Страхование договор присоединения

ДОГОВОР # ______
присоединения страхователя к программе «Доверие к страхованию»

Некоммерческая организация «Фонд защиты прав страхователей» (далее «Фонд»), в лице Председателя Правления _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _, действующего в соответствии с Уставом Фонда, и _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ (далее «Страхователь»), в лице _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _, действующего в соответствии с _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _, именуемые в дальнейшем «Стороны», заключили настоящий Договор о нижеследующем:

1. Предмет Договора

1.1. Настоящий Договор является свидетельством добровольного присоединения Страхователя к программе «Доверие к страхованию» (далее «Программа»).

1.2. Фонд осуществляет юридическую защиту прав и интересов Страхователя по заключению и исполнению договора страхования # __ от «___» _______ 20__ г. (далее «Договор страхования»), подписанного Страхователем со страховой компанией _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ (далее «Страховщик»).

Страховщик заключил с Фондом «Договор присоединения страховой компании к программе «Доверие к страхованию», а также лицензионный договор, предоставляющий Страховщику право временного пользования товарным знаком, законным владельцем которого является Фонд.

В соответствии с Договором присоединения, Страховщик обязуется добровольно предоставить специалистам Экспертного совета Фонда всю достоверную информацию (бухгалтерские балансы, аудиторские заключения, договора перестрахования) для подтверждения финансовой устойчивости Страховщика, а также договора страхования (правила страхования) для подтверждения соблюдения Страховщиком прав и интересов Страхователя при решении спорных вопросов, определенных наступлением страхового случая.

1.3. Фонд решает спорные вопросы по Договору страхования путем переговоров. При отсутствии же взаимного согласия, Фонд организует судебную защиту прав Страхователя с привлечением квалифицированного адвоката.

1.4. По настоящему Договору услуги Страхователю предоставляются безвозмездно.

2. Права и обязанности Сторон

2.1. Страхователь вправе:

пользоваться информационной базой Фонда;

обращаться в Фонд по существу исполнения настоящего Договора;

определить доверенное лицо из числа консультантов Фонда (далее — «Консультант»);

требовать замены Консультанта в случае если докажет несостоятельность его действий.

2.2. Страхователь обязуется:

выдать Консультанту доверенность на право представления своих интересов по существу Договора страхования и предоставить все имеющиеся материалы и информацию;

осуществлять переговоры со Страховщиком только в присутствии доверенного лица Фонда;

неукоснительно исполнять инструкции и указания Консультанта.

2.3. Фонд вправе отказать Страхователю в защите его прав и интересов в случае, если докажет, что требования Страхователя противоречат условиям Договора страхования, либо невыполнение Страхователем обязательств по настоящему Договору создает ситуацию, при которой Фонд не имеет возможности в полной мере исполнить свои обязательства.

2.4. Фонд обязуется:

представлять интересы Страхователя во всех инстанциях, принимающих решения по урегулированию спорных вопросов со Страховщиком;

информировать Страхователя о всех структурных изменениях Страховщика;

предоставить Страхователю письменное обоснование принятых им решений, определенных в п. 2.3 настоящего Договора.

3. Общие условия

3.1. За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по настоящему Договору Стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодатель-ством Российской Федерации.

3.2. Все споры, возникающие по исполнению настоящего Договора, решаются Сторонами посредством переговоров. В случае невозможности достижения взаимного согласия, споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде Российской Федерации.

3.3. Стороны освобождаются от ответственности за частичное или полное неисполнение обязательств по настоящему Договору, если докажут, что это неисполнение явилось следствием обстоятельств непреодолимой силы, возникших после заключения настоящего Договора.

3.4. При принятии решения о расторжении настоящего Договора направляется уведомление не позднее чем за Два месяца до даты прекращения действия настоящего Договора.

3.5. Настоящий Договор вступает в силу с даты его подписания и регистрации в территориальном представительстве Фонда при наличии сведений, определенных п. 1.2 настоящего Договора, и прекращает своё действия в соответствии с условиями Договора страхования.

3.6. Ранее достигнутые договоренности по существу настоящего Договора теряют юридическую силу с даты его подписания.

3.7. Настоящий Договор не подлежит подписанию после наступления страхового случая, определенного Договором страхования.

3.8. Настоящий Договор составлен в Двух экземплярах, имеющих равную юридическую силу.

Управление Ростехнадзора по Калужской области


Сейчас на практике распространяется «продажа страховых полисов», в которых все условия страхового договора предусмотрены в одностороннем порядке страховщиком, так называемые, стандартные формы договора (страхового полиса) по отдельным видам страхования. Приобретя такой полис, страхователь «соглашается» (в противном случае страхователь вынужден отказаться от вступления в договор) с предложенными условиями. Таким образом, договор страхования является разновидностью договора присоединения. Общее определение договора присоединения содержится в ст. 634 ГК Украины. Согласно указанной статье договором присоединения является договор, условия которого установлены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах, который может быть заключен лишь путем присоединения второй стороны к предложенному договору в целом. Вторая сторона не может предложить свои условия договора. Однако в юридической литературе иногда по этому поводу высказывается противоположное мнение.

Законодательства зарубежных стран также признают договор страхования разновидностью договора присоединения, но защищают потребителей от тех условий страхового договора, невыгодные покупателю. Так, Директива № 93/13 права Европейского Союза, законодательство которого является образцом для тех стран, которые стремятся стать его членами, устанавливает, что «несправедливые» условия договора, заключенного между поставщиком услуг и потребителем, не могут быть принудительно исполнены относительно потребителя (например, через суд), при условии, что такие «несправедливые условия »не были должным образом согласованы сторонами в ходе индивидуальных переговоров. Условия договора не признаются согласованными должным образом, если покупатель страхового товара получил уже сформированный текст договора и не имел возможности изменить его содержание. Отнесение договора-страхования в договор присоединения позволяет признавать данный договор публичным (ст. 633 ГК Украины).

Содержание договора как общего волевого юридического акта сторон составляют условия, на которых заключена их соответствующее соглашение. Законодательством определены условия, которые должны содержаться в договоре страхования (ст. 16 Закона «О страховании»), а также предусматривается, что договоры страхования заключаются в соответствии с правилами страхования. Правила страхования — это локальный нормативный акт страховщика, содержащий условия конкретного вида страхования и подлежит регистрации в Государственной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг при выдаче лицензии на право осуществления соответствующего вида страхования. Закон «О страховании» устанавливает отдельные требования к правилам страхования (ст. 17).

