Накладные судебная практика

Актуальная судебная практика по договору поставки (Мандрюков А.В.)

Дата размещения статьи: 13.03.2017

Одним из самых распространенных в гражданском обороте является такой вид договора купли-продажи, как договор поставки. Его отличительная особенность — предпринимательская направленность, продавцом выступает предприниматель, покупатель приобретает товар для предпринимательской деятельности (ст. 506 ГК РФ). В последнее время в связи со сложной экономической ситуацией увеличилось количество споров, связанных с договорами поставки, поэтому имеет смысл проанализировать актуальную судебную практику, что и сделано в настоящей статье.

Споры по доказыванию факта получения товара

Основная цель заключения договора поставки для покупателя — получение необходимого товара. В связи с этим ключевым фактом является его получение. На практике довольно много споров возникает при доказывании факта получения товара. Ключевым документом, подтверждающим этот факт, становится товарная (товарно-транспортная) накладная. При ее отсутствии доказать факт поставки товара крайне сложно. Пример — Постановление АС ВВО от 18.07.2016 N Ф01-2768/2016 по делу N А43-24506/2014, в котором арбитры указали, что спорные товарные накладные покупателем не подписаны (и, как следствие, не являются надлежаще оформленными); каких-либо иных документов, свидетельствующих о поставке (перемещении) товара поставщиком покупателю по указанным накладным, не представлено. Суд пришел к выводу о том, что акт сверки взаимных расчетов без первичных документов, подтверждающих поставку товара, не доказывает получение покупателем товара.

Если получатель товара действует по доверенности

Как известно, юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом (п. 1 ст. 53 ГК РФ).
Однако на практике часто не само юридическое лицо принимает товар, а его представители, действующие на основании доверенности. При подписании ими товарной накладной возникает много споров.
В качестве примера можно привести Постановление АС СЗО от 01.09.2016 по делу N А42-3123/2015.
Суть спора заключалась в том, что в соответствии с заключенным договором поставки был поставлен товар на сумму более 12 млн руб. Товарные накладные со стороны продавца были подписаны временно исполняющим обязанности генерального директора, а со стороны покупателя — лицами, действовавшими на основании доверенностей.
Покупатель оспаривал факт получения товара, указывая, что лица, действовавшие от его имени на основании доверенностей при подписании товарных накладных, не имели соответствующих полномочий, имущество покупателю не передано.
Суд первой инстанции не согласился с доводами покупателя, так как согласно тексту спорных доверенностей физическим лицам доверялось получать от поставщика причитающиеся покупателю грузы, материалы, топливо и иное имущество, для чего данные лица наделялись правом получения и подписания приемо-сдаточных и иных документов, а также совершения иных действий и формальностей, связанных с исполнением поручения; лица, указанные в спорных доверенностях, действовали от имени и в интересах покупателя.
Суд апелляционной инстанции на основании повторной экспертизы (был сделан однозначный вывод о том, что доверенности являются технической подделкой) отменил решение.
Но первоначальное решение поддержал суд кассационной инстанции, указав, что получение товара на основании поддельных доверенностей само по себе не может свидетельствовать о неполучении покупателем товара. Кроме того, лица, подписавшие товарные накладные со стороны покупателя, на момент приемки товара были его работниками. Оснований сомневаться в отсутствии таких полномочий у этих лиц у поставщика не имелось, заявлений о фальсификации товарных накладных от покупателя не поступало. Доказательств недействительности или недостоверности сведений, указанных в этих товарных накладных, покупатель не представил, как и доказательств, свидетельствующих о предъявлении покупателем требований к продавцу относительно неисполнения договора купли-продажи и непередачи товара в разумный срок.

Обратите внимание! Лицо, участвующее в деле, вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле (ст. 161 АПК РФ). В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства.

Однако само по себе принятие товара работниками покупателя не подтверждает факт поставки товара покупателю. Наглядный пример — Постановление АС ЗСО от 20.09.2016 N Ф04-4308/2016 по делу N А03-24653/2015, в котором арбитры указали: подписание товарных накладных водителями покупателя в отсутствие соответствующих доверенностей не может служить надлежащим доказательством возникновения задолженности у покупателя, что является достаточным основанием для отказа в удовлетворении иска об оплате товара.
Остановимся на общих положениях гражданского законодательства.
По общему правилу при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) позже не одобрит данную сделку (п. 1 ст. 183 ГК РФ).
Под последующим одобрением сделки может пониматься, в частности (п. 123 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 ):
— письменное или устное одобрение независимо от его адресата;
— признание представляемым претензии контрагента;
— заключение или одобрение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой;
— просьба об отсрочке или рассрочке исполнения;
— акцепт инкассового поручения;
— иные действия представляемого, свидетельствующие об одобрении сделки.
———————————
«О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Равным образом об одобрении могут свидетельствовать действия работников по исполнению обязательства при условии, что они основывались на доверенности либо полномочие работников на совершение таких действий явствовало из обстановки, в которой они действовали (абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ).
Таким образом, если товар был получен работником без наличия на то полномочий, поставщик обязан предъявлять требования по его оплате к работнику, если отсутствуют доказательства одобрения сделки со стороны работодателя.

Печать как решающий аргумент в спорах

Как известно, с 7 апреля 2015 года вступил в силу Закон N 82-ФЗ , отменивший требование о наличии печати для хозяйственных обществ. Но в некоторых спорах наличие оттиска печати имеет большое значение.
———————————
Федеральный закон от 06.04.2015 N 82-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части отмены обязательности печати хозяйственных обществ».

Например, в Постановлении АС СЗО от 08.06.2016 N Ф07-3231/2016 по делу N А56-36076/2013 было установлено, что во исполнение договора поставки поставщик передал товар, что подтверждается товарными накладными, в которых имеется ссылка на спорный договор, а также подпись лица, принявшего товара со стороны покупателя, которая скреплена печатью покупателя.
———————————
Определением ВС РФ от 16.09.2016 N 307-ЭС16-12128 отказано в передаче данного дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства.

В ходе рассмотрения дела по ходатайству покупателя была назначена почерковедческая экспертиза подписей, проставленных в спорных товарных накладных и акте сверки взаимных расчетов. Согласно заключению эксперта подписи на товарных накладных и на акте сверки выполнены не представителями покупателя, а иными лицами.
Однако суд признал доказанным факт поставки товара покупателю по спорным товарным накладным, так как подписи на товарных накладных удостоверены подлинной печатью покупателя. О выбытии печати покупатель не заявлял, как и о фальсификации оттисков печати на спорных товарных накладных. В ходе судебного разбирательства документы первичного бухгалтерского учета, позволяющие подтвердить либо опровергнуть сведения о получении спорного товара, покупатель не представил. В рассматриваемом случае спорные товарные накладные имеют оттиск печати покупателя, следовательно, подтверждают получение товара по договору лицом, имевшим право и возможность использовать официальную печать данной организации.

