Бочки проживание

Проживание при восхождении на Эльбрус с Юга

Программой «Восхождение на Эльбрус» предусмотрено проживание в двухместных стандартных номерах в одной из гостиниц поселка Терскол. Возможные варианты в самом центре поселка Терскол: в гостинице «Салам», «Эльбруссия», «Шамик», «Ушба». На поляне Чегет: «Снежный Барс», «Чиран-Чегет», на поляне Азау: «Вершина», «Чиран-Азау», в поселке Эльбрус в гостинице «Пик Европы».

Для желающих по предварительной заявке возможно бронирование номеров в гостиницах более высокого уровня.

В высокогорной зоне программой предусмотрено проживание в высокогорных приютах. Возможные варианты проживания: приют «Гара-Баши» («Бочки») на высоте 3800 метров, «Приют-11» («Дизель-Хат»), «Мария» на высоте 4200 метров.

На приюте «Бочки» — предполагается размещение восходителей в новых «Бочках». В районе приюта «Гара-Баши» недавно построены несколько современных бочек-вагончиков цилиндрической формы. В них предусмотрены более удобные условия для жизни восходителей. В каждой новой бочке может располагаться до 8- 10 человек. Внутри помещения бочки – кухня с большим столом, газовой плитой и кухонным оборудованием, а также две спальных комнаты, каждая из которых рассчитанна на 5 человек. В спальных помещениях есть электрические обогреватели, матрацы, подушки и одеяла.

На приюте «Гара-Баши» в «старых бочках» в каждом вагончике размещаются восходители по 5-6 человек. В вагончике есть кровати (с матрацами, одеялами, подушками), стол, электрический обогреватель.

Температура в «Бочке» от +15 С до +25 С. Есть свет и возможность зарядить телефоны, аккумуляторы для камер и фотоаппаратов и т.д.

Восходителям нужно иметь спальник, здесь спят в собственных спальных мешках.

«Приют 11» или «Дизель-Хат» — двухэтажный высокогорный приют расположен выше «Бочек» в непосредственной близости от старого «Приюта-11» на высоте 4200 метров. Он рассчитан на загрузку 50-70 человек. Четыре пятиместных комнаты и два ряда нар на втором этаже и три комнаты на первом. В комнатах нары — с матрацами и подушками. В приюте — имеется кухня с тремя газовыми печками и некоторой самой необходимой посудой. На этой высоте еще нет электричества, но на приюте обычно используют дизель — генератор.

Приют «Мария» — новый, недавно построенный комплекс из нескольких домиков, рассчитанных на проживание 4-6 человек в каждом домике. На территории комплекса – отдельно стоящая общая кухня с необходимым кухонным оборудованием и дизель — генератором.

Кедровые бочки, фитобочки на основе панты маралa

Целебные свойства кедровой бочки (фитобочки) поражают своим многообразием: научно доказано, что она способна излечивать заболевания нервной системы, опорно-двигательного аппарата, сосудов. Кроме того, бочка поможет избавиться от излишнего веса и омолодить кожу. И что самое важное — во время процедуры человек дышит полноценным атмосферным воздухом, отсутствует нагрузка на кровеносные сосуды головы.
Человек помещается в кабине так, что на поверхности остаётся голова, а его тело окутывается паром от настоев панты марала.
Пантовую массу получают из панты марала, пятнистого оленя путём их переработки. Применяется в качестве сырья при производстве средств для принятия ванн, кедровой фитобочки.

Пантовый концентрат улучшает половую функцию мужчин и женщин, снижает уровень холестерина в крови, замедляет процессы старения организма. Пантовые ванны обладают тонизирующим, гипотензивным и адаптагенным эффектом. Это эффективное природное средство для борьбы с радикулитом и болезнями суставов, атеросклерозом и физической усталостью, болезнями сердца и многими другими заболеваниями. Они омолаживают организм, нормализуют артериальное давление, прекрасно укрепляют нервную систему, включают защитные силы организма, противодействуют разрушительному воздействию стрессов и неблагоприятной экологии, обладают прекрасным косметическим эффектом.
И помните: продукция из экологически чистого алтайского кедра — источник настоящего сибирского здоровья!

