Адвокат владислав резник

Адвокат владислав резник

Национальная судебная коллегия Испании оправдала всех фигурантов дела о «русской мафии», возбужденного в 2008 году. Об этом РБК сообщил Александр Гофштейн, адвокат одного из обвиняемых — депутата Госдумы Владислава Резника. По его словам, защитники обвиняемых в отмывании денег, нажитых преступным путем, были извещены о решении суда несколько часов назад; текста приговора на момент публикации материала у них на руках еще не было.

Ранее 18 октября «РИА Новости» сообщило об оправдании фигурантов этого дела со ссылкой на попавшее в распоряжение агентства решение суда.

«Оправданы все. И наши соотечественники Владислав Резник, Диана Гиндин, Кирилл Ильин, — сказал РБК Гофштейн. — Но оправданы вообще все подсудимые по этому делу, что свидетельствует о том, что все это дело, как мы достоверно знали изначально, является грубейшей, очевидной фальшивкой. Жаль только, что на ее разоблачение ушло десять лет жизни достойных, уважаемых, невиновных людей, а также членов их семей. Но сегодня для них, конечно, незабываемый день, потому что справедливость восторжествовала».

Защита «рассчитывает на то, что виновные в фабрикации этой фальшивки» ответят за это по закону, добавил Гофштейн, однако о конкретных шагах, по его мнению, говорить преждевременно. «Но существуют юридические инструменты, чтобы восстановить доброе имя и те потери, которые понесены», — заключил адвокат.

Резник был недоступен по телефону в четверг. Пресс-секретарь депутата сообщила РБК, что не уполномочена комментировать тему суда.

Решение суда насчитывает 143 страницы, сообщило в четверг испанское издание El Mundo. Дело, которое касается связей российских бизнесменов с Тамбовской ОПГ и отмывания денег через создание связанных с недвижимостью компаний, рассматривалось судьями третьей секции уголовной коллегии Анджелесом Баррейро, Антонио Диасом и Аной Марией Рубио. Судебный процесс начался ​в Мадриде в феврале, слушания продолжались до апреля. Всего перед судом предстали 18 человек, однако приговор касается 17 — дело в отношении одного из обвиняемых, испанца Антонио де Фортуни Мейнеса, было закрыто ранее по болезни.

При этом для Владислава Резника прокуроры запрашивали самое суровое наказание — пять с половиной лет лишения свободы и штраф €100 млн; для остальных — сроки от одного года и семи месяцев. Резник и его супруга Диана Гиндин лично участвовали в процессе.

В итоге судьи пришли к выводу, что прокуратура не представила достаточно доказательств того, что обвиняемые сотрудничали или получали помощь от криминальных структур, пишет El Mundo. Оказавшиеся на скамье подсудимых российские бизнесмены могли не знать, что приобретают и распоряжаются в Испании имуществом, имеющим криминальное происхождение, следует из приговора. О происхождении этого имущества прокуратура также не привела достаточно данных, подчеркнул суд, а если не доказано, что оно было нажито преступным путем, то говорить про отмывание денег нельзя. Все, что объединяет подсудимых, — российское происхождение, значительные финансовые ресурсы и тот факт, что они много инвестировали в Испании, следует из приговора.

Дело «русской мафии»

История этого дела началась с того, что в 2008 году испанская полиция провела операцию «Тройка», в рамках которой арестовала нескольких россиян, предположительно связанных с Тамбовской ОПГ. Среди них был Геннадий Петров — предполагаемый преемник отбывающего сейчас в России срок Владимира Барсукова (Кумарина), лидера Тамбовской ОПГ. В 2010 году Петрова выпустили под залог, а в 2012-м он уехал в Россию и в Испанию уже не вернулся. Дело Петрова в Испании рассматривается отдельно; прокурор запрашивал для него восемь лет тюрьмы.

Всего власти Испании выдвигали обвинения против 26 россиян, считавшихся причастными к ​деятельности Тамбовской ОПГ и отмыванию денег на территории страны. Они, по версии прокуратуры, создали в Испании сеть фиктивных юрлиц, на баланс которых записывали недвижимость, приобретенную на доходы от контрабанды наркотиков, оружия и прочих преступлений. Впоследствии эта недвижимость перепродавалась, а деньги выводились в офшоры. Владислав Резник, по версии обвинения, участвовал в фиктивных транзакциях, а также делил с Петровым общий самолет и причал для яхт.

Издания ABC и El Mundo со ссылкой на обвинительное заключение по делу «русской мафии» упоминали среди близких к Петрову ​высокопоставленных российских чиновников председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина, его бывшего заместителя Игоря Соболевского, вице-премьера Дмитрия Козака, бывших министров Леонида Реймана, Анатолия Сердюкова, бывшего премьер-министра Виктора Зубкова и бывшего заместителя директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Николая Аулова.

