Отсутствие факта трудовых отношений

Подтверждение факта работы и факта зарплаты. Возможности злоупотреблений со стороны работника и работодателя. Защита своих прав в суде

Автор: Лилия Григорьева

Лилия Григорьева, юрист.

Lilia [email protected] mail . ru

Трудовое право — многогранная, сложная и относительно молодая отрасль права, стремительно развивающаяся на фоне происходящих глобальных структурных изменений как в экономике, так и в праве. Основной задачей трудового права является установление правил поведения между работодателем и работником, с учетом интересов государства.

В России, как в социальноориентированном государстве, трудовое право встает, скорее, на сторону работника, признавая его более уязвимой и слабой стороной процесса, чем работодателя или государство. Однако, как показывает опыт и судебная практика, неясности во взаимоотношениях, невозможность двухстороннего урегулирования споров, а также и сознательные злоупотребления и даже попытки мошенничества возможны с обеих сторон. И работодатель заинтересован в защите своих прав и своего бизнеса от действий работника не меньше, чем работник от злоупотреблений работодателя. Очень часто разногласия возникают по незнанию, невнимательности и пренебрежительному отношению к юридически значимым фактам.

Предлагаю разобраться в такой актуальной на сегодня теме, как установление факта работы и размера заработной платы в случае, когда договоренность между сторонами не достигнута и дело уже находится на рассмотрении суда.

Нередко возникают иски об установлении самого факта трудовых отношений между работником и работодателем. Особенно, если работодатель, находясь в данной ситуации в более сильной позиции, не представляет никаких документов и утверждает, что работник у него никогда не работал.

Как пример, можно рассмотреть дело Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-6052/14 (решение от 20.11.2014), где в подтверждение факта работы истцом (работником) были представлены в качестве доказательства фотографии с объектов, где он работал, и показания свидетеля, которые суд счел неубедительными. Ответчик указал, что данный сотрудник у них никогда не работал, указанная им должность в штатном расписании отсутствует. В доказательство своих слов ответчиком были представлены штатное расписание организации, журнал регистрации приказов и трудовых договоров, в которых отсутствуют сведения об истце. Суд не смог по представленным доказательствам установить факт наличия трудовых отношений между сторонами и в удовлетворении требований истца отказал.

В качестве противоположного примера можно привести дело того же Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-970/09 (решение от 27.04.2009), согласно которому истец в доказательство трудовых отношений между ним и ответчиком представил как документы — удостоверения, доверенности на право представлять организацию — работодателя при осуществлении работ, так и пригласил в качестве свидетелей лиц, трудовые отношения с работодателем которых последним не оспаривались. Ответчик — работодатель сотрудничество с истцом категорически отрицал. В доказательство представил: штатное расписание, которое не соответствовало реестру справок по форме 2-НДФЛ за тот же период, затребованное из Налоговой инспекции судом по ходатайству истца; платежные ведомости на выдачу заработной платы, согласно которым истец не получал заработную плату, однако ведомости не соответствовали требованиям действующего законодательства и также имели противоречия и со штатным расписанием и с реестром 2-НДФЛ. Свидетельские показания главного бухгалтера организации о том, что истец не проходил по ведомостям заработной платы, однако он видел истца в офисе фирмы, по мнению суда, не являются доказательством, свидетельствующим о факте отсутствия трудовых отношений. Кроме того, была установлена родственная связь между генеральным директором работодателя, который так активно пытался доказать отсутствие факта трудовых отношений, и главным бухгалтером.

Также суд счел доказанным факт трудовых отношений на основании представленных ведомостей учета рабочего времени, заполненных правомочным лицом работодателя, и косвенных показаний свидетелей, согласно которым указанный истцом объем работ работодателем проводился, правомочному лицу работодателем было поручено нанимать сотрудников для выполнения работ (решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 16.06.2014 по делу № 2-4761/14; решение не обжаловалось).

Свидетельские показания, из которых следует факт работы истца (работника) у ответчика (работодателя) и систематическое нарушение им трудовых прав работников, а также письменные доказательства — выписки из лицевого счета, штатное расписание, ведомости Нагатинский районный суд г. Москвы счел достаточными для подтверждения трудовых отношений между работником и работодателем в деле № 8638, решение от 18.09.2014.

Довод истца о том, что он фактически был допущен к работе, без доказательств этого обстоятельства не может служить основанием для признания трудовых отношений начавшимися. Договор аренды автомобиля и банковские платежи по данным договорам не подтверждают факт трудовых отношений. Поэтому истцу не удалось доказать факт работы без оформления документов. Судом был признан только тот период, на который был заключен трудовой договор (Нагатинский районный суд г. Москвы, дело № 2-9050/14, решение от 06.11.2014, решение обжаловалось в Мосгорсуд, однако жалоба была оставлена без удовлетворения).

Справки о командировании сотрудника для проведения работ по техническому обслуживанию Нагатинскому районному суду г. Москвы оказалось не достаточно для установления факта трудовых отношений между сторонами (дело № 2-10014/14, решение от 19.11.2014, не оспаривалось).

Можно сделать некоторые промежуточные выводы: факт установления трудовых отношений может быть подтвержден свидетельскими показаниями, документами работодателя, косвенно подтверждающими факт трудовых отношений — удостоверения, доверенности, ведомости. Однако факт должен подтверждаться хотя бы двумя независимыми источниками и не носить личного и заинтересованного характера.

Трудовой договор имеет ряд общих признаков с договорами подряда и договорами оказания услуг. Но есть и существенные нюансы, которые позволяют суду определить тип взаимоотношений между сторонами и нормы права, которыми следует руководствоваться при принятии решения.

Гражданско-правовые взаимоотношения — это отношения двух равных хозяйствующих субъектов, заключивших договор по своей воле и в своем интересе. Ответственность в случае нарушения гражданско-правового договора наступает в рамках гражданского процесса и носит, как правило, имущественный характер, за исключением случаев, предусмотренных уголовным законодательством.

Тогда как целью трудового права законодатель поставил в первую очередь — установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда и уже потом — защита прав и интересов работников и работодателей.

Для определения типа отношений и нормативно–правовых актов, которые следует применять, предлагаю разобраться в признаках трудовых отношений.

Согласно ст. 15 Трудового кодекса Российской Федерации признаками трудовых отношений являются: личное выполнение работником за плату трудовой функции, подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка, обеспечение работодателем условий труда, предусмотренных Трудовым кодексом РФ и иными нормативно-правовыми актами, в интересах, под управлением и контролем работодателя (данное дополнение вступит в силу с 1 января 2016 года в соответствии с Федеральным законом от 05.05.2014 № 116 — ФЗ).