30 лет в бочках и вагонах: в каких условиях живут ударники нефтеиндустрии времен СССР

В Ханты-Мансийском автономном округе, самом богатом нефтью регионе России, есть город Нягань. Многие строившие его жители, нынешние и бывшие геологи, нефтяники и строители, уже более тридцати лет живут в вагончиках и бочках

В них людей заселяли в 80-х годах, когда они съезжались на север на заработки, в качестве временного жилья. Но в итоге в вагон-городках подрастает уже третье поколение няганцев, которых власти все никак не могут переселить в человеческие условия.

Из вагонов и бочек в Нягани составлены целые кварталы, которые больше похожи на трущобы, чем на жилые районы. По разным данным, в них сейчас живут от полутора до десяти тысяч человек.

Людмила Мохно приехала в Нягань с Украины в 1984 году вместе с мужем. Вагончик, в котором она живет с тех пор, уже насквозь прогнил.

«Вагон стоит полностью на земле, полы холодные», – жалуется женщина.

Что касается удобств, то за все 33 года, что семья обитает в вагон-городке, Людмила ни разу не пользовалась проточной водой: к водопроводу район до сих пор не подключен. Питьевую воду все это время в район привозит водовозка. Есть альтернатива: самой идти до родника с ведром.

Ее соседка живет в железной бочке по соседству.

«Я сама – инвалид 3-й группы, тяжело здесь жить! Воды здесь нет и никогда не было», – рассказывает она. Также в вагончиках и бочках не было и нет канализации.

Дочь Людмилы Ольга Мохно живет в аналогичном вагончике.

«Я стою, а у меня пол гуляет под ногами. Нужно быть осторожным, можете провалиться. Мы уже проваливались: вставали сюда и проваливались!» – предупреждает она.

«Все дети кашляют! Постоянно с соплями, постоянно с кашлем, постоянно они на больничном! Это разве условия для детей?! Это вообще опасно! И для жизни, и для здоровья детей», – возмущается Виктория Полонко, еще одна жительница вагон-городка.

В другом небольшом вагончике живет большая семья Ирины Будурин. Места так мало, что даже двое с трудом расходятся в проходе.

«У нас в комнате стоят вещи в пакетах, потому что нам реально их некуда выкладывать! Мы необходимое достаем, ненужное – убираем!», – демонстрирует женщина.

В комнате холодно. Но не это главная проблема.

«Везде, под кроватью, везде ходят крысы! – жалуется Ирина Будурин. – Мы на пол ничего не можем поставить. По утрам приходится перемывать посуду, потому что они ночью лазят везде!»

Когда на улице идет дождь, почти в каждом вагончике с провисшего, словно грязный мешок, потолка вода льется в подставленные тазы и кастрюли.

«Наполняется тазик – убираем, выливаем на улицу. И еще раз! Пока не заканчивается вода», – рассказывают местные жители.

Климат в Нягани суровый: зимой бывает до минус 50.

«Вот, смотрите, была крыша. Мы чуть приподняли ее – там все трухлявое. Новую крышу сделали – смотрите – вот уже плесень! Все гниет», – показывает Сергей Цуркан.

«У меня есть ощущение, что я не живу в России. Что Нягань – это не Россия, а какая-то отдельная страна», – честно признается он.

В июне 2017 жители вагончиков воспряли духом: президент Владимир Путин во время «Прямой линии» ответил на вопрос жительницы Нягани о том, когда их наконец расселят. И пообещал решить проблему вагон-городков.

«Деньги в программе «Жилище» на это есть. В том числе – и на 2017 год. Мы будем выделять средства до тех пор, пока эта задача решена не будет. Мы её обязательно решим», – пообещал он.

Формально власти Нягани действительно начали переселять людей из вагончиков в квартиры и выдают им сертификаты с гарантией оплаты нового жилья. Но в сертификатах почему-то не оказалось маленьких детей, родившихся в семьях после 2012 года.

«Мы обрадовались, что наконец-то все переедем в нормальные условия, что у каждого будет свой уголок. Но получается, что моя племянница и мой ребенок не попадают в эту программу», – жалуется Ольга Мохно. Для женщины это минус полтора миллиона рублей гарантий на будущее жилье, огромные для Нягани деньги. Ведь Ольга, хотя и имеет два высших образования, работает кладовщиком в крупной нефтяной компании и получает менее 20 тысяч рублей в месяц.

