). Кроме того, указанная в акте сумма не совпадает с суммой договора (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21 сентября 2004 года №А29-8603/2003-1Э).

Более подробно с вопросами, касающимися списания дебиторской задолженности, Вы можете ознакомиться в книгах авторов ЗАО «BKR-ИНТЕРКОМ-АУДИТ» «Списание дебиторской и кредиторской задолженности», «Судебные споры по дебиторской задолженности. Правовое регулирование. Практика. Документы».

Author: consultant