Ожегов пособие

ТВЕРСКИЕ ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ на 2000 год

СЕНТЯБРЬ

(К 100-летию со дня рождения)

Сергей Иванович Ожегов родился 23 (10) сентября 1900 года в поселке Каменное (ныне Кувшиново) Новоторжского уезда Тверской губернии. В канун первой мировой войны семья С.И.Ожегова переезжает в Петроград, где Сережа заканчивает гимназию и в 1918 году поступает в Петро радский университет. Но занятия скоро приходится прервать, так как С.И.Ожегов уходит добровольцем на фронт. Окончив службу в 1922 году в штабе Харьковского военного округа, он возвращается в университет на факультет языкознания и материальной культуры, в 1926 г. завершает курс обучения и поступает в аспирантуру. С.И.Ожегов усиленно занимается языками и историей родной словесности, участвует в семинаре Н.Я.Марра и слушает лекции С.П.Обнорского в Институте истории литератур и языков Запада и Востока. К этому времени относятся его первые научные опыты. С конца 1920-х годов С.И.Ожегов работает над “Толковым словарем русского языка”.

В 1936 г. ученый переезжает в Москву. С 1937 по 1941 годы преподает в Московском институте философии, литературы и искусства. В 1949 году издает “Словарь русского языка”, который при жизни автора выходит в свет шесть раз. В 1950-е годы С.И.Ожегов создает центр (сектор) по изучению культуры речи при Институте Русского языка Академии наук СССР. Сотрудники сектора выступают по радио, консультируют дикторов и театральных работников. Заметки С.И.Ожегова о языке публикуются в периодической печати, он постоянный участник литературных вечеров в Доме ученых, привлекает к сотрудничеству писателей, деятелей искусства. Тогда же начинают выходить под его редакцией и в соавторстве знаменитые словари произносительных норм.

В 1950-е годы при Институте русского языка появляется новое периодическое издание — научно-популярная серия “Вопросы культуры речи”, организатором которой стал С.И.Ожегов. Еще одним “делом жизни” ученого (наряду с изданием “Словаря русского языка”) было создание нового научного журнала “Русская речь” (первый номер вышел после смерти С.И.Ожегова в 1967 году).

С.И.Ожегов скончался 15 декабря 1964 года. Его прах покоится в стене Новодевичьего некрополя.

Именем С.И.Ожегова названа одна из улиц в городе Кувшиново.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. 50 000 слов / Акад. Наук СССР. Ин-т рус. яз. – М.: ГИС, 1949. – XVI. – 968 с.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. Около 53 000 слов. – 6 изд., стереотип. – М.: Сов. Энциклопедия, 1964. – 900 с.

Ожегов С.И. Лексикология. Лексикография. Культура речи: Учеб. пособие для филол. фак. пед. ин-тов / Вступ. ст. и коммент. Л.И.Скворцова. – М.: Высшая школа, 1974. – 352 с.: портр.

Скворцов Л.И. С.И.Ожегов: Пособие для учащихся. – М.: Просвещение, 1982. – 112 с.: ил.

Чуковский К. Памяти Сергея Ивановича Ожегова (1900-1964) // Лит. газ. –1964. – 22 дек.

Дубов Ю. Наш земляк С.И.Ожегов // Знамя (Кувшиново). – 1972. – 7 окт.

Имени Ожегова // Калинин. правда. – 1973. – 7 февр.

Дубова Т. Дважды знаменитый дом // Калинин. правда. – 1973. – 24 июня. – С. 4.

Богоявленский А. Жизнь, отданная науке // Знамя (Кувшиново). – 1984. – 16 авг.

Глушков С. Дважды знаменитый дом // Твер. жизнь. – 1992. – 7 марта. – С. 4.

Ожегов С. Отец // Дружба народов. – 1999. – № 1. – С. 205-219.

Никитин О.В. Сергей Иванович Ожегов // Моск. журнал. – 1999. – № 8. – С. 26-35: фот.

Булахов М.Г. Ожегов Сергей Иванович // Булахов М.Г. Восточнославянские языковеды. – Минск, 1978. – С. 111-118: портр.

Словарь Ожегова

Толковый словарь русского языка

ОЖЕГОВ Сергей Иванович (1900-64) — российский языковед, лексиколог, лексикограф, исследователь норм русского литературного языка, доктор филологических наук.
«Словарь русского языка» (1949, 22-е издание, 1990; с 1992 — «Толковый словарь русского языка», совместно с Н. Ю. Шведовой).

В настоящей онлайн-версии толкового словаря С.Ожегова реализовано
три вида поиска:

1. Привычный по книжной версии словаря, АЛФАВИТНЫЙ ПОИСК — реализован в правой колонке страницы.
Это полный аналог поиска по книге С.Ожегова, знакомой большинству из нас. Нажмите первую букву и просматривайте слова на эту букву «порциями» по 50, пока не найдете нужное. Затем, нажмите на найденное слово, чтобы просмотреть словарную статью с толкованием.

2. Поиск словарной статьи для слова или фразы — по ТОЧНОМУ ВХОЖДЕНИЮ.
Если Вы точно помните правильное написание слова или фразы, толкование которых Вы ищете — введите его в нижеследующую форму, поисковая система онлайн словаря сразу же выдаст Вам словарную статью с толкованием.

Поиск по точному вхождению:

3. Переход к РАСШИРЕННОМУ ПОИСКУ по словарю.
Если Вы точно не помните правильное написание слова или фразы, но помните первые несколько букв — воспользуйтесь поиском по часть слова. Для этого перейдите на страницу «Расширенный поиск слов» в верхнем меню.

Толковый словарь С.Ожегова — это настольная книга журналиста, копирайтера, да в общем-то и любого, кто устал сплошь и рядом натыкаться на перлы типа «Он ностальгировал по покинувшей его жене. » (Для бестолковых: в толковом словаре Ожегова слово «ностальгия» не имеет глагольных словоформ и имеет одно-единственное значение — тоска по Родине)

Ежедневно нашим словарем С.Ожегова пользуется 6500 человек (в рабочие дни). И количество пользователей постепенно растет. Текущих доходов от рекламы вполне хватает на поддержание функционирования проекта. Большое спасибо нашим пользователям за это!
Но у нас есть замыслы развивать проект. Прежде всего, на наш взгляд, назрела необходимость перевода русского толкового словаря на английский и испанский языки. Наши соотечественники все больше рассеиваются по свету. Русские диаспоры во многих странах насчитывают уже сотни тысяч, а кое-где и миллионы человек. Идет активное взаимное проникновение основных мировых языков, к которым, несомненно, относится и русский. Пусть же это будет правильный, грамотный русский!

