Апелляционная жалоба по делу о взыскании морального вреда

ЮрФинансКонсалтинг

В Волгоградский областной суд

действующая в своих интересах, и

в интересах несовершеннолетнего сына

г. Волгоград, ул. С., д. ХХ, кв. ХХ.

Ответчик: ОАО «Сбербанк России»

117997, г. Москва, ул. Вавилова, д. 19

Апелляционная жалоба

23 июля 2013 года Дзержинским районным судом г. Волгограда под председательством судьи Федорова А.А. было вынесено решение об удовлетворении в части исковых требований Г.О.Т. действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего Г.М.С. к ОАО «Сбербанк России» о возмещении морального вреда и судебных расходов.

С указанным решением не согласна, считаю его незаконным, необоснованным по следующим основаниям:

При вынесении судом решения, необоснованно занижен размер морального вреда, причиненного ответчиком.

  1. При определении размера компенсации морального вреда суд основывался на ст. 1101 ГК РФ. В тоже время, при определении характера нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего, суд не дает своей оценки доказательствам, которые приложены к материалам дела. Судом не учтен тот факт, что я похоронила мужа и отца совсем недавно — 2011 году, что подтверждается свидетельствами о смерти Г.С.Л. и В.Т.Д. Не прошло и года после этого, как я в свой адрес услышала, что числюсь умершей. Я пережила глубокие моральные и нравственные страдания, когда слышала, что я умерла. В судебном решении отсутствуют доводы, на основании которых судом занижен размер морального вреда до 5000 рублей. Также отсутствуют основания, по которым суд не принимает во внимание вышеуказанные доказательства степени моих нравственных страданий.
  2. Согласно п.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», суду следует также устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. Согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Судом при вынесении решения не учитывались нравственные страдания, понесенные мной, когда я услышала от сотрудника моего банка, что я умерла, другие важные обстоятельства, такие как, смерть моего мужа и отца, которых я похоронила менее года назад, т.е. совокупность фактических обстоятельств причинения морального вреда. Суд обратил внимание только на виновное нарушение моих прав как потребителя, не обращая никакого внимания на иные обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

На основании изложенного, руководствуясь п. 2 ст. 1101 ГК РФ

Решение Дзержинского районного суда г. Волгограда от 23.07.2013 года по делу №Х-ХХХХ/2013, отменить и принять по делу новое решение.

Апелляционная жалоба по делу о взыскании морального вреда

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Решение суда о взыскании компенсации морального вреда за вред здоровью, побои

Б. просила суд взыскать с С. компенсацию морального вреда, причиненного преступлением по статье 116 , 115 УК РФ в размере 50 000 рублей.

Установлено, что конфликт произошел в помещении ресторана. Ответчик С. нанес удары супругу истицы, а также нанес удары кулаком в область носа истицы и в область живота. Приговором мирового судьи С. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 116, пунктом «а» части 2 статьи 115 Уголовного кодекса РФ.

Выводы суда : взыскать с С. в пользу истицы Б. в счет компенсации морального вреда 5000 рублей. Судебная коллегия при этом отметила, что «размер суммы денежной компенсации морального вреда определен судом правильно, исходя из степени и характера нравственных страданий истицы, принципов разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела».

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 4 августа 2014 г. по делу N 33-10532/2014

Судья М.И. Саитов

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе председательствующего судьи Л.Ф. Хамзиной,
судей Л.А. Садыковой, А.И. Мирсаяпова,
с участием прокурора И.М. Дворянского,
при секретаре судебного заседания К.
рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Л.А. Садыковой гражданское дело по апелляционной жалобе С. на решение Бавлинского городского суда Республики Татарстан от 04 июня 2014 года, которым постановлено:
иск удовлетворить.
Взыскать с С. в пользу Б. в счет компенсации морального вреда 5000 рублей.
Взыскать с С. госпошлину в доход государства в сумме 200 рублей.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав заключение прокурора, полагавшего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

Б. обратилась в суд с иском к С. о компенсации морального вреда, причиненного преступлением.