Смотрите так же:  Осаго в белгороде ресо гарантия

Татьяна Разакова живет по вагончикам с 7 лет, с тех пор как ее родители приехали в Нягань из Кыргызстана на стройку. В вагон-городке Татьяна пошла в школу, вышла замуж, родила двоих детей, а недавно стала бабушкой. Теперь на всю семью власти им дают лишь около 2 миллионов рублей на новое жилье. В Нягани этого хватит только на скромную однокомнатную квартиру.

«Как дочь, сын, я и внучка будем жить в однокомнатной квартире, которую мне предлагают? Как нам там жить? Народ не знает, что делать», – говорит женщина.

Павел Полонко, еще один житель вагон-городка, рассказывает, что сертификат ему предложили из расчета 730 тысяч рублей на человека, причем, как и в случае с Ольгой Махно, власти исключили из сертификата его ребенка.

«Вот у меня вышло 700 тысяч. Что я на них куплю? Сейчас квартира стоит минимум 2 миллиона рублей», – говорит Павел.

Виктория Полонко рассказывает, что неоднократно писала письма с просьбами предоставить жилье в местную администрацию.

«Нам сказали, что предоставить вам жилье – это не является обязанностью местного самоуправления», – пересказывает женщина.

Не могут получить нормальное жилье даже жители вагон-городков с ограниченными возможностями. Их прошлые заслуги перед городом, который они строили, сегодня, видимо, уже не имеют значения.

Муж Валентины Галикеевой стал инвалидом три года назад после того, как ему сделали неудачную операцию:

«Инвалид лежачий, – возмущается Валентина. – Туалета у него нет, есть ведро. Ванны тоже нет. Кредит нам не дадут. Где мы должны находиться с хозяином? За какие деньги я должна купить эту однокомнатную квартиру? В жизни бы не подумала, что в России буду в таких условиях жить».

«Как я могу верить, как я могу быть патриотом своего государства, если оно ущемляет нас во всех наших правах? Я не хочу быть патриотом этого государства. Нас ставят на колени. У меня такое впечатление, что нас государство ставит на колени для того, чтобы мы не видели, что они творят там, наверху», – синхронно с ней возмущается Татьяна Рязакова.

Высокогорный приют «Бочки» (или по-другому приют «Гара-Баши») расположен на склоне Эльбруса, где туристы перед восхождениями могут пройти акклиматизацию, а так же отдохнуть после спуска с вершины Эльбруса. Приют находится на высоте 3750 метров над уровнем моря, в 50 метрах от станции «Гарабаши» — конечная станция кресельной дороги.

Размещение в приюте «Бочки»

  • Все домики в форме бочек рассчитаны на 6 человек каждый.
  • В каждом домике: 6 спальных мест, столик и стулья.

Удобства на территории
Столовая совмещена с кухней и находится в отдельном здании.
Для проживание в приюте «Бочки» необходимо иметь с собой

  • туалетная бумага,
  • набор влажных гигиенических салфеток,
  • пакеты для упаковки вещей,
  • термос металлический и фляжка для воды.

Основу жилого фонда составляют мини-гостиничные комплексы рассчитанные на проживание семей (4-5 человек), а также бочки Диогена, где всегда могут уединиться романтические пары. Всё построено из чистого дерева с использованием современных экологичных материалов и технологий

Расчетный час — 17.00 (заезд)
Освобождение номеров — 15.00

Гостиничный комплекс

В преддверии майских праздников на территории Центра экотуризма Берхино открылся новый отель в Луховицах. Комфортабельные гостиничные номера с живописными видами на окружающие пейзажи уже встретили своих первых гостей. Гостиница стала прекрасным дополнением к разнообразному перечню услуг, предоставляемых посетителям центра, и позволит проводить мероприятия для больших компаний и коллективов. Теперь для того, чтобы снять номер в гостинице в Луховицах, необязательно оставаться в городе — надо приехать в центр Берхино. Двухэтажное здание гостиницы с неповторимым дизайном оригинально вписалась в окружающий ландшафт территории комплекса. На первом этаже находится служба приема гостей и бронирования и ресторан. Также в ближайшее время в левом крыле планируется открыть фитнесс-центр и бассейн. На втором этаже расположены гостиничные номера и огромный холл с зоной отдыха (мягкая мебель и TV) и бильярд. Теперь в нашем центре экотуризма можно не только покататься на лошадях и организовать пикник за городом, но и забронировать номер в новой гостинице.