Благодарим за поддержку испанский социальный финансовый проект Banco Espanol о финансово-экономическом кризисе в Европе.

Many thanks Advanced dentistry in the USA for the support of our web-project.

Толковый словарь русского языка содержит 80 000 слов и фразеологических выражений (считая заголовочные слова, производные слова) и идиом. Слова и фразеологизмы, включенные в толковый словарь, относятся к общелитературной русской лексике, а также к взаимодействующим с ней специальным сферам языка; в толковом словаре широко представлены также просторечия русского языка, употребительные в литературе и в разговорной речи. Словарная статья включает толкование значения, характеристику строения слова, если оно многозначно, примеры употребления в литературной и разговорной речи, сведения о сочетаемости, грамматические характеристики слова.
Словарная статья в словаре С.Ожегова сопровождается описанием тех фразеологических выражений, которые порождены этим словом либо так или иначе с ним связаны.

Значение слова ПОСОБИЕ в Словаре русского языка Ожегова

помощь, Maxime денежная П. по инвалидности. Пособия многодетным матерям. Выходное п. пособие учебная книга, а также предмет, необходимый при обучении чему-нибудь Учебные пособия. П. по истории. Наглядные пособия. пособие ! учебная книга Учебные пособия. П. по истории. Наглядные пособия.

Ожегов. Словарь русского языка Ожегова. 2012

СПАСИБО ОЖЕГОВУ — ЧЕЛОВЕКУ И СЛОВАРЮ

Виртуальная выставка

К 110-летию со дня рождения Сергея Ивановича Ожегова

Разделы выставки

В книге рассказано о жизни и деятельности замечательного советского лингвиста Сергея Ивановича Ожегова, автора широко известного однотомного «Словаря русского языка», организатора всесоюзной работы по культуре русской речи.

Словарь русского языка : ок. 57 000 слов / под ред. чл.- корр. АН СССР Н.Ю.Шведовой. – 20-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 1988. – 750с.

Однотомный толковый словарь современного русского литературного языка содержит 57000 слов, включая производные в гнездах. В словаре дается краткое толкование каждого значения слова, приводятся примеры употребления слова в речи, фразеологические сочетания. При всех словах даются основные грамматические формы, стилистические пометы, указываю­щие на сферу употребления слова. Все слова снабжены ударением, а в необходимых случаях указывается также произношение. Кроме того, в словарной статье приводятся производные слова.

Настоящее издание повторяет 19-е издание, в котором сделаны отдельные исправления, частично обновлен иллюстративный материал.

Словарь рассчитан на самый широкий круг читателей.

Толковый словарь русского языка : 80 ООО слов и фразеологических выражений / С.И.Ожегов, Н.Ю.Шведова; Российская академия наук. Институт русского языка им.В.В.Виноградова. — 4-е изд., доп. — М.: Азбуковник, 1997. — 944 с.

Однотомный толковый словарь русского языка содержит 80 ООО слов и фразеологических выражений (считая заголовочные слова, производные слова, помещенные в словообразовательном гнезде, и фразеологические выражения и идиомы. Слова и фразеологизмы, заключенные в словаре, относятся к общелитературной русской лексике, а также к взаимодействующим с ней специальным сферам языка; в словаре широко представлена также просторечная лексика, употребительная в литературе и в разговорной речи. Словарная статья включает толкование значения, характеристику строения многозначного слова, примеры употребления, сведения о сочетаемости слова, грамматические и акцентологические (в необходимых случаях также орфоэпические) характеристики слова. Словарная статья сопровождается описанием тех фразеологических выражений, которые порождены этим словом либо так или иначе с ним связаны.

Книга обращена к широким кругам читателей: ею могут пользоваться как приступающие к изучению русского языка, так и те, кто хорошо им владеет и обращается к словарю для уточнения или пополнения своих знаний.

Словарь вышел в свет в 1992 г ., 2-е изд., испр. и доп., 1994, стереотип: 3-е изд. 1995, 1996

После смерти Ожегова работу над словарем в течение почти сорока лет продолжала Наталья Юльевна Шведова.

В последние годы он выходил под двойным авторством — С.И.Ожегов и Н.Ю.Шведова, но мало кто знает, что за «дополнительной» фамилией стоит полувековая кропотливая работа. Когда Ожегова не стало, Наталия Юльевна Шведова, выполняя волю учителя, продолжила работу над его словарем. Она ввела многие тысячи слов и значений, фразеологизмов и грамматических сведений.

40 лет работы над « одной и той же» книгой — это жизненный путь, достойный великого романиста. Нам часто кажется, что словари — это данность, что возникают они так же естественно, как грибы после дождя. Но за простотой и ясностью словарных статей — многолетний кропотливый труд людей, вся слава которых — на корешке книги, но больше — в ее содержании.

То, чего не знал Сергей Иванович, знает его словарь, выдержавший уже более 20 изданий. И до сих пор «книжный» Ожегов является самым толковым.

Хорькова, М. Наталия Шведова: великая женщина в большой науке / Мария Хорькова. – Режим доступа: http://www.taday.ru/text/219001.html . — (20.09.2010).

Предлагаемый читателям «Толковый словарь русского языка» представляет собой результат многолетней совместной работы двух его авторов. Краткая история этой книги такова. В 1949 г. вышел в свет первым изданием однотомный -«Словарь русского языка» Сергея Ивановича Ожегова (1900—1964), известного русского филолога, одного из основных авторов «Толкового словаря русского языка» под редакцией проф. Д.Н.Ушакова (тт. I— IV, 1935—1940 гг.). Словарь С.И.Ожегова быстро завоевал признание широкого круга читателей: принципы, на которых он строился, были ясны и разумны, состав описываемой лексики (словник) был актуален и отражал живые языковые процессы, материал располагался доступно, толкования слов и примеры их употребления (речения) были точны и лаконичны, фразеологическая часть статьи достаточно информативна. Словарь был задуман как строго нормативный, безусловно рекомендующий определённые лексические, грамматические, орфоэпические и стилистические правила. Варианты почти не допускались, исключение составляли исторически сложившиеся и освященные традицией возможности свободного выбора той или иной формы. Однако С.И.Ожегов был лингвистом, который прекрасно чувствовал жизнь языка, видел тенденции его развития. Он понимал языковую норму как исторически складывающуюся и изменчивую категорию, чуткую к звучащей речи, к живому употреблению и постоянно на него откликающуюся. Это отразилось на всей дальнейшей жизни словаря: от издания к изданию строгая нормативность, доходившая до запретительных помет, сменялась лингвистически аргументированным рекомендательным отношением к вариантам, широкой волной хлынувшим в язык в нашу эпоху.