В обоснование иска указано, что 16 октября 2013 года в помещении ресторана «Девон», расположенного в городе Бавлы Республики Татарстан, произошел конфликт, спровоцированный действиями ответчика, в результате чего С. нанес удары супругу истицы, также нанес удары кулаком в область носа истицы и в область живота. Приговором мирового судьи судебного участка N 1 по Бавлинскому судебному району Республики Татарстан от 08 апреля 2014 года С. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 116, пунктом «а» части 2 статьи 115 Уголовного кодекса Российской Федерации. В результате совершения С. преступления здоровью истицы причинен вред. Кроме того, Б. причинены нравственные страдания по причине того, что ответчик, избив истицу перед коллегами, унизил ее честь и достоинство, у нее осложнились взаимоотношения с другими сотрудниками.

Б. просила взыскать с С. в счет компенсации морального вреда 50000 рублей.

В судебном заседании Б. поддержала исковые требования.

Ответчик С. в судебное заседание не явился.

Суд принял решение в вышеприведенной формулировке.

В апелляционной жалобе С. просит изменить решение суда, снизить размер компенсации морального вреда до 1000 рублей, ссылается на то, что размер компенсации морального вреда суд определил неверно, без учета конкретных обстоятельств дела, степени физических и нравственных страданий истицы. Судом не учтены требования разумности и справедливости, обстоятельства получения травм, то обстоятельство, что Б. не получила травм. Также не принято во внимание материальное положение ответчика, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка. Также С. указал, что он не был надлежащим образом извещен о проведении судебного разбирательства по делу.

Б. и С. в суд апелляционной инстанции не явились, о рассмотрении дела по апелляционной жалобе извещены надлежащим образом.

Руководствуясь статьями 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции с учетом доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия находит решение подлежащим оставлению без изменения.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии со статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Установлено, что вступившим в законную силу приговором мирового судьи судебного участка N 1 по Бавлинскому судебному району Республики Татарстан от 08 апреля 2014 года С. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 116 , пунктом «а» части 2 статьи 115 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Из приговора суда от 08 апреля 2014 года следует, что 16 октября 2013 года около 22 часов 30 минут, С. с неустановленными следствием лицами, в отношении которых уголовное дело выделено в отдельное производство, находясь в помещении гостевого зала ресторана «Девон», расположенного по улице Первомайская, дом 207 города Бавлы Республики Татарстан, действуя из хулиганских побуждений, выражая явное неуважение к обществу и общепринятым нормам морали, противопоставляя себя окружающим, демонстрируя пренебрежительное отношение к ним, умышленно, беспричинно нанес Б. побои, а именно нанес один удар кулаком по правой стороне живота, в результате чего последняя испытала физическую боль.

Согласно заключению эксперта от 07 ноября 2013 года у Б. имело место повреждение в , поэтому расцениваются как , образовались от действия тупого твердого предмета (предметов).

Разрешая дело и возлагая на ответчика обязанность компенсировать истице моральный вред, суд первой инстанции правомерно руководствовался положениями статей 151, 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Размер суммы денежной компенсации морального вреда определен судом правильно, исходя из степени и характера нравственных страданий истицы, принципов разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела.

Смотрите так же:  Закон дети войны доплата к пенсии 2019

Ввиду изложенного судебная коллегия не может согласиться с доводами ответчика в апелляционной жалобе о завышенном размере компенсации морального вреда.

Не могут повлечь изменение решения суда и доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что размер компенсации морального вреда определен судом без учета его имущественного положения, наличия на иждивении малолетнего ребенка, поскольку данные доводы являлись предметом оценки суда, учтены при определении размера компенсации морального вреда.

Изложенный С. в апелляционной жалобе довод о том, что он не был надлежащим образом извещен о проведении судебного разбирательства по делу, судебная коллегия признает необоснованным, поскольку в материалах дела имеется уведомление о вручении ответчику 05 мая 2014 года повестки о вызове в суд. В данном уведомлении имеется подпись С..

Судебная коллегия считает, что судом были предприняты меры к извещению С..

Таким образом, решение суда первой инстанции постановлено без нарушений норм материального и процессуального права, с учетом всех юридически значимых по делу обстоятельств, доводов сторон и представленных сторонами доказательств, которые судом оценены надлежащим образом. Оснований для отмены или изменения решения суда не имеется.