Двухместный однокомнатный СТАНДАРТ.

Прихожая (шкаф-купе для одежды, тумбочка, одноразовые тапочки). Санузел с туалетными принадлежностями (шампунь, зубная паста и щетка, мыло). В номере – двуспальная кровать (две односпальные кровати), прикроватные тумбы, столик и два стула, телевизор. Каждый номер оборудован просторным балконом (с креслами для отдыха).

Стоимость – 3 000 руб. в сутки.

Цилиндрический унифицированный блок. Мобильный дом для жизни в экстремальных условиях

Утверждают, что таланты древнегреческого философа Диогена развивались благодаря жизни в бочке. Десятки тысяч работающих на «Северах» людей удобно и тепло жили, живут и будут жить в металлических бочках – цельнометаллическом цилиндрическом унифицированном блоке (ЦУБ), или в «цубиках» и лишь порой чувствуют себя Диогенами…

Вместо введения

Аристид Антонас — известный в Греции архитектор, писатель, доктор философских наук, доцент кафедры архитектуры Фессалийского университета. Известность ему принесли нестандартные решения для создания жилых помещений. Одна из его новых экстравагантных идей — переоборудование под жильё нефтяной цистерны.

Западные СМИ прямо таки восхищены блестящей дизайнерской идеей и дают архитектору разнообразные советы: если добавить окна, установить мебель и создать нормальный санузел — тогда в авангардном цилиндрическом передвижном доме вполне можно будет жить.

Соратники автора настоящей публикации по работе на «Северах», узнав об этом, выражают свои эмоции нетолерантным определением Михаила Задорнова: «Ну …. тупые!». Ведь даже белые медведи знают, что уже полста лет тому назад на русских «Северах» массово превращали нефтяные цистерны в жилье!

Кратко о истории северных жилых бочек

Вот он – оригинальный атрибут архитектуры русского севера – жилые бочки. Хотя производители вряд ли предполагали, что кто-то станет жить в их продукции: вообще-то бочки создавались для перевоза жидкостей в товарных составах. Просто когда Север только начинали осваивать, комфортных условий для жизни там не было. Зато были бочки!

Обыкновенные большие бочки, высотой 2-2,5 метра, бывшие цистерны. В них прорубали двери и окна, утепляли, вешали занавески, ставили кровати и жили. Не беда, что за стеной -45. В бочках умудрялись даже устроить душ – в уголке.

Такие бочки образовывали целые районы небольших городков и поселков. Их так и называли «Первый бочковый» или «Второй бочковый». Местные так привыкли к своим жилищам, что ничего экстравагантного в этом уже не находили.

У моего старого приятеля Гены Петухова была даже запись о прописке в паспорте «Якутская АССР, Булунский район, поселок Таймалыр, улица 1-ая Бочковая, бочка № 3».

Да и сам автор настоящей статьи почти два года прожил в «цубике». То, что сейчас преподносится как концептуальное решение для хипстеров, в Советском Союзе было запущено в серийное производство ровно 40 лет назад.

Изделие получило название «Цельнометалический унифицированный блок». Первые дома-бочки в 1975 году изготовил ДОЗ-21 (Сокольский деревообрабатывающий комбинат). После некоторой доработки появились знаменитые ЦУБ-2М, которые северяне любовно называют «цубиком».

Заколдованный круг северного вахтового жилья

Всем известно, что извечная проблема постоянной миграции людей с Севера в подавляющем большинстве случаев связана не с условиями работы, а в первую очередь с условиями жилья. Северяне давным-давно перефразировали популярную поговорку, и теперь говорят: «Холод не тетка – не пожалеет».

О том, что жилье на Севере – одна из главных проблем, известно даже людям, никогда там не бывавшим. Но при этом куда проще, сидя у экрана телевизора, смотреть как неистовая пурга заметает по крыши балки и вагончики тюменских буровиков или когда над такими же вагончиками и балками сварщиков северного газопровода в стальном ореоле поднимается розово-ледяное солнце, без всяких синоптиков обещая к ночи лютую стужу. Куда проще видеть все это на экране и даже, разжигая воображение, представлять себя в этот час вместе с героями телерепортажа, чем самому провести ночь в таком вагончике или балке.