Гражданский кодекс РФ позволяет акцентировать внимание на двух важных аспектах договора подряда, которые диаметрально противоположны трудовому договору, а именно: по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчик) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Если иное не предусмотрено договором подряда, работа выполняется иждивением подрядчика — из его материалов, его силами и средствами.

Договор оказания услуг по своей природе схож в рассматриваемом нами аспекте с договором подряда.

Разберем судебную практику.

При обращении в суд об установлении факта трудовых отношений истцом были представлены договоры подряда. Суд исследовал представленные документы и пояснил, что договоры подряда и нахождение истца в помещении ответчика не являются доказательством существования между истцом и ответчиком трудовых отношений (решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 28.11.2014 по делу № 2-6451/14). Решение суда не обжаловалось.

Нагатинским районным судом г. Москвы по делу № 2-7454, решение от 11.09.2014, не обжаловалось, были исследованы договоры на оказание услуг, которые истцы (работники) просили признать трудовыми. Изучив договоры, суд установил, что они имеют все признаки договоров услуг, предусмотренные ст. 779 ГК РФ. Установление трудовых отношений между сторонами из этих договоров не следует. Важным фактором для определения типа взаимоотношения явился тот факт, что трудовые книжки и иные документы, предъявляемые при заключении трудового договора, предусмотренные ст. 65 ТК РФ, истцами ответчику не передавались.

По другому делу истец обратился в суд об установлении факта трудовых отношений, ответчик (работодатель) утверждал, что работа истца носила подрядный характер. В доказательство своих слов работодатель никаких документов не представил. Суд в своем решении указывает, что истец был допущен к определенной работе, у него были конкретные должностные обязанности, он соблюдал правила внутреннего распорядка организации, работал 5 дней в неделю с 9 до 18 часов, задания получал от начальника отдела. В связи с этим суд пришел к выводу, что между истцом и ответчиком возникли именно трудовые отношения (решение Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-970/09 от 27.04.2009).

К вопросу о типе взаимоотношений также возвращались и в рамках уголовного процесса при привлечении генерального директора к ответственности по ст. 145.1 УК РФ за невыплату заработной платы.

Судом был установлен факт трудовых отношений, а не подрядных, как настаивал обвиняемый, и был вынесен обвинительный приговор (Мировой судья судебного участка № 157 района Хорошево–Мневники от 09.12.2009, дело № 1-43/2009), отменный впоследствии по истечении срока давности привлечения к ответственности Хорошевским районным судом, что не отменяет факт судимости у генерального директора, задержавшего выплату заработной платы.

Трудовые и гражданско-правовые отношения могут быть очень похожи, и не всегда можно четко провести разграничения, где начинаются одни и заканчиваются другие отношения. Определить роль ответчика, как работодателя или заказчика, принципиально необходимо, поскольку от этого зависит тяжесть возлагаемой на него ответственности за нарушение законодательства. В любом случае, четкое и своевременное документальное оформление поможет в случае возникновения споров каждой из сторон.

Более сложной задачей при отсутствии надлежаще оформленных документов является определение размера заработной платы.

Если работодатель отказывается предоставить информацию о суммах выплат в пользу работника, а трудовой договор не содержит конкретных сумм, могут возникнуть трудности при определении суммы заработной платы и иных выплат.

Как суд выходит из сложившейся ситуации, предлагаю рассмотреть ниже.

Статьей 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации «Установление размера минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации» установлен минимальный размер оплаты труда, который, согласно дополнительному соглашению между правительством Москвы, Московским объединением профсоюзов и Московским объединением работодателей от 26.05.15 № 77-783-1 , с 1 июня 2015 года составит 16 500 рублей.

Меньше этой суммы работодатель платить не может. Но есть нюанс — работодатель может сказать, что работник трудился у него не на полную ставку. И, следовательно, имел заработную плату меньше установленного минимума.

Судом в качестве доказательства размера заработной платы могут быть приняты свидетельские показания, как в решении Хорошевского районного суда г. Москвы от 27 апреля 2009 по делу № 2-970/09. Согласно данному решению показания свидетелей, выполнявших те же трудовые функции, что и истец, суд принимает при расчете заработной платы. Доказательства иного размера заработной платы со стороны ответчика (работодателя) не представлено, бремя доказывания данного факта лежит на ответчике.

Однако, если свидетельские показания будут противоречить письменным документам, представленным в дело как истцом, так и ответчиком, суд может принять показания к сведению, но не может основываться на них при вынесении решения (решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 19.02.2015, дело № 2-197).

Подведя итог всему вышесказанному хочется отметить, что даже в случае нарушений другой стороной действующего законодательства всегда можно защитить свои права в судебном порядке. Суд принимает косвенные доказательства и выносит решения на их основе, но они должны быть последовательными, непротиворечивыми и согласовываться с материалами дела. Поэтому при принятии решения об обращении в суд за защитой своих прав или подготовкой позиции на поданный другой стороной иск, следует заранее тщательно изучить имеющиеся документы, пообщаться со свидетелями и уже на основе полученных данных строить свою юридическую позицию.

Основными причинами отказа в удовлетворении исков является противоречивость представленных документов. Невнимательное, неточное указание данных, необоснованное несоблюдение рекомендованных форм документов, противоречия в самих документах влекут за собой проигрыш. При трудовых спорах мною было бы рекомендовано привлекать бухгалтера, специализирующегося на оформлении трудовых отношений с работниками и знакомого с предъявляемыми законодателем и контролирующими органами требованиями к оформлению документов.

Работа со свидетелями должна проводиться до судебного заседания. Высока вероятность, что даже если свидетель присутствовал, видел и может рассказать о спорных фактах, он может помнить или делать акцент не на те факты, которые требуются для установления истины, может забыть о важных для дела, но не для него лично, событиях. Работать со свидетелем — общая рекомендация при подготовке к любому процессу. Я не призываю подговаривать свидетеля, но хороший юрист должен знать заранее, что скажет его свидетель, какие вопросы ему лучше задать, на чем сделать акцент. Нельзя отрицать и человеческий фактор — свидетель может разволноваться, перепутать данные и события, и к этому надо быть готовым.