Руководствуясь статьей 199, пунктом 1 статьи 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Бавлинского городского суда Республики Татарстан от 04 июня 2014 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу С. без удовлетворения.
Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

ОБРАЗЦЫ ЗАЯВЛЕНИЙ В ПОЛИЦИЮ:
Заявление о побоях в полицию . Образец (побои нанес знакомый)
Заявление о преступлении в полицию (побои из хулиганских побуждений нанесли неизвестные лица)

ОБРАЗЦЫ ИСКОВ:
Исковое заявление о возмещении морального вреда, причиненного преступлением (побои или вред здоровью)
Исковое заявление о компенсации морального вреда, причиненного преступлением (побои, вред здоровью). Требование к двум ответчикам – причинителям вреда о компенсации в равных долях

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 октября 2013 г. (ключевые темы: грубая неосторожность — оплата услуг представителя — размер компенсации морального вреда — ДТП — сигналы светофора)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 октября 2013 г.
(Извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего-судьи Мельниковой Г.Ю.,

судей Рогозина А.А., Петровой Л.С.,

при секретаре Хохловой А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 16 октября 2013 года гражданское дело по исковому заявлению Возженникова С.А. к Дигусарову В.А. о компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, возмещении судебных расходов,

по апелляционной жалобе Дигусарова В.А. на решение Первомайского районного суда г. Ижевска от 29 января 2013 года, которым иск частично удовлетворен.

С Дигусарова В.А. в пользу Возженникова С.А. взысканы: компенсация морального вреда в размере 50 000 рублей; судебные расходы, связанные с проведением экспертиз, в размере 6471 рубля 71 копейки; судебные расходы, связанные с оплатой услуг представителя, в размере 10 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Мельниковой Г.Ю., объяснения представителя ответчика — Калмыковой Д.В., поддержавшей доводы жалобы, просившей решение суда изменить, объяснения истца Возженникова С.А., возражавшего по доводам жалобы, просившего оставить решение суда без изменения, судебная коллегия

Возженников С.А. обратилась в суд с иском к Дигусарову В.А. с требованием о компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в размере 80000 рублей.

Исковые требования мотивированы тем, что 21 декабря 2011 года, около 17 часов 20 минут, на регулируемом пешеходном переходе напротив «адрес» автомобиль марки «данные изъяты», г/н N, под управлением водителя Дигусарова В.А. совершил наезд на пешеходов Ф.И.О.1 и Возженникова С.А. В результате ДТП пешеход Ф.И.О.1 получила телесные повреждения, от которых впоследствии скончалась, а пешеходу Возженникову С.А. причинен вред здоровью средней степени тяжести. Постановлением от 21 марта 2012 года следователя ССО по расследованию ДТП СУ МВД по УР в возбуждении уголовного дела в отношении Дигусарова В.А. отказано в связи с отсутствием состава преступления. Ответчик Дигусаров В.А., следуя на автомобиле со скоростью около 50 км/час, обнаружив препятствие в виде пешеходов в силу п.10.1 ПДД РФ обязан был снизить скорость и остановиться, но не принимал меры к торможению перед наездом на пешеходов, чем грубо нарушил требования ПДД РФ.

В ходе рассмотрения дела истец в порядке ст.39 Гражданского процессуального кодекса РФ дополнил заявленные требования, просил взыскать с ответчика судебные расходы, связанные с оплатой услуг представителя, в размере 10 000 рублей, а также судебные расходы, связанные с оплатой экспертиз, в размере 6471 рубля 71 копейки.

В судебном заседании истец и его представитель Вахрушев С.А. на удовлетворении иска настаивали.

В судебное заседание ответчик не явился, дело рассмотрено судом в его отсутствие.