На сегодня существует два подхода к определению в законодательстве договора страхования. При этом сторонники обоих подходов отмечают, что с теоретической точки зрения является правильным в начале статей нормативного акта, в которых говорится о договоре страхования, дать общее определение договора страхования. Однако исходя из того, что определение договора имеет значение лишь при условии соответствия его двум требованиям: во-первых, определение должно охватывать все разновидности данного договора, а во-вторых, определение должно дать возможность отличить этот договор от всех других договоров, т. е. оно не должно страдать избыточным отвлеченностью. Отдельные ученые считают, что невозможно дать общее определение договора страхования, которое с одной стороны охватывало все многообразие договоров страхования, а с другой — не было чрезмерно отвлеченных. Необходимо давать отдельные определения договора личного страхования и договора страхования имущества и ответственности. Этой позиции, в частности, придерживались авторы Гражданского Уголовного Российской империи. Как отмечал по этому поводу А. Иоффе, «советские юристы не сомневаются единство института страхования, но обосновывают его по-разному». Дискутируя с В. Райхером, с одной стороны, а также с К. Граве и Лунем, с другой, — единство договора страхования он усматривал в том, что «все виды страхования служат единой цели: возмещению имущественных потерь, внезапно возникают, путем их распределения между как можно большим кругом субъектов. Экономические потребности создания правового института не всегда получают в нем непосредственное отражение. Но, в конечном счете, только им он обязан и единством своего содержания »12, 731.

Этот подход к определению договора страхования получил свое выражение в положении ГК УССР, а именно в ст. 371, в которой приводилось определение договора личного страхования и договора имущественного страхования через призму обязанностей сторон (страховщика и страхователя).

Сторонники другого подхода дают единое определение договора страхования путем введения обобщающих категорий — единых для всех видов договора страхования. Именно таким путем пошли составители ГК Украины. Такой подход законодателя нельзя признать абсолютно удачным, поскольку при этом не учитываются особенности отдельных видов страхования, от которых зависят условия договора. Учитывая это, по моему мнению, в проекте Закона Украины «О договоре страхования», разработка которого предусмотрена Программой развития страхового рынка Украины на 2001-2004 годы, было бы желательно выделить разновидности общего договора страхования.

Исследуя правовую природу договора страхования, стоит отметить, что в системе гражданско-правовых договоров он относится к договорам об оказании услуг. Главная особенность этой группы договоров в том, что предоставление услуги неотделимо от деятельности лица (в нашем случае предоставления страховой услуги неотделимо связано с деятельностью страховщика), а полезный эффект такой деятельности заключается в самом процессе оказания услуги.

Подводя итоги исследования, можно сделать определенные выводы. Во-первых, договор страхования является самостоятельным гражданско-правовым договором, который объединяет, как общие признаки, присущие любому гражданско-правовому договору о предоставлении услуг, так и особые (публичность- договор в пользу третьего лица- договор присоединения). Во-вторых, основным доказательством факта заключения договора страхования является страховой полис. Последний не может признаваться ценной бумагой. В-третьих, необходимо принять закон Украины «О договоре страхования», в котором выделить разновидности общего договора страхования.

Договор личного страхования

По этому договору одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события, т.е. страхового случая.

Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор. В случае смерти застрахованного лица при отсутствии указания в договоре на другого выгодоприобретателя выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица.

Договор страхования заключается только в письменной форме. Ее несоблюдение обычно влечет недействительность договора. Договор заключается путем составления одного документа либо вручения страховщиком страхователю страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком.

По отдельным видам страхования страховщики могут применять разработанные ими или объединением страховщиков стандартные формы страхового полиса, что, по существу, превращает договор страхования в договор присоединения (ст. 428 ГК). Систематическое страхование разных партий однородных товаров или грузов на сходных условиях в течение определенного срока может по взаимному согласию страхователя и страховщика осуществляться на основании одного договора страхования, именуемого генеральным полисом.

ГК даст перечень существенных условий договоров как имущественного, так и личного страхования. В п. 1 ст. 942 ГК дана характеристика объекта договора имущественного страхования. Страхователь и страховщик должны достичь соглашения об определенном имуществе либо ином имущественном интересе, являющемся объектом страхования. Кроме того, ГК называет три других существенных условия, касающихся: а) характера события, на случай наступления которого осуществляется страхование (т.е. страхового случая); б) размера страховой суммы; в) срока действия договора.

При заключении договора личного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение: о застрахованном лице, характере страхового случая, размере страховой суммы и сроке действия договора. Таким образом, существенные условия договоров имущественного и личного страхования различаются только объектами страхования. При этом условия договора страхования могут определяться в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком или объединением страховщиков. Принятие страхователем правил страхования по существу превращает договор страхования в типичный договор присоединения согласно ст. 428 ГК.

Специфика договора страхования состоит в своеобразных обязанностях и правах сторон. Так, страхователь обязан при заключении договора сообщить страховщику известные ему обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику, например о скрытых недостатках страхуемого имущества или состоянии здоровья гражданина-страхователя.

Страховщик также обязан соблюдать тайну страхования. Он не вправе разглашать полученные им в результате своей профессиональной деятельности сведения о страхователе, застрахованном лице и выгодоприобретателе, состоянии их здоровья, а также об имущественном положении этих лиц.

Одновременно страховщик, заключая договор, вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. Если страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости, он вправе оспорить указанную в договоре страховую стоимость имущества. Если указанная в договоре страховая сумма превышает страховую стоимость, договор является ничтожным в той ее части, которая превышает страховую стоимость. При заключении договора личного страхования страховщик вправе провести обследование страхуемого лица для оценки фактического состояния его здоровья.

Смотрите так же:  Приказ минэкономразвития коэффициент дефлятор

Важное значение имеют вопросы, относящиеся к стадии исполнения договора страхования, – начала его действия, досрочного прекращения, последствий увеличения страхового риска в период действия, перехода прав на застрахованное имущество к другому лицу, уведомления страховщика о наступлении страхового случая, в том числе уменьшения убытков от страхового случая (ст. 957–962 ГК).