Смотрите так же:  Федеральный закон рф 261 от 23.11.2009

Теперь никто уже не возьмется подсчитать, скольких людей на нашей земле приютили и обогрели зеленые коробочки вагончиков на колесах и кондовые балки на полозьях.

Еще в семидесятых годах прошлого столетия стало ясно, что конструктивные и эксплуатационные особенности вагончиков уже не отвечают современным условиям работы на Крайнем Севере. Это было понятно, но от этого жить на Севере не стало легче.

Конечно, жилища из секций (блоков) полной заводской готовности — контейнерного типа или цельнометаллических унифицированных блоков (ЦУБ) — обладают преимуществом немедленной готовности к заселению, так как имеют внутри необходимое встроенное оборудование — откидные полки для сна, столы, санитарно-технические устройства и т.п.

Жилые контейнеры с наружными стенами из алюминия, внутренней отделкой из синтетических материалов, утеплителем из пористой пластмассы могут обеспечить удовлетворительные тепловые условия для проживания даже в суровом климате, о чем свидетельствовал опыт эксплуатации подобных жилищ на севере Канады.

Однако в массовом производстве находились (и к сожалению до сих пор находятся) контейнерные жилища из деревянных дощечек на металлическом каркасе с утеплителем из шлаковаты или опилок.

При использовании такой разновидности жилого контейнерного блока, не обеспечивается тепловой комфорт внутри здания при температуре наружного воздуха ниже –20 °С, особенно при сочетании с сильным ветром.

Даже при морозах менее –20 °С отмечается промерзание углов, а на протяжении всей зимы сохранялась недопустимо низкая температура пола. Какой-то заколдованный круг получается.

Разорвать заколдованный круг удалось с помощью. круга

Удалось же это сделать московским инженерам Александру Григорьевичу Никульчеву и Сергею Викторовичу Камолову, которые творчески переработали опыт северных Диогенов.

Мобильный дома для служебной деятельности, которая проходит в экстремальных условиях (температура воздуха −65 °C, ветер 60 м/с), получает название «Цилиндрический унифицированный блок» (ЦУБ).

В 1975 году Сокольский ДОЗ выпускает первые знаменитые дома-бочки. В стратегической задаче заводу ставятся условия создать более современную, чем вагон-дом, конструкцию передвижного общежития для Севера.

Впрочем, прошло достаточно много времени, прежде чем на Севере, а затем и в десятках мест Советского Союза сказали: «привет, «цубик»!

В 1978 году на базе ЦУБов выпускается первый мобильный жилой комплекс. Испытания проходят на полигоне и превосходят все ожидания. Наивысшую оценку получают быстрота возведения, минимальные трудозатраты, надёжность в эксплуатации, хорошие служебно-бытовые и санитарно-технические условия для проживания.

Ясно, что «цубик» вовсе не похож на дом в привычном нашем представлении. Вытянутый и поставленный горизонтально красно-серый цилиндр напоминает скорее железнодорожную цистерну на колесах (или лыжах – в зависимости от условий транспортировки). Но это не прихоть конструкторов, а зерно идеи, которая полностью решает проблему пурги и гарантирует домик от снежных заносов.

Снежные заряды любой плотности и силы свободно обтекают металлический цилиндр, толстые тройные окна которого делают его похожим на глубоководный снаряд с иллюминаторами.

Цилиндрическая форма, имеющая наименьшую из возможных суммарную поверхность внешних ограждений и наименьшую величину теплопотерь, обеспечивает достаточный внутренний объем помещений. Вогнутые же стены даже усиливают эффект «просторности» помещений ЦУБ.

Впрочем, как и внешний вид, интерьер «цубика» ломает наши традиционные представления о привычном жилье, хотя сохраняет и даже подчеркивает все атрибуты современного комфортабельного дома. Сидя в нем, трудно представить, что вокруг, за прочной металлической оболочкой, могут расстилаться бескрайние просторы тундры и завывать пурга.

Спальня, холл, кухня с горячей и холодной водой, туалет, тамбур-котельная на твердом (или жидком при небольшой переделке) топливе – все говорит о том, что мы имеем дело с домом, о котором, вздыхая много лет, мечтали старожилы Севера.