Проблемные вопросы доказывания факта трудовых отношений в судебном порядке

На сегодняшний день споры о признании факта трудовых отношений довольно распространённая категория трудовых споров, рассматриваемая и разрешаемая судами, имеющая свои сложности и особенности. Вместе с этим, как отмечает Буянова М., «в трудовых спорах (поскольку работник является наиболее слабой стороной трудового правоотношения) равенство сторон фактически отсутствует.

style=»display:inline-block;width:240px;height:400px»
data-ad-client=»ca-pub-4472270966127159″
data-ad-slot=»1061076221″>

Таким образом, если отсутствует равенство формальное, то не должно быть и равенства процессуального»2 . Данный момент проявляется и при доказывании работником факта трудовых отношений в ходе судебного разбирательства. Если проанализировать судебную практику по данному вопросу, то можно сделать вывод о том, что суды признают слишком узкое количество доказательств, подтверждающих наличие трудовых отношений между работником и работодателем. Приведём пример. Истец обратилась с иском к индивидуальному предпринимателю о возложении обязанностей по внесению записей в трудовую книжку о приёме на работу и об увольнении по собственному желанию, взыскании заработной платы и др. В обоснование истица указала, что при приёме на работу ответчица отказалась от оформления трудового договора, приняв на себя обязательство в течение 3-х месяцев оформить трудовые отношения, что выполнено не было.

Судом в удовлетворении исковых требований было отказано, поскольку истица не обращалась с заявлением о приёме на работу к ответчику, трудовой договор с ней не заключался, табель учёта рабочего времени в отношении неё не вёлся, а расчётные листы с указанием размера заработной платы ей не выдавались, то есть документы, которые могли бы подтвердить отмеченные факты, истцом не были представлены. Кроме того, в штатном расписании ответчика должность пекаря-кондитера отсутствовала, а свидетельские показания, по мнению суда, не доказывают наличие между сторонами трудовых отношений.1 По указанному спору стоит отметить следующее. Вероятнее всего, у истицы не было фактической физической возможности представить какие-либо письменные доказательства по причине того, что она не была официально трудоустроена. Ведь как можно представить на обозрение суду трудовой договор, которого нет? Остальные документы, на который указал суд, уже носят производный характер. Иными словами, если трудовой договор не был оформлен в надлежащем виде, то не будет существовать и иных указанных судом документов.

Наряду с этим представляется, что суд слишком узко и формально подошёл к пониманию трудовых отношений, отметив, что только трудовой договор, приказ о приёме на работу и другие подобные документы могут доказывать факт трудовых отношений. Также вызывает недоумение ещё один вопрос. В силу ч. 2 ст. 67 Трудового кодекса Российской Федерации2 (далее ТК РФ) трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключённым, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом же допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в надлежащей форме не позднее 3 рабочих дней со дня фактического допущения к работе. Это норма продублирована и в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами Российской Федерации ТК РФ»3 .

Смотрите так же:  Налог за аренду жилья 2019 году

Исходя из содержания данного положения, именно на работодателя возлагается обязанность надлежащим образом оформить трудовые отношения с работником, но никак не на последнего. Видится, что работник не должен доказывать в суде факт незаключения с ним трудового договора. В таком случае бремя доказывания необходимо сместить на сторону работодателя, и именно ему следует доказать факт правомерности собственных деяний. На практике же мы получаем иной результат. Рассмотрим ещё один судебный спор, в котором между истцом и ответчиком уже существовали гражданско-правовые отношения, однако истец требовал признания таких отношений трудовыми, а также внесения записи в трудовую книжку о приёме на работу и др.

По обстоятельствам дела истец осуществлял свою деятельность в организации ответчика на основании агентского договора. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований по причине того, что истец выполнял обязанности агента по гражданско-правовому договору. Кроме того, суд учёл и тот факт, что истец не требовал от ответчика оформления с ним трудовых отношений в период осуществления своей деятельности в организации. Суд апелляционной инстанции поддержал отмеченное решение, мотивировав это тем, что в самом договоре агентирования не была указана должность истца, из содержания договора не явствовала его обязанность подчиняться правилам внутреннего трудового распорядка, существенные условия трудового договора сторонами не были согласованы.1 В контексте данного спора необходимо помнить, что ст. 19.1 ТК РФ закрепляет правило о толковании всех неустранимых сомнений в пользу наличия трудовых отношений при рассмотрении споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми. Но проблема здесь состоит в том, что суд не усмотрел наличия неустранимых сомнений.

По мнению суда, налицо гражданско-правовые отношения. По анализируемой категории споров суды часто не принимают во внимание свидетельские показания, рассматривая их в качестве недостоверных доказательств. В подтверждение следует указать на решение одного из судов г. Москвы. По данному делу истец в целях доказательства факта трудовых отношений между ним и ответчиком представил фотографии с объектов, где он работал, и показания свидетеля, который пояснил, что они работали вместе с истцом в одной организации. Однако суд счёл эти доказательства неубедительными и отказал в удовлетворении исковых требований.2 Положения апелляционного определения Иркутского областного суда от 30.06.2016 также демонстрируют скептическое отношение судов к свидетельским показаниям.

Истцы обратились с иском к индивидуальному предпринимателю о признании сложившихся отношений трудовыми и об обязании внести в трудовые книжки записи о приёме на работу и об увольнении по собственному желанию. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований, позицию которого поддержал и суд апелляционной инстанции. Основная мотивировка сводилась к следующему. Во-первых, пропущен срок исковой давности. Во-вторых, показания допрошенных свидетелей не могут быть положены в основу решения об удовлетворении требований истцов, и нет законных оснований считать их достаточными для установления факта трудовых отношений, поскольку ни один из допрошенных свидетелей не смог достоверно пояснить обстоятельства трудоустройства, допуска к работе истцов, поэтому у суда не было возможности сделать однозначный вывод о наличии трудовых отношений. Помимо этого, истцами не было представлено документов, подтверждающих факт указанных отношений (трудовые договоры, заявления о приёме на работу, договоры о материальной ответственности и т.д.).3

Комментируя рассмотренное определение суда, следует отметить то, что истцы не смогли бы представить суду отмеченные им документы, ведь иначе и не возникло бы спора, если бы существовал трудовой договор, который однозначно указывает на наличие трудовых отношений. В связи с этим представляется нерациональным указывать на то, что истцы не представили трудовой договор или приказ о приёме на работу, значит, трудовых отношений не существовало. Далее свидетельские показания. Данный вид доказательств сам по себе не может стопроцентно доказать что-либо по той причине, что суд как бы принимает «на веру» ту информацию, которую излагают свидетели. Поэтому несправедливо нивелировать значение свидетельских показаний, указывая в решениях на невозможность достоверного подтверждения конкретных фактов показаниями свидетелей.