По общему правилу договор страхования вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса (п. 1 ст. 957 ГК), т.е. является реальным договором. Договор может быть досрочно прекращен вследствие отпадения самой возможности наступления страхового случая по причине, например, прекращения предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск (п. 1 ст. 958 ГК). При увеличении страхового риска страховщик вправе потребовать изменения условий договора или уплаты дополнительной страховой премии (п. 2 ст. 959 ГК). При переходе прав на застрахованное имущество к другому лицу к нему, как правило, переходят также права и обязанности по договору страхования (ч. 1 ст. 960 ГК).

Страхователь но договору имущественного страхования обязан незамедлительно уведомить о наступлении страхового случая страховщика или сто представителя. Это касается и страхователя по договору личного страхования, если страховым случаем является смерть застрахованного или причинение вреда его здоровью (ст. 961 ГК). При наступлении страхового случая, предусмотренного договором имущественного страхования, страхователь обязан принять разумные и доступные ему меры для уменьшения возможных убытков (п. 1 ст. 962 ГК). Страховщик обычно освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил в результате умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица (ст. 963 ГК).

В практическом плане весьма важными являются последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Они выражаются в освобождении по общему правилу страховщика от выплаты страхового возмещения или страховой суммы. Аналогичные последствия в предусмотренных законом случаях может повлечь также грубая неосторожность страхователя или выгодоприобретателя (п. 1 ст. 963).

Не менее важны и основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы. Обычно страховщик освобождается от их выплаты в тех случаях, когда страховой случай наступает вследствие событий чрезвычайного характера (воздействия ядерного взрыва, военных действий, маневров, гражданской войны и т.п.), а также возникновения убытков в рамках договора имущественного страхования вследствие конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов (ст. 964 ГК).

Одним из правил, впервые включенных в ГК под названием суброгации, является переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба. По общему правилу к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (п. 1 ст. 965 ГК). Суброгация является своеобразной разновидностью цессии.

ГК предусматривает возможность неполного (ст. 949), дополнительного (ст. 950), двойного (п. 4 ст. 951) имущественного страхования, а также страхования имущества и предпринимательского риска от разных страховых рисков (ст. 952). Из видов страхования, выделяемых по числу страховщиков, целям страхования и страхованию на основе членства, следует отметить такие виды, как сострахование, перестрахование и взаимное страхование.

Сострахованием признается страхование объекта по одному договору совместно несколькими страховщиками (ст. 953 ГК). По общему правилу если в таком договоре не определены права и обязанности каждого из страховщиков, они солидарно отвечают перед страхователем (выгодоприобретателем) за выплату страхового возмещения или страховой суммы.

Перестрахование имеет целью страхование риска выплаты страхового возмещения или страховой суммы страховщиком по договору у другого страховщика-перестраховщика (п. 1 ст. 967 ГК). При этом страховщик по основному договору страхования, заключивший договор перестрахования, в этом последнем договоре считается уже страхователем. Поскольку договор перестрахования может быть заключен совместно несколькими страховщиками, можно говорить о состраховом перестраховании. Кроме того, после выплаты несколькими перестраховщиками страхового возмещения к ним переходит право требования, которое страхователь (основной страховщик или основные страховщики при состраховании) имел бы к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате перестрахования. Иными словами, возможна суброгация при состраховом перестраховании.

Взаимное страхование осуществляется гражданами и юридическими лицами на взаимной основе путем объединения в обществах взаимного страхования необходимых для этого средств. Это страхование происходит, как правило, непосредственно на основании членства. Общества взаимного страхования являются некоммерческими организациями, действующими в соответствии с ГК и законом о взаимном страховании (ст. 968 ГК).

Что такое коллективное страхование

Коллективное страхование – форма страхования, которая применяется для защиты от страховых случаев нескольких лиц, выступающих в качестве единого целого.

В банковской практике по договору коллективного страхования клиенты-заемщики, например, могут быть застрахованы от утраты трудоспособности, потери источника доходов, мошеннических действий со стороны третьих лиц.

Схема коллективного страхования выглядит следующим образом. Банк заключает единый договор со страховой компанией и предлагает своим клиентам присоединиться к нему при заключении кредитных соглашений или выпуске кредитных карт. В случае наступления болезни или смерти заемщика происходит гарантированное погашение его долга.

Сумма страхового возмещения, как правило, определяется в размере, равном сумме фактической задолженности клиента по кредиту на дату наступления страхового случая. При этом она не может быть выше первоначальной суммы кредита.

Стоимость присоединения к такому договору коллективного страхования составляет 1,5–2% от размера займа.

Коллективное страхование применяется не только в отношении заемщиков. Аналогичным образом с помощью подобной схемы часто покрываются и другие риски. Например, работодатели могут застраховать своих работников, если производство потенциально связано с повышенным травматизмом.

Кроме того, в развитых странах финансовые институты, юридические компании, медицинские учреждения защищают своих сотрудников-специалистов от возможных исков клиентов путем заключения договоров коллективного страхования профессиональной ответственности.

Договор коллективного страхования оформляется при помощи страхового полиса, который получает организация – инициатор коллективного страхового соглашения. А присоединившимся к этому договору может выдаваться на руки сертификат, подтверждающий их участие в программе.

В ряде случаев возможно получение индивидуального полиса. Однако важная особенность заключается в том, что участник коллективной программы не может влиять на договор страхования и его условия. Кроме того, часто цена аналогичной страховки при обращении непосредственно в страховую компанию оказывается значительно более привлекательной.

Гражданам разрешат отказаться от коллективной страховки

Как пишет «Коммерсант», Минюст при участии ЦБ подготовил изменения в законодательство, которые ограничивают возможность ущемления прав потребителей при заключении договоров коллективного страхования. В настоящее время при получении кредита граждане зачастую вынуждены страховать свою жизнь и здоровье путем заключения договора коллективного страхования, который навязывают им банки и страховые компании.