Штрафные санкции

В силу п. 1 ст. 469 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. Права покупателя в случае поставки ему товара ненадлежащего качества закреплены ст. 475 ГК РФ. Отдельно предусмотрены права при существенном нарушении требований к качеству товара.

Постановление АС УО от 06.07.2016 N Ф09-6194/16 по делу N А60-38782/2015 показывает, что в случае поставки товара с существенными недостатками покупатель может взыскать предоплату, убытки и неустойку. Суть дела: покупатель обнаружил несоответствие товара (зерна) ГОСТ Р 52554-2006, что подтверждалось заключением экспертов. Покупатель обратился к поставщику с просьбой принять отгруженный ранее объем товара обратно и оформить возврат товара надлежащим образом, на что получил письменный отказ. Ссылаясь на ненадлежащее качество поставленного товара, покупатель обратился в арбитражный суд с требованием о возврате суммы предоплаты, взыскании убытков, возникших в результате нарушения поставщиком обязательства по передаче товара надлежащего качества по договору купли-продажи (убытки в связи с перевозкой товара ненадлежащего качества и простоем автомашин, с проведением отбора проб и лабораторных исследований товара ненадлежащего качества, с уничтожением товара ненадлежащего качества), а также взыскании неустойки за просрочку поставки товара.
Суд указал: из содержания договора ясно, что в случае нарушения по вине продавца сроков отгрузки товара покупатель вправе взыскать с продавца неустойку в размере 0,1% стоимости товара за каждый календарный день просрочки. Также продавец возмещает покупателю понесенные им убытки, если последние связаны с поставкой товара, не соответствующего условиям договора, неправильным составлением либо отсутствием документов или иными обстоятельствами, обусловленными действиями (бездействием) продавца.
При установлении причинно-следственной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие взаимосвязи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается. Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинно-следственной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков (п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 ).
———————————
«О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

На основании вышеизложенного исковые требования покупателя были удовлетворены.
В качестве убытков может быть взыскана разница между ценой непоставленного товара и ценой аналогичного товара, который покупатель был вынужден приобрести из-за просрочки поставщика.
Так, согласно п. 1 ст. 393.1 ГК РФ в случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора.
Применительно к договору поставки в п. 1 ст. 524 ГК РФ установлено, что если в разумный срок после расторжения договора вследствие нарушения обязательства продавцом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, покупатель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке. Для предъявления соответствующего требования необходимо расторгнуть первый договор поставки. Неслучайно в Постановлении АС ВВО от 05.08.2016 по делу N А43-24775/2015 указано, что в случае отсутствия доказательств расторжения первоначального договора поставки положения ст. 524 ГК РФ не подлежат применению. Требование взыскать убытки покупатель может заявить, только когда договор с поставщиком расторгнут.

Поставка товара на условиях коммерческого кредита

Договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом (ст. 823 ГК РФ).
К коммерческому кредиту применяются правила гл. 42 ГК РФ о займе. Если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором (п. 1 ст. 809 ГК РФ). Проценты, взимаемые за пользование коммерческим кредитом, являются платой за пользование денежными средствами (п. 4 и 12 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14 ).
———————————
«О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».

При разрешении споров суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).
В Постановлении АС СЗО от 01.07.2016 по делу N А56-57311/2015 арбитры сделали вывод, что проценты по коммерческому кредиту можно взыскать наряду с договорной неустойкой. Было указано, что по условиям заключенного сторонами договора продукция может быть оплачена покупателем двумя способами: посредством перечисления 100% предварительной оплаты либо в рассрочку на 30 календарных дней с даты поставки.
Поставщик может предоставить коммерческий кредит по оплате поставленной, но не оплаченной продукции. В этом случае с 31-го дня передачи партии продукции до дня оплаты будут начисляться проценты по коммерческому кредиту в размере 0,1% цены продукции за каждый день.
Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, суды пришли к выводу, что предусмотренное соглашением сторон одновременное начисление на сумму задолженности процентов по коммерческому кредиту и взыскание неустойки за просрочку исполнения обязательства не противоречат положениям гражданского законодательства. Включение подобного условия в договор, предусматривающий отсрочку платежа, является обычной деловой практикой. В момент заключения спорного договора покупатель знал обо всех условиях сделки, включая условие о ставке коммерческого кредита.

В заключение сформулируем выводы:
— факт поставки товара подтверждается товарной накладной, подписанной уполномоченными лицам;
— для оспаривания факта поставки товара покупатель должен не только подтвердить подделку подписей, но и представить претензии к поставщику о непоставке товара, документы первичного бухгалтерского учета, доказательства выбытия печати и отсутствия полномочий у работников на получение товара;
— акт сверки может подтверждать факт поставки товара только при наличии подписанных товарных накладных;
— в случае поставки товара с существенными недостатками покупатель может взыскать предоплату, убытки и неустойку, а также разницу между ценой непоставленного товара и ценой аналогичного товара, который покупатель был вынужден приобрести (в последнем случае прежде, чем требовать возместить разницу, необходимо сначала расторгнуть первоначальный договор поставки);
— проценты по коммерческому кредиту можно взыскать наряду с договорной неустойкой.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

ВС разобрался, можно ли подтвердить поставку электронной накладной

Электронный документооборот становится все более популярным. Он удобен и прост в использовании, но несет с собой и новые юридические риски. Может оказаться сложно подтвердить поставку только электронными накладными, без дополнительных бумажных документов. Именно такая задача встала перед крупным дистрибьютором фармацевтики, который подал к аптечной сети иск на 37,6 млн руб. долга по поставке. Ответчик возражал, что ничего не знает о спорных партиях. Три суда решили, что электронные документы не подтверждают факта поставки: нужно было оформлять бумажные дубликаты. Дистрибьютор с этим не согласился и дошел до ВС. На заседании экономколлегии судьи задали каверзные вопросы юристу покупателя.

Вчера, 11 января, Верховный суд разобрался в конфликте крупного дистрибьютора фармацевтики «Центр внедрения «Протек» и «Аптеки-А.в.е-1», который разгорелся из-за 37,6 млн руб. долга за проданные товары. «Протек» предъявил иск на такую сумму, а факты поставки подтвердил товарными накладными с электронной цифровой подписью (ЭЦП) представителей аптеки. Небольшая часть продаж (порядка 1 млн руб.) была оформлена традиционными бумажными документами, которые были подписаны без расшифровок и скреплены печатями аптек. Доверенностей тут не было, потому что полномочия явствовали из обстановки, утверждал истец: ведь лекарства поставлялись непосредственно по адресам аптек.

Несмотря на это, «Аптека-А.в.е-1» в суде отрицала, что получала эти партии, и уверяла, что уполномоченные сотрудники не подписывали электронные документы своей ЭЦП. Некий А. Юдинцев, который это сделал, в компании уже не работал, а указанной должности в штатном расписании нет. Неизвестно, кто выдал ему ЭЦП, но доверенности аптека не выписывала, уверял ответчик. Согласно позиции аптеки, бумажные накладные тоже подписаны неизвестно кем – ведь подписи не расшифрованы.

