Развод у евреев

Еврейский развод / Гет. Агуна.

В Торе есть только один стих о разводе: «Если кто возьмет жену и войдет к ней, то если не понравится она ему, потому что он нашел в ней какой-нибудь ущерб, то пусть напишет ей разводное письмо и даст ей в руку» (Дварим, 24:1).

Мишна запечатлела спор о значении слова «ущерб», имевший место в I в. н.э. между двумя ведущими законоучителями. Школа Шамая считала, что это слово значит «прелюбодеяние» и что единственной основой для развода является супружеская измена. Школа Гилеля решила, что это — любое огорчающее мужа обстоятельство, даже такой мелкий изъян, как неумение готовить (Гитин, 9:10). Еврейский закон принял точку зрения Гилеля, хотя для защиты женщин от несправедливости раввины и создали такой щит, как «ктуба» (см.). «Клуба» — свадебный договор, гарантирующий, что любой мужчина, который захочет развестись с женой, должен будет уплатить ей значительные алименты. Но тем не менее некогда еврей мог принудить свою жену к разводу. Только в X в. раби Гершом постановил, что с женой нельзя развестись против ее воли. Поэтому сегодня развод основывается на согласии обеих сторон. Достаточным поводом для развода считается несовместимость супругов.

Слова Торы «то пусть напишет ей разводное письмо» в еврейском праве интерпретируются буквально. Документ о разводе, именуемый «гет», должен быть написан или мужем, или его представителем. Правила составления разводного письма очень сложны, и только раввины-специалисты могут его составить.

Каждый «гет» должен отвечать стандарту: 12 строк от руки, в которых город, где происходит развод, должен однозначно определяться по близлежащей реке. Сначала муж нанимает писца для приготовления документа в присутствии свидетелей. Затем «гет» дают мужу, который идет к жене и бросает его в ее руки. Женщина обходит комнату кругом — одна, что символизирует ее новый, независимый статус. После этого раввин говорит ей, что она не может вновь выйти замуж до истечения 90 дней (чтобы сразу же не забеременеть, иначе могут возникнуть проблемы с выяснением отцовства).

По мнению многих, церемония религиозного развода дает куда более сильное ощущение окончательности, чем гражданский развод. Одна разведенная женщина сказала мне: «Атмосфера суда и адвокатов холодна и формальна. Для меня «гет» стал своего рода поэтическим освобождением».

По еврейскому праву муж или жена, вступившие в брак по еврейскому закону, а затем оформившие лишь гражданский, а не религиозный развод, все равно считаются состоящими в браке. Женщина, вновь выходящая замуж, не получив «гет», считается прелюбодейкой, а ее дети от второго брака — незаконнорожденными; они могут вступать в брак только с другими незаконнорожденными (поскольку Тора разрешает полигамию, то если мужчина вступает во второй брак, не дав первой жене «гет», его проступок считается менее серьезным). Это единственный случай, когда Тора наказывает невинную сторону — детей за чужой грех (их родителей).

Положения еврейского права относительно прелюбодеяния столь строги, что религиозные евреи готовы на все, лишь бы правильно оформить «гет».

К несчастью, слишком многие мужчины пользуются желанием своих бывших жен получить «гет». У них обычно два мотива: или просто причинить боль женщине, отказывая в разводе, или шантажировать ее (особенно если жена из богатой семьи — тогда многие вымогают за «гет» деньги). Тогда положение женщины очень неприятное. Недавно в Нью-Йорке муж заявил бывшей жене, что не даст ей «гет», пока она не достигнет бездетного возраста. Группы евреев иногда пикетируют конторы и магазины мужчин, которые не давали женам «гет», и часто добиваются успеха. В Израиле религиозный суд может отправить мужа в тюрьму, если тот не дает «гет», хотя женские группы и жалуются, что суд редко прибегает к принуждению в подобных случаях.

Это давняя проблема. Восемь веков назад Рамбам постановил, что упорствующего мужа следует пороть до тех пор, пока он не скажет: «Я хочу дать «гет» («Мишнэ-Тора», Законы о разводе, 2:20). Если муж отказывается, Рамбам считает, что его нужно пороть до смерти. Тогда женщина может вторично выйти замуж как вдова. Следует помнить, что евреи смотрят на мужа, отказывающегося дать «гет», так же, как американцы на тех, кто насилует малолетних.

Реформистский иудаизм обходит эту проблему, не считая «гет» необходимым и полагая, что библейское требование написать письмо о разводе выполняется постановлением гражданского суда. Эта точка зрения отвергается и консерваторами и ортодоксами: раввины обоих течений не совершат новый брак до тех пор, пока мужчина или женщина не получат гет.

Консервативный иудаизм преодолевает проблему отказа от «гета» тем, что включает в «ктубу» (см.) положение, позволяющее раввину требовать «гет».