Адвокат владислав резник

Национальная судебная коллегия Испании в понедельник, 19 февраля, начала рассматривать уголовное дело о незаконном обналичивании средств, к которому причастна, по версии прокуратуры Испании, «русская мафия», связанная с Тамбовской ОПГ. Прокуроры запросили для 18 обвиняемых тюремн​ые сроки от одного года и семи месяцев до пяти с половиной лет и штрафы, сообщает El Mundo.

Среди обвиняемых — депутат Госдумы Владислав Резник, для которого прокуроры запросили наказание в виде 5,5 года лишения свободы и штраф €100 млн. Резник вместе с женой Дианой Гиндин, также проходящей по делу, прибыл в Испанию на процесс, рассказал РБК адвокат депутата и его жены Александр Гофштейн.

Резник и Гиндин свою вину отрицают. «Позиция подсудимых заключается в том, что они полностью невиновны. Больше того, демонстрируя желание обелить свое имя, которое безо всяких оснований было опорочено испанскими правоохранительными органами, они прибыли в Испанию для того, чтобы участвовать в судебном разбирательстве и доказать свою невиновность», — рассказал Гофштейн.

Он считает, что суд продлится не менее двух недель. «Во всяком случае, по планам испанского суда процесс будет не меньшей продолжительности», — уточнил защитник.

Дело «русской мафии»

Так называемое дело русской мафии в Испании было возбуждено в 2008 году, когда местная полиция провела операцию «Тройка», в ходе которой арестовала несколько граждан России, предположительно, связанных с Тамбовской ОПГ. В числе арестованных тогда был и Геннадий Петров, которого испанская прокуратура называет преемником арестованного Владимира Барсукова (Кумарина) на «посту» лидера Тамбовской ОПГ. В 2010 году Петрова выпустили под залог, а в 2012 году он уехал в Россию и в Испанию уже не вернулся. Для Петрова прокуроры запросили восемь лет, однако его дело рассматривается отдельно.

В конце 2015 года власти Испании выдвинули обвинения против 26 россиян, которых считают причастными к ​деятельности Тамбовской ОПГ и отмыванию денег на территории королевства. По версии испанской прокуратуры, члены Тамбовской ОПГ и связанные с ними лица создали в Испании сеть фиктивных компаний, на которые оформлялась недвижимость, купленная на преступные деньги из России. Активы впоследствии несколько раз перепродавались (причем покупателями были фирмы, входящие в ту же сеть), а деньги выводились в офшоры. Таким образом члены ОПГ отмывали заработок от контрабанды наркотиков, оружия, убийств и «торговли связями», считает испанская прокуратура.

Связи с российской элитой

В числе близких к Геннадию Петрову людей в российском правительстве испанские издания ABC и El Mundo со ссылкой на обвинительное заключение по делу «русской мафии» упоминали ​высокопоставленных российских чиновников, в том числе руководителя Следственного комитета России Александра Бастрыкина, его бывшего заместителя Игоря Соболевского, вице-премьера Дмитрия Козака, бывшего министра связи Леонида Реймана, экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, бывшего премьер-министра России Виктора Зубкова и бывшего заместителя директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Николая Аулова.

Как писал в 2015 году журнал The New Times со ссылкой на обвинительное заключение, Бастрыкин и Соболевский благодарили Петрова за содействие в назначении руководителями Следственного комитета, а Аулов за денежное вознаграждение от Петрова организовал задержание Барсукова (Кумарина) и нескольких полицейских.

Как бы то ни было, на нынешнем процессе единственным обвиняемым из представителей российской элиты стал депутат Резник. В Испании он пользовался одним самолетом и причалом для яхт с Геннадием Петровым, а также непосредственно участвовал в фиктивных транзакциях, утверждает следствие.

При этом осенью 2017 года власти Испании провели еще одну масштабную операцию против «русской мафии» и отмывания денег на территории страны — на сей раз в отношении людей, связанных, по мнению испанского правосудия, с Солнцевской ОПГ. Тогда были задержаны 11 человек, в том числе владелец футбольного клуба «Марбелья» Александр Гринберг.

Оправданы депутат Госдумы и его предполагаемые подельники, обвиняемые в отмывании

Национальный суд Испании полностью оправдал 17 подсудимых по одному из самых скандальных дел о «русской мафии», якобы отмывавшей на Пиренеях многомиллионные суммы, приобретая недвижимость. По мнению представителей испанской Фемиды, обвинение не доказало, что фигуранты дела, в том числе депутат Госдумы Владислав Резник, имели отношение к преступным группировкам и занимались незаконными финансовыми операциями. Теперь все оправданные имеют право на компенсацию ущерба, нанесенного им необоснованными обвинениями со стороны испанских властей.