Смотрите так же:  Старый патент

При жизни автора вышло шесть изданий однотомного словаря: 2-е (1952г.) и 4-е (1960г.) были исправленными и дополненными, 3-е (1953 г.), 5-е (1963 г.), 6-е (1964г.) были стереотипными; стереотипными были также 7-е (1968 г.) и 8-е (1970г.). В течение всех этих лет словарь пополнялся и совершенствовался. Незадолго до смерти С.И.Ожегов направил в издательство -«Советская энциклопедия» письмо, в котором сообщал, что не считает далее возможным издавать свой словарь стереотипным способом и предполагает его существенное обновление и пополнение (см. предисловие к изданию 1972 г.). Этому замыслу не суждено было осуществиться под пером автора.

После смерти С.И.Ожегова, выполняя его волю, работу над словарём продолжила член-корреспондент Российской академии наук Н.Ю.Шведова (ранее она была редактором-лексикологом 2-го издания). Под её редакцией и с её участием как соавтора в 1972 г . вышло 9-е, исправленное и дополненное издание словаря. Его состав увеличился на 4 тыс.слов; каждая словарная статья была проверена и в необходимых случаях усовершенствована (о проделанной здесь работе см. предисловие к 9-му изданию). С этого времени началась новая жизнь словаря. С 1972 по 1991 гг. вышло в свет четырнадцать его изданий: 10-е—12-е, 14-е—15-е, 17-е—20-е — стереотипные, 13-е и 16-е ( 1981 г . и 1984 г .) — с исправлениями, 21-е (1989 г.) — переработанное и дополненное, 22-е и 23-е — стереотипные. Объём словаря вырос с 57тыс. до 70тыс. слов; постепенно увеличивался корпус словаря, расширялось описание семантической структуры многозначных слов, обогащались иллюстративная часть, показ фразеологических связей, круг ближайших производных слов (объём словопроизводственного гнезда). Все грамматические и акцентологические сведения были приведены в соответствие с последними академическими изданиями: с двухтомной академической — «Русской грамматикой» 1980г . и с «Орфоэпическим словарём русского языка» 1989 г. Двадцать первое издание «Словаря русского языка» С.И.Ожегова по сравнению с последним нестереотипным прижизненным его изданием (4-е, 1960 г.) было по существу новой книгой: весь корпус словаря был обновлён и пополнен его редактором и соавтором (см. предисловие к 21-му изданию). В то же время были сохранены все основные лексикографические принципы построения словаря, его теоретические основы: принципы отбора и описания слов, структура словарной статьи, основания для разграничения значений; осталась в прежнем виде система стилистических и исторических помет: при всей их очевидной обобщенности и открытости для дальнейшей внутренней дифференциации эти пометы правильно отражают хронологическую перспективу в жизни слова и общеязыковое стилистическое расслоение современной русской лексики.

В 1990 г. Академия Наук СССР присудила «Словарю русского языка» С.И.Ожегова премию им. А. С.Пушкина.

После выхода в свет 21-го издания работа над словарём продолжалась; её результатом является настоящая книга, которая выходит в свет под именами двух её авторов. Этот словарь существенно отличается от всех предыдущих изданий однотомника. В него вошло более 3 тыс.новых слов и выражений, большое количество новых значений и устойчивых сочетаний, отражающих активные процессы в современной русской лексике и фразеологии. Это относится прежде всего к таким сферам, как наука, политика, деловая жизнь, производство, финансы, торговля. Переработаны или уточнены толкования, расширена иллюстративная часть словарных статей, введена новая идиоматика. Существенным моментом является то, что этот словарь полностью освобождён от тех навязывавшихся извне идеологических и политических характеристик и оценок именуемых понятий, которые в той или иной степени присутствовали в предыдущих изданиях (в меньшей степени — в 21-м) и от которых ни авторы, ни редактор не в силах были освободиться. Теперь все такие характеристики и оценки последовательно устранялись, так же как тенденциозно окрашенные примеры употребления и пометы, насильственно относившие некоторые слова к сфере устаревшей лексики. Вся масса слов, принадлежащих к идеологической и политической понятийным сферам, получила в новой книге адекватное собственно филологическое описание.

В этом словаре читатель увидит стремление отразить те изменения, которые происходят в русской лексике в последние годы. Естественно, что это касается прежде всего изменений в общелитературном языке, а также в получившей широкое распространение политической, специальной и профессиональной лексике; жаргонизмы, явные слова-однодневки, кальки, имеющие равнозначные русские эквиваленты, так же, как и многие иноязычные слова, сейчас широко проникающие в речь в их непосредственном звучании, в словарь включались с большой осторожностью: они ещё должны пройти проверку временем.

Для нового словаря были заново проверены и с возможной точностью истолкованы целые массивы слов, относящихся к замкнутым понятийным сферам. Это коснулось прежде всего слов и сочетаний, именующих понятия религии и церкви. Ни в одном из русских общеязыковых толковых словарей, выходивших в советское время, эта лексика не получила сколько-нибудь полного и точного описания; некоторым исключением можно считать лишь большой академический «Словарь современного русского литературного языка» (тт. I — XVII, 1950— 1965 гг.), в котором отразились усилия старых специалистов сохранить соответствующие языковые ценности. В предлагаемой книге такие слова и выражения получили новые, относительно полные характеристики, во многих случаях включающие элементы энциклопедизма (см. названия вероучений, божественных существ, церковных обрядов и таинств, русских церковных праздников и под.); значительно пополнился самый список соответствующих словарных единиц. Другим примером может служить лексика, составляющая названия народов: все относящиеся сюда слова получили уточнённые толкования, отвечающие современному статусу соответствующих реалий. На страницах словаря читатель найдёт целые серии новых разработок таких слов, которые в последнее время обогатили свои значения, породили новое фразеологическое окружение.

Таким образом, этот словарь может рассматриваться как такое лексикографическое описание современного русского языка, которое стремится отразить живые процессы, происходящие в нашем языке в последние десятилетия 20-го столетия.

«Словарь русского языка», созданный С.И.Ожеговым, надолго пережил своего автора. Эта книга почти полвека служит русскому народу и тем, кто любит и хочет знать его язык.