Все больше ортодоксов советуют подписывать лишь такой брачный договор, где муж соглашается дать «гет» в случае гражданского развода. В штате Нью-Йорк такие соглашения имеют силу закона, так что суд может поставить «гет» условием расторжения данного брака. Недовольство многих подобным вмешательством светского суда в чисто религиозные вопросы лицемерно. Например, если владелец ресторана подписывает договор о кашерном банкете, а затем подает в качестве главного блюда поросенка, он может преследоваться по суду за нарушение контракта; так и муж может преследоваться за нарушение брачного договора.

Впрочем, у многих есть и сомнения: действителен ли «гет», данный по принуждению? Если брачный договор заверен светским органом, а муж передумал и заявляет, что дает «гет» под давлением гражданского суда, то неизвестно, законен ли такой «гет» с религиозной точки зрения.

Женщина, не получившая «гет», обычно именуется агуна — «безмужняя жена», примерно то же, что по-русски звучит как «соломенная вдова».

Развод у евреев

Иудаизм всегда разрешал развод. Поскольку основное предназначение семьи у евреев — произвести многочисленное потомство, то с глубокой древности главной причиной развода было бесплодие. После десяти лет бесплодного брака супруги могли беспрепятственно развестись [316] . Однако в этом случае развод был хоть и желателен, но вовсе не обязателен. Еще Филон Александрийский упоминал мужа, который по слабости сердечной не разводился с бесплодной женой [317] . Подобную слабость проявил и герой еврейской сказки: когда его спрашивали, почему не оставит он жену, не подарившую ему ни одного ребенка, он отвечал, что не может ее оставить, потому что любит [318] , на что друзья обычно разражались дружным смехом: им было не понять, как это любовь к женщине может оказаться сильнее желания произвести наследника.

У развода могли быть и чисто сексуальные причины, в частности, длительная импотенция супруга (даже если от него уже родились дети) [319] . Муж, дабы опровергнуть обвинение жены в импотенции, мог взять вторую жену, с которой у него получалось лучше. Однако он не мог, как некоторые христиане в средние века, настоять на прилюдной демонстрации полового сношения: это запрещалось иудейскими законами [320] . Еще одной причиной развода мог быть отказ одного из супругов от выполнения супружеского долга. В брачном контракте указывалась сумма, которую получала жена в возмещение в случае развода. Если именно она отказывалась от супружеских отношений, то сумма уменьшалась обратно пропорционально числу недель вынужденного воздержания мужа; через двенадцать месяцев строптивая жена полностью лишалась права на компенсацию. Этот закон существует кое-где и в наши дни [321] . Однако жена тоже имела свои права: она могла получить развод, если муж в течение шести месяцев уклонялся от выполнения супружеского долга [322] , причем сумма компенсации с каждой неделей росла. Были другие причины. Например, муж мог развестись с женой, если она во время супружеских сношений кричала так, что слышали соседи [323] , или если после кормления у нее была сильно изуродована грудь.

Развод у евреев был окончательным и бесповоротным; не могло быть, как у многих европейцев и американцев, «примирения на подушке». Чтобы избежать соблазна вновь сойтись, разведенные супруги не должны были жить под одной крышей или даже в соседних домах, выходящих в один двор; если же им случалось возобновить близость, они вновь считались мужем и женой и должны были снова развестись [324] . Чтобы разведенная жена не чувствовала себя слишком свободной, ей следовало выходить на улицу только под покрывалом, так же, как замужним женщинам и вдовам. В Марокко еврейки, словно вдохновленные примером своей товарки, встречали ее в день развода у выхода из синагоги радостными криками. Чтобы этому примеру не вздумали последовать другие замужние женщины, разведенная должна была в первый день держаться от них подальше и проводила ночь в синагоге. В Марракеше эту первую ночь она должна была провести у могилы какого-нибудь святого. В наши дни женщина в таких случаях просто ночует одна в гостинице [325] .

Несмотря на возможность развода, еврейский брак был и по сей день остается на удивление прочным. Однако с начала XX в. институт брака у евреев дал трещину, что выразилось не только в увеличении числа разводов, но и в участившихся уходах мужей из семьи, что было в прошлом исключительным случаем. В XX в. немало мужей в иммигрантских кварталах США, в гетто и еврейских общинах Европы, ослепленные огнями больших городов, тяготясь оравой детворы и расплывшейся матроной, стали покидать семьи. Только в Нью-Йорке за 1912 г. в еврейских семьях зарегистрирован 561 такой случай. В Чикаго эта статистика была еще выше: 15 % семей распадались из-за ухода мужа. Можно даже сказать, что уходы из семьи восполнили у евреев низкую статистику разводов [326] . В крупнейшей нью-йоркской газете «Форвард», выходящей на идиш, под рубрикой «Разыскиваются» наряду с фотографиями скрывающихся преступников помещались многочисленные снимки мужчин, ушедших однажды из дому и больше не вернувшихся. Для розыска «беглых мужей» было даже создано специальное сыскное бюро.