Как рассказал “Ъ” российский адвокат Владислава Резника Александр Гофштейн, как такового оглашения оправдательного приговора в испанском суде не было. «Такая процедура не предусмотрена, просто наших коллег — испанских адвокатов — пригласили в суд, где и им и выдали текст документа»,— пояснил господин Гофштейн. По его словам, после получения информации он сразу связался со своим клиентом, сообщив ему об исходе судебного разбирательства. «Конечно, он был очень обрадован, все-таки мы почти полгода находились в полной неизвестности»,— подчеркнул адвокат, особо отметив, что он и его клиент «изначально знали, что все обвинение — фальшивка», но почти «десять лет ушло на разоблачение этой клюквы». По его словам, как его подзащитный, так и другие оправданные «мафиози» рады самому событию, однако не исключают возможности подачи исков к испанскому правосудию. «Еще рано об этом говорить, но, естественно, обязательно будет обсуждаться вопрос о подаче исков»,— пояснил Александр Гофштейн. Он также отметил, что пока сложно говорить о возможных суммах компенсации, хотя такая практика в Испании распространена,— «необходимо говорить о каждом конкретном случае, так как кто-то провел в тюрьме долгие месяцы».

Смотрите так же:  Товарная экспертиза как профессия

По мнению испанского суда, обвинение не доказало, что подсудимые являлись участниками какой-либо преступной группировки, хотя ранее фигурантов расследования Геннадия Петрова и Александра Малышева полиция называла лидерами тамбовской и малышевской ОПГ. Якобы в период с 1996 по 2008 год авторитетные коммерсанты из Санкт-Петербурга переводили свои активы в Испанию, чтобы отмыть криминальные деньги. Среди подсудимых Петрова и Малышева не оказалось — они уехали из Испании, а дело в их отношении было выделено в отдельное производство.

Кого еще из российских чиновников Испания подозревала в отмывании денег

Напомним, что основанием для начала громкого расследования стала широко разрекламированная спецоперация испанских спецслужб против так называемой русской мафии под названием «Тройка», которая была проведена почти 11 лет назад. Само расследование инициировал известный испанский судья Бальтасар Гарсон, с подачи которого начались слежка за подозреваемыми, прослушивание их телефонов и другие «оперативные действия». Расследование уголовного дела шло очень долго. Лишь в 2015 году прокуратура наконец составила обвинительное заключение, которое заняло 460 страниц. Как считала прокуратура, выходцы из России отмывали в Испании крупные суммы денег, полученные преступным путем, приобретая на них в Аликанте, Малаге, Мадриде и на Мальорке дорогостоящую недвижимость. В общей сложности, по данным следствия, на счета фирм Inmobiliaria Calvia 2001 SL, Inmobiliaria Balear 2001 SL, Drever Limited и Centros Comerciales Antei SL, которые следствие считает подконтрольными Геннадию Петрову, под покупку домов и вилл были переведены €50 млн.

В ходе судебного процесса всех обвиняемых испанские прокуроры потребовали приговорить хотя и к небольшим, но реальным тюремным срокам — от года и семи месяцев до 5,5 года, но зато с огромными штрафами — до €100 млн. Интересно, что одними из фигурантов дела являлись депутат российской Госдумы Владислав Резник и его супруга Диана Гиндин. Их подозревали в том, что они отмыли деньги, купив дом на испанском курорте. Сам парламентарий свою вину категорически отрицал, а потом добровольно прибыл в испанский суд для дачи показаний. Господина Резника прокуратура хотела посадить на 5,5 года. Теперь ему должны вернуть арестованный в ходе следствия дом и, очевидно, выплатить компенсацию за необоснованное уголовное преследование.

Адвокат владислав резник

Испанский Национальный суд оправдал фигурантов так называемого дела «русской мафии», которые обвинялись в участии в преступном сообществе и отмывании денег на территории Испании, сообщает «РИА Новости» со ссылкой на судебное решение.

Адвокат Резника Александр Гофштейн подтвердил «Ведомостям» эту информацию. По его словам, «благая весть» застала депутата в России. «Вместе с супругой Дианой Гиндин он участвовал в судебных заседаниях, а по окончании с разрешения суда вернулся в Россию», – сообщил адвокат.

По данным «РИА Новости», суд не нашел достаточных оснований, которые бы доказывали, что фигуранты дела были связаны с какой-либо преступной группировкой, в частности Тамбовской и Малышевской ОПГ, которая занималась отмыванием денег, полученных незаконным путем.

Расследование дела заняло более 11 лет. По данным прокуроров, группа россиян под руководством Геннадия Петрова (в деле он назван «авторитетом») с 1996 г. занималась отмыванием денег, управляя этой деятельностью из Испании. Россияне создали сотни компаний, на которые записывалась недвижимость, которая многократно перепродавалась по возрастающей стоимости через фирмы, контролируемые одними и теми же людьми. Это делалось в целях отмывания денег и использовалось для легализации денег, в частности, от контрабанды наркотиков и торговли оружием, утверждают прокуроры. Петров вместе с другими фигурантами дела был задержан в 2008 г. в Испании, провел под арестом полтора года. Его освободили под подписку о невыезде, и в 2012 г. он уехал в Россию. Его дело рассматривается отдельно, для него прокуратура потребовала 8,5 года.