На основании п. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации1 (далее ГПК РФ) каждой стороне надлежит доказывать лишь те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Поскольку п. 2 ст. 71 ГПК РФ указывает на то, что письменные доказательства предоставляются в подлиннике или надлежащим образом заверенные, работник, как правило, не имеет подлинников каких-либо документов (кроме трудового договора), а располагает их копиями (в лучшем случае). Также работник не может самостоятельно заверить копию, так как не имеет печати, а обратиться к нотариусу за заверением он тоже не может по причине отсутствия подлинника конкретного документа. Работодатель, напротив, может представить в суд любой документ, заверив его соответствующей печатью, записью «копия верна» и подписью. В суде подобный документ будет воспринят в качестве надлежащего доказательства.2 Как следствие, у работника больше возможностей представить суду показания свидетелей, но их суд не рассматривает как подтверждающие однозначно факт трудовых отношений.

Видится, что в настоящее время судами упорно нарушается принцип, отражённый в п. 2 ст. 67 ГПК РФ о том, что ни одно из доказательств не может иметь для суда заранее установленной силы. Бигаева Г. пишет, что для признания факта трудовых отношений при отсутствии заключённого трудового договора суды учитывают показания свидетелей о наличии фактических трудовых отношений между юридическим лицом (лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица) и физическим лицом; факты оплаты выполненной работы ежемесячно по гражданско-правовому договору без подписания акта выполненных работ/услуг; подчинение правилам внутреннего трудового распорядка, подтверждаемое официально трудоустроенными работниками; фотографии, доказывающие осуществление трудовой функции. На её взгляд, суды критически и относятся к доводам работодателя об отсутствии должности работника в штатном расписании.3 В судебной практике же всё складывается иначе.

Хотя в соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 19.05.20091 суды по данной рассматриваемой категории споров должны исходить не только из наличия или отсутствия определённых формализованных актов (гражданскоправовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора.

Подводя итог, укажем, что при рассмотрении спора о признании факта трудовых отношений именно работодатель должен доказывать правомерность незаключения трудового договора с физическим лицом по причине отсутствия трудовых отношений, поскольку работник обладает ограниченной доказательственной базой, располагая преимущественно свидетельскими показаниями. Наряду с этим, судам в силу п. 2 ст. 67 ГПК РФ необходимо давать надлежащую правовую оценку показаниям свидетелей, на которые ссылаются работники в обоснование существования трудовых отношений.

НОВОСТИ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

09 января 2019

С 8 января 2019 г. увеличена сумма которую работник может напрямую взыскать с должника-работодателя. Теперь эта сумма составляет 100 тысяч рублей.
Подробности — в разделе «Новое в законодательстве и практике»

НОВОЕ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

20 января 2019

19 января 2019

18 января 2019

Главная > Судебная практика > Признание трудовых отношений > Решение Фрунзенского районного суда г. Ярославля от 08.09.2009

+7 (903) 219 00 24

Работник не смог доказать факт трудовых отношений. В удовлетворении иска отказано

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

08 сентября 2009 года

Фрунзенский районный суд г. Ярославля в составе
председательствующего судьи Демидовой Л.В.,
с участием прокурора Мацулева В.А.,
при секретаре К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б. к обществу с ограниченной ответственностью «Ф.-1» об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда,

Б. обратился в суд с иском к ООО «Ф.-1» об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы. В обоснование иска указал, что с 05.05.2009 г. по 03.06.2009 г. работал в ООО «Ф.-1» в должности водителя. Истцом был подписан приказ о приеме на работу, трудовой договор и договор о материальной ответственности. Однако на руки данные документы ему не выдавались. При увольнении с предприятия записи о приеме и увольнении в трудовую книжку не были внесены. Просит взыскать с ответчика невыплаченную заработную плату в сумме 16 000 руб., компенсацию морального вреда 50 000 руб.

В судебном заседании истец исковые требования поддержал. Ранее в судебном заседании 20.08.2009 г. пояснял, что 05.05.2009 г. им было написано заявление о приеме на работу в ООО «Ф.-1» водителем-механиком на неопределенный срок без прохождения испытания. С ответчиком был заключен трудовой договор и договор о полной материальной ответственности. Трудовая книжка им была отдана в отдел кадров. О приеме на работу договаривался с директором С. На период работы была установлена ежемесячная заработная плата в размере 16 000 руб., график работы при пятидневной рабочей неделе с 9 до 18 час. В обязанности истца входило мытье новых машин, поступающих в салон на продажу, он также должен был следить за их состоянием, должностной инструкции в организации не было. В период работы выполнял обязанности водителя, ездил на автомобиле GEELY MK (госномер Н 014 МК), находящейся на балансе ООО «МотоМир». Указал, что данная организация и организация ответчика является одним и тем же подразделением. Ездил по путевым листам, которые сдавал раз в 2-3 дня. Был уволен 03.06.2009 г., но трудовую книжку получил только 10.06.2009 г. без соответствующей записи о приеме и увольнении. Моральный вред обосновал тем, что из-за отсутствия записей в трудовой книжке не мог трудоустроиться. Его обращения к директору организации ответчика результатов не дали.

Представитель ответчика Е. (по доверенности) исковые требования не признала. Ссылалась на отсутствие трудовых отношений между сторонами. В судебном заседании 20.08.2009 г. поясняла, что трудовой договор с истцом не заключался. Директором ООО «Ф.-1» является не С., как указал истец, а Ч. С. является директором ООО «МотоМир». Несмотря на то, что ООО «Ф.-1» и ООО «МотоМир» находятся по одному и тому же адресу, это две самостоятельные организации, между которыми заключен договор на поставку машин для продажи. Также пояснила, что на балансе ООО «Ф.-1» автомобилей не числится. Должности водителя по штатному расписанию нет. Кроме того, обратила внимание на то, что в путевом листе, который представил истец в качестве доказательства трудовых отношений, содержится лишь подпись истца и печать ООО «МотоМир», в то время как там должны также быть подпись механика и врача о допуске водителя к работе. Настаивала на отсутствии трудовых отношений между сторонами.

Выслушав стороны, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующему.

Согласно ст. 15 ТК РФ трудовыми отношениями являются отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовых функций (работы на должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида, поручаемой работнику работы), подчинения работника правилам трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В соответствии с ч. 3 ст. 16 ТК РФ трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Доводы истца сводятся к тому, что фактически стороны находились в трудовых отношениях, с ним заключался трудовой договор и договор о полной материальной ответственности, фактически приступил к выполнению своих обязанностей водителя-механика, выполнял выше названные обязанности.