Н. Шведова 1992-1997

Четвертое издание «Толкового словаря русского языка» значительно отличается от первых трех его изданий: оно дополнено большим количеством слов и фразеологизмов, а также отдельных, не отмеченных ранее в этом словаре, значений внутри семантической структуры многозначного слова; в целом дополнения, касающиеся самого корпуса словаря, а также не отмеченных ранее значений слов и фразеологических выражений, вошедших в иллюстративную часть статьи, составляют более 3000 единиц. Новые материалы в большинстве случаев извлекались из современных источников и отражают живые процессы в развитии русской лексики. Для 4-го издания словаря были пересмотрены и уточнены описания некоторых групп слов, составляющих отдельные подмножества внутри лексической системы в целом. Так, были еще раз проверены и уточнены описания слов, составляющих ядро бытийных, а также полузнаменательных и фазовых глаголов, многие группы в названиях лиц и животных. Значительно пополнилась информация о фразеологизмах: в словарь внесено много новых современных устойчивых сочетаний, живых пословиц и поговорок; расширены имеющиеся этимологические справки и в ряде случаев добавлены новые.

В грамматической зоне глагольных статей в настоящем издании существенно следующее изменение: у глаголов, редко образующих формы 1 и 2 л., информации о неупотребительности таких форм предшествует обязательный показ самой возможности их образования (см. «Сведения о том, как пользоваться словарем», п. 36).

В отличие от всех предшествующих изданий однотомного словаря четвертое издание снабжено подробными грамматическими (морфологическими) таблицами, составленными по двухтомной академической «Русской грамматике» (М., «Наука», 1980).

За помощь в работе над новым изданием «Толкового словаря» я благодарю кандидатов филологических наук А.С.Белоусову, В.А.Плотникову и Ю.А.Сафонову, а также весь коллектив Отдела, грамматики и лексикологии Института русского языка им.В.В.Виноградова Российской академии наук, с сотрудниками которого в ходе работы над словарем постоянно обсуждались и уточнялись его материалы. Помощь в создании компьютерной версии словаря оказана В.Н.Молодым и Р.Данвеллом.

Подготовке 4-го издания «Толкового словаря русского языка» содействовала ведущаяся в Отделе большая коллективная работа над «Русским семантическим словарем», первый том которого выходит из печати в этом году.

Словарь и культура русской речи: к 100-летию со дня рождения С.И.Ожегова / Рос. акад. наук. Ин-т рус. яз. им. В. В.Виноградова; [редкол.: Н.Ю. Шведова, акад. РАН, проф. и др.]. М.: Индрик, 2001. — 560 с.: 8 л . ил.

Сборник «Словарь и культура русской речи» специально подготовлен к столетию со дня рождения С.И.Ожегова (1900-1964) — выдающегося лексикографа второй половины XX века, создателя знаменитого однотомного «Словаря русского языка», выдержавшего 23 издания; одного из составителей «Толкового словаря русского языка» под редакцией Д.Н.Ушакова; первого (с 1952 года) заведующего сектором культуры русской речи в АН СССР и одного из деятельнейших создателей культуры русской речи как самостоятельной лингвистической дисциплины.

Сборник состоит из двух частей. Первая, основная, часть посвящена актуальным аспектам культуры русской речи. Она содержит статьи друзей, единомышленников, учеников и последователей С.И.Ожегова. Во второй части помещены не публиковавшиеся ранее работы и переписка С.И.Ожегова, хранящиеся в Архиве РАН.

Сборник предназначен для специалистов по русскому языку, филологов — преподавателей вузов, аспирантов, студентов и всех, интересующихся жизнью современного русского языка.

Русский язык в школе

Русский язык за рубежом

Мир русского слова

Журнал «Грамоты.ру»

Исследования и монографии

Конкурсные публикации

Журнал «Грамоты.ру»

Сергей Иванович Ожегов – человек и словарь. Часть 2.

Словарное дело, составление и редактирование словарей — вот та сфера научной деятельности С. И., в которой он оставил заметный и неповторимый «ожеговский» след. Не будет преувеличением заявить, что не было в 50-60-е годы ни одного мало-мальски заметного лексикографического труда, в котором С. И. не принимал бы участия — либо как редактор (или член редакционной коллегии), либо как научный консультант и рецензент, либо как непосредственный автор-составитель.

Он был членом редколлегии ССРЛЯ АН СССР в 17-ти томах (М.-Л., 1948-1965) с 6-го по 17-й том включительно. Он — автор-составитель и член редколлегии академического «Словаря языка Пушкина» в 4-х томах (М., 1956-1961).

Совместно с С. Г. Бархударовым и А. Б. Шапиро он редактировал «Орфографический словарь русского языка» АН СССР (с 1-го по 12-е издание включительно); редактировал (совместно с Р. И. Аванесовым) словарь-справочник «Русское литературное ударение и произношение» (изд. 2-е, М., 1959); был инициатором создания и редактором академического словаря-справочника «Правильность русской речи» (1-е изд. — 1962, 2-е изд. — 1965), одним из авторов-составителей которого является автор настоящей статьи [1].

Вместе с Н. С. Ашукиным и В. А. Филипповым С. И. составил «Словарь к пьесам А. Н. Островского (Справочник для актеров, режиссеров, переводчиков)», который в 1949 году дошел до верстки, но не был издан по условиям того времени (борьба с «космополитизмом») и появился на свет репринтным изданием лишь в 1993 году. До конца жизни С. И. был заместителем председателя Словарной комиссии Отделения литературы и языка АН СССР, а также членом редколлегии знаменитых «Лексикографических сборников».

Деятельность С. И. по составлению словарей началась в конце 20-х годов в Ленинграде, когда он активно включился в редактирование «Словаря русского языка» АН СССР (1895-1937, издание не было завершено). Том 5, вып. 1, «Д — деятельность» полностью составлен и отредактирован им одним.

С 1927 по 1940 год, сначала в Ленинграде, а с 1936 года — в Москве, С. И. участвовал в составлении «Толкового словаря русского языка» — первенца советской лексикографии. Словарь под редакцией проф. Д. Н. Ушакова («Ушаковский словарь») вышел в свет в 1935-1940 годах в 4-х томах и воплотил в себе лучшие традиции русской науки, лексикографические идеи И. А. Бодуэна де Куртенэ, А. А. Шахматова, Л. В. Щербы. В его составлении приняли участие замечательные языковеды: В. В. Виноградов, Г. О. Винокур, Б. А. Ларин, Б. В. Томашевский, каждый из которых внес заметный и неповторимый вклад в это большое общекультурное дело. С. И. был одним из основных составителей Ушаковского словаря, правой рукой главного редактора и научно- организационным «движителем» всей работы (по признанию самого Д. Н. Ушакова).