В декабре 2015 г. прокуратура выдвинула обвинения в участии в преступном сообществе и отмывании денег в Испании против 26 граждан России и Испании, в том числе Резника и его супруги Дианы Гиндин. Суммарно обвинение затребовало для всех обвиняемых 126 лет заключения и 2,7 млрд евро штрафа, писала испанская газета El Mundo.

Суд в отношении 18 фигурантов дела, включая Резника, начался 19 февраля 2018 г. Для депутата прокуратура потребовала 5,5 года заключения. Он и его супруга присутствовали в суде. Вину он не признал. «Я ни в чем не виноват и доверяю испанскому правосудию», – подчеркивал он.

Схватка за репутацию

В Испании продолжается громкий судебный процесс по делу об отмывании денег русской мафией — сейчас показания дают свидетели обвинения. Восемнадцать обвиняемых уже допрошены; среди них — депутат Госдумы Владислав Резник и его супруга, которые категорически отрицают участие в преступном сообществе. Подробности о том, как российский парламентарий отстаивает на Пиренейском полуострове свое доброе имя, выясняла «Лента.ру».

В феврале в Национальной судебной палате Испании стартовал процесс по делу русской мафии, в основу которого легли результаты полицейской операции «Тройка», проведенной испанскими силовиками в 2008 году. Тогда по подозрению в отмывании преступных денег, добытых в России, были задержаны порядка 100 человек. В их числе оказались Геннадий Петров и Александр Малышев, которых испанцы окрестили лидерами Тамбовско-малышевской ОПГ.

По данным следствия, они создали в Испании сеть компаний в сфере недвижимости и финансовых инвестиций, через которые было отмыто как минимум 50 миллионов евро (3,4 миллиарда рублей). Петров и Малышев в ходе расследования сбежали. Спустя 12 лет на скамье подсудимых оказались 18 человек, среди них граждане России и Испании. Самый заметный фигурант дела — депутат Владислав Резник.

Без доказательств

Против Владислава Резника и его жены Дианы Гиндин испанские власти выдвигают два обвинения: участие в преступном сообществе и отмывании преступных средств.

«Мы выдвигаем обвинения в отношении господина Резника, поскольку считаем, что он отмывал деньги, происхождение которых связано с организованной преступностью. Мы основываемся на телефонных разговорах, где этого человека мы считаем собеседником Геннадия Петрова», — заявлял прокурор Хосе Гринда перед началом процесса.

Сторона обвинения считает, что через подконтрольные Петрову фирмы Резник приобретал недвижимость, автомобили, яхту. Таким образом, уверены испанцы, легализовывались незаконные деньги русской мафии, и Резник был в курсе этого.

«Серьезным пороком этого дела является отсутствие доказательств причастности Резника и его супруги к криминалу», — рассказал «Ленте.ру» российский адвокат депутата Александр Гофштейн.

По его словам, еще на предварительном следствии защита предоставила доказательства невиновности Резника и Гиндин: декларации о доходах, свидетельствующие, что их совокупный доход во много раз превышает расходы на приобретение недвижимости в Испании. При этом адвокат указал, что недвижимость приобретена путем легального перечисления денежных средств с официального счета Резника в российском банке.

«Они [подзащитные] доказали, что деньги легальные, с них заплачены налоги, вот счет, вот перевод, вот общая сумма доходов, вот расходы. Просто диву даешься, насколько безразличны испанские правоохранители к убедительным доказательствам. Конечно, прокурор или следователь может не поверить доказательствам защиты, но произвольно их игнорировать не вправе. А именно так происходит в этом деле!» — продолжает Гофштейн.

По словам адвоката, испанские правоохранительные органы не признали предоставленные Резником и Гиндин доказательства неубедительными или недостоверными: их просто положили в дело, проигнорировали и продолжили обвинять его подзащитных в отмывании, без учета представленных доказательств.

«Возмущение вызывает полное бессилие, которое испытывает гражданин, привлеченный к ответственности испанскими властями: говори что хочешь, доказывай что хочешь, представляй какие хочешь документы — нам все равно, у нас есть схема, и мы ни при каких обстоятельствах тебя из этой схемы не исключим. Вот логика, в которой работает испанская правоохранительная система», — отмечает защитник.

Судебная белиберда

В беседе с «Лентой.ру» Гофштейн назвал белибердой обвинения в участии своего подзащитного в преступном сообществе.

«Прежде всего я считаю белибердой переводы телефонных переговоров, которые положены в основу этого обвинения. XXI век на дворе, а мы сталкиваемся с вопиющим фактом, когда тяжелейшее обвинение объясняется ошибочностью перевода телефонных разговоров так называемых фигурантов. Более того, несмотря на то, что предварительное следствие велось почти 10 (!) лет, разобраться в принадлежности голосов правоохранители так и не смогли», — рассказал адвокат.

По его словам, в некоторых случаях для подтверждения абсурдных обвинений используются разговоры, в которых Резник даже не участвовал.