Из показаний свидетелей П. и Ю., допрошенных по инициативе истца в судебном заседании 20.08.2009 г., усматривается, что об обстоятельствах увольнения истца и его претензиях по невыплате заработной платы и неоформлении трудовой книжки им известно только со слов Б. Оба показали, что с истцом познакомились на работе в ООО «Авторим», при этом пояснили, что оформлены были в разных ООО. Точное место работы истца в мае-июне 2009 г. им неизвестно, видели, что в последнее время истец работал на автомобиле марки GEELY MK, принадлежность которой свидетелям неизвестна.

Оценивая добытые доказательства в совокупности, суд пришел к выводу, что факт наличия трудовых отношений между Б. и ООО «Ф.-1» не нашел своего подтверждения в ходе рассмотрения дела.

Истец в ходе рассмотрения дела называл разные наименования организации, где он работал в мае-июне 2009 г., разных ответчиков указал в исковом заявлении. В суде говорил о трудоустройстве в ООО «Формула-1», предварительно договорившись с его директором С. (протокол с/з от 20.08.2009 г. (л.д. 28)). Но, как указано стороной ответчика и подтверждено материалами дела, директором ООО «Ф.-1» с 05.07.2009 г. является Д., до него обязанности директора исполняла Е.М.Н. (решение ООО «Ф.-1» № 6 (л.д. 23). С. же является директором ООО «МотоМир», однако с этой организацией также не были оформлены трудовые отношения, что подтверждается ответом ООО «МотоМир», адресованным суду, согласно которому, Б. в трудовые отношений с ООО «МотоМир» не вступал.

Кроме того, показания выше названных свидетелей, не могут быть оценены судом как достаточные доказательства наличия между сторонами трудовых отношений и позволяющих установить данный факт. Свидетели поясняли, что истец работал на машине, привозил какие-то документы, иногда возил кассира, однако организация ответчика не фигурировала в их показаниях, они поясняли, что истца знают по работе в ООО «Авторим». Более того, как поясняла представитель ответчика, на балансе ООО «Ф.-1» автомобилей нет, факт наличия трудовых отношений отрицала.

Представленный истцом, в качестве доказательства факта трудовых отношений с ответчиком, путевой лист не подтверждает указанных Б. обстоятельств, поскольку на нем стоит печать ООО «МотоМир», заполнен он только рукой истца, какие-либо записи, отметки, выполненные другими лицами отсутствуют (например, запись о допуске к работе и т.д.).

Других доказательств, бесспорно подтверждающих заявленные требования, истец не представил, заявил в судебном заседании об отсутствии таких доказательств.

Таким образом, доводы и требования истца в судебном заседании не нашли подтверждения, суд приходит к выводу, что иск Б. удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 194 – 199, ГПК РФ, суд

В удовлетворении иска Б. к обществу с ограниченной ответственностью «Ф.-1» об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в течение 10 дней с момента изготовления мотивированного решения в Ярославский областной суд путем подачи кассационной жалобы через Фрунзенский районный суд г. Ярославля.

Судья Л.В. Демидова

Решение вступило в законную силу — 26.09.2009 г.

Если информации, представленной на сайте, не хватило для решения Вашей проблемы – звоните по телефону

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2018 г. N 34-КГ17-10 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения и направил дело об установлении факта трудовых отношений, о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку суды нижестоящих инстанций пришли к необоснованному выводу об отсутствии трудовых отношений между сторонами

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Кириллова В.С. и Вавилычевой Т.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании 5 февраля 2018 г. гражданское дело по иску Грушко Валентина Дмитриевича к открытому акционерному обществу «Мурманское морское пароходство» об установлении факта трудовых отношений, о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Грушко Валентина Дмитриевича на решение Октябрьского районного суда г. Мурманска от 7 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 1 марта 2017 г., которыми в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Грушко В.Д. обратился 8 июля 2016 г. в суд с иском к открытому акционерному обществу «Мурманское морское пароходство» (далее — ОАО «Мурманское морское пароходство») о признании отношений трудовыми, взыскании заработной платы и компенсации морального вреда.

Смотрите так же:  Почему страховые компании не страхуют осаго

В обоснование заявленных требований Грушко В.Д. указал, что по направлению Центра занятости населения г. Мурманска с 21 февраля 2015 г. по 10 июня 2016 г. работал в ОАО «Мурманское морское пароходство». При трудоустройстве ответчиком ему было навязано оформление трудовых отношений договорами гражданско-правового характера (договоры возмездного оказания услуг). Предметом заключенных сторонами договоров являлось исполнение Грушко В.Д. обязанностей по осуществлению контрольно-пропускного режима и охраны объектов ОАО «Мурманское морское пароходство». Грушко В.Д. работу выполнял лично, в соответствии с графиком смен, при осуществлении обязанностей руководствовался должностными инструкциями, подчинялся установленному работодателем порядку, находился в непосредственном подчинении старшего поста, начальника Службы экономической безопасности, с которым согласовывал свои действия, выполнял его распоряжения и указания, работа осуществлялась длительное время, непрерывно, была однородна по содержанию. Выплата заработной платы производилась ответчиком два раза в месяц с предусмотренными законом удержаниями. Полагал, что заключенными договорами возмездного оказания услуг фактически регулировались трудовые отношения между ним и работодателем, поскольку имелись признаки трудового соглашения, целью заключения договоров являлся не результат оказания услуг, а ежедневная постоянная выполняемая им работа с подчинением режиму труда, под контролем работодателя, который обеспечивал условия труда, предоставлял необходимую документацию и технические средства.

Грушко В.Д. также указал на то, что в силу действующего законодательства работа, выполняемая им, входит в единый тарифно-квалификационный справочник работ и профессий рабочих и могла осуществляться им только на основе трудовых отношений, поскольку в силу Федерального закона от 11 марта 1992 г. N 2487-I «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» охранная деятельность по возмездному договору об оказании услуг может предоставляться исключительно организациями и индивидуальными предпринимателями, имеющими соответствующую лицензию.

Со ссылкой на приведенные обстоятельства Грушко В.Д. просил суд с учетом дополнения исковых требований установить факт трудовых отношений между ним и ОАО «Мурманское морское пароходство» в период с 21 февраля 2015 г. по 10 июня 2016 г., обязать ответчика произвести перерасчет заработной платы, выплатить недополученную заработную плату за работу в ночное время, в выходные и праздничные дни, переработку, за время вынужденного прогула, проценты за невыплату (задержку) заработной платы, компенсацию за неиспользованный отпуск, взыскать с ответчика компенсацию за причиненный моральный вред в сумме 50 000 рублей, а также установить днем его увольнения день установления судом трудовых отношений между ним и ответчиком.