Смотрите так же:  Сколько надо заплатить за развод

Из общего объема словаря в 435 печатных листов С. И. подготовил более 150 листов. Совместно с Д. Н. Ушаковым и Г. О. Винокуром С. И. осуществил редактирование II, III и IV томов словаря. Работа над Ушаковским словарем (особенно когда первый том пошел в производство) порой была крайне напряженной: чтение корректур проходило одновременно с подготовкой рукописи очередного тома к печати и с собственно составительской работой. Последний, IV том словаря вышел в свет за несколько месяцев до начала Великой Отечественной войны (подписан к печати 3 декабря 1940 года).

Продолжая лучшие традиции отечественной академической лексикографии, ТСРЯ под ред. Д. Н. Ушакова воплотил в себе одновременно идеи строгой научности академических словарей и массовой доступности практического словаря-справочника. Образцовостью и нормативностью включаемого богатого лексического и фразеологического материала он утверждал опору на литературный язык «от Пушкина до Горького». В статье «От редакции» подчеркивалось: «Составители старались придать словарю характер образцового в том смысле, чтобы он помогал усвоить образцовый, правильный язык».

Осуществить эту последнюю задачу по отношению к русскому литературному языку 20-30-х годов XX века было особенно трудно. В послереволюционную эпоху в нем произошли значительные количественные и качественные изменения: пополнился и видоизменился словарный состав, уточнились смысловые и стилистические характеристики слов и выражений; с появлением новой интеллигенции (из рабочих и крестьян) менялся состав активных носителей литературного языка.

В результате всего этого традиционные нормы устной и письменной речи испытывали определенные колебания; описывать и закреплять их в словарном порядке было нелегко. От авторов-составителей словаря требовался огромный такт, соединенный с глубокими знаниями и тонким языковым чутьем и вкусом.

Выход в свет ТСРЯ под ред. Д. Н. Ушакова явился событием большого научного, общественного и культурно-просветительского значения. Это был первый лексикографический опыт, отразивший с достаточной полнотой лексику и фразеологию 20-30-х годов XX столетия. Ушаковский словарь оказал большое влияние на всю русскую толково-нормативную лексикографию последующих десятилетий и на становление словарного дела в национальных советских республиках. Участие в группе Словаря Ушакова было большой школой для С. И. В 1939- 1940 гг. на базе этого словаря он создает (по поручению Д. Н. Ушакова) Типовой словник для русско-национальных словарей (объем — 70 печатных листов). Создание этого словника фактически было начальным этапом в истории однотомного Ожеговского словаря.

Мысль о кратком толковом словаре давно волновала С. И., но лишь с завершением гигантской эпопеи по составлению и изданию Ушаковского словаря этот замысел получил вполне реальную базу. Конечно, работа над однотомным словарем была облегчена наличием четырех- томного ТСРЯ, но вместе с тем она имела свои особенности, а подчас и совсем иные задачи. Это не был «сокращенный ТСРЯ», отнюдь не «краткий Ушаков» (как потом нередко говорили ожеговские недоброжелатели из научной и околонаучной среды) Ведь в рамках одного тома надо было отразить с достаточной полнотой основной состав лексики современного русского языка; включить в него наиболее важные неологизмы, выработать компактную структуру словарной статьи и принципы экономной подачи иллюстративного материала. Необходимо было также учесть и новые научные достижения в области лексикологии, лексикографии, орфоэпии, грамматики и стилистики.

В самом конце 30-х годов возникла инициативная группа по созданию «Малого толкового словаря русского языка». На заседании 10 июня 1940 года была образована редакция, в которую вошли Д. Н. Ушаков (главный редактор), С. И. Ожегов (зам. главного редактора), Г. О. Винокур и Н. Л. Мещеряков. Редакция поручила выработать план издания, определить объем и структуру словаря, сроки издания и т.п. С. И. Ожегову. К осени 1940 года С. И. подготовил план издания «Малого толкового словаря русского языка», состоящий из 21 пункта (хранится в Архиве РАН. Ф. 1516). По этому плану предполагалось, что Малый словарь «предназначается для широкого читателя и является нормативным: он должен быть пособием для изучения современной правильной литературной русской речи». В словарь должно было войти примерно тыс. слов, а общий объем его планировался в пределах 120 авт. листов в одном томе. Состав словника (который предстояло еще уточнить в процессе работы) призван был отразить «основной лексический состав литературного языка со включением наиболее существенных разновидностей устной и письменной речи». В основу Малого словаря предполагалось положить словник Ушаковского словаря, а всю работу закончить 1942 году.

Начавшаяся война и другие обстоятельства ломают все намеченные планы, далеко отодвигают сроки завершения работы. Один за другим уходят из жизни члены редакции Малого словаря: Д. Н. Ушаков (1942 г., Ташкент), Н. Л. Мещеряков (1942 г Казань), Г. О. Винокур (1947 г., Москва). И лишь через 4 года после окончания войны в самом начале 1949 года, выходит в свет 1-е издание однотомного «Словаря русского языка», составленного С. И. Ожеговым (при участии Г. О. Винокура и В. А. Петросяна), под общей редакцией акад. С. П. Обнорского. Словарь Ожегова начинает свою замечательную жизнь. Ожеговский словарь выдержал 6 прижизненных изданий и неоднократно переиздавался в зарубежных странах. Популярность его начала быстро расти сразу же после выхода в свет. В 1952 году вышло репринтное издание в Китае, вскоре последовало издание в Японии. Он стал настольной книгой многих тысяч людей во всех уголках земного шара, изучающих русский язык. За пределами России нет, в сущности, ни одного специалиста-русиста, не знакомого с именем С. И. Ожегова и с его словарем. Последней данью признательности ему стал «Новый русско-китайский словарь», вышедший в Пекине в 1992 году. Его автор Ли Ша (русская по происхождению) сделала необычную книгу: она скрупулезно, слово в слово перевела на китайский язык весь «Словарь русского языка» С. И. Ожегова.

В процессе составительской, авторской работы над однотомным нормативным словарем перед С. И. встал ряд вопросов, требовавших теоретического и практического разрешения. Во-первых, это проблема стилистических помет к словам, их критического отбора из довольно дробной системы Ушаковского словаря (около 401), с учетом динамического изменения экспрессивно-стилистической окраски слов и выражений.