Первая инстанция разделила эту точку зрения и отклонила требования (дело № А40-4350/2016). На заседании апелляции юристы «Протека» попытались доказать, что электронные товарные накладные заверены и действительны: они принесли отчет удостоверяющего центра «Тензор», через который шел обмен документами. Отчет представлял собой реестр всех накладных, которые прошли через центр. Но 9-й ААС согласился с нижестоящим судом, что этого недостаточно. Согласно контракту, виртуальные накладные дублируются бумажными, поэтому без последних подтвердить факт доставки нельзя, объяснила апелляция. Полностью электронный документооборот по договору допускается с согласия обеих сторон, но истец не доказал, что ответчик был на это согласен. К тому же соглашение предписывает оформлять маршрутные листы или транспортные накладные в распечатанном виде. Их истец тоже не представил, отметил 9-й ААС. Арбитражный суд Московского округа проявил солидарность с нижестоящими инстанциями. Повторив их выводы, он добавил, что отчет удостоверяющего центра нельзя назвать первичным учетным документом и он не может подтверждать факт поставки.

«Мы просто не получали»

«Протек» оспорил эти решения в экономколлегии, чье заседание состоялось вчера. По словам его представителя Анастасии Малюкиной, суды возложили чрезмерное бремя доказывания поставки на истца. В то же время они придали слишком большое значение голословным возражениям ответчика о том, что поставки не было. Кроме того, по словам Малюкиной, три инстанции проигнорировали закон об электронной подписи. Он приравнивает квалифицированную электронную цифровую подпись к собственноручной. Все электронные накладные скреплены действительными ЭЦП, ответчик не заявлял, что они аннулированы, или похищены, или получены неуполномоченными лицами, излагала Малюкина. По ее мнению, с помощью отчета «Тензора» истцу удалось доказать, что он использовал цифровые документы. Суды посчитали, что их надо было дублировать бумажными, но тогда теряется смысл электронного документооборота, пожаловалась юрист.

О похожем споре этих компаний и мнении АС МО читайте здесь:

Что касается бумажных накладных, они оформлялись, судя по ответам Малюкиной, в качестве исключения. Доверенности к ним не прилагались, потому что товар развозился по утвержденным адресам аптек, а это значит, что полномочия принимающих явствовали из обстановки. Малюкина обратила внимание, что ответчик не заявлял о фальсификации печатей или подписей. «Что ж нам теперь, видеозапись вести? – негодовала она. – Хотя «Мы ничего не получали» – позиция удобная».

– Нормально – просто заявлять «Мы ничего не получали»? – обратилась председательствующая Екатерина Корнелюк к представителю ответчика Татьяне Серебренниковой.

– Мы не принимали товар, поэтому можем только отрицать документы и заявления оппонента, – ответила та.

– Договор действовал уже год? – поинтересовалась Корнелюк.

– Да, у нас было тесное сотрудничество, но эти конфликты его разрушили, – рассказала Серебренникова. – Мы просто не хотим платить за то, чего не получали.

По ее словам, Юдинцев не получал действительную доверенность и не мог подписывать документы.

– Значит, кто-то от вашего имени принял товар на 37 млн руб., – сердито сказал судья Иван Разумов. – А вы его не ловите.

– Ну что мы можем сделать… Насколько мне известно, подали заявление в правоохранительные органы, но не знаю, на какой сейчас все стадиии, – ответила Серебренникова.

– Зачем тогда заявлять довод, если не можете пояснить, – отрезал Разумов.

«Кто-то от вашего имени принял товар на 37 млн, а вы его не ловите»

Претензии у Серебренниковой оказались и к бумажным накладным: печати не те, не указан номер доверенности и так далее. А затем юрист перешла к электронным документам и заявила, что использовать их можно было только при согласии аптеки, но она не давала на это добро. Коллегия попробовала выяснить у юриста, использовались ли электронные накладные раньше спорного периода, но Серебренникова вновь не смогла ответить.

– У вас только отрицание, – вздохнул Разумов. – Скажите, по-вашему, электронные товарные накладные подтверждают факт поставки товара?

– Нет, потому что не подписаны электронной подписью нашей компании, – повторила представитель. – Доверенность на это не выдавалась.

А коллегия, выслушав стороны, отменила решения трех инстанций и направила дело на новое рассмотрение.

Решение Арбитражного суда Рязанской области от 13 декабря 2011 г. N А54-3481/2011 (ключевые темы: счет-фактура — товарная накладная — налоговый вычет — товарно-материальные ценности — выездная налоговая проверка)

Решение Арбитражного суда Рязанской области
от 13 декабря 2011 г. N А54-3481/2011

Постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа от 6 августа 2012 г. N Ф10-2786/12 по делу N А54-3481/2011 настоящее решение оставлено без изменения

Резолютивная часть решения объявлена в судебном заседании 28 ноября 2011 года.

Полный текст решения изготовлен 13 декабря 2011 года.

В судебном заедании 21.11.2011 объявлялся перерыв до 28.11.2011 года.

Арбитражный суд Рязанской области в составе судьи Шуман И.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем Дучевой М.И., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению общество с ограниченной ответственностью «Карадон» (Рязань; ОГРН 1026200951116) к Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области (Рязань; ОГРН 1046209032539) о признании недействительным решения N 12-05/11764дсп о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения

Смотрите так же:  Продлить лицензия касперского бесплатно

при участии в судебном заседании:

от заявителя — (21.11.2011; 28.11.2011) Лапшина Ю., представитель по доверенности от 01.08.2011, личность представителя установлена на основании предъявленного паспорта; (28.11.2011) Векшин А.В., представитель по доверенности от 01.07.2011, личность представителя установлена на основании предъявленного удостоверения адвоката;

от ответчика — (21.11.2011; 28.11.2011) Бордыленок Н.Е., старший специалист 2 разряда юридического отдела, доверенность от 03.10.2011 N 03-11/24670, личность представителя установлена на основании предъявленного паспорта.

установил: в Арбитражный суд Рязанской области обратилось общество с ограниченной ответственностью «Карадон» (далее по тексту — ООО «Карадон» с заявлением к Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области о признании недействительным решения N 12-05/11764дсп о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Представитель заявителя в судебном заседании указанное требование поддержал.

Представитель ответчика в судебном заседании заявленное требование ООО «Карадон» отклонил.

Из материалов настоящего дела следует, что Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области (на основании решения заместителя начальника Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области от 19.04.2010 N 15-12/1534) проведена выездная налоговая проверка в отношении ООО «Карадон» по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов: налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость, налога на имущество организаций, транспортного налога, налога на землю, других региональных и местных налогов за период с 01.01.2007 по 31.12.2009.

По результатам данной проверки составлен акт выездной налоговой проверки от 30.03.2011 N 12-05/8590дсп.

Возражений на акт выездной налоговой проверки от 30.03.2011 N 12-05/8590дсп ООО «Карадон» не представило.