Решением Октябрьского районного суда г. Мурманска от 11 августа 2016 г. исковые требования Грушко В.Д. оставлены без удовлетворения в связи с пропуском им установленного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации трехмесячного срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 19 октября 2016 г. решение Октябрьского районного суда г. Мурманска от 11 августа 2016 г. отменено. Гражданское дело по иску Грушко В.Д. направлено в Октябрьский районный суд г. Мурманска для рассмотрения по существу.

Решением Октябрьского районного суда г. Мурманска от 7 декабря 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 1 марта 2017 г., в удовлетворении исковых требований Грушко В.Д. отказано.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Грушко В.Д. ставится вопрос о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Октябрьского районного суда г. Мурманска от 7 декабря 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 1 марта 2017 г., как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 9 ноября 2017 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. от 26 декабря 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец Грушко В.Д., надлежащим образом извещённый о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился, сведений о причинах неявки не представил. В судебное заседание суда кассационной инстанции не были допущены в качестве представителей ОАО «Мурманское морское пароходство» Щёкотов Д.В. и Таныгина Е.С., так как ими не представлены надлежаще оформленные доверенности на представление интересов ОАО «Мурманское морское пароходство». Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие Грушко В.Д. и представителей ОАО «Мурманское морское пароходство» Щёкотова Д.В. и Таныгиной Е.С., не подтвердивших в нарушение требований части 2 статьи 53 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) полномочия на участие в судебном заседании суда кассационной инстанции в качестве представителей ответчика ОАО «Мурманское морское пароходство».

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и письменные возражения на нее ОАО «Мурманское морское пароходство», Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статьи 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились в следующем.

Судом установлено, что Грушко В.Д. был направлен государственным областным бюджетным учреждением Центром занятости населения г. Мурманска на работу в ОАО «Мурманское морское пароходство» (далее — Центр занятости населения г. Мурманска), в документе Центра занятости населения г. Мурманска датой трудоустройства Грушко В.Д. на должность вахтера в ОАО «Мурманское морское пароходство» указано 25 февраля 2015 г.

Между Грушко В.Д. и ОАО «Мурманское морское пароходство» 20 февраля 2015 г. заключен договор возмездного оказания услуг N 262, срок действия которого в дальнейшем неоднократно продлевался дополнительными соглашениями от 18 марта, 3 апреля, 1 июня и 21 августа до 25 октября 2015 г.

22 октября 2015 г. между сторонами заключен договор возмездного оказания услуг N 1317, срок действия которого определен с 26 октября 2015 г. по 25 января 2016 г., и впоследствии продлен на основании заключенного дополнительного соглашения от 20 января 2016 г. до 25 марта 2016 г.

16 марта 2016 г. сторонами заключен договор возмездного оказания услуг N 291 на срок с 26 марта по 25 июня 2016 г.

Из пункта 1 договоров возмездного оказания услуг N 262, 1317, 291 следует, что Грушко В.Д. принял на себя обязательства на предусмотренных договором условиях оказать услуги по осуществлению контрольно-пропускного режима на территории объектов ОАО «Мурманское морское пароходство», в том числе с помощью технических средств, а ОАО «Мурманское морское пароходство» взяло на себя обязательства по оплате этих услуг.

Пунктом 2 названных договоров установлены обязательства исполнителя, в соответствии с которым исполнитель обязуется: оказать услуги лично, в точном соответствии с указаниями заказчика; согласовывать свои действия и деятельность с заказчиком; осуществлять контроль пропуска транспорта и сотрудников ОАО «Мурманское морское пароходство», сторонних организаций, ввоза и вывоза материальных ценностей на территорию объекта; регулярно обходить здание, проверять сохранность имущества, целостность замков и других запорных устройств; вести журналы пропуска на объект; контролировать работу приборов пожарной сигнализации, телефонной связи; своевременно сообщать представителю заказчика — начальнику Службы экономической безопасности ОАО «Мурманское морское пароходство» Кодратьеву А.В. или уполномоченному им лицу и в правоохранительные органы о случаях правонарушений, в единую дежурно-диспетчерскую службу при возникновении других чрезвычайных ситуаций; соблюдать чистоту и порядок на посту охраны; не покидать пост охраны до согласования с представителем заказчика; исполнить свои обязательства по договору с даты, указанной в соответствующем договоре.

Согласно пункту 3 договоров возмездного оказания услуг ОАО «Мурманское морское пароходство» обязалось передать Грушко В.Д. необходимые для осуществления его деятельности сведения, документы и технические средства.

В пункте 4 договоров сторонами согласован размер выплачиваемого вознаграждения за оказанные услуги (оплата услуг) и порядок его выплаты.

Дополнительными соглашениями от 19 марта и 1 июня 2015 г. в пункты 4.1, 4.2 договоров возмездного оказания услуг от 20 февраля 2015 г. N 262, от 22 октября 2015 г. N 1317 внесены изменения порядка и способа выплаты вознаграждения за оказанные услуги.

Выполнение Грушко В.Д. работ (услуг) по договорам возмездного оказания услуг подтверждено представленными в дело копиями актов выполненных работ (31 копия), содержащих сведения о том, что услуги по осуществлению контрольно-пропускного режима в здании по ул. Коминтерна, 15, в соответствующий период оказаны им в полном объеме и с надлежащим качеством, указана сумма вознаграждения, а также отсутствие претензий сторон к выполненным работам.

Письмом ОАО «Мурманское морское пароходство» от 8 июня 2016 г. Грушко В.Д. уведомлен о том, что ОАО «Мурманское морское пароходство» в соответствии с пунктом 6.2 договора возмездного оказания услуг N 291 от 16 марта 2016 г. в одностороннем порядке отказывается от указанного договора, договор возмездного оказания услуг N 291 от 16 марта 2016 г. будет считаться расторгнутым с 10 июня 2016 г.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска Грушко В.Д. об установлении факта трудовых отношений между ним и ОАО «Мурманское морское пароходство» в период с 21 февраля 2015 г. по 10 июня 2016 г. и по иным требованиям, суд первой инстанции исходил из того, что с правилами внутреннего трудового распорядка ОАО «Мурманское морское пароходство» Грушко В.Д. ознакомлен не был, им не подчинялся, осуществлял деятельность в иное время (с 20.00 до 8.00), чем установлено пунктом 3.4 Правил внутреннего распорядка ОАО «Мурманское морское пароходство» (с 9.00 до 18.00), табель рабочего времени в отношении Грушко В.Д. не велся, трудовой договор с ним не заключался, с соответствующим заявлением о заключении трудового договора к работодателю он не обращался, приказы о приеме на работу Грушко В.Д. и его увольнении не издавались, записи в трудовую книжку не вносились, трудовую книжку и другие документы, требуемые в соответствии со статьей 65 Трудового кодекса Российской Федерации при приеме на работу, он работодателю не предъявлял, оказывал возмездные услуги по осуществлению контрольно-пропускного режима и охраны объектов ОАО «Мурманское морское пароходство» по гражданско-правовому договору.