Блистающий чистотой интерьер, изящная отделка из современных пластических материалов, умно и удобно сконструированная мебель – все это хорошо. Но как обстоит дело с главным показателем конструкции такого назначения – теплом, манящим и необходимым теплом, так необходимым человеку на Севере?

Скажу только однои: в условиях Заполярья, когда столбик наружного термометра падал до минус пятидесяти шести по Цельсию, второй термометр внутри домика – редко опускался ниже 16 градусов тепла. И это сущая правда.

Интересно же то, что при такой теплостойкости вы не увидите здесь торчащих всюду труб и калориферов, от каких не избавлены и столичные наши квартиры. Вся система отопительных приборов «цубика» размещена под полом, а вентиляционный канал – над потолком.

Укороченные варианты ЦУБ приспособлены к транспортировке на наружной подвеске вертолета. Это облегчает обеспечение временными жилищами вахтовых поселков располагающихся вдали от наземных транспортных путей.

Соединяемые друг с другом вплотную ЦУБы могут образовать целый вахтовый городок хорошо защищенный от холода и ветра.

По оценкам специалистов, материальные затраты при этом в 3—5 раз ниже, чем при строительстве так называемых «балков» или иных временных жилищ.

В жаркое время металлические ЦУБы нуждаются в защите от перегрева. Для затенения используют деревянные, соломенные, камышовые щиты, брезентовые тенты или вьющиеся растения, В зимнее время можно провести дополнительные мероприятия по утеплению ЦУБов, минераловатными материалами или полиреутановой пеной.

Где можно было встретить «цубик»?

Широкое распространение получил дом-бочка ЦУБ-2М — жилой модуль со всеми необходимыми коммунальными удобствами, рассчитанный на проживание 4-х человек при формировании вахтовых поселков на севере и иных отдаленных местностях СССР.

В армии ЦУБы используются в качестве жилищ и укрытий при размещении войск вне населенных пунктов. Цельнометаллические унифицированные блоки (полной заводской готовности) для военных обладают преимуществом немедленной готовности к заселению, т.к. имеют внутри необходимо встроенное оборудование — откидные полки для сна, столы, санитарно-технические устройства.

А также ЦУБы нередко появлялись на участках советских дачников. И до сих пор можно встретить вот такого объявления:

«Продается строительный вагончик-бытовка ЦУБ-2М (бочка) Северный вариант: Две комнаты, тамбур. Размер:11х3 м. Внешняя отделка — листовая сталь (окрашен в красно-серый цвет). Внутренняя отделка: Стен — стеновые панели. Потолок — фанера. Пол — деревянный настил. Остекление: Окно — 3 шт. Электроснабжение (имеется электропроводка). Эффект термоса: летом — прохладно, зимой — тепло. Двойная обшивка».

Что имеем не храним – потерявши горько плачем!

В середине 90-х годов выпуск ЦУбов был заморожен. Однако до сих пор на различных интернет-порталах существует рынок рынке предложения ЦУБов в качестве общежитий для строителей.

Привожу содержание объявлений без всяких купюр.

«Продается типовой трассовый передвижной блок ЦУБ-2М – общежитие на 4 человека. Он состоит из металлического корпуса с утеплителем из скорлуп пенополистирола, внутренняя обшивка – бумажный пластик, прикрепленный к фанере.

Конструкция блока обеспечивает высокую технологичность заводского изготовления, равнопрочность во всех направлениях, минимальный расход материала и минимальную поверхность теплоизлучения (по сравнению с блоками прямоугольной формы) , долговечность, обтекаемость, хорошие аэродинамические свойства при перевозке блоков вертолетом.

Расположение конвекторов в подпольном пространстве, образованном цилиндрической обечайкой и полом, и организованная регулируемая подача в него уличного воздуха утепляют пол и создают одинаковую внутреннюю температуру воздуха по высоте помещения.

В блоке размещены прихожая с котлом отопления и сушилкой, туалет, кухня, холл-столовая и спальная комната. Блок оснащен встроенной мебелью, автономными системами жизнеобеспечения (отопление — от водогрейного котла КЧМ-3, горячее водоснабжение — от электронагревателя типа БАС). В верхней части блока размещен бак для воды; предусмотрена также возможность закачивания ее при помощи ручного насоса типа БКФ.