29.04.2011 заместителем начальника Межрайонной ИФНС России 3 2 по Рязанской области по ООО «Карадон» вынесено решение N 121-05/11764дсп о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, поскольку ООО «Карадон» в 2007 — 2009 годах необоснованно применило налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость и включило в состав расходов при исчислении налога на прибыль организаций затраты, связанные с приобретением товаров (услуг) у ООО «Приоретет», ООО «Энрисс», ООО «Технология», ООО «Энергосвет».

В соответствии с данным решением ООО «Карадон» привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (за неполную уплату налога на добавленную стоимость в результате неправомерного завышения налоговых вычетов и неполную уплату налога на прибыль в результате занижения налогооблагаемой базы) в виде штрафа в общей сумме 209093 руб. 80 коп.

Кроме того, ООО «Карадон» начислены пени (по состоянию на 29.04.2011) в общей сумме 320441 руб. 92 коп. и предложено уплатить недоимку в общей сумме 1063156 руб. (т. 1, л.д. 36-63).

Копия решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения получена директором ООО «Карадон» А.Б. Харченко — 06.05.2011 (т. 1, л.д. 63).

ООО «Карадон» обжаловало указанное решение в апелляционном порядке в Управление Федеральной налоговой службы по Рязанской области.

Управление Федеральной налоговой службы по Рязанской области, рассмотрев апелляционную жалобу ООО «Карадон» на решение Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области от 29.04.2011 N 12-05/11764дсп о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, вынесло решение, согласно которому решение Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области от 29.04.2011 N 12-05/11764 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения изменено путем отмены в части доначисления ООО «Карадон» налога на добавленную стоимость в сумме 63085 руб. 80 коп, пеней на указанную сумму налога, а также привлечения по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на добавленную стоимость за 1 квартал 2008 года в сумме 3486 руб. 20 коп., за 2 квартал 2008 года в сумме 9131 руб., налога на прибыль организаций за 2007 год в сумме 5213 руб. (решение N 15-12/07319 по результатам рассмотрения апелляционной жалобы ООО «Карадон» на решение Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области от 29.04.2011 N 12-05/11764 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 24.06.2011 — т. 1, л.д. 69-93).

21.07.2011 ООО «Карадон» обратилось в Арбитражный суд Рязанской области с настоящим заявлением.

Рассмотрев и оценив материалы настоящего дела, заслушав доводы сторон, Арбитражный суд Рязанской области считает, что заявленное ООО «Карадон» требование подлежит частичному удовлетворению. При этом арбитражный суд исходит из следующего.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу пункта 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Представленными материалами настоящего дела подтверждено, что ООО «Карадон» является плательщиком налога на добавленную стоимость в соответствии со статьей 143 Налогового кодекса Российской Федерации.

Пунктами 1 и 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные в данной статье налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении:

1) товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса;

2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В соответствии с пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, при соблюдении названных требований Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Принятие товара к учету может быть подтверждено налогоплательщиком документами, отвечающими требованиям, установленным в статье 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее — Закон N 129-ФЗ), согласно которой все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать перечисленные в статье 9 Закона N 129-ФЗ обязательные реквизиты. При этом обязательным реквизитом любого первичного учетного документа является подпись руководителя организации или иного уполномоченного лица, действующего от имени этой организации.

Согласно пункту 1 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса, является счет-фактура .

Пунктом 2 данной статьи предусмотрено, что счета-фактуры , составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Из приведенных норм следует, что для предъявления к вычету сумм налога на добавленную стоимость, уплаченного поставщикам при приобретении товаров (работ, услуг), налогоплательщику необходимо подтвердить соответствующими документами факты приобретения товаров (работ, услуг) для осуществления операций, облагаемых налогом на добавленную стоимость, принятия их на учет и уплаты налога на добавленную стоимость поставщику в составе стоимости.

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организации является прибыль, полученная налогоплательщиком.

Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса Российской Федерации).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством.

При этом, расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации при регулировании налогообложения прибыли организаций установлена соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли.

Следовательно, расходы, обусловленные необходимостью осуществления организацией своей деятельности, в соответствии с действующим налоговым законодательством предполагают признание их экономически оправданными (обоснованными).

В то же время, поскольку уплата сумм налога на прибыль налогоплательщиком — организацией является налоговой обязанностью, то документы, на которые ссылается налогоплательщик в подтверждение исполнения такой обязанности, должны отвечать предъявляемым требованиям и достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия.

Право налогоплательщика на уменьшение полученного им дохода на сумму произведенных расходов является разновидностью налогового вычета, предоставляемого добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат, связанных с получением дохода, в связи с чем обусловлено необходимостью подтверждения надлежащими документами факта несения таких расходов.

Учитывая изложенное, затраты налогоплательщика уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, должны быть реально понесенными и документально подтвержденными, а сведения содержащиеся в этих документах — достоверными.

В соответствии с пунктом 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, пунктом 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации N 138-0 от 25.07.2001 в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.2006 г., судебная практика разрешения налоговых споров также исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом доводы налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды должны основываться на совокупности доказательств с бесспорностью подтверждающих наличие обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Также, в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации N 467-О от 16.11.2006 г. , N 468-О-О от 05.03.2009 и других разъяснено, что при разрешении споров, касающихся выполнения обязанности по уплате налогов, арбитражные суды не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правильности применения налогового законодательства, в том числе правомерности применения налоговых вычетов, обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств — факт оплаты покупателем товаров (работ, услуг), действительные отношения продавца и покупателя, наличие иных, помимо счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работы, услуги), и т.п.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

В ходе проведения выездной налоговой проверки инспекция пришла к выводу, что ООО «Карадон» в нарушение статей 171 , 252 Налогового кодекса Российской Федерации неправомерно применило налоговые вычеты по НДС и расходы при исчислении налога на прибыль при приобретении товаров (работ, услуг) у ООО «Приоритет» (ИНН 6670135251), ООО «Эн-рисс» (ИНН 7721571910), ООО «Технология» (ИНН 7709767257), ООО «Энергосвет» (ИНН 6213007883).

Так, ООО «Энрисс» в 2007 году оказало ООО «Карадон» транспортные услуги, что подтверждается счет-фактурой от 13.08.2007 N 373, актом от 13.08.2007 N 28 (на общую сумму 57602 руб. 88 коп., в том числе НДС -8786 руб. 88 коп.). В указанных документах в графах «руководитель организации», «главный бухгалтер» стоят подписи с расшифровкой от имени Зульфигарова Ильхама Али Оглы.

Счет-фактура от 13.08.2007 N 373 зарегистрирован в книге покупок за август и учтен в общей сумме налоговых вычетов в налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за август сумма НДС 6924 руб. 82 коп. Сумма налога на добавленную стоимость 1862 руб. 06 коп. по счету-фактуре от 13.08.2007 N 373 учтена в общей сумме вычетов по налогу на добавленную стоимость по реализации товаров по ставке 0% за сентябрь 2007 года по отгрузке товара в адрес Hibbert Investing Compani ITD.