По мнению суда первой инстанции, допуск Грушко В.Д. к работе не может однозначно считаться выполнением трудовой деятельности при отсутствии заключенного трудового договора, факт проведения с ним инструктажа также не свидетельствует о том, что лицо было допущено к выполнению именно трудовой функции, а не к возмездному оказанию услуг по договору.

В связи с этим суд первой инстанции со ссылкой на отсутствие доказательств возникновения между сторонами трудовых отношений с учетом положений пункта 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации (определяющей, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги) пришел к выводу о том, что между Грушко В.Д. и ОАО «Мурманское морское пароходство» имели место гражданско-правовые отношения по договорам возмездного оказания услуг.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно указав на то, что, зная о порядке заключения трудового договора, истец с заявлением о принятии на работу к ответчику не обращался, трудовую книжку и справку о процентных надбавках за работу в районах Крайнего Севера не предоставлял, при предъявлении иска и в ходе рассмотрения дела судом истец так и не уточнил, по какой конкретно должности он исполнял трудовую функцию (сторож, вахтер, охранник). Эти обстоятельства свидетельствуют о возмездном оказании Грушко В.Д. услуг гражданско-правового характера ответчику по договорам на возмездной основе по осуществлению контрольно-пропускного режима на объекте ответчика;

работы по определенной трудовой функции (профессии, специальности) ответчиком истцу не поручалась; материалами дела подтверждено, что в штатном расписании ОАО «Мурманское морское пароходство» не предусмотрены должности сторожа, вахтера и охранника.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном применении и толковании норм материального права и сделанными с нарушением норм процессуального права.

В соответствии с частью 4 статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации, если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии в порядке, установленном Кодексом, другими федеральными законами, были признаны трудовыми отношениями, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается (статья 15 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор — соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В статье 57 Трудового кодекса Российской Федерации приведены требования к содержанию трудового договора, в котором, в частности, указываются: фамилия, имя, отчество работника и наименование работодателя (фамилия, имя, отчество работодателя — физического лица), заключивших трудовой договор, место и дата заключения трудового договора. Обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: место работы; трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы); дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, — также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с данным кодексом или иным федеральным законом; условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты); режим рабочего времени и времени отдыха (если для данного работника он отличается от общих правил, действующих у данного работодателя); гарантии и компенсации за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях, с указанием характеристик условий труда на рабочем месте, условия, определяющие в необходимых случаях характер работы (подвижной, разъездной, в пути, другой характер работы); условия труда на рабочем месте; условие об обязательном социальном страховании работника в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами.

Трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено названным кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя (часть 1 статьи 61 Трудового кодекса Российской Федерации).

Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (часть 1 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

Смотрите так же:  Ржд приказ по скоростям

Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, — не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом (часть 2 статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2.2 определения от 19 мая 2009 г. N 597-О-О, в целях предотвращения злоупотреблений со стороны работодателей и фактов заключения гражданско-правовых договоров вопреки намерению работника заключить трудовой договор, а также достижения соответствия между фактически складывающимися отношениями и их юридическим оформлением федеральный законодатель предусмотрел в части четвертой статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации возможность признания в судебном порядке наличия трудовых отношений между сторонами, формально связанными договором гражданско-правового характера, и установил, что к таким случаям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Данная норма Трудового кодекса Российской Федерации направлена на обеспечение баланса конституционных прав и свобод сторон трудового договора, а также надлежащей защиты прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в Российской Федерации как социальном правовом государстве (статья 1, часть 1; статьи 2 и 7 Конституции Российской Федерации).

Указанный судебный порядок разрешения споров о признании заключенного между работодателем и лицом договора трудовым договором призван исключить неопределенность в характере отношений сторон таких договоров и их правовом положении, а потому не может рассматриваться как нарушающий конституционные права граждан. Суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации. Из приведенных в этих статьях определений понятий «трудовые отношения» и «трудовой договор» не вытекает, что единственным критерием для квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых является осуществление лицом работы по должности в соответствии со штатным расписанием, утвержденным работодателем, — наличие именно трудовых отношений может быть подтверждено ссылками на тарифно-квалификационные характеристики работы, должностные инструкции и любым документальным или иным указанием на конкретную профессию, специальность, вид поручаемой работы.

Таким образом, по смыслу статей 11, 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положением части второй статьи 67 названного кодекса, согласно которому трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя, отсутствие в штатном расписании должности само по себе не исключает возможности признания в каждом конкретном случае отношений между работником, заключившим договор и исполняющим трудовые обязанности с ведома или по поручению работодателя или его представителя, трудовыми — при наличии в этих отношениях признаков трудового договора.

В силу части 3 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце третьем пункта 8 и в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», если между сторонами заключен договор гражданско-правового характера, однако в ходе судебного разбирательства будет установлено, что этим договором фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу части четвертой статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. Если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (часть вторая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

Приведенные нормы трудового законодательства, определяющие понятие трудовых отношений, их отличительные признаки и особенности, форму трудового договора и его содержание, механизмы осуществления прав работника при разрешении споров с работодателем по квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых, судами первой и апелляционной инстанций применены неправильно, без учета правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2.2 определения от 19 мая 2009 г. N 597-О-О, и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2.

Вывод судов первой и апелляционной инстанций о наличии между ОАО «Мурманское морское пароходство» и Грушко В.Д. гражданско-правовых отношений по договору возмездного оказания услуг сделан без применения норм Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре возмездного оказания услуг (глава 39 Кодекса), без установления содержания этого договора и признаков в сравнении с трудовым договором и трудовыми отношениями.

Как следует из пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, гражданское законодательство в том числе определяет правовое положение участников гражданского оборота и регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Согласно пункту 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (пункт 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации).

К договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде (статьи 702-729 Гражданского кодекса Российской Федерации) и положения о бытовом подряде (статьи 730-739 Гражданского кодекса Российской Федерации), если это не противоречит статьям 779-782 этого кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг (статья 783 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу данных норм Гражданского кодекса Российской Федерации, договор возмездного оказания услуг заключается для выполнения исполнителем определенного задания заказчика, согласованного сторонами при заключении договора. Целью договора возмездного оказания является не выполнение работы как таковой, а осуществление исполнителем действий или деятельности на основании индивидуально-конкретного задания к оговоренному сроку за обусловленную в договоре плату.