Смотрите так же:  Досудебная претензия в жэк

В наши дни уходов из семьи стало значительно меньше, зато число разводов резко возросло; однако еще 1958 г. в крупных городах США разводов у евреев было вдвое меньше, чем у католиков, и в четыре раза меньше, чем у протестантов [327] ; особенно же участились разводы при смешанных браках. Почему евреи реже разводятся? Вероятно, потому, что еврей реже пьет и, как правило, не спивается, проявляет больше внимания к супруге, чтит семейные узы, так же, как и узы, связывающие всех его соотечественников. Но, увы, с 1978 г. кривая разводов у евреев США вновь резко пошла вверх, семьи сынов Израиля распадаются все чаще, в этом евреи уже почти сравнялись с остальным населением; 38 % расторгают первый брак, 42 % — второй [328] , а нашлись и рекордсмены по количеству расторгнутых браков.

Появился и новый вид развода — по религиозным соображениям. Такие разводы пока немногочисленны, но очень показательны: еврейки во Франции жалуются на чрезмерную набожность мужей, заставляющих их принимать ритуальные ванны и готовить кошерную пищу. Женщины подают на развод, и суд, как правило, решает дело в их пользу [329] . Так светское вторгается в область религии, все больше тесня ее.

Развод у евреев

Шалом, уважаемый рав.

У меня есть вопрос. Дело в том, что я с полной серьёзностью отношусь к вопросу о разводе. Я считаю развод крайней мерой прекращения семейных отношений.

Скажите, пожалуйста, уважаемый рав, существуют ли определённые принципы или правила дающие основания для развода? То есть, согласно иудаизму, что даёт право мужу пойти на развод?

Я придерживаюсь исключительно галахических постановлений и живу согласно еврейской традиции.

Андрей
Мурманск

Разрыв семейных отношений, равно как и создание семьи — дело чрезвычайно серьезное. И Вы совершенно правы: развод — «крайняя мера», которую следует применять только в тех случаях, когда совместная жизнь мужа и жены уже невозможна.

Прежде всего, отмечу, что четко и однозначно сформулированных правил, когда муж должен дать жене гет (разводное письмо) и когда делать это ему не следует, в нашей традиции практически нет. Обозначены в основном лишь поводы, которые могут стать для мужчины «предметом» обсуждения темы развода в раввинском суде, уполномоченном оформлять и выдавать разводные письма (см. на сайте, к примеру, ответ « Как правильно оформить разводное письмо (гет)?» , — с ответами, на которые в нем даны ссылки).

При этом члены раввинского суда внимательно и детально рассматривают каждый случай в индивидуальном порядке. И даже при знании всех необходимых нюансов, принять конкретное решение судьям бывает — очень непросто.

Поэтому, называя причины, которые по еврейским законам могут быть основанием, чтобы муж заявил в раввинском суде, что хочет развестись с женой — подчеркиваю, что это — не руководство к «автоматическим» действиям, но — лишь материал для серьезных, глубоких размышлений.

Итак, муж вправе подать на развод, если:

1. У жены были интимные отношения с посторонним мужчиной.

Думаю, очевидно, что вокруг этого — много неясностей. Поэтому в принятии окончательного решения значимую роль играют различные обстоятельства и нюансы.

Одно дело — если этот факт доказан. Другое — когда речь идет о подозрениях мужа, которые могут быть и необоснованными. Третье — если муж видит, что жена флиртует с чужими мужчинами и вообще ведет себя легкомысленно, но не доводит заигрывания до адюльтера (в данном контексте — интимной близости).

Решение вопроса в подобных случаях зависит и от ситуации в семье.

Не зная ни мужа, ни жену, ни их образа жизни — нельзя сказать ничего определенного. Ибо тут важны очень многие, на первый взгляд, казалось бы — и не относящиеся к данной проблеме подробности.

Например — то, сколько лет человек, как Вы выразились, «придерживается галахических постановлений»: полгода, 10 лет или приучен к этому от рождения. А также — какой «стаж» еврейской жизни у жены: полугодовой, десятилетний, или она всегда, с раннего детства жила и живет, сообразуясь с еврейскими традициями и обычаями. То есть — сроки и уровень соблюдения еврейских законов мужем и женой тоже способны внести свои коррективы в рассмотрение «дела о разводе».

Кроме того, чтобы можно было принять окончательное решение — необходимо знать, беседовал ли муж с женой на данную тему (один раз или несколько раз), и если да — какой была ее реакция. А также — отдавала ли она себе отчет в том, что ее легкомысленное поведение противоречит Воле Творца.