Во-вторых, проблема многозначности (полисемии) слов, структуры толкования (с непременным адекватным отражением живых тенденций и объективных процессов семантических изменений, происшедших за последние годы).

В-третьих, вопросы, связанные с иллюстративным материалом, т. е. с подбором примеров-цитат, принципом их экономности и в то же время представительности и убедительности. Наконец, в-четвертых, предстояло значительно обновить весь «ушаковский» словник, включив в него новые слова и словосочетания, новые значения и оттенки значений и т. п. Эта последняя задача прямо связывалась с типом однотомного издания, призванного оперативно отражать новые явления в жизни языка. В решении всех этих вопросов, в успешном преодолении трудностей, возникавших перед автором однотомного словаря, во всем блеске проявилось особое чувство слова, присущее С. И., его тонкое восприятие живого языка, умение точно и строго объективно оценивать происходящие в языке процессы.

Собственные наблюдения С. И. над развитием русского литературного языка в новых общественных условиях позволили ему уточнить толкования многих слов, упорядочить их стилистические характеристики, решить сложные и многообразные вопросы отбора лексического и фразеологического материала для краткого однотомного словаря, тип которого еще не был выработан в русской лексикографии (опыты дореволюционных однотомных словарей А. Н. Чудинова или П. Е. Стояна, конечно, не могли идти в расчет).

Следует особо отметить, что в повседневной работе Ожегова-лексикографа теория и практика шли рука об руку. Теоретические принципы современной нормативной лексикографии нашли отражение во многих публикациях С. И. 50-60-х годов, а в обобщенном виде содержатся в фундаментальной статье «О трех типах толковых словарей современного русского языка», актуальность которой сохраняется и в наши дни. В нем С. И., в частности, писал: «. в области общих словарей языка русская советская лексикография, используя богатый опыт дореволюционной лексикографии, достигла известных положительных результатов. Практически созданы и теоретически намечены три основных типа нормативных общих словарей русского языка: большой представляющий современный литературный язык в широкой исторической перспективе; средний, с детальной разработкой исторически оправданного стилистического многообразия современного литературного языка, и, наконец, краткий, популярного типа, стремящийся к активной нормализации современной литературной речи (ВЯ. 1952. № 2: 91).

В 1-м издании Словарь Ожегова содержал чуть более 50 тыс. слов; во 2-м, исправленном и дополненном, издании (1952 год) — 52 тыс. слов, а в 4-м, также исправленном и дополненном, издании (1960 год) — около 53 тыс. слов. Практически это две трети объема словника четырехтомного ТСРЯ под ред. Д. Н. Ушакова (85 тыс. 289 слов). По сравнению с последним в Словаре Ожегова отсутствуют редкие термины, исключены! малоупотребительные в общей речи иностранные слова, а также многие областные просторечные и арготические элементы. Экономия места в однотомнике достигалась за счет компактной подачи значений, также введения частичного гнездования (например, при слове дом приводятся в той же статье — домик, домок, домишко, домина, домище, прилагательное домовитый и т.п. В отличие от Ушаковского словаря, в котором толкования слов иллюстрируются примерами из русской художественной литературы и публицистики (около 400 авторов), в Ожеговском словаре приводятся так называемые «речения» — составленные автором короткие фразы, типичные сочетания слов, а также образные выражения пословицы и поговорки. Сокращение объема словника Ушаковского словаря сочеталось в однотомнике с большой работой автора по учету новых слов и значений вошедших в активный речевой обиход в военные годы и в послевоенное время, уточнением их стилистических характеристик.

От издания к изданию С. И. перерабатывал свой словарь, стремясь как можно лучше отразить в его рамках современное литературное словоупотребление, сделать более строгой нормативную сторону подачи материала и тем самым усовершенствовать его как универсальное пособие по культуре речи. Уточнялась система грамматических и стилистических помет, обновлялся и пополнялся словник. Однако при всех этих необходимых изменениях (отражавших кроме всего прочего новые достижения лексикографической науки и теории общего языкознания) по своей структуре, составу, характеру подачи материала и нормативной направленности он оставался «Словарем Ожегова», сохранявшим живое дыхание и творческую мысль автора- составителя.

До последних дней жизни С. И. неустанно работал над совершенствованием своего детища. В марте 1964 года, будучи уже тяжело больным, он подготовил официальное обращение в издательство «Советская энциклопедия», в котором писал: «В 1964 году вышло новое, стереотипное издание моего однотомного «Словаря русского языка». Я нахожу нецелесообразным дальнейшее издание Словаря стереотипным способом.

Я считаю необходимым подготовить новое, переработанное издание. Предполагаю внести ряд усовершенствований в Словарь, включить новую лексику, вошедшую за последние годы в русский язык, расширить фразеологию, пересмотреть определения слов, получивших новые оттенки значения, усилить нормативную сторону Словаря» (разрядка наша. — Л. С.).

Осуществить этот замысел С. И. не успел: 15 декабря 1964 года его не стало.

Горячий поклонник научного таланта С. И. писатель К. И. Чуковский в заметке некрологе «Памяти С. И. Ожегова» (ЛГ, 22 декабря 1964 года) рассказал о больших научных заслугах С. И. и о значении его трудов для русской культуры:

«Испытывая сильнейший напор и со стороны защитников штампованной, засорение речи, и со стороны упрямых ретроградов-пуристов, Сергей Иванович Ожегов не уступил никому. И это вполне закономерно, ибо главное свойство его обаятельной личности — мудрая уравновешенность, спокойная, светлая вера в науку и в русский народ, который отметет от своего языка все фальшивое, наносное, уродливое. Эмоциям испуганных пуристов он противопоставлял спокойное, трезвое, строго научное понимание внутренних законов языкового развития. Этому пониманию учил он и нас писателей, в своих статьях, публичных выступлениях, — и, прощаясь с ним, мы все болеющие о родном языке, не можем не выразить ему своей благодарности.

Смотрите так же:  Лизинг что это такое пакет документов

Его подвиг никогда не забудется нами, и я верю, что созданный им чудесный Словарь сослужит великую службу многим поколениям советских людей».

В 1968 и 1970 гг. вышли 7-е и 8-е стереотипные издания Словаря Ожегова. А начиная с 9-го издания (1972 год) он выходил под редакцией Н. Ю. Шведовой (в подготовке первого посмертного исправленного издания принял участие автор этих строк). От издания к изданию словник его увеличивался и достиг 70 тыс. слов. В 1990 год> АН СССР присудила «Словарю русского языка» С. И. Ожегова премию имени А. С. Пушкина.