Ответчиком не оспаривается, что счет-фактура, выставленный обществом «Энрисс», имеет все необходимые реквизиты, предусмотренные статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации.

Данные транспортные услуги списаны в расходы в августе 2007 года. Стоимость транспортных услуг на общую сумму 57602 руб. 88 коп., отражена в регистре налогового учета «Прочие расходы текущего периода» за 2007 год и, соответственно, в налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2007 год.

По товарно-транспортной накладной от 13.08.2007, представленной ООО «Карадон» к проверке, транспортировка товара (масло Disola M 3015 маршрут Рязань — Ростов-на-Дону) осуществлялась ООО «Энрисс» в адрес ООО «Донбункер», а затем в адрес Hibbert Investing Compani ITD.

Оплата за транспортировку товара произведена ООО «Карадон» путем перечисления денежных средств на расчетный счет ООО «Энрисс».

Межрайонная ИФНС России N 2 по Рязанской области, проверив вышеназванные документы, пришла к выводу об отсутствии признаков реального осуществления хозяйственных операций в силу отсутствия документального подтверждения реальности оказания услуг, отсутствия трудовых ресурсов, какого-либо имущества, отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств. По мнению инспекции, первичные документы, хозяйственные операции от имени контрагента — ООО «Энрисс» подписаны неустановленными, неуполномоченными физическими лицами, содержат недостоверную информацию, такую как, юридический адрес продавца, реальность сделок с данной организацией сомнительна. Инспекция считает, что доставка товара осуществлялась индивидуальным предпринимателем Ватутиным. То есть, ООО «Карадон» неправомерно завышены расходы, уменьшающие доходы для целей налогообложения прибыли, и получение необоснованной налоговой выгоды в виде налогового вычета по налогу на добавленную стоимость по документам, полученным от ООО «Энрисс».

В обоснование своей позиции Межрайонная ИФНС России N 2 по Рязанской области сослалась наследующие обстоятельства. ООО «Энрисс» зарегистрировано по адресу: 109337 Москва, ул. Новокузьминская 1-я, д. 16, кв. 2. Вместе с тем, по данному адресу ООО «Энрисс» никогда не располагалось. ООО «Энрисс» оформлено на формального учредителя и руководителя, все действия от имени юридического лица осуществлялись неуполномоченными лицами, которые не имели никаких доверенностей на право совершения каких-либо действий от имени ООО «Энрисс». Общество не имело основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, персонала. У ООО «Энрисс» отсутствовали трудовые ресурсы, расходы на заработную плату работникам, расходы на оплату коммунальных расходов, транспортные расходы, расходы на ГСМ, на запчасти к автомашинам, расходы на аренду складских помещений, расходы на уплату налогов, и другие расходы, необходимые для осуществления реальной деятельности с большим количеством покупателей и поставщиков по вышеуказанным товарам и услугам. Последняя отчетность по налогу на добавленную стоимость представлена за 1 полугодие 2007 года. Налоговая декларация по НДС за июль 2007 года. Вся представленная отчетность с «нулевыми» показателями. В последующие периоды отчетность не представлялась. Декларации по транспортному налогу не представлялись. Денежные средства с расчетного счета ООО «Энрисс» переводились на расчетный счет предпринимателя Ватутина А.В. (ИНН 622801905540), который находится на системе налогообложения ЕНВД и не уплачивает налог на прибыль и налог на добавленную стоимость. Доставка масла Disola М 3015, отгруженного в адрес Hibbert Investing Compani ITD, по мнению налогового органа, фактически осуществлялась индивидуальным предпринимателем Ватутиным А.В.

Арбитражный суд, оценив доводы налогового органа, в совокупности с полученными им доказательствами, пришел к выводу, что утверждения ответчика носят предположительный характер и документально не подтверждены.

В результате услуг, выполненных Обществом с привлечением перевозчика ООО «Энрисс», товар доставлен в адрес грузополучателя — ООО «Донбункер». Данный факт подтверждается товарно-транспортной накладной от 13.08.2007 (т. 1 л.д. 105).

Исходя из ответа ИФНС России N 21 по Москве от 26.05.2010 N 23-о8/22175 ООО «Энрисс» состоит на налоговом учете в ИФНС России N 21 по Москве с 28.11.2006 Адресом места регистрации является Москва, ул. Новокузьминская, 1-я, 16, 2. Учредитель и руководитель — Зульфигаров Ильхам Али Оглы.

Отсутствие ООО «Энрисс» по указанному юридическому адресу, не свидетельствует, что в период спорных правоотношений данное общество (его исполнительный орган) не располагалось по адресу Москва, ул. Новокузьминская, 1-я, 16, 2, и не вело реальной хозяйственной деятельности.

Отсутствие у ООО «Энрисс» основных средств не опровергает возможность доставки контрагентом груза (товара, продукции и др.), в том числе арендованным автотранспортном у того же индивидуального предпринимателя Ватутина А.В.

Основным видом деятельности общества может быть любой вид, не запрещенный действующим законодательством Российской Федерации.

При этом арбитражный суд отмечает, что наряду с государственной регистрацией признаком законной предпринимательской или иной деятельности является деятельность, соответствующая целям, предусмотренным в учредительных документах. При соблюдении этого условия работа юридического лица соответствует закону в той мере, в какой иное прямо не указано в законе. Коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом ( статья 49 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Ссылка Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области на представление ООО «Энрисс» последней отчетности по налогу на прибыль за 1 полугодие 2007 года и налоговой декларации по НДС за июль 2007 года с «нулевыми» показателями, арбитражным судом отклоняется.

Действующее законодательство не обязывает хозяйствующих субъектов при совершении сделки проверять иные аспекты деятельности друг друга. Отсутствие контрагента по юридическому адресу, невозможность его проверки или непредставление им документов для встречной проверки, а также уклонение от уплаты НДС и других налогов само по себе не может являться основанием для отказа налогоплательщику в применении налогового вычета по НДС.

В соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Этот вывод следует из принципа персонифицированности налоговой ответственности.

Суд также учитывает, что в соответствии с правилами ведения Единого государственного реестра юридических лиц, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 19.06.2002 N 438, государственный реестр является федеральным информационным ресурсом. Государственный реестр содержит записи о государственной регистрации при создании, реорганизации, ликвидации юридических лиц.

Согласно статье 5 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц» от 08.08.2001 N 129-ФЗ записи в государственный реестр вносятся на основании документов, представленных заявителями при государственной регистрации юридических лиц и внесении изменений в государственный реестр. При этом каждой записи присваивается государственный регистрационный номер и для каждой записи указывается дата внесения ее в государственный реестр. При несоответствии указанных в пункте 1 настоящей статьи сведений государственного реестра сведениям, содержащимся в документах, представленных при государственной регистрации, сведения, указанные в пункте 1 настоящей статьи, считаются достоверными до внесения в них соответствующих исправлений.