Основным (а по сути, единственным) «доказательством» причастности Резника к преступной группе служит телефонный разговор, происшедший, по мнению прокуратуры, между Резником и Петровым. Но Резник этого разговора не вел!

«Хотя и не обязаны этого делать, мы нашли подлинного участника (одного из наших соотечественников) разговора, представили справку из телефонной компании о том, что номер, с которого велся разговор, принадлежит не Резнику, а другому лицу; представили нотариально заверенное заявление этого гражданина, в котором он подтверждает, что это его номер и его разговор; представили экспертное заключение о том, что это голос не Резника, а другого человека; все эти доказательства находятся в распоряжении прокурора уже более года», — отмечает Гофштейн. «Но прокурор по-прежнему утверждает, что этот разговор вел Резник, а значит, он участник преступного сообщества. Невероятно!» — продолжает адвокат.

Смотрите так же:  Калькулятор осаго с 12 апреля 2019 года ресо гарантия

По ходатайству защиты действительного участника разговора допросили в суде. Он подтвердил, что голос на записи его, а не Резника.

Кроме того, защита столкнулась с серьезными дефектами переводов других разговоров. На процесс вызван для дачи показаний переводчик — эксперт по русскому языку. С его помощью защита намерена оспорить переводы телефонных переговоров, на основе которых Резника и Гиндин обвиняют по «делу русской мафии».

«Причина, по которой Резник решил лично участвовать в суде, очевидна! Он не чувствует за собой никакой вины, убежден в своей невиновности. Такова же позиция его супруги, тоже обвиняемой по этому делу. Они хотят, наконец, обелить собственное имя, отмыться от облыжных обвинений», — говорит адвокат.

Несостоятельность обвинений подтвердил и прокурор Международного уголовного суда в отставке Луис Морено Окампо, который изучил материалы дела. Выступивший по инициативе защиты Окампо в ходе судебного заседания заявил об абсолютной непричастности В. Резника и его жены к какой-либо преступной деятельности. Один из самых уважаемых в мире экспертов в области расследования преступлений заявил об отсутствии в деле каких-либо доказательств против Резника и его жены.

Прозрачные сделки

На заседании в Национальном суде Испании 27 февраля депутат Владислав Резник дал развернутые показания по предъявленным обвинениям. Он рассказал, что познакомился с Петровым на Майорке и знал его как акционера Балтийской строительной компании. Депутат объяснил испанским судьям, что «в России преступным авторитетом может назвать только суд».

«В отношении Петрова не было решений, что он преступный авторитет или глава преступной группировки», — пояснил он. «Петров сидел в советское время в тюрьме за преступления, которые декриминализированы сейчас. Насколько я знаю, сейчас к нему нет претензий, но детально не изучал этот вопрос. Я у него дом покупал, а не вступал в родственные отношения», — резюмировал Резник.

По его словам, он приобрел дом и судно на Балеарских островах через компании Геннадия Петрова. Стоимость дома составила 1,2 миллиона евро, перевод осуществлялся с банковского счета Резника в России.

«Перевод 1,2 миллиона делался, как и любые переводы, с личных счетов. Хочу довести это до уважаемого суда. Это задекларированные деньги, с которых уплачены налоги», — несколько раз подчеркнул Резник. «Я ни от кого ничего не получал бесплатно и платил из моих личных денег, у меня нет никаких преступных денег», — отметил он.

Резник также рассказал о других приобретениях в Испании. Это два дома на Майорке, два судна и три автомобиля. Основная часть этого имущества приобретена у лиц, никак не связанных с Петровым.

Компания Centros Comerciales Antei SL, которая принадлежала Петрову, приобретена Резником с единственной целью: этой компании принадлежали права на лодку. По испанским законам, иностранец не может зарегистрировать на себя плавательное средство. Сама сделка по приобретению акций компании абсолютно законна и прозрачна.

Резник подтвердил, что за период с 2002 по 2008 год его доходы составили более 60 миллионов долларов и получены от продажи ранее приобретенного имущества.

«Доходы задекларированы в налоговых органах в России. Как депутат я заполняю специальную декларацию, мои декларации подлежат дополнительному изучению правоохранительными органам, как, впрочем, и все обвинения, которые мне предъявлены, изучал следственный департамент МВД. В деле все представлено», — сказал он.

По его словам, после предъявления обвинений властями Испании на родине его тоже стали проверять, но ничего криминального не нашли.

«Расследование проводилось и в отношении моей жены, результат тот же. В материалах дела есть соответствующие документы из МВД», — заключил Резник.

«Год в испанской тюрьме меня не сломал»

Адвокат Резника не понаслышке знаком с испанским правосудием. Этот опыт он получил не как защитник, а как подсудимый. Четыре года Александр Гофштейн отбивался от обвинений в связях с русской мафией. Он защищал криминального авторитета Захария Калашова, известного как Шакро Молодой, которого по запросу Испании задержали в ОАЭ в 2006 году в результате полицейской операции «Оса».