От договора возмездного оказания услуг трудовой договор отличается предметом договора, в соответствии с которым исполнителем (работником) выполняется не какая-то конкретная разовая работа, а определенные трудовые функции, входящие в обязанности физического лица — работника, при этом важен сам процесс исполнения им этой трудовой функции, а не оказанная услуга. Также по договору возмездного оказания услуг исполнитель сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта, в то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; исполнитель по договору возмездного оказания услуг работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда.

В силу части 2 статьи 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии с частью 1 статьи 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 67 ГПК РФ).

Между тем обстоятельства, касающиеся характера возникших правоотношений между истцом и ответчиком, с учетом подлежащих применению норм трудового и гражданского законодательства в качестве юридически значимых определены не были, предметом исследования и оценки судов первой и апелляционной инстанций в нарушение приведенных требований Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не являлись.

Исходя из положений статей 67, 71, 195-198, 329 ГПК РФ выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 ГПК РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл гражданского судопроизводства, установленные статьёй 2 названного кодекса.

Оценка доказательств и отражение её результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможности оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Эти требования процессуального закона, как усматривается из текстов судебных постановлений, судами первой и апелляционной инстанций при разрешении спора выполнены не были. Также ими не учтено, что при рассмотрении дела суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства с учётом доводов и возражений сторон спора и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы. Иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закреплённое в части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемлённым.

В обоснование своих требований Грушко В.Д. ссылался на то, что для трудоустройства на вакантную должность вахтера (охранника) он направлен в ОАО «Мурманское морское пароходство» Центром занятости населения г. Мурманска, с учета в Центре занятости населения г. Мурманска он был снят в связи с трудоустройством на эту должность, при этом возмездный договор на оказание услуг по указанной должности заключен с ним по инициативе работодателя. В подтверждение своих доводов истец представил суду соответствующий документ Центра занятости населения г. Мурманска, в котором содержатся сведения о том, что Грушко В.Д. направлен в ОАО «Мурманское морское пароходство» на работу на должность вахтера, в документе перечислены вид поручаемой работы, конкретная должность, режим работы и информация о факте трудоустройства в ОАО «Мурманское морское пароходство».

Грушко В.Д. также указывал на то, что договор возмездного оказания услуг ответчик заключал с ним на выполнение работы не разового характера, а постоянного, между сторонами сложились непрерывные и длительные отношения (договор возмездного оказания услуг неоднократно продлевался и перезаключался ответчиком с Грушко В.Д. сразу после окончания срока действия предыдущего договора). При выполнении работы Грушко В.Д. руководствовался инструкциями ОАО «Мурманское морское пароходство» «по действиям дежурного в случае происшествия, возникновения нештатной ситуации», «по осуществлению контрольно-пропускного режима» (пункт 2.8 договоров возмездного оказания услуг от 22 октября 2015 г. и от 16 марта 2016 г.) и подчинялся представителю работодателя — начальнику Службы экономической безопасности ОАО «Мурманское морское пароходство», с возложением обязанности не покидать пост охраны до согласования с этим должностным лицом (пункты 2.7, 2.10 названных договоров), вести журналы приема и сдачи смен (п. 2.5 договора от 20 февраля 2015 г.), следовательно, имеются такие существенные условия трудового договора, как подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка и режиму рабочего времени. Выполняемая Грушко В.Д. работа предполагала тарифно-квалификационные характеристики работы по конкретной должности и профессии, оплата труда была гарантирована в определенной сумме и выплачивалась Грушко В.Д. ежемесячно, вне зависимости от объема выполненной им работы.

Однако судебные инстанции, перечислив доводы сторон спора и доказательства, не отразили в судебных постановлениях мотивы, по которым одни доказательства приняты ими в качестве средств обоснования своих выводов, а другие доказательства отвергнуты, и основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Вследствие неправильного применения норм материального и процессуального права суды первой и апелляционной инстанций отдали приоритет юридическому оформлению отношений между истцом и ответчиком, не выясняя при этом, имелись ли в действительности между сторонами, несмотря на заключенные договоры возмездного оказания услуг, признаки трудовых отношений и трудового договора, предусмотренные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса Российской Федерации, и не было ли со стороны ответчика — ОАО «Мурманское морское пароходство» — злоупотребления при заключении с Грушко В.Д. договоров возмездного оказания услуг вопреки намерению работника, являющегося экономически более слабой стороной в этих отношениях, направленного Центром занятости г. Мурманска к ответчику, заключить трудовой договор.

При этом, принимая решение об отказе в иске Грушко В.Д., суд первой инстанции и согласившийся с ним суд апелляционной инстанции не учли императивные требования части 3 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации о том, что неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении исковых требований Грушко В.Д. об установлении факта трудовых отношений между ним и ОАО «Мурманское морское пароходство» и иных исковых требований неправильно применили нормы материального права, в связи с чем не определили обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, и в нарушение норм процессуального права не оценили в совокупности имеющиеся в материалах дела доказательства и не дали полной, надлежащей оценки характеру и условиям сложившихся между сторонами правоотношений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признает несостоятельным утверждение судебных инстанций об отсутствии трудовых отношений между сторонами со ссылкой на то обстоятельство, что ответчик — ОАО «Мурманское морское пароходство» — не вел в отношении Грушко В.Д. табель рабочего времени, не заключал с ним трудовой договор, не издавал приказы о приеме его на работу и о его увольнении, не вносил соответствующие записи в трудовую книжку истца, поскольку такая ситуация прежде всего может свидетельствовать о допущенных нарушениях со стороны ОАО «Мурманское морское пароходство» по надлежащему оформлению отношений с работником Грушко В.Д.

Довод суда апелляционной инстанции в обоснование вывода об отказе в установлении факта трудовых отношений между истцом и ответчиком о том, что в штатном расписании ОАО «Мурманское морское пароходство» не имеется должностей сторожа, вахтера и охранника, является неправомерным, так как отсутствие данных должностей в штате организации не исключает возможность установления факта трудовых отношений между сторонами.

Ввиду изложенного решение Октябрьского районного суда г. Мурманска от 7 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 1 марта 2017 г. нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует учесть все приведенное выше и разрешить исковые требования Грушко В.Д. на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям, установленных по делу обстоятельств и с соблюдением требований процессуального закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Октябрьского районного суда г. Мурманска от 7 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 1 марта 2017 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Октябрьский районный суд г. Мурманска.

Author: Advokat