2. Психологическая или какая-либо иная несовместимость, когда мужу и жене — некомфортно друг с другом, когда их взгляды на действительность и фундаментальные жизненные принципы не совпадают, и они не в состоянии друг друга понять. Когда у них — противоречащие друг другу жизненные устремления, ценности, цели и идеалы.

К примеру, муж хочет жить по-еврейски и прикладывает к этому усилия, а жена — не хочет. И она не только не поддерживает его на избранном им пути, но, наоборот — препятствует созданию по-настоящему еврейского дома.

Впрочем, даже это — еще не «приговор». В отдельных случаях такую семейную ситуацию можно улучшить, изменить. Например, помогая жене расширить свои горизонты и открыть для себя мир мудрости и красоты еврейской традиции. В конце концов, в душе каждого еврея (мужчины и женщины) есть стремление к Творцу. Вопрос в том, как глубоко оно запрятано, и можно ли пробудить его на данном жизненном этапе.

3. Если в семье есть дети, ситуация — усложняется. Тогда причины, способные дать мужу повод задуматься о разводе (см. пункты 1 и 2), следует рассматривать под иным углом зрения.

Любой ребенок болезненно воспринимает развод родителей. Период разрыва отношений между папой и мамой, а потом и жизнь в неполной семье, в большей или меньшей степени, оказывают негативное воздействие на его психологическое состояние. Что накладывает свой отпечаток на формирование личности, а порой — и оставляет след в его будущей, взрослой жизни.

С другой стороны, наличие детей в семье, само по себе — не аннулирует проблемы, которые возникают в отношениях их родителей. И если в доме — невыносимая атмосфера, это может нанести ребенку не меньший вред, чем развод. А иногда — и гораздо больший…

Кроме того, в принятии решения, разводиться или нет, в ситуации, когда есть дети — необходимо задать себе еще один, чрезвычайно важный вопрос: не получится ли так, что после развода дети лишатся еврейского воспитания? Что для них может обернуться — духовной гибелью, разрушением их еврейских душ.

Словом, обдумывая, как поступить — необходимо максимально учесть и взвесить все аргументы «за» и «против».

4. Жена не ведет себя легкомысленно (об этом — см. в пункте 1) и не противится еврейскому образу жизни. Но — ленива, и ничего не делает для дома и семьи. Посвящая все свое свободное время болтовне с подругами, чтению женских журналов, походам по магазинам, путешествиям по просторам Интернета и т.п. Других интересов у нее просто-напросто — нет.

При этом предполагается, что муж неоднократно пытался как-то изменить ситуацию, беседовать с ней, объясняя, что у каждого в семье должна быть своя роль и свои обязанности, что еврейский образ жизни не ограничивается соблюдением законов кашрута и т.п. И никакой вразумительной реакции на его усилия с ее стороны — не последовало…

Так что, как видите, проблема развода — необычайно многогранна и невероятно сложна. И простых, очевидных решений в ней по определению — быть не может.

И в заключение подчеркну, что выдвинутая Вами тема рассматривается в данном ответе исключительно в контексте еврейского мировоззрения и еврейской традиции.

Автор текста Элиягу Эссас
07.09.14

Развод по-еврейски

Поделитесь этой страницей со своими друзьями и близкими:

При всем священном отношению к браку, иудаизм не запрещает развод. Сам акт развода обставлен множеством правил — чтобы не дать мужу с легкостью отнестись к разводу, в случае которого, кстати, он платит разведенной жене большие, заранее оговоренные деньги.

Известно постановление знаменитого учителя, раби Гершома бен Йеуда, Меор Агола (т.е. Светоч евреев изгнания), согласно которому муж не может выступить инициатором развода без согласия жены.

Развод по-еврейски — не постановление суда, а личный акт двух сторон, решивших прекратить брачные отношения. Роль суда ­удостовериться, что соблюдены все формальности, а также вмешаться в происходящее, если одна из сторон без оснований противится разводу. Жена имеет право требовать развод, если муж — при наличии средств ­отказывается содержать жену, если он систематически обижает ее или оскорбляет ее родителей, лишает свободы настолько, что не разрешает ей посещать родительский дом. Достаточным основанием для требования развода считается недостойное поведение другой стороны или нарушение ею законов Торы (кашрут, законы ниды и пр.).

Процедура развода представляет собой передачу мужем жене заранее составленного и подписанного свидетелями разводного письма, которое называется гет. Без написания гета или без его передачи нет развода! По закону Торы от мужчины и женщины (если они оба евреи) не требуется никаких доказательств того, что они муж и жена, — хотя и предпочтительно, чтобы они устроили настоящий еврейский брак (с кидушином).

Но не существует никаких «гражданских разводов» для еврейских супругов. Если муж и жена расстались, но не устроили развод с гетом, то они продолжают считаться женатыми. И новый брак жены, считающей, что она свободна, является незаконным!