В регистрационном деле юридического лица, сведения о государственной регистрации которого внесены в государственный реестр, должны содержаться все документы, представленные в регистрирующий орган в соответствии с настоящим Федеральным законом. Регистрационные дела юридических лиц являются частью государственного реестра.

Смотрите так же:  Официальный сайт московской областной коллегии адвокатов

В силу статьи 9 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц» от 08.08.2001 N 129-ФЗ документы представляются в регистрирующий орган уполномоченным лицом непосредственно или направляются почтовым отправлением с объявленной ценностью при его пересылке и описью вложения. Иные способы представления документов в регистрирующий орган могут быть определены Правительством Российской Федерации. Требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Уполномоченным лицом (далее — заявитель) могут являться следующие физические лица: руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица или иное лицо, имеющие право без доверенности действовать от имени этого юридического лица; учредитель (учредители) юридического лица при его создании; руководитель юридического лица, выступающего учредителем регистрируемого юридического лица; конкурсный управляющий или руководитель ликвидационной комиссии (ликвидатор) при ликвидации юридического лица; иное лицо, действующее на основании доверенности или иного полномочия, предусмотренного федеральным законом, или актом специально уполномоченного на то государственного органа, или актом органа местного самоуправления.

Заявитель удостоверяет своей подписью заявление, представляемое в регистрирующий орган, и указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии). Подпись заявителя на указанном заявлении должна быть нотариально удостоверена.

Указанные положения Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц» от 08.08.2001 N 129-ФЗ полностью корреспондируются с положениями статьи 51 , части 3 статьи 52 и части 8 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, единственным обстоятельством, свидетельствующим о существовании юридического лица, является акт его государственной регистрации уполномоченным органом государственной власти.

Сведения, содержащиеся в регистрационном деле, считаются достоверными до тех пор, пока в них не внесены соответствующие исправления.

Документов, опровергающих указанные сведения, арбитражному суду налоговым органом не представлено. В связи с этим, ООО «Энрисс» полностью соответствует признакам и понятию юридического лица и его правоспособности, как оно дано в статьях 48 , 49 , 51 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Арбитражный суд также считает, что налоговым органом не представлены доказательства того, что заявитель имел основания подвергнуть сомнению содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц сведения о своем контрагенте.

Кроме того, именно налоговые органы, как единая централизованная система, должны обеспечить контроль за правомерностью осуществления государственной регистрации юридических лиц и ведением Единого государственного реестра юридических лиц.

Таким образом, суд при рассмотрении настоящего дела исходит из реальности совершения спорных хозяйственных операций.

Обратного налоговым органом не доказано.

Кроме того, согласно Указанию ЦБ РФ от 21.06.03 N 1297-У «О порядке оформления карточки с образцами подписей и оттиска печати» (зарегистрировано в Минюсте РФ 25.06.03 N 4829), подлинность собственноручных подписей лиц, обладающих правом первой или второй подписи, может быть удостоверена нотариально, или оформлена в присутствии сотрудника кредитной организации, уполномоченного распорядительным актом кредитной организации. При этом уполномоченное лицо устанавливает личности указанных в карточке лиц на основании представленных документов, удостоверяющих личность. Уполномоченное лицо устанавливает полномочия лиц, наделенных правом первой или второй подписи на основе изучения учредительных документов клиента, а также документов о наделении лица соответствующими полномочиями.

В материалы дела приобщена выписка по расчетному счету ООО «Энрисс», из которой следует, что в проверяемый налоговый период общество совершало многочисленные хозяйственные операции (1073 — за период с 09.01.2007 по 17.08.2007) не только с ООО «Карадон», но и иными контрагентами (т. 2 л.д. 126).

Вышеизложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что полномочия Зульфигарова Ильхама Али Оглы, как директора ООО «Энрисс», были проверены и подтверждены в установленном законом порядке как в рамках отношений с регистрирующим (налоговым) органом, так и с кредитной организацией.

Довод Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области о том, что ООО «Энрисс» оформлено на формального учредителя и руководителя, все действия от имени юридического лица осуществлялись неуполномоченными лицами, которые не имели никаких доверенностей на право совершения каких-либо действий от имени ООО «Энрисс» арбитражный суд также отклоняет.

Согласно объяснению Зульфигарова Ильхама Али оглы от 18.12.2008 (т. 2, л.д. 135), он не отрицал факт регистрации за вознаграждение на свое имя более 30 фирм, в том числе ООО «Энрисс». Пояснял, что каких либо счетов для организаций, оформленных на него, не открывал, денежные средства со счетов организаций не снимал.

Суд критически относится к объяснениям данного гражданина, поскольку, во-первых, его пояснения противоречат информации, поступившей из банка (ООО «Промрегионбанк»), согласно которой только Зульфигаров И.А.О. имеет право подписи платежных документов. Он же выдал доверенность Ватутину А.В. для открытия расчетного счета и иных расчетных операций по счету (т. 2 л.д. 140). В соответствии с банковским карточками Зульфигаров И.А.О. единственный, кто имел право подписи в банковских документах; лиц, наделенных правом второй подписи, не было (т. 2 л.д. 88, 89).

Во-вторых, Гражданское законодательство Российской Федерации не содержит ограничений регистрации физического лица в качестве учредителя в нескольких обществах.

В этой связи, довод Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области о том, что директора ООО «Энрисс» относится к числу формальных учредителей и руководителей является несостоятельным.

В-третьих, объяснение от Зульфигарова И.А. полученное оперуполномоченным УНП ГУВД Ростовской области — 18.12.2008, то есть до проведения выездной налоговой проверки по ООО «Карадон» и в рамках настоящего спора не может быть признано допустимым доказательством по делу, исходя из положений статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 5 статьи 90 Налогового кодекса Российской Федерации перед получением показаний должностное лицо налогового органа разъясняет свидетелю его права и обязанности, а также предупреждает об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью свидетеля.

Представленные налоговым органом объяснения Зульфигарова И.А. получены с нарушением требований, предусмотренных пунктом 5 статьи 90 Налогового кодекса Российской Федерации. Исходя из положений пункта 3 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Доказательств соблюдения предусмотренных законодательством условий при опросе налоговым органом суду не представлено.

Заключение эксперта от 13.12.2010 N 2837 (т. 5, л.д. 63-67), в котором отражено, что «подписи от имени Зульфигарова Ильхама Али оглы, расположенные в графах: «Руководитель организации» и «Главный бухгалтер» счет — фактуры от 13.08.2007 N 00000373 ООО «Энрисс»; в графе «Исполнитель» акта от 13.08.2007 N 00000028 ООО «Энрис» выполнены не Зульфигаровым Ильхамом Али оглы, а другим лицом, арбитражным судом не принимается во внимание.

Арбитражный суд считает, что заключение эксперта в отсутствие иных доказательств подписания спорных документов лицом, не имеющим на это полномочий, не опровергает реальность спорных хозяйственных отношений.

В рассматриваемой ситуации результаты почерковедческой экспертизы в целом не опровергают возможности подписания документов уполномоченным лицом по доверенности.