В ноябре 2006 года Гофштейн навещал своего клиента в мадридской тюрьме. Приехав в Мадрид, Гофштейн привез 500 евро, которые были внесены на личный счет заключенного. Испанцы расценили это как финансирование преступного сообщества и задержали юриста. Первый год адвокат провел в тюрьме. Потом его отпустили под залог.

«Испанский обвинитель и следственный судья произвели чудовищное впечатление. Они оказались готовы в угоду собственным бредням перешагнуть через закон, человеческую судьбу. Полное пренебрежение законом. Убедился в этом на личном примере. Конечно, не могу говорить обо всем судебно-следственном корпусе, но персонажи, встретившиеся на моем пути, оставили тяжелейшее впечатление. Им невозможно ничего доказать», — вспоминал Гофштейн.

1 июня 2010 года испанский суд приговорил Калашова к 7,5 годам лишения свободы, а Гофштейн был оправдан и вернулся в Россию. После пережитых испытаний адвокат поделился своими наблюдениями за испанским правосудием.

«Если это стадия предварительного следствия, то складывается впечатление, что в Испании такой стадии просто нет. Можно было бы сказать, что его вообще не существует, если бы не одно «но» — колоссальный срок, который человек проводит, пребывая в этой стадии. Предварительное следствия вроде не ведется, но на эту стадию уходят годы. Преимуществ испанского предварительного следствия перед российским не вижу», — рассказывал защитник.

По словам Гофштейна, суд в Испании — это совсем другая история. Суд — независимый и мудрый, уважающий закон. Он не подвержен влиянию ни со стороны властей, ни со стороны СМИ. Ничего, кроме закона, его не интересует — и это величайшее достоинство.

«Видимо, на политическом уровне существует понимание важности судебной власти. Кроме того, испанские судьи работают в условиях, не имеющих ничего общего с конвейером, на котором работают российские судьи. Совершенно иная нагрузка, график работы. Не работают на износ, как наши. Такого, чтобы у судьи на один день назначалось пять или шесть уголовных дел, им даже не присниться», — рассказывал адвокат.

По словам Гофтшейна, притом что Испания — небогатая страна, суды там прекрасно оснащены. Хрустальных люстр и паркета нет, зато ведется аудиозапись процесса, что гарантирует его объективное отражение.

«Более того, копия записи выдается участникам процесса в тот же день после окончания судебного заседания. И, пожалуйста, работайте, споров о том, кто и что говорил, — нет. Суд снискал себе колоссальное уважение народа. Немыслимая вещь — спорить с испанским судьей, тем более ругаться. У нас это сплошь и рядом, к сожалению», — поделился защитник.

У Гофштейна была возможность отсудить компенсацию за незаконное уголовное преследование. Он ею не воспользовался.

«За компенсацией не обращался, прежде всего потому, что за четыре года очень устал от испанской юстиции. Вторая причина очень прозаична: кончились деньги на адвокатов», — объяснял он.

Сейчас Александр Гофштейн, анализируя случай свой и Резника, считает, что «»дела о русской мафии» не расследуются вообще». «Эти годы в смысле результативности и сбора доказательств выброшены, потрачены зря, они за 10 лет не собрали никаких доказательств виновности Резника и его супруги», — отмечает он.

Другой российский адвокат, много лет проживающий в Испании, рассказал анонимно о методах работы местных правоохранителей.

«Если ты адвокат и защищаешь мафиози, то испанцы считают, что ты тоже мафиози. В России такого нет, у нас понимают, что ты просто выполняешь свою работу, оказываешь профессиональные услуги. В Испании свой подход, не хуже и не лучше, чем в России, просто другой. Здесь же многие россияне знакомы друг с другом. Например, ты уезжаешь в Россию, оставляешь соседу доверенность на дом или машину, мало ли что может случиться: сантехника вызвать… Для испанцев эта доверенность станет свидетельством, что вы связаны», — объясняет собеседник «Ленты.ру».

По его словам, испанские силовики по делам об отмывании денег метут всех подряд. К примеру, был случай, когда риелтор год отсидел в тюрьме за то, что помог русским купить дом.

«Испанцы верят газетам. У нас в России какой следователь будет основывать обвинение на газетной статье? Абсурд! Но испанцы все воспринимают серьезно», — рассказал «Ленте.ру» не пожелавший раскрыть свое имя собеседник.

По его словам, жесткое отношение испанских властей к богатым россиянам не отразилось на потоке последних в страну. По-прежнему состоятельные бизнесмены скупают недвижимость, оседают на солнечном берегу, наслаждаются южным гостеприимством.

«На бытовом уровне испанцы любят русских, притом что под эту категорию подпадают и грузины, армяне, ну, в общем, все с постсоветского пространства», — отмечает наш соотечественник.

Согласно испанским законам, прокурор формулирует просьбу о наказании по окончании предварительном следствия, в обвинительном заключении. Но эта просьба не носит обязательный для суда характер. В настоящее время на процессе дали показания подсудимые, теперь идет допрос свидетелей обвинения: полицейские, следователи, принимавшие участие в задержаниях и обысках фигурантов дела о русской мафии в рамках операции «Тройка». По мнению Гофштейна, приговор может быть вынесен в конце весны — начале лета.