Поэтому, если вы знаете какую-нибудь еврейскую семью, разведенную через ЗАГс, то сообщите им, что надо срочно оформить гет, — во избежания трудностей, которые могут встать перед будущими детьми.

Смотрите так же:  Льготы по налогу на имущество физических лиц для военнослужащих

Как разводятся евреи

Одним из революционных изменений, произведенных Торой в жизни человечества, стало введение ею института развода, позволяющего разлюбившим друг друга супругам расторгнуть свои отношения. Однако при этом еврейские законоучители всегда подчеркивали, что право развестись рассматривается как возможность, которой нужно пользоваться лишь в крайнем случае. То есть тогда, когда возникают обстоятельства, не позволяющие продолжать совместную жизнь.

В I веке до н. э. между двумя ведущими школами еврейских мудрецов – Шамая и Гилеля – возник принципиальный спор о том, какие причины могут быть оправданы для развода.

Ученики Шамая считали, что причиной развода может стать лишь легкомысленное поведение жены, заставляющее мужа подозревать ее в измене.

А вот ученики Гилеля утверждали, что оправданием для развода может стать любое недовольство мужа тем, как его супруга ведет домашнее хозяйство или готовит пищу.

Однако и те, и другие подчеркивали, что семья священна, и нужно сделать все для того, чтобы ее сохранить.

«Если мужчина разводится с первой женой, даже жертвенник в Храме плачет», – говорит по этому поводу Талмуд.

А мидраш на книгу Торы «Ваикра» приводит историю с рабби Меиром, показывающую насколько важен был с точки зрения мудрецов мир между супругами:

«Однажды в канун субботы, вечером, одна женщина до того заслушалась проповеди р. Меира, что вернулась домой, когда лампады уже успели догореть.

– Ты где это была так поздно? – спрашивает муж.

– Слушала проповедь р. Меира.

Муж, человек, склонный к грубым шуткам, крикнул ей:

– Пусть будет, что угодно, но ты не переступишь моего порога прежде чем не пойдешь и не плюнешь в лицо этому проповеднику.

И выгнал ее из дому.

Прошла неделя, другая, третья. Говорят ей соседки:

– Ты все еще с мужем в ссоре? Соберись, пойдем с нами к проповеднику.

Р. Меиру уже было известно об этом случае, и когда женщины пришли, он вышел к ним с повязкой на глазу и спросил?

– Не умеет ли кто из вас ячмень на глазу заговорить?

Соседки и говорят тихонько той женщине:

– Иди-ка ты, пошепчи и сплюнь ему на больной глаз – муж и помирится с тобой.

Женщина направилась было к р. Меиру, но, подойдя поближе, оробела.

– Учитель, – созналась она, – это неправда, я заговорить глаз не умею.

– Ничего, не беда, дочь моя, – успокоил ее р. Меир.

– Ты только плюнь мне в лицо семь раз, и я вылечусь.

Женщина так и сделала.

– А теперь, – сказал р. Меир, – иди к своему мужу и скажи: «Ты приказал плюнуть раз, а я целых семь раз плюнула».

– Рабби! – взволновались ученики. – Пристойно ли ученому так унижать себя?

– Никакого тут унижения для меня нет! – ответил р. Меир. – Упрочение мира между мужем и женой сам Бог считает великим и святым делом».

Поэтому не удивительно, что и в древности, и в Средние века случаи разводов в еврейских общинах были единичны, еврейская семья всегда считалась особенно прочной. Да и сегодня раввинатские суды в Израиле, в ведении которых находится развод еврейских супружеских пар, делают обычно все возможное, чтобы сохранить семью, подчас намеренно и совершенно неоправданно затягивая процедуру развода и подталкивая супругов к примирению.

Вот как рассказывает об этом раввин Зеэв Мешков в антологии «Беседы о недельных главах Торы»:

«При разборе очередного дела о разводе в тель-авивском раввинатском суде возникла проблема. Супруги настаивали на том, чтобы все нажитое ими за время совместной жизни было поделено поровну. В том числе и дети. Числом одиннадцать. Увидев, что никто из супругов не соглашается взять меньшую долю, раввин. придумал оригинальный выход из положения.

– Отложите развод на год. За это время у вас родится еще один ребенок – и вы сможете поделить детей поровну.

Супруги приняли совет раввина, но через год в суд не явились. Раввин, улыбаясь, набрал номер телефона.

– Я полагаю, что вы помирились и можно закрыть дело? – сказал он поднявшему трубку мужу.

– Не совсем, но мы так и не можем поделить детей.

– Что, ваша жена не родила?

– В том-то и дело, что родила двойню!».