Все перечисленные особенности позволяют создавать максимальный комфорт проживания в блоках ЦУБ-2М в трассовых условиях, а цилиндрическая форма обеспечивает высокую надежность при транспортировке по бездорожью и минимальные металлоемкость, трудоемкость изготовления и стоимость».

Заключение

Смотрите так же:  Земли лпх в собственность

Признаки цивилизации на просторах нашей необъятной Родины видны далеко не везде. Наши просторы безграничны, людей не хватает и ещё тысячи причин, почему люди не везде могут существовать нормально. Особенно это касаемо проживания в экстремальных условиях, низкие температуры, отсутствие дорог и прочие трудности.

Эти условия надо создавать, а как быстро это может произойти и зачем вообще жить там, где опасно? Жить там, где ничего нет – не нужно, да и не возможно, а вот, если всё же что-то есть или может быть.

Необходимость в освоении северных широт, богатых полезными ископаемыми актуально и сейчас и в будущем и это стратегическое направление развития нашей страны.

В тяжёлых климатических условиях необходимо устройство нормальных бытовых условий, а главное быстро. Можно конечно воспользоваться методами древних кочевников и с каменным топором, сделанным наспех, как было сказано выше, гоняться по тайге за призрачной удачей, вопрос только зачем?

В существующих на сегодня модульных зданиях присутствуют абсолютно все опции для комфортабельного проживания любого количества людей, причём доставка до места работ может осуществляться любым транспортом.

И здесь найдется место для нашего «верного цубика» мобильность и многократность использования которого неоднократно доказала его высокую профпригодность.

Парфюмерная мастерская.

Я делаю добро из зла, потому что его больше не из чего сделать.

В пятой части отчёта мы пойдём выше. Ночёвка на «Бочках», визит – в жуткую пургу – на «Приют 11», а также попытка взойти на вершину, прерванная погодой. В общем, есть что вспомнить.

В районе 3700 метров на Эльбрусе есть целых три приюта – «Бочки», «Мария» и Leaprus. «Мария» — это несколько вагончиков на 50 метров выше бочек; Leaprus – это новый крутой приют, построенный итальянцами буквально в 2013 году (мы его видели издалека) тоже чуть выше «Бочек». Но нас интересовали именно «Бочки», потому что они – часть легенды Эльбруса. Просто в 1980-х годах на высоту 3780 метров заволокли девять жилых модулей (вагонов-бытовок) ЦУБ-2М, расширили до 6 мест и сделали из них домики.

Подняться к «Бочкам» можно на кресельной канатке. Она работает не всегда, нам приходилось и на ней ездить, и пешком ходить от «Мира».

Дорога пешком выглядит так:

Сами по себе «Бочки» — это комплекс, в который, помимо цистерн-домиков входят разные вагончики, палаточные городки (очень странно в снегу выглядят), технические сооружения, раскиданные по плоской площадке на горе.

Мы провели на «Бочках» две ночи. Первую ночевали в вагончике вот такого типа:

Вот вид почти от нашего вагончика на «Бочки». Справа вагончик-столовая. Кормят очень вкусно, мы прямо в полном были восторге и радости.

В столовой висят рисованные карандашом портреты всяких гидов и альпинистов. Особенно доставляет второй слева портрет.

Храм экстремальной дефекации.

Дорога к «Приюту 11».

В первый вечер была удивительно хорошая погода, сменившаяся лютым нечеловеческим бураном с заносами.

Вид на кафе «Бочек».

Современное блочное кафе стоит на фундаменте явно довоенного происхождения – из неровных камней и деревянных балок. Так же построена бывшая дизель-станция 1939 года при «Приюте 11». Происхождения этого фундамента я в сети не нашёл. Это фото сделано во второй наше пребывание в «Бочках», уже буран, видимость метров 50.

Но в хорошую погоду отсюда великолепные виды.

Мы выше виденной нами в первом отчёте обсерватории Пик Терскол.

Как сделать селфи в горах: краткая инструкция от Дины Б.

Вторую ночь мы жили непосредственно в бочке. Снег у входа.

Отдельно стоящая цистерна.

Второй храм экстремальной дефекации. За ним – какой-то вечный недострой.

Внутри каждой цистерны есть тамбур и 6 спальных мест.

Когда одна опора падает, её так и оставляют.