В 1991 году вышло 23-е издание Ожеговского словаря, которому, видимо, суждено было стать последним. «Ожеговский словарь» прекратил свое существование.

В 1992 году под грифами Института русского языка РАН и Российского фонда культуры выходит массовым тиражом книга двух авторов-составителей: С. И. Ожегов и Н. Ю. Шведова. «Толковый словарь русского языка». (К 1999 году появилось уже 4-е издание этой книги.) Издаваемый ныне однотомный словарь Ожегова-Шведовой, вопреки заверениям автора «Предисловия», во многом отступает от принципов, сформулированных самим С. И. в статье «О трех типах толковых словарей современного русского языка». Это касается и состава словника (с обилием специальных терминов и вновь введенных архаизмов), и характера толкования однотипного материала (см. подачу общественно-политической лексики, наименований народов, религиозных течений и т.п.), и отношения к явно ненормативной лексике и фразеологии, включаемой в корпус словаря Ожегова-Шведовой вопреки пункту 2 § 2 «Сведений, необходимых для пользующихся словарем», составленных в свое время Сергеем Ивановичем Ожеговым.

В настоящем своем виде Ожеговско-Шведовский словарь перестал отвечать требованиям массового пособия по культуре речи, нормативному словоупотреблению. Составитель-соавтор отказывается от решения задач, четко сформулированных С. И. в предисловии «От автора» в последнем прижизненном издании Словаря: «Автор стоит на той точке зрения, что современный русский язык советской эпохи представляет собой, по сравнению с языком XIX и начала XX века, новый этап в историческом развитии русского литературного языка. Это позволяет в настоящем издании сделать более строгой нормативную сторону словаря, усовершенствовать его как пособие по повышению культуры речи» (изд. 4-е, испр. и доп., 1960).

Судьба новых изданий Ожеговского словаря вызвала серьезную обеспокоенность научной и журналистской общественности. Это вылилось в бурные, но весьма краткие полемические перепалки на страницах «Книжного обозрения», «Известий» и некот. др. изданий. См., например: И. Реформатский. У Ожегова появился соавтор (Изв. 3 июня 1993 г.) и ответ группы «коллег-лингвистов» (Изв. 18 июня 1993 г.); Вл. Новиков. Ошибка века (Сегодня. 4 июня 1993 г.); А. Журавлев. Нужны ли соавторы Ожегову? (Книжное обозрение. 29 июля 1993 г.; в августовском номере этого же издания был опубликован ответ Н.Ю. Шведовой); А. Панфилов. Пристройка к памятнику (НГ. 21 янв. 1994 г.). Этой последней публикацией дискуссия была завершена.

В словаре Ожегова-Шведовой нарушается принцип краткости и компактности. По объему словника, количеству включенных в него слов и выражений (80 тысяч) он приближается, скорее, к среднему типу, по классификации С. И. Он сопоставим в этом отношении и с Ушаковским словарем, и с четырехтомным «Словарем русского языка» РАН. В сущности, это какой-то новый, промежуточный тип — между кратким однотомным и средним четырехтомным. Условно его можно было бы назвать «двухтомником в одном томе». Кстати, в том же «Предисловии» Н. Ю. Шведовой извещается о подготовке какого-то большого двухтомного словаря, создающегося на базе «21-го издания однотомника и того словаря, который сейчас предлагается для изданий. См., например: И. Реформатский. У Ожегова появился соавтор (Изв. 3 июня 1993 г.) и ответ группы «коллег-лингвистов» (Изв. 18 июня 1993 г.); Вл. Новиков. Ошибка века (Сегодня. 4 июня 1993 г.); А. Журавлев. Нужны ли соавторы Ожегову? (Книжное обозрение. 29 июля 1993 г.; в августовском номере этого же издания был опубликован ответ Н. Ю. Шведовой); А, Панфилов. Пристройка к памятнику (НГ. 21 янв. 1994 г.). Этой последней публикацией дискуссия была завершена.

Восстанавливая историческую справедливость, можно было бы вспомнить сложившуюся в зарубежной практике традицию издания знаменитых национальных словарей с сохранением имен первых авторов (например, «словари Уэбстера», «словари Литтре» или «словари Ларусс»). Скажу однако о весьма странных для строго нормативного издания изолированных «включениях» непристойных лексем: между словарными статьями «Говеть» и «Говор», а также между «Жонглировать» и «Жор». Эти сомнительные «новации» входят в явное противоречие (об этом говорилось выше) с пунктом 2-м § 2 «Сведений. » на стр. 5 словаря Ожегова-Шведовой: (В словарь не помещаются) «просторечные слова и значения с ярко выраженной грубой окраской». А ведь оба «включения» (на «Ж» и на «Г») сопровождены пометами («прост, груб» (!).

Отмечу, наконец, явно неудачное название однотомника Ожегова-Шведовой: «Толковый словарь русского языка» дает повод для возрождения застарелых упреков и ярлыков типа «сокращенный Ушаковский словарь» (ведь он носит точно такое же название!). Неужели нельзя было назвать словарь как-то иначе, если уж непременно надо было «уйти» от прежнего наименования?

Вообще есть какая-то странность или даже мистика в том, что разного рода личные невзгоды преследовали С. И. при жизни и продолжаются, как мы видим, и после смерти. Кое-кто из современников-завистников отказывал ему в подлинной учености: какой, мол, ученый, если у него нет монографий? (Появившаяся через 10 лет после его смерти книга «Лексикология. Лексикография. Культура речи» (М., «Высшая школа», 1974 г.) оказалась «томов прежних тяжелей» и служит вузовским пособием не одному поколению студентов-филологов). Недоброжелатели ставили в вину С. И. то, что кандидатом наук (как будто все дело в дипломах! – Л. С.) он стал без защиты диссертации, по Постановлению СНК в 1934 году, а докторскую степень и звание профессора получил по совокупности научных и педагогических заслуг в конце 50-х годов, будучи известным ученым-лексикографом, руководителем большого научного коллектива. Осуждали его и за то, что начиная с 4-го издания Словаря (1960 г.) он вынес на обложку свою фамилию («Как Даль! Нескромно!»).