Помимо изложенного, Межрайонная ИФНС России N 2 по Рязанской области в оспариваемом решении сослалась на то, что фактически доставка товара осуществлялась индивидуальным предпринимателем Ватутиным А.В. (товарно-транспортная накладная от 20.11.2006) (т.4 л.д. 44).

В судебном заседании представители заявителя пояснили, что ООО «Карадон» действительно имело правоотношения с индивидуальным предпринимателем Ватутиным А.В. в 2006 году. Однако это не опровергает факта транспортировки ООО «Энрисс» товара, реализуемого ООО «Кара-дон», в августе 2007 года.

Налоговый орган также ссылается на анализ движения денежных средств ООО «Энрисс» по расчетному счету в банке, из которого следует, что денежные средства, полученные ООО «Энрисс» от заявителя на следующий день перечислялись на расчетный счет индивидуального предпринимателя Ватутина А.В.

По мнению суда, данный вывод ответчика сделан исключительно на фактах осуществления расчетов между ООО «Энрисс» и индивидуального предпринимателя Ватутина А.В. с проводками сходных сумм и в течение одного-двух операционных дней. Между тем эти обстоятельства сами по себе не могут являться доказательством недобросовестности непосредственно общества «Карадон» и не свидетельствуют о необоснованности заявления им налогового вычета. Содержание и действительность совершенных названными хозяйствующими субъектами сделок, факты списания денег, передачи товаров и услуг налоговым органом не исследовались.

Позиция налогового органа строится на предположениях.

Для обоснования заявителем права на налоговый вычет по НДС и расходов, для исчисления налога на прибыль взаимоотношения между ООО «Энрисс» и индивидуальным предпринимателем Ватутиным А.В. правового значения не имеют.

В свою очередь, в подтверждение своих доводов на обозрение суда и ответчика представителем заявителя был представлен оригинал товар но-транспортной накладной от 13.08.2007, имеющей подписи должностных лиц ООО «Карадон», ООО «Донбункер» и ООО «Энрисс».

Указанный документ в период проведения проверки представлялся налогоплательщиком налоговому органу в подтверждение понесенных расходов по транспортировке товара, однако надлежащей оценки не получил. Истребуя документы у ООО «Донбункер» по сделкам, связанным с ООО «Карадон», налоговый орган не запросил конкретных документов по транспортировке товара ООО «Энрисс» (т. 4 л.д. 50, 51). Реальность хозяйственных операций по поставке в августе 2007 года в адрес ООО «Донбункер» масла Disola М 3015 в количестве 20,815 т. подтверждается товарно-транспортной накладной от 13.08.2007 , актом о приеме-передаче товарно-материальных ценностей на хранение от 15.08.2007 N 169, накладной хранения N 2 (т. 1 л.д. 105-107).

В связи с чем, непредоставление документов ООО «Донбункер», связанных с транспортировкой товара в его адрес ООО «Энрисс», по результатам встречной проверки в рассматриваемой ситуации не опровергает реальность осуществления хозяйственных операций.

В ходе выездной налоговой проверки в отношении контрагента -ООО «Приоритет» (ИНН 6670135251) было установлено, что названное общество в 2007 году являлось поставщиком продукции — керосина осветительного, масла осевого на общую сумму 70549 руб. 40 коп., в том числе налога на добавленную стоимость — 10761 руб. 77 коп., что подтверждается счет — фактурой от 06.04.2007 N 124, товарной накладной от 06.04.2007 N 124. В указанных документах в графах «руководитель организации», главный бухгалтер» стоят подписи с расшифровкой от имени Воробьева Дмитрия Евгеньевича Счет-фактура от 06.04.2007 N 124 зарегистрирован в книге покупок за апрель 2007 года, сумма налога на добавленную стоимость — 10761 руб. 77 коп. учтена в общей сумме налоговых вычетов в декларации по налогу на добавленную стоимость за апрель 2007 года. Стоимость ТМЦ по товарной накладной от 06.04.2007 года N 124 в сумме 59787 руб. 63 коп., отражена в регистре налогового учета «Расходы, связанные с производством и реализацией» за 2007 год и соответственно в налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2007 год.

По мнению налогового органа, директор ООО «Приоритет» Воробьев Д.Е., оформлен, как формальный учредитель и руководитель, все действия от имени юридического лица осуществлялись неуполномоченными лицами, которые не имели никаких доверенностей на право совершения каких-либо действий от имени ООО «Приоритет». Подписи в счета — фактурах и товарных накладных ООО «Приоритет» выполнены не Воробьевым Д.Е., а другим лицом. Данное общество не имеет основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, персонала для выполнения поставок ТМЦ. У ООО «Приоритет» отсутствовали трудовые ресурсы, расходы на заработную плату работникам, расходы на уплату налогов, и другие расходы, необходимые для осуществления реальной деятельности с большим количеством покупателей и поставщиков по вышеуказанным товарам и услугам. Последняя отчетность по налогу на добавленную стоимость представлена за 3 квартал 2006 года с «нулевыми» показателями. В последующие периоды отчетность не представлялась. Выручка, полученная в 2007 году от ООО «Карадон», не включена ООО «Приоритет» в налоговую декларацию по налогу на прибыль и налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость за соответствующий налоговый период. Сведения, содержащиеся в товарных накладных ООО «Приоритет» не содержат всех необходимых реквизитов утвержденной формы ТОРГ-12 , не заполнены следующие строки: не указана должность, подпись, расшифровка подписи кто отпуск произвел; не заполнена строка «приложение (паспорта, сертификаты и т.п.). Так же товарная накладная не содержит информации по сопровождающим документам в виде паспорта качества масле. Паспорта качества на полученные товарно-материальные ценности не представлены.

Допрошенный в качестве свидетеля Воробьев Дмитрий Евгеньевич, пояснил (т. 4, л.д. 71-72), что регистрировал на свое имя фирмы, однако прямое отношение к «Приоритет» не имеет, договора не заключал, документов не подписывал. Из заключения эксперта от 03.12.2010 N 2833 следует, что подписи от имени Воробьева Д.Е., расположенные на представленных на экспертизу документах, выполнены не Воробьевым Д.Е., а другим лицом. При проведении почерковедческой экспертизы в рамках проведения выездной налоговой проверки «Эрл Тур» установлено, что подпись в решении о создании ООО «Приоритет» выполнены не Воробьевым Д.Е., а другим лицом (заключение эксперта от 03.12.2010 N 2833).

Отклоняя вышеуказанные доводы Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области, арбитражный суд исходит из оценки следующих обстоятельств.

В соответствии с ответом ИФНС России по Кировскому району Екатеринбурга (т. 4, л.д. 62) ООО «Приоритет» зарегистрировано в ИФНС России по Кировскому району Екатеринбурга с 15.08.2006 , является плательщиком налога на добавленную стоимость, относится к налогоплательщикам, предоставляющим «нулевую» налоговую отчетность. Последняя отчетность по налогу на добавленную стоимость представлена за 3 квартал 2006 года. В последующие периоды организация отчетности не представляла.