Организация «Общероссийский народный фронт» (ОНФ) подготовила свой вариант поправок и направила их в ЦБ. ОНФ просит ЦБ пересмотреть условия заключения договоров по страхованию жизни и здоровья граждан. Как отметил руководить проекта ОНФ «За права заемщиков» Виктор Климов, навязывание услуг по страхованию жизни и здоровья стало уже обычной практикой банков, которая позволяет им дополнительно зарабатывать. «При этом особенно обременительно для потребителя присоединение к коллективному договору страхования, – подчеркнул Климов. – Плата взимается вперед за весь период страхования, который может составлять несколько лет. Воспользоваться «периодом охлаждения» (время, в течение которого клиент банка может бесплатно расторгнуть договор страхования) коллективная схема не позволяет, а в случае досрочного исполнения кредитного договора от уплаченной страховой премии вам ничего не вернут».

ОНФ с целью урегулирования сложившейся ситуации предложил распространить «период охлаждения» и на договоры коллективного страхования.

Кроме того, поправки, разработанные ОНФ, предполагают, что необходимо законодательно определить минимальное количество рисков, которые включаются в договор коллективного страхования, ограничить срок действия договора одним годом, а также запретить банкам брать плату за присоединение клиента к договору страхования. Предполагается, что в случае досрочного возврата кредита заемщик может вернуть часть страховой премии за неиспользованный период времени.

Как сообщили в ЦБ, в настоящее время регулятор совместно с Минюстом подготовил поправки, регулирующие договоры коллективного страхования. Поправки, предложенные ЦБ, частично дублируют предложения ОНФ.

ЦБ считает, что заемщик должен иметь право потребовать возврата уплаченного банку вознаграждения за страховку за вычетом той части, в течение которой действовал договор страхования. Также ЦБ хочет наделить заемщика правом потребовать исключения из числа застрахованных лиц в течение определенного срока с возвратом всей суммы, что аналогично «периоду охлаждения».

Как отметил президент Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс, предложенные поправки имеют позитивный характер. Ранее участники страхового рынка выдвигали предложения аналогичные тем, которые разработал ЦБ. «Ранее мы уже формировали предложение о распространении «периода охлаждения» на коллективные договоры страхования, – отметил Игорь Юргенс. – По нашим оценкам, в банках свыше 70% договоров приходятся именно на коллективные схемы, конечно, условия по ним не должны быть «драконовскими»». По мнению Юргенса, запрет на установление банком платы за присоединение клиента к договорам коллективного страхования является избыточным. «Комиссионное вознаграждение – это обычная практика при продаже страховки, – отмечает эксперт. – Тут важно, чтобы комиссия не равнялась 90% страховой премии, а была адекватной».

Исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков Эльман Мехтиев считает, что запрет устанавливать плату за подключение клиентов к договорам коллективного страхования отрицательно повлияет на доход некоторых банков. У некоторых кредитных организаций плата за подключение к договорам коллективного страхования составляет до 50% от всех доходов с продажи страховок. Любые подобные изменения должны быть постепенными, чтобы участники рынка могли подготовиться, добавляет Мехтиев.

Климов отмечает, что страховые компании и банки постоянно ищут способы, чтобы обойти закон и тем самым сохранить свои доходы от продажи страховок. По его мнению, важно, чтобы предложенные поправки рассматривались комплексно. Только применение «периода охлаждения» к договорам коллективного страхования и запрет устанавливать комиссии за подключение к таким договорам позволят заемщику в полной мере вернуть деньги, уплаченные им за страховку. Предложенные меры не позволят банкам и страховым компаниям брать с заемщика деньги фактически за не оказанные услуги, отметил Климов.

Ранее ФАС запретила Банку Москвы навязывать своим клиентам страховку при заключении договоров ипотечного кредитования (подробнее читайте в материале – «ФАС запретила Банку Москвы навязывать невыгодное страхование по ипотеке»).

2. Форма договора страхования. Страховой полис

Пункт 1 ст. 940 ГК устанавливает требования относительно формы договора страхования, предусматривая обязательность письменной формы его заключения, несоблюдение которой влечет признание договора недействительным (за исключением случаев оформления договором обязательного государственного страхования (ст.

Поскольку к договору страхования применяются общие правила о гражданскоправовых договорах, в том числе и о форме (ст. 434 ГК), он может заключаться в традиционной форме — путем составления одного документа. Однако в процессе исторического развития института страхования выработалась специфическая — непосредственно «страховая» его форма: страховой полис (свидетельство, сертификат, квитанция). Такие страховые документы выдаются страховщиком (с его подписью) на основании письменного или устного заявления страхователя (абз. 1 п. 2 ст. 940 ГК). В этом случае согласие страхователя (его акцепт) заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием этих документов от страховщика (абз. 2 п. 2 ст. 940 ГК)34.

Страховой полис, свидетельство, сертификат, квитанция — тождественные по своей юридической силе документы и по общему правилу являются именными, хотя допускается выдача их и на предъявителя (абз. 2 п. 3 ст. 930 ГК, ст. 197 КТМ).

В коммерческой практике широкое хождение имеют генеральные полисы, выдаваемые страховщиком при регулярном страховании разных партий однородного имущества на сходных условиях в течение согласованного сторонами срока (п. 1 ст. 941 ГК). Однако и при этом для страхователя не исключается возможность получения страховых полисов по отдельным партиям имущества, подпадающим под дейст-вие генерального полиса (абз. 1 п. 3 ст. 941 ГК).

Для упрощения и облегчения процедуры заключения договора страхования страховщики (объединения страховщиков) разрабатывают и широко внедряют в практическую сферу своей деятельности стандартные формы договора (страхового полиса) по отдельным видам страхования (п. 3 ст. 940 ГК). В рамках таких стандартных форм — «формуляров» — происходит типизация (стандартизация) условий договора, совершение которого происходит посредством присоединения к ним (в противном случае страхователь вынужден отказаться от вступления в договор). Таким образом, договор страхования становится разновидностью договора присоединения (ст. 428 ГК)35 . Использование возможности стандартных форм не исключает индивидуального определения сторонами одного или нескольких условий договора страхования, что не влияет на квалификацию такого договора как договора присоединения. Требуется лишь оценка индивидуально согласованных (переформулированных) условий для правоотношения в целом и отнесения такого договора страхования к числу типовых или стандартных.