На подобные упреки С. И. никогда не отвечал, действуя по пушкинскому принципу «не оспаривай глупца». Сейчас все это кажется смешным и мелким, однако никто не знает, каких душевных страданий и мук стоили ему эти наветы и слухи. Характерно при этом, что со вздорными оценками и заушательством выступали, как правило, те «специалисты» и «исследователи», у которых за душой не было и намека на какой-либо научный труд, хотя бы в чем-то сравнимый с фундаментальным Ожеговским словарем.

И все же, несмотря ни на что, имя Сергея Ивановича Ожегова давно вписано отдельной важной строкой в историю русской лексикографии, в русскую культуру и русское просветительство XX века. А Словарь Ожегова останется надежным хранителем языка советской эпохи и послужит источником для многих интереснейших исследований. И последнее. Будучи объективным, надо признать с сожалением, что однотомные нормативные словари типа Ожеговского имеют, очевидно, свой возраст, который исчисляется примерно полустолетием (или чуть более). Они живут в двух-трех поколениях говорящих, а затем уже как бы «доживают» свой век — за счет некоторых конъюнктурных правок и разного рода «латаний», не отражая в целостном виде нового общественного сознания (менталитета), новой речевой ситуации, динамизма нормативных изменений, а также новых представлений народа о себе и окружающем мире (с соответствующими оценками этих представлений) обновленного общественного вкуса, уровня национального самосознания, наконец новое время требует и новых «песен», и новых словарей, — и с этим ничего не поделаешь.

Видимо, начавшееся столетие должно ознаменоваться в конечном счете появлением нового однотомного словаря, по возможности зеркально отображающего в целое многообразии языковой дух новой эпохи, нового — внешнего и внутреннего — состояния народа, носителя языка. Кто будет этим новым Ожеговым и каким будет однотомный словарь XXI века («новый Ожегов») — покажет время.

Что касается судьбы однотомного «Словаря русского языка» Сергея Ивановича Ожегова, то эта великая книга навсегда останется рукотворным памятником ее создателю — словарнику от Бога, талантливому лексикологу, историку русского литературного языка, тонкому и прозорливому стилисту-нормализатору, умелому и плодотворному организатору отечественной филологической науки.

ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ О С. И. ОЖЕГОВЕ (1964-1999 гг.)

1. Чуковский К. И. Памяти С.И. Ожегова // «Литературная газета», 22 декабря 1964 г.

2. Реформатский А. А. Памяти Сергея Ивановича Ожегова (1900-1964) // Вопросы культуры речи. Вып. 6, М., 1965.

3. Реформасткий А. А. Сергей Иванович Ожегов (Некролог) // ИАН СЛЯ. 1965. № 2.

4. Скворцов Л. И. Сергей Иванович Ожегов // Русская речь, 1967. № 6.

5. Скворцов Л. И. Сергей Иванович Ожегов (Проблемы культуры речи) // Русский язык за рубежом. 1971. № 3.

6. Скворцов Л. И. С.И. Ожегов. Предисловие // Ожегов С.И. Лексикология. Лексикография. Культура речи. М., 1974.

7. Скворцов Л. И. Сергей Иванович Ожегов (К 75-летию со дня рождения) // РЯШ. 1975. № 3.

8. Граудина Л. К. С. И. Ожегов // Русскоя речь. 1990. № 4.

9. Скворцов Л. И. С. И. Ожегов (Серия «Люди науки»). Пособие для учищихся. М., 1982.

10. К 90-летию со дня рождения С. И. Ожегова // Русская речь. 1990. № 4.

11. Ожегов С. С. Предисловие // Акушин Н . С., Ожегов С. И., Филипов В. А. Словарь к пьесам А. Н. Островского. М., 1993.

12. Предисловие (по материалам статей А. А. Реформатского и Л. И. Скворцова) // Ожегов С. И. Словарь русского языка. Екатеринбург, 1994.

13. Бельчиков Ю. А. «Словарь русского языка» С. И. Ожегова в контексте его научной деятельности // Родной язык. 1995. № 4.

14. Левашов Е. А. Однотомный . «Словарь русского языка» С. И. Ожегова // История русской лексикографии / Отв. ред. Ф. П. Сороколетов. СПб., 1998.

15. Ожегов С.С. Отец // «Дружба народов». 1999. № 1.

16. Никитин О. В. Сергей Иванович Ожегов // Московский журнал, 1999. № 8.

17. Скворцов Л. И. Сергей Иванович Ожегов // Отечественные лексикографы ХХ в. Материалы для хрестоматии / Под. ред. Г.А. Богатовой. М., 1999.

18. Задорожный М. И. К 50-летию выхода в свет Словаря Ожегова // Русский язык (Приложение к газете «Первое сентября»). 1999. № 46.

1. Ожегов Сергей Иванович (авторы Л.И. Скворцов и Б.С. Шварцкопф) II Краткая литературная энциклопедия: В 9-ти томах. Т. 5. М., 1968.

2. Ожегов Сергей Иванович (б/а) // БСЭ. Изд. 3-е. Т. 18. М., 1974.

3. Ожегов Сергей Иванович (б/а) // Русский язык. Энциклопедия. М., 1979.

4. Ожегов Сергей Иванович (авт. Ю.А. Бельчиков) // Москва. Энциклопедия. М., 1997.

5. Ожегов Сергей Иванович (авт. Л.И. Скворцов) // Российская педагогическая энциклопедия: В 2-х томах. Т. 2. М., 1999.

6. Ожегов Сергей Иванович (б/а) // Краткий энциклопедический словарь: В 2-х томах. Т. 2. М., 2000.

[1] Большую и нескрываемую радость испытал С. И. в 1963 году, узнав из журнальной заметки В. Я. Лакшина о высокой оценке, которую дал этому словарю в его 1-м издании А. Т. Твардовский, тогдашний главный редактор «Нового мира». Из журнальной заметки В. Я. Лакшина этот эпизод перешел затем в одну из его книг:

«В первые месяцы, что я поступил работать в редакцию, он подарил мне академический словарик «Правильность русской речи (Трудные случаи современного словоупотребления)» с надписью: такому-то «в целях усиления бдительности в отношении чистоты и безупречности статей и рецензий в «Новом мире». А. Твардовский.

Прежде чем передать эту книжку мне, он сам ее внимательно перелистал и отчеркнул на полях заметки о словах: «в адрес», «волнительно», «без ничего». Соотношение нормы с живым бытованием слова всегда занимало его» (В. Лакшин. Открытая дверь. М., 1989: 183).

(Впервые опубликовано в журнале «Вопросы языкознания» № 5, 2000).

Текущий рейтинг:

Author: admin