Иерусалимский раввин по делам выходцев из СССР – СНГ рав Иегуда Гордон рассказывает о том, как один из выдающихся раввинов нашего времени, духовный лидер русскоязычных религиозных евреев в Израиле конца XIX – начала ХХ века рав Ицхак Зильбер однажды помирил пришедшую в суд разводиться пару. Он внимательно выслушал показания жены, вылившей на своего мужа потоки грязи и обвинившей его во всех смертных грехах, а затем попросил дать ему время подумать. Спустя несколько дней рав Зильбер вместе с равом Гордоном явились в дом к этой семье, причем сам Гордон не знал, для чего рав Зильбер затеял визит. Дверь открыл муж, и рав Ицхак Зильбер с порога накинулся на него с кулаками, крича во весь голос: «Мерзавец! Негодяй! Все, что говорила твоя жена – это правда!». Растерявшемуся супругу не оставалось ничего другого, как только пытаться увернуться от все новых и новых ударов – поднять руку на раввина он не смел. И тут заголосила женщина: «Что вы делаете?! Не смейте его трогать! По какому праву?! А ну вон из нашего дома!».

Несмотря на то, что рава Зильбера едва ли не с позором выставили за порог этого дома, он выглядел чрезвычайно довольным. Спустя несколько дней женщина пришла домой к раву Зильберу просить прощения – дескать, она погорячилась, но ведь и рав несколько перешел границы.

– А как складываются ваши отношения с мужем? – спросил рав Зильбер.

– Да мы в тот самый вечер и помирились – сразу после того, как вы ушли, – отмахнулась женщина. – Он вовсе не такой плохой, как вы о нем думаете. Скорее, наоборот!

– А я о нем никогда ничего такого и не думал, – с улыбкой ответил рав Зильбер.

И только тут до женщины дошел смысл преподанного ей раввином урока, и она уже от всей души произнесла:

– Спасибо вам за все, рав Зильбер! Огромное спасибо!

Анализируя процедуру развода в иудаизме, можно понять, какую огромную роль отводит еврейская религия интимным отношениям между мужем и женой. Если, скажем, такие причины, как семейная ссора, несходство характеров и т. п. раввинатский суд может счесть необязательными для развода, то невозможность осуществления интимных отношений или неудовлетворенность ими одного из супругов считается причиной более чем основательной.

Например, мужчина может заявить в суде, что его жена часто отказывает ему в близости, из-за чего он испытывает постоянную сексуальную неудовлетворенность.

Мужчина также может сказать, что после появления у нее того или иного физического дефекта она стала ему неприятной в сексуальном плане – и суд признает развод законным, не говоря уже о тех случаях, когда сексуальная жизнь с женщиной вообще невозможна. Такое решение, к примеру, принял недавно иерусалимский раввинатский суд для пары, в которой супруга страдала редким анатомическим отклонением, что делало для нее половой акт крайне болезненным, в связи с чем за два года супружества между ней и мужем было всего 2–3 интимные близости. Однако, признав требование мужа о разводе справедливым, суд одновременно оговорил, что он должен выплатить своей жене огромную денежную компенсацию «за потерю ею девственности».

Формально, по Торе, право предоставлять развод имеет только муж: сам развод вступает в силу, когда он подписывает написанное специальным письмом «разводное письмо» – «гет» – и вручает его жене при свидетелях.

Однако Галаха оговаривает конкретные случаи, когда муж обязан предоставить развод своей жене. А если отказывается, то его следует принудить к этому либо путем лишения свободы, либо избиением палками до тех пор, пока он не согласится дать своей жене «разводное письмо».

В современном Израиле раввинатский суд, разумеется, палками никого не наказывает, но имеет право отправить супруга в тюрьму за упорствование в отказе подписать «разводное письмо». Тем не менее, сегодня в Израиле проживает свыше 100 женщин, которые требуют развода от своих мужей, а те по разным причинам отказываются им его дать. Эта проблема не раз поднималась в Кнессете (израильском парламенте) и в обществе местными феминистскими организациями. «Отказницы» даже провели несколько громких демонстраций в Иерусалиме и в Тель-Авиве, требуя раввинов применить к супругам самые серьезные меры внушения и принудить их дать им развод.

Среди причин, по которым муж обязан предоставить жене «гет» по ее требованию, называются не только

случаи грубого и насильственного обращения с женой, но и причины чисто сексуального порядка – например, если мужчина оказывается калекой с поврежденными половыми органами или импотентом, который не в состоянии удовлетворить свою жену. Впрочем, даже дурной запах от мужа, который мешал женщине во время интимной близости, считался достаточным поводом для развода.

Мужчина, согласно существующим традиционным правилам, признается импотентом тогда, если, по словам жены, не имел с ней супружеских отношений больше шести месяцев.

Кстати, если христианин в период Средневековья мог доказать, что он не импотент, совершив публичный половой акт с проституткой, то для евреев такой способ был категорически неприемлем, и судьям приходилось верить женщине на слово.