В судебном заседании представитель ответчика — Поремов С.В. против удовлетворения иска возражал, пояснил, что требования истца необоснованно завышены. Причиной дорожно-транспортного происшествия является грубая неосторожность самого истца. Ответчик не имел технической возможности избежать дорожно-транспортного происшествия, о чем имеется заключение эксперта. Ответчик принял все возможные меры к торможению, но избежать наезда не смог. Истец нарушил ПДД РФ , переходил дорогу на запрещающий сигнал светофора перед близко идущим транспортом. Истец должен был дождаться разрешающий сигнал светофора.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда изменить, размер компенсации морального вреда уменьшить, ссылаясь на следующие доводы: суд не учел, что для истца не наступили тяжкие неблагоприятные последствия для вреда здоровью в результате наезда на него автомобиля под управлением ответчика; суд не учел, что в действиях истца имеется грубая неосторожность, его поведение содействовало возникновению и увеличению вреда; размер компенсации морального вреда явно завышен; при разрешении требования о возмещении судебных расходов суд не учел, что иск удовлетворен частично, в связи с чем данные расходы подлежат возмещению пропорционально части удовлетворенных требований; поскольку экспертизы, проведенные в рамках рассмотрения гражданского дела, не подтвердили обстоятельства, на которые ссылался истец, расходы на проведение данных экспертиз возмещению не подлежат.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции ответчик не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие. На основании ст.ст.167 , 327 Гражданского процессуального кодекса РФ дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие ответчика.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 21 декабря 2011 года, в 17 часов 20 минут, напротив «адрес» Дигусаров В.А., управляя автомобилем марки «данные изъяты», г/н N, совершил наезд на пешеходов Возженникову С.А. и Ф.И.О.1 В результате дорожно-транспортного происшествия Ф.И.О.1 получила телесные повреждения, от которых впоследствии скончалась, Возженников С.А. — телесные повреждения, причинившие средней тяжести вред здоровью по признаку длительности его расстройства.

Постановлением следователя ССО по расследованию ДТП СУ МВД по УР от 21 марта 2012 года отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Дигусарова В.А. по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 Уголовного кодекса РФ, на основании п.2 ч.1 ст.24 Уголовно-процессуального кодекса РФ — за отсутствием в его действиях состава преступления.

Указанные выше обстоятельства подтверждаются документально и не вызывают сомнений у судебной коллегии.

Частично удовлетворяя заявленные исковые требования, суд первой инстанции руководствовался ст.ст.150 , 151 , 1064 , 1079 , 1083 , 1100 , 1101 Гражданского кодекса РФ, ст.ст.94 , 98 , 100 Гражданского процессуального кодекса РФ, постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», Правилами дорожного движения РФ и пришел к следующим выводам: ответственным за возмещение причиненного истцу морального вреда является ответчик; в результате дорожно-транспортного происшествия истцу причине моральный вред; компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен жизни гражданина источником повышенной опасности; основания для освобождения ответчика от ответственности полностью или частично отсутствуют, поскольку обстоятельств, свидетельствовавших о совершении дорожно-транспортного происшествия вследствие непреодолимой силы, не установлено; грубой неосторожности в действиях истца не имеется.

При определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции учитывал тяжесть травм (средняя степени тяжести вреда здоровью), полученных истцом в результате дорожно-транспортного происшествия, длительность восстановительного периода, отсутствие наступивших последствий, данные о личности потерпевшего, доказанность степени перенесённых им нравственных и физических страданий.

С учетом требований разумности и справедливости, обстоятельств, установленных по делу, суд первой инстанции посчитал необходимым определить размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истца с ответчика, в размере 50 000 рублей.

В силу ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобах.

Оснований для проверки законности и обоснованности принятого по делу решения в полном объеме судебная коллегия не усматривает, равно как и оснований для безусловной отмены судебного постановления, предусмотренных ч.4 ст.330 Гражданского процессуального кодекса РФ.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции при разрешении спора пришел к правильному выводу, что на ответчике лежит обязанность возместить причиненный истцу моральный вред, факт которого в результате воздействия источника повышенной опасности презюмируется. В указанной части суд первой инстанции тщательно проанализировал материалы дела, верно установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства, дал обоснованную и мотивированную оценку всем доводам сторон, привел в решении все необходимые ссылки на правовые нормы.

Вывод суда первой инстанции об обязанности ответчика компенсировать истцу причиненный ему моральный вред в апелляционной жалобе не оспаривается.