Страховой полис является основным доказательством факта заключения договора страхования. Вместе с тем необходимость предъявления страхового полиса страхователем для получения в связи с наступившим страховым случаем обозначенных в нем страховых выплат не превращает страховой полис в ценную бумагу36 . Страховой полис не предоставляет правомерному держателю права требовать исполнения того, что написано в этой бумаге, а является исключительно принадлежностью страхового требования: бумага следует за требованием, а не требование за бумагой, как это имеет место в ценной бумаге (ст.

Смотрите так же:  Генеральная доверенность на английском образец

34 В дореволюционной доктрине определялось существо полиса как «письменного акта о договоре страхования, действительного на основании закона, за подписом одного страховщика, как скоро от него принят страхователем» (см.: Мейер Д.И. Избранные произведения по гражданскому праву (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 2003. С. 187).

35 Виднейший теоретик отечественного страхового права В.И. Серебровский не усматривал достаточных оснований для наделения страхового договора характеристикой договора, заключаемого посредством присоединения, а следовательно, и для отнесения свойств (особенностей) договоров присоединения к числу прочных (устойчивых) «страховых» признаков (см.: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. С. 341).

36 Это положение общепризнанно отечественной доктриной страхового права. См.: Серебровский В.И. Очерки советского страхового права. М. — Л., 1926. С. 138—144; Он же. Страхование. М., 1927. С. 106—108; Он же. Юридическая природа страхового полиса // Вестник советской юстиции. 1926. № 21 (55). С. 821—823; Граве К.А., Лунц Л.А. Страхование. М., 1960. С. 140—141.

получения страховой выплаты требуется наличие ряда особых юридических фактов: своевременная уплата страховой премии (страхового взноса), наличие страхового интереса и страхового риска в период действия договора, наступление страхового случая помимо умысла или грубой неосторожности страхователя (выгодоприобретателя, застрахованного лица) и др. Их отсутствие влечет отпадение права на страховую выплату, несмотря на предъявление страхового полиса страхователем (или иным управомоченным лицом).

Выдача страхового полиса производится исключительно самим страховщиком («домашний акт»). В отличие от любого вида ценных бумаг он вообще не предназначен для обращения в гражданском обороте: это подписанный страховщиком односторонний документ (абз. 1 п. 2 ст. 940 ГК) «внутреннего» использования, выполняющий «чисто» страховые функции.

Исходя из изложенного, можно сказать, что

страховой полис — это односторонний документ, выдаваемый и подписанный страховщиком, подтверждающий достигнутое между страховщиком и страхователем соглашение о заключении договора страхования, а также удостоверяющий (легитимирующий) личность страхователя (выгодоприобретателя, застрахованного лица) для получения страховых выплат в связи с наступившим страховым случаем.

В сфере перестрахования для целей практического удобства ее профессиональных участников в качестве подтверждения соглашения между перестрахователем и перестраховщиком наряду с договором перестрахования могут использоваться иные документы, применяемые исходя из обычаев делового оборота (п. 5 ст. 13 Закона об организации страхового дела), в частности передаваемые по факсу односторонние документы.

Правила страхования как условия договора

Проблема обязательности использования правил

Обязательность правил страхования, свобода договора и финансовая устойчивость страховщика

Выше я упоминал о том, что страховщикам для грамотного управления рисками необходимо стандартизовать принимаемые на страхование риски, а следовательно, стандартизовать условия договора страхования. Правила страхования — это и есть стандартные условия договора, которые разрабатывает страховщик или объединение страховщиков (п. 1 ст. 943 ГК РФ, п. 3 ст. 3 Закона о страховом деле). Они представляются в орган страхового надзора для получения лицензии (подп. 10 п. 2 ст. 32, п. 2 ст. 32.9 Закона о страховом деле). Правила должны относиться к одному из видов страхования, перечисленных в п. 1 ст. 32.9 Закона о страховом деле.
В соответствии с п. 1 ст. 943 ГК РФ «условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования)».

Таким образом, Правила страхования имеют двойное назначение. С одной стороны, это условия договора, к которым должны применяться нормы договорного права. Оставаясь в рамках гражданско-правового регулирования, заключение договора на условиях, полностью или частично отличающихся от условий, записанных в правилах страхования, не может вызвать никаких неблагоприятных последствий для сторон договора. С другой стороны, правила страхования — это один из факторов, непосредственно влияющих на качество управления рисками и опосредованно (косвенно) на финансовую устойчивость страховщика. Существенное отступление от правил страхования означает принятие на себя страховщиком нестандартного риска, а это потенциально может осложнить контроль финансовой устойчивости.

Именно в этом причина неутихающих споров между страховщиками и органом страхового надзора об обязательности заключения договора страхования на условиях правил страхования и о возможности в каких-то условиях договора отступить от правил страхования.
Споры по этому вопросу между страховщиками и надзорными органами начались с момента возрождения в России коммерческого страхования, т.е. с начала 1990-х гг. Надзорные органы настаивали на том, что заключение договоров страхования на условиях правил страхования является одним из лицензионных требований, так как правила страхования представляются страховщиком при получении лицензии. Следовательно, любое отступление от правил страхования недопустимо. Страховщики же ссылались на то, что правила страхования — это условия договора, а свобода договора помимо того, что закреплена в ГК РФ, является составной частью конституционного права граждан на ведение ими предпринимательской и иной экономической деятельности.

С введением в действие в марте 1996 г. части второй ГК РФ эта проблема была разрешена в пользу свободы договора. В п. 3 ст. 943 ГК РФ законодатель установил: «При заключении договора страхования страхователь и страховщик могут договориться об изменении или исключении отдельных положений правил страхования и о дополнении правил». Но, как оказалось, эта победа свободы договора была временной. В январе 2004 г. вступила в силу новая редакция Закона о страховом деле и проблема обязательности правил страхования опять стала актуальной, так как в п. 3 ст. 3 новой редакции Закона о страховом деле было указано: «Добровольное страхование осуществляется на основании договора страхования и правил страхования, определяющих общие условия и порядок его осуществления». Это не вполне четкое положение закона надзорные органы опять стали использовать в качестве аргумента, подтверждающего обязательность заключения договора на условиях правил страхования.

В одной из работ эта позиция надзорного органа формулируется следующим образом: «Закон придает стандартным правилам страхования статус локального нормативного акта, обязательного для страховщика после того, как была получена лицензия с указанием соответствующего вида страхования». Довольно полный обзор различных точек зрения по этому вопросу имеется в статье М.А. Найденовой.