Да и ситуация, когда интимные отношения с мужем просто неприятны жене и вызывают у нее отвращение, тоже признается вполне уважительной и дающей законный повод для требования женщиной развода. Именно такое дело рассматривалось в одном из раввинатских судов Израиля в 2005 году, когда вполне светская и раскрепощенная еврейка подала на развод на том основании, что муж требует от нее, чтобы она занималась с ним анальным и оральным сексом, что ей крайне неприятно и вызывает у нее отвращение.

Смотрите так же:  Ликвидация старых диванов

Муж же в ответ заявлял, что требует от жены всего лишь выполнения супружеских обязанностей. По его словам, еще до вступления в брак они договорились, что будущая жена станет выполнять все его сексуальные фантазии.

– И эта устная договоренность не менее важна, чем письменная, – сказал ответчик.

Женщина призналась, что такая договоренность действительно имела место.

– Но, господин судья, – воскликнула она. – Я тогда не представляла, до каких уродливых форм может дойти сексуальная фантазия мужа!

Оскорбленный супруг, в свою очередь, согласился дать развод только в том случае, если его жена будет признана нарушительницей устного договора и в связи с этим не получит ничего из совместно нажитого имущества. Однако раввины отклонили все доводы супруга, посчитав, что в данном споре правда, однозначно, на стороне женщины. Ответчика обязали дать развод с разделом имущества поровну.

Уже упоминавшийся нами великий еврейский ученый, мыслитель и раввин Рамбам (Маймонид) писал в связи с этим:

«Если женщина говорит: „Мой муж отвратителен мне, и я отказываюсь с ним жить“, мужчина должен написать ей разводное письмо, потому что жена не может быть приравнена к пленнице, которая лишена права поступать в соответствии со своими желаниями. ».

Кстати, именно Рамбам и предложил избиение палками в качестве наказания для мужей, отказывающихся предоставить своим женам развод.

В то же время еврейские законы о разводе построены так, чтобы предостеречь двух любящих людей от слишком поспешного совершения такого шага и, одновременно, дать им возможность исправить роковую ошибку.

Так, при разводе им напоминают, что с момента выдачи и получения «гета» им запрещено вступать друг с другом в интимные отношения и вообще жить под одной крышей.

В то же время, если они, разойдясь, поняли, что не могут существовать друг без друга, то им разрешается вступить в повторный брак. Но только в том случае, если женщина после развода не вступила в брак с другим мужчиной или даже просто была с ним близка. Если это произошло, она, согласно Галахе, становится окончательно «запретна» для своего бывшего мужа, и, увы, уже никакое осознание ими ошибки не может быть никак исправлено. Коэнам, потомкам первосвященника Аарона, вообще запрещено снова жениться на своей бывшей жене, даже если у той после развода не было ни одного мужчины.

На протяжении столетий официальное существование в иудаизме института развода давало евреям немалое преимущество по сравнению с христианами, у которых, как известно, развод был запрещен или сопряжен с неимоверными трудностями.

Сегодня в Израиле, где этот институт в целом следует древней еврейской традиции, супружеской паре развестись куда труднее, чем на Западе. Тем не менее, в Израиле ежегодно распадается около трети от общего числа заключенных супружеских союзов, что воспринимается соблюдающими традиции евреями как свидетельство глубокого кризиса, который переживает в современном еврейском обществе институт семьи.

Завершая разговор о разводе, нельзя не вспомнить и проблемы «агунот» – еврейских соломенных вдов. Особую остроту эта тема приобрела в начале ХХ века, когда сотни и сотни евреев попросту бросали своих жен и детей, чтобы, порвав с религиозным миром, вести светский образ жизни. Так как официальный «гет» той или иной брошенной женой получен не был, то она продолжала считаться замужней женщиной. И, стало быть, иудаизм запрещал ей вступать в брак и сожительствовать с другим мужчиной до тех пор, пока муж не пришлет ей «разводное письмо» или не будут получены достоверные сведения о его смерти.

Понимая всю ненормальность ситуации, при которой все еще молодая женщина не может создать семью и жить нормальной сексуальной жизнью, раввины тратили подчас немало времени и сил для того, чтобы разыскать пропавшего без вести мужа и уговорить его подписать «гет». Или, если мужа найти не удавалось, попытаться доказать факт его смерти.

В древности, чтобы в случае пропажи без вести, его жена не стала «агуной», уходя на войну, евреи давали своим женам развод с тем, чтобы вступить с ними в повторный брак после своего благополучного возвращения домой. Сохранение супружеской верности в данном случае приобретало принципиальное значение: если в то время, пока муж воевал, у женщины появлялся любовник, она уже не могла соединиться со своим мужем.