Вместе с тем, по мнению судебной коллегии, суд первой инстанции безосновательно пришел к выводу об отсутствии в действиях истца грубой неосторожности.

Смотрите так же:  Написать заявление за избиение

Так, согласно п.2 ст.1083 Гражданского кодекса РФ, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Как указано в п.17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», виновные действия потерпевшего, при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда, являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом уменьшение размера возмещения вреда ставится в зависимость от степени вины потерпевшего. Если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается ( п.2 ст.1083 Гражданского кодекса РФ).

Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния и др.).

По смыслу п.2 ст.1083 Гражданского кодекса РФ понятие грубой неосторожности применимо лишь в случае возможности правильной оценки ситуации, которой потерпевший пренебрег, допустив действия либо бездействие, привлекшие к неблагоприятным последствиям. Грубая неосторожность предполагает предвидение потерпевшим большой вероятности наступления вредоносных последствий своего поведения и наличие легкомысленного расчета, что они не наступят.

Согласно п.4.4 ПДД РФ в местах, где движение регулируется, пешеходы должны руководствоваться сигналами регулировщика или пешеходного светофора, а при его отсутствии — транспортного светофора.

В силу п.4.6 ПДД РФ выйдя на проезжую часть, пешеходы не должны задерживаться или останавливаться, если это не связано с обеспечением безопасности движения. Пешеходы, не успевшие закончить переход, должны остановиться на линии, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений. Продолжать переход можно лишь убедившись в безопасности дальнейшего движения и с учетом сигнала светофора (регулировщика).

Из материалов дела следует, что дорожно-транспортное происшествие произошло около 17 часов 20 минут 21 декабря 2011 года, то есть в темное время суток исходя из календарной даты рассматриваемого события.

Проезжую часть «адрес» истец и Ф.И.О.1 начали переходить на разрешающий сигнал светофора. В момент, когда пешеходы дошли до разделительной полосы, для пешеходов загорелся красный сигнал светофора, запрещающий движение. Соответственно, для автомобилей загорелся зеленый сигнал светофора, разрешающий движение.

Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями очевидцев дорожно-транспортного происшествия — Ф.И.О.2 (л.д.92), Ф.И.О.3 (л.д.93), Ф.И.О.4 (л.д.94), Ф.И.О.5 (л.д.125), объяснениями ответчика (л.д.97), данными в рамках производства по делу об административном правонарушении.

Изложенные показания ответчик непосредственно подтвердил в суде при рассмотрении гражданского дела, а Ф.И.О.2, Ф.И.О.3 и Ф.И.О.4 — при допросе их судом в качестве свидетелей.

По мнению судебной коллегии, истец в рассматриваемом случае имел реальную возможности правильно оценить дорожную ситуацию, которой безосновательно, действуя на свой страх и риск, пренебрег, что привело к неблагоприятным последствиям. Истец, по мнению судебной коллегии, не мог не предвидеть большую вероятность наступления вредоносных последствий своего поведения, не учел темное время суток, что является дополнительным фактором риска при переходе дороги.

Такие действия истца, по мнению судебной коллегии, нельзя рассматривать иначе как грубую неосторожность, поскольку отказ от совершения данных действий (движение по проезжей части дороги на запрещающий сигнал светофора в темное время суток) и соблюдение истцом требований ПДД РФ позволили бы истцу избежать вредных последствий.

Исходя из того, что вина ответчика в дорожно-транспортном происшествии отсутствует, технической возможностью избежать наезда на пешеходов в данной дорожной обстановке он не располагал, судебная коллегия приходит к выводу, что размер возмещения вреда должен быть уменьшен.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, учитывая тяжесть причиненного истцу вреда здоровью, длительность восстановительного периода, доказанность степени перенесённых им нравственных и физических страданий, но в то же время учитывая грубую неосторожность в его действиях, судебная коллегия полагает необходимым, исходя из требований разумности и справедливости, снизить размер компенсации морального вреда до 30000 рублей. В указанной части решение суда первой инстанции подлежит изменению ввиду несоответствия выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Оценивая доводы апелляционной жалобы в части возмещения судебных расходов, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Расходы на оплату услуг представителя относятся к издержкам, связанным с рассмотрением дела, что следует из содержания ст.94 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Правила возмещения указанных расходов регламентированы ч.1 ст.100 Гражданского процессуального кодекса РФ, согласно которой стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

По мнению судебной коллегии, в указанной части суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным доказательствам, правильно применил нормы процессуального права и размер судебных расходов, подлежащих возмещению.

Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым — на реализацию требования ч.3 ст.17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в ч.1 ст.100 Гражданского процессуального кодекса РФ речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.

Ссылки на какие-либо объективные обстоятельства в подтверждение довода о несоразмерности взысканных судом расходов в возмещение оплаты услуг представителя, частная жалоба не содержит.

При этом, исходя из того, что требование о компенсации морального вреда является требованием неимущественного характера, факт его удовлетворения, вне зависимости от размера взысканной суммы, означает удовлетворении иска в целом. Размер удовлетворенного требования в таком случае не может служить основой для пропорционального исчисления взыскиваемых в пользу истца расходов по оплате услуг представителя.

Статья 100 Гражданского процессуального кодекса РФ, в отличие от статьи 98 указанного Кодекса , указания на возмещение расходов на оплату услуг представителя пропорционально части удовлетворенных исковых требований не содержит, регламентируя, что возмещение должно быть произведено в разумных пределах.

По мнению судебной коллегии, сумма, взысканная с ответчика в пользу истца в счет возмещения расходов по оплате услуг представителя, указанному требованию соответствует.

Вместе с тем, суд первой инстанции безосновательно взыскал с ответчика в пользу истца расходы, связанные с проведением судебной автотехнической экспертизы, в размере 5000 рублей.

Так, по смыслу ст.94 Гражданского процессуального кодекса РФ возмещению подлежат издержки, связанные с рассмотрением дела.

Тем самым, расходы, понесенные сторонами, должны относиться к существу рассматриваемого спора и иметь юридическое значение для суда при разрешении спора.

Из материалов дела следует, что заключение судебной автотехнической экспертизы не было положено в основу принятого по делу решения. Более того, из данного заключения следует, что решить поставленный вопрос экспертным путем не представляется возможным.

Следовательно, данные расходы истца нельзя отнести к судебным издержкам, в связи с чем они не могут быть взысканы с ответчика в порядке ст.98 Гражданского процессуального кодекса РФ. В указанной части решение суда первой инстанции подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении данного требования.

В то же время, позиция ответчика о том, что аналогичным образом не подлежат возмещению также и расходы, связанные с оплатой истцом судебно-медицинской экспертизы, несостоятельна, поскольку данное заключение направлено на установление юридически значимых обстоятельств по делу и положено в основу принятого по делу решения.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

решение Первомайского районного суда г. Ижевска от 29 января 2013 года в части размера компенсации морального вреда изменить, взыскать в указанной части с Дигусарова В.А. в пользу Возженникова С.А. 30000 рублей.

То же решение в части взыскания с Дигусарова В.А. в пользу Возженникова С.А. расходов, связанных с оплатой судебной автотехнической экспертизы, в размере 5000 рублей — отменить, в указанной части принять по делу новое решение, которым в удовлетворении данного требования отказать.

В остальной части то же решение оставить без изменения.

Апелляционную жалобу Дигусарова В.А. — частично удовлетворить.

Председательствующий Г.Ю. Мельникова

Судьи Л.С. Петрова

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Апелляционная жалоба по делу о взыскании морального вреда

Деятельность суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья Скобенко Е.М. Дело № 33-1247/2014

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

город Ульяновск 22 апреля 2014 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Болбиной Л.В.,

судей Полуэктовой С.К., Нефедова О.Н.,

при секретаре Годуновой Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя Кондратьева С*** А*** – Гражевича А*** В*** на решение Заволжского районного суда г.Ульяновска от 22 января 2014 года, по которому постановлено:

Исковые требования Цицеровой О*** Е*** удовлетворить частично.

Взыскать с Кондратьева С*** А*** в пользу Цицеровой О*** Е*** 500 000 руб. компенсации морального вреда.