Смотрите так же:  Пособие методическое по пк

Добровольная явка депутата Резника на суд «произвела хорошее впечатление на судей», заявлял ранее член мадридской коллегии адвокатов Хосе Санчес. В свою очередь, прокурор до начала процесса и исследования доказательств запросил для Резника 5,5 лет заключения.

Предполагаемым лидерам Тамбовско-малышевской ОПГ Петрову и Малышеву, которые скрылись от испанского правосудия, пока ничего не грозит. Их не могут судить заочно, хотя прокуратура и запросила для Петрова 8,5 лет тюрьмы.

Депутат Госдумы Владислав Резник защищается в испанском суде

Испанская Фемида с февраля рассматривает дело об отмывании денег русской мафией. Среди обвиняемых – депутат Госдумы Владислав Резник с супругой Дианой Гиндин. Они и еще 18 фигурантов дела уже дали показания. Семейная пара категорически отрицает какую-либо связь с преступным сообществом. Сейчас в суде допрашивают свидетелей обвинения.

«Причина, по которой Резник решил лично участвовать в суде, очевидна! Он не чувствует за собой никакой вины, убежден в своей невиновности. Такова же позиция его супруги, тоже обвиняемой по этому делу. Они хотят, наконец, обелить собственное имя, отмыться от облыжных обвинений», – заявил в интервью «Ленте.ру» адвокат российского законотворца Александр Гофштейн.

Среди главных доказательств в данном деле – результаты операции «Тройка» десятилетней давности, которую провели испанские полицейские. Тогда были задержаны 100 человек, подозреваемых в отмывании добытых в России преступным путем денег. В зоне внимания силовиков оказались и так называемые лидеры Тамбовско-малышевской организованной преступной группы Геннадий Петров и Александр Малышев.

Как утверждает следствие, они создали в стране фламенко и корриды сеть компаний в сфере недвижимости и финансовых инвестиций. И через данные фирмы «отмыли» минимум €50 млн, или 3,4 млрд рублей.

Впрочем, дело расследовалось без Петрова и Малышева, так как они сбежали. А спустя 12 лет перед законом должны ответить 18 граждан России и Испании, среди которых самый знаменитый фигурант – Резник.

Чету Резник – Гиндин испанские власти обвиняют в участии в ОПГ и отмывании преступных денег, основываясь лишь на телефонном разговоре, который якобы состоялся между Резником и Петровым 1 января 2009 года. В диалоге некто поздравляет последнего с Новым годом, называя вождем, пишет «Интерфакс».

Между тем адвокат депутата уверен, что данные доказательства абсурдны. «Прежде всего я считаю белибердой переводы телефонных переговоров, которые положены в основу этого обвинения. XXI век на дворе, а мы сталкиваемся с вопиющим фактом, когда тяжелейшее обвинение объясняется ошибочностью перевода телефонных разговоров так называемых фигурантов. Более того, несмотря на то, что предварительное следствие велось почти 10 (!) лет, разобраться в принадлежности голосов правоохранители так и не смогли», – рассказал правозащитник.

Но обвинение продолжает настаивать на своем. По мнению прокурора Хосе Гринды, через подконтрольные Петрову компании Резник скупал недвижимость, автомобили и яхту, тем самым легализовав преступные средства русской мафии, о чем Резнику было хорошо известно. «Что касается Владислава Резника, мы считаем его частью организации Петрова, поскольку он занимает важное место в иерархии. Что касается других, мы считаем, что Петров использует их, коррумпирует, чтобы получить доступ к властным эшелонам. Это главная причина, почему мы здесь в Испании обвиняем Резника и не обвиняем других людей. Потому что факт коррупции происходит в России и должен расследоваться в России», – цитирует обвинителя The New Times

Впрочем, по словам того же Гофштейна, доказательства невиновности супружеской пары были представлены еще на предварительном следствии. «Серьезным пороком этого дела является отсутствие доказательств причастности Резника и его супруги к криминалу», – уверен юрист.

Он добавил, что в качестве доказательной базы были использованы декларации о доходах Резника, свидетельствующие, что их совокупный доход во много раз превышает расходы на приобретение недвижимости в Испании. К тому же деньги за недвижимость были перечислены законным путем с официального счета Резника в российском банке.

«Они [подзащитные] доказали, что деньги легальные, с них заплачены налоги, вот счет, вот перевод, вот общая сумма доходов, вот расходы. Просто диву даешься, насколько безразличны испанские правоохранители к убедительным доказательствам. Конечно, прокурор или следователь может не поверить доказательствам защиты, но произвольно их игнорировать не вправе. А именно так происходит в этом деле!» – объяснил адвокат.

Вышеперечисленные доказательства, возмутился Гофштейн, испанская Фемида посчитала неубедительными и недостоверными. Их приложили к делу, но в расчет не взяли, продолжив обвинять его подзащитных.