Традиционный еврейский развод

03.03.07 для печати отправить другу в избранное закладки ссылка

«Когда человек разводится со своей первой женой, даже жертвенник проливает слезы о ее участи» (Талмуд)

Ценность брака в системе иудаизма очень велика. Когда появляется опасность, что брак может быть разрушен, прикладывается максимум усилий, чтобы спасти его. Тем не менее, иудаизм признает, что в некоторых случаях развод является единственным реальным решением проблемы. Еврейский развод требует написания и вручения гета – документа о разводе.

ОСНОВАНИЯ ДЛЯ РАЗВОДА

Несмотря на значение, придающееся браку, еврейская традиция не требует наличия каких-либо «оснований» для развода. Если два человека пытались спасти свой брак, но в конце концов решили развестись, никаких реальных препятствий на их пути не ставится. Если бы люди знали, как просто оформляется развод по еврейской традиции, многие из тех евреев, которые развелись через гражданский суд, оформили бы и еврейский развод. Не существует также препятствий для разведенных вступить в новый брак, или даже возродить старый. Только Коэн (священник по рождению) не может жениться на разведенной женщине.

ГЕТ (ДОКУМЕНТ О РАЗВОДЕ)

Гет – это документ, удостоверяющий, что брак был расторгнут. Он должен быть написан на пергаменте квалифицированным писцом. В Гете должны быть точно указаны все подробности: в нем должны быть упомянуты все имена, под которыми могут быть известны муж и жена; в нем ясно указывается, где и когда был осуществлен развод. Хотя гет является собственностью женщины, сегодня он обычно остается в распоряжении раввинатского суда. Последний снабжает женщину соответствующим удостоверением. Оно будет ей необходимо, если она когда-либо захочет вновь выйти замуж.

Если обе стороны согласились расторгнуть свой брак, процедура еврейского развода очень проста. Они обращаются в раввинатский суд и он назначает день, когда они должны прийти туда. Писец напишет гет в присутствии даяним (судей) и муж передаст его жене в присутствии двух свидетелей. Если муж и жена не хотят встречаться в зале суда, каждая из сторон (или обе) могут назначить представителя, он – чтобы вручить гет, она – чтобы его принять. Развод вступает в силу с момента получения его женой или ее представителем.

Если муж и жена живут в разных городах, муж должен обратиться в ближайший раввинатский суд. Там в присутствии даяним будет написан гет, который затем передается в раввинатский суд того города или страны, где живет жена. Она должна будет прийти в суд, чтобы получить гет в присутствии свидетелей.

В большинстве стран гет оформляется после гражданского развода; в Израиле еврейский развод – это и есть гражданский развод. По еврейскому закону гражданский развод не имеет силы. Супруги-евреи, оформившие развод в гражданском суде, но не прошедшие еврейской процедуры развода, с точки зрения еврейского закона остаются супругами. Это означает, что вступая в новый брак без оформления гета, они совершают прелюбодеяние.

Новое замужество женщины, не получившей гет от своего бывшего мужа, чревато очень серьезными последствиями. Поскольку развода, по сути дела, не было, второй муж вступает в интимные отношения с женщиной, которая все еще замужем за другим. Ребенок, родившийся в результате такой связи, — мамзер (множественное число – мамзерим). Слово «мамзер» часто переводят как «незаконнорожденный». Такой перевод ошибочен и вводит в заблуждение. «Незаконнорожденный» означает рожденный вне брака. Еврейская традиция не ставит клейма на ребенке, родившемся у родителей, не вступивших в брак. Мамзер – это ребенок, родившийся у замужней женщины в результате прелюбодеяния. Мамзерут (пребывание в положении мамзера) – это одна из самых трагических ситуаций. Хотя на них нет собственной вины, мамзеры не могут вступить в брак с евреем и стать членом общины.

Лицензия № 16250
г. Бат Ям, ул. Нисенбаум 33, 3 этаж. Телефон 03-6136021
тел: 03-6136021 (многоканальный).
моб.тел: 0528136879

Гет. Еврейский развод

По еврейском мировоззрении свадьба является высочайшей ценностью. Даже если в совместной жизни возникли серьезные трудности, мы должны всеми силами стараться не допустить развода и сохранить брак. Одновременно с этим, Тора признает, что бывают случаи, когда развод неизбежен, и дает подробные указания, как это делать.

В соответствии с этим каждая пара, которая обратится в раввинский суд по поводу развода, будет вначале принята для выяснения обстоятельств. Если речь идет о проблемах мира в семье, от них потребуют встретиться с раввинами и/или семейными консультантами для получения совета. Только после того, как все возможности исчерпаны, либо в случаях, когда ожидать улучшения отношений далее невозможно, будет организован «гет». Чтобы развод был признан с точки зрения еврейского закона (галахи), необходимо производить его с учетом всех требований галахи. Пока не был дан «гет», даже если супруги были разведены в загсе, с точки зрения еврейского закона пара считается женатой.

На данном сайте можно найти объяснения принципов процесса развода и описание процедуры самого «гета».

Author: admin