Смотрите так же:  Куда пожаловаться если курят в подъезде

В остальной части иска Цицеровой О*** Е*** отказать.

Взыскать с Кондратьева С*** А*** в доход бюджета муниципального образования «город Ульяновск» госпошлину в сумме 200 руб.

Заслушав доклад судьи Полуэктовой С.К., объяснения представителя Кондратьева С.А. – Гражевича А.В., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, Цицеровой О.Е., возражавшей против ее удовлетворения, заключение прокурора Сальникова А.А., полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Цицерова О.Е. обратилась в суд с иском к Кондратьеву С.А. о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия (ДТП).

В обоснование иска у казала, что 17 мая 2013 года на пешеходном переходе около дома № *** по Д*** г.Ульяновска Кондратьев С.А., управляя автомобилем TOYOTA CAMRY , сбил ее сына Ц*** А.Г., который от полученных травм скончался в больнице.

В результате преступных действий ответчика, в связи с совершением данного ДТП, в котором погиб ее близкий человек, она испытала физические и нравственные страдания, потеряла жизненные ценности, испытывает постоянный стресс, у нее головные боли, бессонница.

Ответчик не оказал ни какой материальной помощи после произошедшего, не извинился.

Просила взыскать с Кондратьева С.А. компенсацию морального вреда в сумме 1 000 000 руб.

Рассмотрев требования по существу, суд постановил приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель Кондратьева С.А. – Гражевич А.В. просит об изменении решения и снижении размера компенсации морального вреда до 300 000 руб.

Жалобу мотивирует тем, что судом оставлено без внимания, что у ответчика отсутствует возможность компенсировать моральный вред истице, в размере, определенном судом.

При определении размера компенсации морального вреда судом не учтено, что Кондратьев С.А. совершил преступление по неосторожности, является пенсионером, других доходов кроме пенсии не имеет, в настоящее время отбывает наказание в исправительном учреждении.

Потерпевший в ДТП имел психическое заболевание, находился в момент ДТП в алкогольном опьянении, переходил проезжую часть не по пешеходному переходу, то есть имела место его грубая неосторожность, что давало суду основание для полного или частичного освобождения ответчика от ответственности по заявленным требованиям.

Кондратьев С.А., отбывающий наказание в местах лишения свободы о времени и месте судебного разбирательства был надлежаще извещен, объяснения по апелляционной жалобе, заявленной в его интересах, не представил.

Судебная коллегия полагает возможным рассмотреть апелляционной жалобы при данной явке.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены решения.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе.

Согласно статьям 12, 55, 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, всесторонне и полно исследовал представленные доказательства, проверил доводы сторон.

Из материалов дела следует, что 17 мая 2013 года около *** часов Кондратьев С.А., управляя автомобилем TOYOTA CAMRY , государственный регистрационный знак ***, перед нерегулируемым пешеходным переходом в районе дома № *** по Д*** г.Ульяновска, двигаясь по направлению от ул.Д*** к ул.В*** г.Ульяновска со скоростью более 60 км/ч, совершил наезд на пешехода Ц*** А.Г.

В результате данного ДТП Ц*** А.Г. получены телесные повреждения, от которых он скончался в больнице 18 мая 2013 года.

При разрешении спора суд правильно определил юридически значимые обстоятельства по делу, всесторонне и полно исследовал представленные доказательства, дал надлежащую правовую оценку доводам сторон и доказательствам по делу, и обоснованно пришел к выводу о частичном удовлетворении требований Цицеровой О.Е. о взыскании компенсации морального вреда.

Согласно пункту 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в том числе использование транспортных средств), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

В силу пункта 1 статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Статьей 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, в ходе рассмотрения дела суд правильно установил, что в момент ДТП Кондратьев С.А., управляя автомобилем TOYOTA CAMRY , совершил наезд на пешехода Ц*** А.Г., двигавшегося по пешеходному переходу.

Данные обстоятельства установлены приговором Заволжского районного суда г.Ульяновска от 30 сентября 2013 года, вступившим в законную силу 13 ноября 2013 года, которым Кондратьев С.А. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного *** Уголовного кодекса Российской Федерации по факту рассматриваемого ДТП, ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права управления транспортным средством сроком на 2 года.