Обязательность правил страхования как ограничение конституционных прав

В § 3 гл. 3 настоящей работы при изучении источников страхового права и имеющихся коллизий между Законом о страховом деле и ГК РФ норма п. 3 ст. 3 новой редакции Закона уже обсуждалась. Тогда мною был сделан вывод, что, опираясь лишь на иерархию источников, эту коллизию разрешить не удается в силу противоречивой позиции, которую занимает по этому вопросу Конституционный Суд РФ.

Однако, если в § 3 гл. 3 речь шла лишь о разрешении коллизии, а не о сути проблемы обязательности правил, то здесь я попытаюсь разрешить саму проблему их обязательности. Поскольку федеральные законы не позволяют ее решить из-за имеющейся в них коллизии, я для решения проблемы буду опираться на Конституцию РФ, которая имеет прямое действие и место которой в иерархии нормативных правовых актов не вызывает споров.

Очевидно, что обязанность использовать Правила страхования при заключении договора ограничивает свободу договора. Однако ограничения свободы договора возможны лишь по основаниям п. 3 ст. 55 Конституции РФ. Иные ограничения свободы договора не допускаются в силу п. 1 ст. 8, п. 1 ст. 34, п. 3 ст. 55 Конституции РФ. Из всех оснований, перечисленных в п. 3 ст. 55, для наших целей подходит лишь одно: «. в целях защиты прав и законных интересов других лиц». В данном случае речь о том, что свобода договора предположительно подлежит ограничению для исключения возможного негативного влияния неограниченной свободы на финансовую устойчивость страховщика, которая, как уже было показано в § 2 гл. 1, тесно связана с устойчивостью всей финансовой системы. Следовательно, такое ограничение предположительно должно устанавливаться в защиту интересов всех граждан, т.е. в публичных интересах.

Посмотрим, обеспечит ли финансовую устойчивость страховщика обязательность применения правил страхования в качестве условий договора. Понятно, что речь идет прежде всего о том, что стандартизация рисков дает возможность правильно рассчитать тариф по каждому такому риску (подробно вопрос о том, как стандартизация рисков позволяет рассчитывать тарифы, рассмотрен в гл. 8 настоящей работы). Соответственно этому при правильном расчете тарифа будет обеспечиваться эквивалентность премии — выплаты (см. § 3 гл. 1 настоящей работы), которая является одним из ключевых условий обеспечения финансовой устойчивости. Таким образом, требование обязательности использования правил страхования имеет смысл с точки зрения обеспечения финансовой устойчивости, только если одновременно вводится требование обязательного использования соответствующих тарифов.

Действительно, орган страхового надзора именно так и ставит вопрос — использование правил страхования и тарифов, рассчитанных для этих правил, является обязательным. В § 3 гл. 3 настоящей работы показано, что коллизия между ГК РФ и Законом о страховом деле имеется не только в части обязательности правил страхования, но и в части обязательности использования тарифов. И эта коллизия используется именно для попыток ограничения свободы договора как в части правил страхования, так и в части тарифов.

Однако несложно показать, что подобным способом невозможно принудить страховщика к обеспечению эквивалентности, так как предлагается контролировать не премию, а тарифы, т.е. премию с единицы страховой суммы. В отношении регулирования премии никаких норм нет. Поэтому ничто не мешает страховщику, рассчитав премию по тарифам, применить скидку или наценку к премии в зависимости от конкретных обстоятельств, которые никто не в состоянии заранее предусмотреть. Конечно, страховщик будет в основном придерживаться расчета премии по тарифам, так как это обеспечивает безопасность прежде всего ему самому. Однако при желании он сможет установить для конкретного случая такую премию, какую посчитает нужным, и при этом не нарушить закон.

Более того, в большинстве видов страхования (кроме страхования имущества) практически невозможно проконтролировать страховую сумму. Поэтому для получения желаемой страховой премии страховщик может манипулировать не только скидками и наценками, но и величиной страховой суммы. Если прямо разрешить страховщику отступать от тарифов правил (контролировать одно без другого, как мы видели, бессмысленно), он и будет делать это открыто. Если же запретить — он все равно сделает, как хочет, но в неявной форме.

Помимо этого, имеются довольно развитые средства контроля финансовой устойчивости страховщиков с помощью финансовых показателей их деятельности. Если эти показатели остаются в пределах допустимого, то не все ли равно, на каких условиях заключается договор страхования? Обязательность использования правил страхования ничем не дополнит контроль финансовой устойчивости страховщика с помощью финансовых показателей.

Однако, глядя на это с позиции устойчивости финансовой системы страны, можно сказать, что любые финансовые посредники, в том числе страховщики, стремясь к получению прибыли, склонны придумывать и реализовывать высокорискованные финансовые продукты, создавая при этом серьезные угрозы для финансовой системы. Придумывают все новые и новые правила, ограничивающие эти угрозы, все новые и новые финансовые показатели для контроля деятельности финансовых посредников, все эти правила и показатели соблюдаются, а кризисы все равно происходят. Также и страховщик может придумать такой продукт, что все его финансовые показатели окажутся в норме, а угроза публичным интересам станет реальной.

Для защиты публичных интересов в случае принятия на себя финансовыми посредниками нестандартных рисков не придумано пока других правовых средств, кроме риск-ориентированного надзора, о котором речь пойдет в гл. 16 настоящей работы. В нашем случае риски для финансовой системы, связанные с использованием страховщиками нестандартных условий договора или величины премии, невозможно исключить, вводя соответствующие ограничения свободы договора. Это можно сделать, лишь существенно повышая качество надзора и квалификацию сотрудников надзорного органа.

Судебная практика по рассматриваемому вопросу по большей части сохраняет для страховщиков свободу договора. Суды признают возможность заключать договор страхования либо вообще не включая в договор правила страхования (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31 октября 2006 г. N Ф04-7358/2006(28029-А75-36)), либо отступая от них (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15 ноября 2002 г. N А39-3141/01-188/6). Однако, к сожалению, есть и другие решения (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24 января 2006 г. N Ф04-9819/2005(18899-А27-29)). Несмотря на то что решений, признающих отступление от правил страхования правонарушением, не много, казуальность практики в этом вопросе очень хорошо видна. Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в январе 2006 г., рассматривая дело, возникшее из административных отношений, признал отступление от правил страхования нарушением лицензионных требований, а в октябре 2006 г., рассматривая дело, возникшее из гражданских отношений, признал возможность заключения договора страхования вообще без использования правил.