Какая-то адская хижина – кто-то когда-то построил, и ничего, эксплуатируется.

На второй день в целях акклиматизации мы пошли смотреть на то, что осталось от легендарного «Приюта 11», сожжённого долбоёбами в 1998. Была метель, видимость была так себе.

Это наш гид Антон. Очень прикольный персонаж, альпинист и гид в третьем поколении. Когда Антон идёт, он в голос поёт (а нам, простым, даже говорить тяжко на таких высотах) всякие ритмичные песни, причём в основном клёвые, свой человек. Очень хотелось подпевать песням Олега Медведева, но не получалось. И e_vin , привет тебе, «Корсары» там тоже были.

Тем временем погода ухудшалась, а видимость скатывалась к нулю.

Камраден стали похожи на зомби во время химической войны.

Где-то в районе 4000 метров мы растянули флаг «Популярной механики».

А потом пришли, наконец, к «Приюту 11» (4130 м). Собственно, самого приюта, построенного в 1939 году, уже нет. Зато сохранилось новоперекрытое здание, которое некогда было при нём дизель-станцией. Сейчас там какая-то администрация сидит, и переночевать можно.

Очередной храм экстремальной дефекации.

Делаешь такой своё дело, а рядом – бездна.

Кладка 1930-х годов.

Сам приют бы чуть выше. Там, где фундамент 2001 года постройки виден, там он и был.

Если кто не знает, то «Приют 11» выглядел вот так – очень была стильная штука в стиле то ли авангарда, то ли конструктивизма.

Вид сверху на бывшую дизель-станцию.

В 2001 году начали строить новый «Приют 11». Но это, как известно, Россия. Поэтому деньги распилили и ничего, кроме фундамента, не построили.

Помимо фундамента, тут есть скала памяти павших альпинистов.

Таблички очень разные, повешены в разное время. Вот соседствует мемориальная доска защитникам Кавказа и доска в память об инструкторе Сане Трофимове, погибшем на спуске в 1995 году.

Слегка безумные люди раскладывают около «Приюта 11» палаточный лагерь. Видимости никакой, метель, жесть. Антон радостно рассказывает о том, что снежная пещера безопаснее палатки, разве что по ней может, не заметив, проехать ратрак.

По ледяным наростам на камнях можно понять направление ветра.

Напоследок мы ещё разок сфотографировали флаг «ПМ» на фоне станции.

По дороге назад к «Бочкам» мы нашли замёрзшую бабочку. Впоследствии мы находили ещё много таких – их заносит сюда восходящими потоками, и они уже не могут спуститься вниз, погибают тут.

Идём вниз. Встречаем идущих вверх.

По дороге я снял классическую трещину-трупосборник. Ледник подтаивает, обнажается. Провалиться в такую трещину – и всё, бай. Чтобы вы представляли себе масштабы, скажу, что человек может вот в эту трещинку посередине провалиться, не коснувшись краёв. Это снято на максимальном зуме.

Вид снизу на приют (сделан в другой день, когда было чуть яснее).

Последняя часть нашей эпопеи – это восхождение. Оно, прямо скажем, не задалось, потому то 9 мая был лютым днём, когда МЧСники всех разворачивали на 5200 и дальше не пускали. И немудрено, потому что во время восхождения я сделал самую гениальную фотографию в своей жизни. Итак, вид на Эльбрус 9 мая 2014 года.

Когда ветер чуть сдувал метель и туман, в течение секунд что-то было видно. Ёрл вот поднимается. Это где-то на 5000.

Шли от вешки до вешки, в молоке. Когда спускались обратно, вешек от одной до другой видно не было, мы растягивались в цепочку и кричали друг другу: «Вижу! Ко мне!»

А это поднимаются спортсмены-скайраннеры. Они от поляны Азау до вершины доходят за 3,5 часа – но в тот день их тоже на 5200 разворачивали.

Судейский чекпойнт. Тут мы отдыхали перед спуском.

В общем, все окрестности я изучил и в следующий раз буду готов. Пойду в сезон (июль-август), никакого больше мая с его переменчивой погодой. Потому что горы, чёрт бы их побрал, не отпускают. Надо взойти.

Оглавление путешественных заметок с фотографиями и можно посмотреть в оглавлении моего Живого Журнала.

Author: consultant