В силу части 4 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Поэтому судебная коллегия соглашается с выводами суда об обязательности для настоящего гражданского дела выводов, содержащихся в приговоре суда по уголовному делу в отношении Кондратьева С.А. в части обстоятельств совершенного им ДТП, а именно совершение наезда на пешехода в районе действия дорожных знаков «Пешеходный переход».

Определяя размер компенсации морального вреда, суд обоснованно руководствовался положениями пункта 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающими, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценен судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Из материалов дела следует, что истица Цицерова О.Е. является матерью погибшего Ц*** А.Г., который при жизни других близких родственников не имел, в браке при жизни не состоял, не имел детей, его отец Ц*** Г.А. умер 27 декабря 2012 года.

С учетом тяжести причиненных истице нравственных страданий, связанных с гибелью близкого человека, его невосполнимой утратой, перенесенной стрессовой ситуацией, причинением глубоких нравственных переживаний и сильной душевной боли, продолжающихся нравственных страданий, вызванных утратой сына, судом определен размер компенсации морального вреда в размере 500 000 руб.

Судом обоснованно учтено грубое нарушение Кондратьевым С.А. правил дорожного движения в момент ДТП. Кроме того, что наезд на Ц*** А.Г. был совершен на пешеходном переходе, где, управляя источником повышенной опасности, он должен был предпринять повышенные меры предосторожности, двигался с нарушением скоростного режима, установленного в населенных пунктах.

При таких обстоятельствах оснований для снижения размера компенсации морального вреда по доводам апелляционной жалобы судебная коллегия не усматривает. Размер компенсации морального вреда, по мнению судебной коллегии, отвечает требованиям разумности и справедливости.

С учетом обстоятельств дела, судом был снижен размер компенсации морального вреда, который истицей был заявлен в значительно большем размере.

Судебная коллегия обращает внимание, что действующее законодательства не ставит размер компенсации морального вреда в прямую зависимость от наличия либо отсутствуя денежных средств у ответчика для его возмещения.

Более того, в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции, ответчик, его представитель, участвующий в судебном заседании, не ссылался на его тяжелое материальное положение.

По делу не установлена грубая неосторожность потерпевшего Ц*** А.Г. в момент ДТП.

Согласно разъяснению, данному в пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», основанием для уменьшения размера возмещения вреда применительно к требованиям пункта 2 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации являются только виновные действия потерпевшего, при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда.

Судебная коллегия принимает во внимание, что с учетом установленных обстоятельств дела ответчик не может быть полностью освобожден от ответственности по заявленных требованиям, так как его ответственность наступает независимо от вины.

Понятие грубой неосторожности применимо лишь в случае возможности правильной оценки ситуации, которой потерпевший пренебрег, допустив действия либо бездействия, привлекшие к неблагоприятным последствиям. Грубая неосторожность предполагает предвидение потерпевшим большой вероятности наступления вредоносных последствий своего поведения и наличие легкомысленного расчета, что они не наступят.

Вместе с тем, в рассматриваемом ДТП доказательств тому, что вред здоровью пешехода Ц*** А.Г. и последующая его смерть причинен в результате его собственных умышленных действий, материалы дела не содержат.

Действия Ц*** А.Г., предшествующие моменту ДТП, свидетельствуют об обратном. Ц*** А.Г. переходил проезжую часть по пешеходному переходу. Само по себе состояние алкогольного опьянения в момент ДТП, как и наличие каких-либо заболеваний у него, не может свидетельствовать о его грубой неосторожности, поскольку не находится в причинно-следственной связи с наступившим ДТП, что также установлено вышеназванным приговором суда в отношении Кондратьева С.А.

Обстоятельства дела исследованы судом с достаточной полнотой, всем представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка. Материальный и процессуальный закон применены судом правильно.

В силу изложенного решение суда является правильным и отмене по доводам апелляционных жалоб не подлежит.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Заволжского районного суда г.Ульяновска от 22 января 2014 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя Кондратьева С*** А*** – Гражевича А*** В*** – без удовлетворения.

Author: admin