Смотрите так же:  Требования к элеваторным узлам

Исходя из всего сказанного, можно заключить, что введение обязательности заключения договора страхования на условиях правил страхования не приведет ни к чему, кроме дополнительных ограничений, которые содержательного смысла не имеют, но порождают дополнительное вмешательство в страховой бизнес.

Инкорпорация в договор правил страхования

Общие правила инкорпорации

Теперь я рассмотрю вопрос о технике инкорпорации Правил страхования в договор.

Самый простой способ — включить Правила страхования непосредственно в текст договора в качестве его условий. В этом случае никаких проблем, связанных с инкорпорацией правил в договор, не возникает.

Однако правила страхования можно инкорпорировать в договор, не включая их непосредственно в текст договора. Для этого ГК РФ предусматривает довольно сложную, но вполне разумную конструкцию. В п. 2 ст. 943 ГК РФ отмечено: «Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре». В продолжение этой нормы в п. 4 ст. 943 ГК РФ написано: «Страхователь (выгодоприобретатель) вправе ссылаться в защиту своих интересов на правила страхования соответствующего вида, на которые имеется ссылка в договоре страхования (страховом полисе), даже если эти правила в силу настоящей статьи для него необязательны».

Рассматривая проблемы, возникшие при инкорпорации в договор правил страхования таким способом, прежде всего необходимо подчеркнуть, что правила страхования должны вручаться при заключении договора страхования именно страхователю. Страхователь — сторона договора, и без его участия условия договора не могут быть согласованы.

Далее из приведенных выше текстов норм можно сделать как минимум три вывода:

1) для того чтобы вручаемые страхователю при заключении договора правила страхования стали частью договора, необходимо указание на эти правила в тексте договора (полиса). В отсутствие такого указания в тексте договора (полиса) правила страхования никакой связи с договором страхования не имеют. Но наличия такого указания в договоре (полисе) недостаточно для того, чтобы условия правил страхования стали взаимообязывающими условиями договора страхования;

2) помимо указания на правила в тексте договора (полиса), достаточным условием включения в договор полного текста правил страхования является наличие в договоре записи, удостоверяющей вручение правил страхователю;

3) в случае, когда такой удостоверяющей записи в договоре нет, но указание на правила имеется, условия правил страхования либо их часть все же могут быть включены в договор страхования односторонним волеизъявлением страхователя, если страхователь сошлется на них в защиту своих интересов.

В связи с этим в практике возник спор по двум важным вопросам:

1) о содержании записи, удостоверяющей вручение страхователю правил страхования;

2) о степени свободы страхователя (выгодоприобретателя) в выборе отдельных условий правил, когда он ссылается на эти отдельные условия несмотря на то, что правила для него и не обязательны.

Легальное доказательство вручения правил страхователю

Встречаются договоры страхования, в которых указано на применение правил страхования и страхователь расписывается в том, что он с правилами ознакомлен и согласен их соблюдать, но запись, где было бы дословно указано о вручении ему правил, отсутствует. Некоторые суды в таких случаях признают правила страхования, которые обязаны соблюдать обе стороны, неотъемлемой частью договора. В одном из дел суд, в частности, указал: «Исходя из смысла ст. 943 ГК РФ, целью вручения стандартных правил страхования. принятых, одобренных или утвержденных страховщиком, является обязанность последнего ознакомить и право страхователя быть ознакомленным с содержанием условий, на которых заключается договор страхования. Отметка страхователя в страховом полисе об ознакомлении и согласии с условиями правил страхования. подтверждает факт уведомления истца об этих условиях» (Постановление ФАС Московского округа от 17 июня 1999 г. N КГ-А40/1811-99). В другом судебном акте записано: «. условия страхования являлись неотъемлемой частью договора. которые были хорошо известны заявителю и. были приложением к договору. а поэтому. не требовалось истцу получать от ответчика расписку о получении им этих правил в силу ненадобности» (Постановление ФАС Московского округа от 25 декабря 2001 г. N КГ-А40/7479-01).

В иных случаях именно запись с дословным указанием о вручении страхователю правил признается единственным легальным доказательством их обязательности для страхователя. В одном из таких дел в полисе имелась запись, сделанная страхователем собственноручно: «Правила мной изучены, с изложенными в них условиями согласен». Суд же указал: «Согласно статье 943 Гражданского кодекса Российской Федерации допустимым доказательством вручения страхователю правил страхования является запись об этом в договоре. В договоре. запись о вручении страхователю правил страхования отсутствует». На этом основании условия правил страхования не были признаны обязательными для страхователя (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 6 мая 2000 г. N А78-4333-1/189-Ф02-752/00-С2).

Понятно, что не могут решить проблему любые ссылки на то, что в первом случае суд истолковал норму расширительно, и это неверно, а во втором — буквально, и поэтому верно. Суды всегда ссылаются на свое право толковать законы, и поэтому ссылки на различие в способах толкования никогда никого не убеждают.

Рассмотрим эту проблему с точки зрения того, для чего в п. 2 ст. 943 ГК РФ включена норма, содержащаяся во втором ее предложении. Ясно, что эта норма реализует защиту слабой стороны в договоре, которая не имеет возможности участвовать в согласовании его условий. Понятно также, что при заключении договора страхователь не в состоянии подробно изучить правила. Обстоятельства наступления страхового случая могут быть самые разные, и при заключении договора их невозможно предвидеть и сопоставить условиям правил. Поэтому страхователю предоставляется право получить Правила страхования на руки, с тем чтобы он имел возможность в любое время изучить их, пригласив юристов и иных профессионалов.

Вопреки тому, что указал суд в первом из рассмотренных выше дел, норма второго предложения п. 2 ст. 943 ГК РФ защищает вовсе не право страхователя «быть ознакомленным с содержанием условий, на которых заключается договор страхования», а право страхователя иметь текст правил у себя. Отсюда очевидный вывод — только запись о вручении страхователю правил является надлежащим доказательством того, что страховщик выполнил свою обязанность вручить страхователю правила и они стали обязательными для обеих сторон договора.