В суд по ходатайству защиты даже был вызван действительный участник того злополучного разговора, который подтвердил, что на записи его голос, а не Резника.

К тому же, как утверждает Гофштейн, защита столкнулась с серьезными отклонениями перевода других разговоров. Поэтому для дачи показаний был приглашен эксперт по русскому языку. С его помощью адвокат намерен оспорить перевод телефонного диалога, который лег в основу обвинений супружеской пары.

С необоснованностью обвинений соглашается также прокурор Международного уголовного суда в отставке Луис Морено Окампо. Как передает «Интерфакс», он заявил, что «российские власти тщательно проверили все совершенные Резником и его женой финансовые операции по приобретению имущества в Испании» и установили законность всех сделок, которые осуществлялись «не за счет средств преступного происхождения».

Впрочем, как было сказано выше, Владислав Резник охотно дал показания в Национальном суде Испании. На заседании 27 февраля он сообщил, что их знакомство с акционером Балтийской строительной компании Петровым состоялось на Майорке. Парламентарий разъяснил, что по российскому законодательству только суд вправе назвать человека преступным авторитетом.

«В отношении Петрова не было решений, что он преступный авторитет или глава преступной группировки, – уточнил Резник. – Петров сидел в советское время в тюрьме за преступления, которые декриминализированы сейчас. Насколько я знаю, сейчас к нему нет претензий, но детально не изучал этот вопрос. Я у него дом покупал, а не вступал в родственные отношения».

Как заверил депутат, покупка дома и судна на Балеарских островах осуществлялась через компании Геннадия Петрова. Дом стоил €1,2 млн, деньги Резник перевел со своего банковского счета в России. «Я ни от кого ничего не получал бесплатно и платил из моих личных денег, у меня нет никаких преступных денег», – отрезал суду законотворец.

Он не утаил информацию и о других испанских покупках: двух домах на Майорке, двух судов и трех автомобилей. Депутат отметил, что основная часть приобретений никак не связанна с личностью Петрова, компанию Centros Comerciales Antei SL которого Резник купил из-за того, что ей принадлежали права на лодку. Как известно, испанские законы запрещают иностранцам регистрировать на себя какое-либо плавательное средство. К слову, сама сделка законна и прозрачна.

С 2002 по 2008 г. доходы Резника от продажи ранее приобретенного имущества составили более $60 млн, что подтверждено в декларациях, которые приложены к делу. Депутат отметил, что их с женой проверили не только в Испании, но и в России, но ничего противозаконного не нашли.

Адвокат Резника Александр Гофштейн имеет свой собственный опыт отношений с испанской Фемидой. В 2000-е гг. в финансировании преступного сообщества испанское правосудие заподозрило самого адвоката, который целый год провел в тюрьме за то, что в ноябре 2006 г. навещал своего клиента в мадридской тюрьме и при этом привез в Мадрид €500, которые были внесены на личный счет заключенного. Через год юриста отпустили под залог.

«Испанский обвинитель и следственный судья произвели чудовищное впечатление. Они оказались готовы в угоду собственным бредням перешагнуть через закон, человеческую судьбу. Полное пренебрежение законом. Убедился в этом на личном примере. Конечно, не могу говорить обо всем судебно-следственном корпусе, но персонажи, встретившиеся на моем пути, оставили тяжелейшее впечатление. Им невозможно ничего доказать», – поделился своими воспоминаниями Гофштейн.

Он, кстати, мог отсудить компенсацию за незаконное уголовное преследование, но не стал этого делать. Однако, сопоставив свой случай и Резника, пришел к выводу, что «дела о русской мафии» не расследуются вообще».

«Эти годы в смысле результативности и сбора доказательств выброшены, потрачены зря, они за 10 лет не собрали никаких доказательств виновности Резника и его супруги», – подытожил правозащитник.

Между тем другой российский адвокат, который не один год живет в Испании, на условиях анонимности рассказал «Ленте.ру», что «если ты адвокат и защищаешь мафиози, то испанцы считают, что ты тоже мафиози». Собеседник сайта привел в пример случай, когда риелтор провел год в тюрьме за помощь русским в покупке дома. Что касается «дела о русской мафии», по которому сейчас допрашивают сторону обвинения, то приговор может быть вынесен в конце весны – начале лета, считает Гофштейн.

При этом, как ранее отметил член мадридской коллегии адвокатов Хосе Санчес, добровольная явка Резника «произвела хорошее впечатление на судей». Но это не помешало испанскому прокурору еще до начала процесса и проверки доказательств потребовать приговорить российского депутата к 5,5 годам лишения свободы и оштрафовать примерно на €100 млн, передает NEWSru.com.

Добавим, что для Петрова и Малышева обвинитель запросил 8,5 лет тюрьмы, но их не могут осудить заочно. Предполагаемые лидеры Тамбовско-малышевской ОПГ скрылись от испанского суда.

Author: admin