Инкорпорация в договор отдельных условий правил односторонним волеизъявлением страхователя

Как уже было показано, в договоре страхования может и не быть упоминания о правилах страхования. В этом случае правила страхования вообще не будут применяться при установлении условий договора. Однако только лишь ссылка на правила страхования порождает право страхователя ссылаться на правила независимо от того, обязательны ли они для него.

Если на правила имеется ссылка в договоре, но они не обязательны для страхователя, содержанием этого его права является возможность инкорпорации в договор отдельных условий правил односторонним волеизъявлением страхователя (п. 4 ст. 943 ГК РФ).

Рассмотрим степень свободы страхователя, которой он располагает при наличии такого права. Вправе ли страхователь произвольно «выдергивать» из правил страхования часть их текста и инкорпорировать эту часть текста в договор?

В одном из дел страхователь, для которого правила не были обязательными, сослался только на часть описания страхового случая, включающую все, кроме описания исключенных опасностей (об исключенных опасностях см. выше в настоящем параграфе). Суд тем не менее по своей инициативе инкорпорировал в договор описание исключенных опасностей. При этом суд указал, что «. описание страхового случая, которое содержит указание на исключенные риски, является по своему смыслу единым положением и на него можно ссылаться лишь в целом. Страхователь сослался на описание страхового риска, данное в правилах страхования, поэтому при решении вопроса о том, наступил ли страховой случай, следует учитывать и исключения из страховых рисков, установленные в правилах страхования».

Эту позицию суда следует поддержать, так как именно она вытекает из основного назначения правил страхования, а также права страхователя, предоставленного ему п. 4 ст. 943 ГК РФ.

Действительно, как было показано выше, обязанность вручения правил страхования установлена с целью дать возможность страхователю подробно и внимательно ознакомиться со всеми условиями правил. Право ссылаться на отдельные условия правил предоставлено страхователю для того, чтобы он мог использовать в своих интересах те условия, с которыми он знаком. Поэтому при ссылке страхователя на какое-то условие правил следует исходить из того, что с этим условием он знаком в полном объеме.

Однако правила страхования состоят не из произвольно набранного текста, а структурированы и включают в себя, например, описание страхового риска как единого целого. Невозможно предположить, что страхователь, сославшись на одну часть описания страхового риска, не изучил других частей этого описания. Таким образом, ссылаясь на часть единых по своему смыслу условий правил, страхователь подтверждает, что он знаком с этим положением правил полностью. Соответственно, цель, с которой установлены обязанность вручить правила страхования и право ссылаться на отдельные условия правил, оказывается достигнутой.

Ссылка же страхователя только на часть единого по своему смыслу условия с учетом того, что он знаком с ним полностью, приводит к подрыву финансовой устойчивости страховщика. Это достаточно типичный пример «злоупотребления правом в иных формах», последствия чего предусмотрены в п. 1 ст. 10 ГК РФ. Страхователю следует отказать в защите такого права.

Договор страхования как договор присоединения

В связи с систематическим использованием правил страхования в качестве стандартных условий договора страхования, стандартных форм договора страхования (п. 3 ст. 940 ГК РФ) неизбежно встает вопрос о квалификации таких договоров страхования, как договоры присоединения.

Однако суды не признают договоры страхования, заключенные на основании правил страхования, договорами присоединения вследствие того, что такие важные условия договора, как объект страхования, страховая сумма, страховая премия, всегда обсуждаются сторонами индивидуально (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28 сентября 2006 г. N Ф08-4760/2006), а ст. 428 ГК РФ по ее буквальному толкованию применима только к таким договорам, в которых все условия стандартны и ни одно не обсуждается индивидуально. И с этим следует согласиться — действительно, ст. 428 ГК РФ придает термину «договор присоединения» вполне определенный смысл, и договоры страхования, даже заключенные на условиях стандартных правил страхования, по этому смыслу не являются договорами присоединения.

Проблема вместе с тем существует, так как в п. 2 ст. 428 ГК РФ для договоров присоединения предусмотрено средство защиты от особых условий договоров присоединения, названных здесь «несправедливыми (недобросовестными)», которые будут рассматриваться в следующем параграфе этой главы. Для договоров страхования подобные средства защиты необходимы, но они не могут быть применены именно из-за того, что конструкция договоров присоединения не позволяет отнести к ним договоры страхования.

Во всех иностранных правопорядках используется несколько иная конструкция. Американцы и англичане говорят о стандартных формах или условиях договоров и используют термин «adhesion», т.е. «присоединение», не только по отношению ко всему договору в целом, но и к любой его стандартизованной части. В Германском гражданском уложении (ГГУ) используется понятие «общие условия сделок». Весьма полезное определение общих условий сделок из § 305 ГГУ я здесь приведу: «Общими условиями сделок являются все такие условия договора, заранее сформулированные в расчете на многократное применение в договорах, о которых одна из сторон договора (сторона, использующая общие условия) заявила другой стороне при заключении договора» (Гражданское уложение Германии (Deutsches Burgerliches Gesetzbuch mit Einfuhrungsgesetz): Вводный закон к Гражданскому уложению). Аналогичное понятие использовано в ст. 1341 ГК Италии.

Следует отметить, что необходимость скорректировать в этом отношении ст. 428 ГК РФ осознается и российскими юристами. Уже говорилось, что в период написания настоящей книги идет процесс внесения значительных изменений в ГК РФ. В соответствующем проекте изменений, опубликованном Советом по кодификации гражданского законодательства при Президенте РФ, п. 3 ст. 428 ГК РФ изложен в такой редакции: «Правила, предусмотренные п. 2 настоящей статьи (т.е. защита от «несправедливых (недобросовестных)» условий), подлежат применению также в случаях, когда при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона поставлена в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора». Будем надеяться, что это дополнение ст. 428 ГК РФ будет в нее включено.

Из всего сказанного видно, что сами понятия «договор присоединения», «стандартные условия», «общие условия» договоров используются именно для защиты присоединяющейся стороны от включения в договор условий, названных здесь «несправедливыми (недобросовестными)», к рассмотрению которых я и перейду.

Author: admin