Тот факт, что Воробьев Д.Е. (руководитель и учредитель ООО «Приоритет», от имени которого подписаны первичные документы общества) отрицает подписание первичных документов ООО «Приоритет», представленных в материалы настоящего дела, как основание для отказа в принятии вычетов (расходов) по налогу на добавленную стоимость и налогу на прибыль, арбитражный суд считает несостоятельным.

Объяснение Воробьева Д.Е. арбитражным судом оценено и не может быть принято в качестве безусловного доказательства по настоящему делу, поскольку показания данного свидетеля, являются показаниями заинтересованного лица и требуют самостоятельной проверки на предмет правдивости. При этом арбитражный суд отмечает, что Воробьев Д.Е. не отрицал, что регистрировал на свое имя какие-то фирмы.

Доводы Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области о том, что документы ООО «Приоритет» подписаны другим лицом, не опровергают возможности подписания документов уполномоченным лицом по доверенности.

Ссылка Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области на заключение эксперта от 03.12.2010 N 2833 в рамках проведения выездной налоговой проверки «Эрл Тур» (подпись в решении о создании ООО «Приоритет» выполнены не Воробьевым Д.Е., а другим лицом) отношения к настоящему делу не имеет.

Более того, данные сведения вступают в противоречия с показаниями Воробьева Д.Е., который не отрицал факт регистрации на его имя ООО «Приоритет».

Как ранее отмечалось судом, сведения, содержащиеся в регистрационном деле, считаются достоверными до тех пор, пока в них не внесены соответствующие исправления.

Документов, опровергающих указанные сведения, арбитражному суду налоговым органом не представлено.

Представитель заявителя в судебном заседании о взаимоотношениях ООО «Карадон» с ООО «Приоритет» пояснил арбитражному суду, что ООО «Приоритет» являлся поставщиком продукции — керосина осветительного, масла осевого на общую сумму 70549 руб. 40 коп. (в том числе: налога на добавленную стоимость — 10761 руб. 77 коп. (счет-фактура от 06.04.2007 N 124; товарная накладная от 06.04.2007 N 124).

В соответствии с Постановлением Госкомстата России N 132 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций» для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации применяется товарная накладная формы ТОРГ-12 , которая составляется в двух экземплярах: первый остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания; второй передается сторонней организации и предназначается для оприходования этих ценностей.

Следовательно, товарная накладная N ТОРГ-12 является одним из самостоятельных документов и служит основанием для списания и оприходования товара, то есть в силу действующего законодательства Российской Федерации признается надлежащим доказательством поставки продукции.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее по тексту — Закон) все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: а) наименование документа; б) дату составления документа; в) наименование организации, от имени которой составлен документ; г) содержание хозяйственной операции; д) измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; е) наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; ж) личные подписи указанных лиц.

Первичный учетный документ должен быть составлен в момент совершения операции, а если это не представляется возможным — непосредственно после ее окончания ( пункт 2 статьи 9 Закона).

Своевременное и качественное оформление первичных учетных документов, передачу их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учете, а также достоверность содержащихся в них данных обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы ( пункт 4 статьи 9 названного Закона).

Сведения, содержащиеся в товарных накладных ООО «Приоритет» ( ТОРГ-12 ) за спорный период содержат все необходимые реквизиты, предусмотренные требованиями Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете». Расшифровка подписи «отпуск разрешил» и «Груз получил грузополучатель» в товарной накладной от 06.04.2007 N 124 от ООО «Приоритет» имеется (т. 1 л.д. 119).

Отсутствие в товарной накладной сведений о расшифровке должности, расшифровки подписи лица, который произвел отпуск груза, не является правовым основанием отказа в налоговым вычете по налогу на добавленную стоимость. Оплата за товар была произведена в безналичной форме.

Счет-фактура от 06.04.2007 N 124 зарегистрирован в книге покупок за апрель 2007 года, сумма налога на добавленную стоимость составила 10761 руб. 77 коп., учтена в общей сумме налоговых вычетов в налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за апрель 2007 года. Данные товарно-материальные ценности списаны в расходы в апреле 2007 года. Стоимость товарно-материальных ценностей по товарной накладной от 06.04.2007 N 124 в сумме 59787 руб. 63 коп. отражена в регистре налогового учета «Расходы, связанные с производством и реализацией за 2007 год и налоговой декларации по налогу на прибыль.

Материалами дела подтверждается, что названный товар в последующем был реализован следующим покупателям: масло осевое — СПК «Ольховский», счет-фактура от 06.04.2007 N 43 (накладная от 06.04.2007 N 00000043); керосин осветительный — ЗАО «СОАТЭ» (накладная от 26.04.2007 N 00000049).

Отсутствие паспорта о качестве индустриальных масел у поставщика (ООО «Приоритет») не является документом, влияющим на фактическое получение продукции. Паспорт качества оформляется заводом-изготовителем и при перепродаже сырья просто тиражируется продавцами.

Иных доказательств, ставящих под сомнение реальность рассматриваемых хозяйственных операций, Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области не представлено.

В отношение хозяйственных операций налогоплательщика с ООО «Технология» (ИНН 7709767257) арбитражным судом установлено, что данное общество в 2008 году являлось поставщиком продукции присадка П-20 на общую сумму 3570000 руб., что подтверждается счет-фактурой от 28.04.2008 N 101, товарной накладной от 28.04.2008 3 101, счет-фактурой от 08.09.2008 N 193, товарной накладной от 08.09.2008 N 193.

Договор поставки между ООО «Технология» и ООО «Карадон» не заключался.

Оплата товара от ООО «Карадон» в адрес ООО «Технология» не производилась.

Счета-фактуры от 28.04.2008 N 101 и от 08.09.2008 N 193 зарегистрированы в книгах покупок за 2 и 3 кварталы 2008 года, сумма налога на добавленную стоимость — 270000 руб. учтена в общей сумме налоговых вычетов в налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 2 квартал 2008 года, сумма налога на добавленную стоимость — 274576 руб. учтена в общей сумме налоговых вычетов в налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 3 квартал 2008 года. В бухгалтерском учете сделаны проводки: Д10 К60, Д 19 К60. По данным Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области в ООО «Карадон» числится кредиторская задолженность перед ООО «Технология». На 31.12.2009 согласно данным бухгалтерского учета данные товарно-материальные ценности в производство не списаны.

Межрайонная ИФНС России N 2 по Рязанской области по ООО «Технология» вменила заявителю то, что у ООО «Технология» отсутствуют необходимые условия для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств. Первичные документы, хозяйственные операции от имени контрагента — ООО «Технология» подписаны неустановленными, неуполномоченными физическими лицами, содержат недостоверную информацию.

Оценив доводы налогового органа, арбитражный суд отклоняет их.

Исходя из представленной в материалы настоящего дела информации из ИФНС России N 9 по Москве ООО «Технология» (т. 4, л.д. 94) состоит на налоговом учете в названном налоговом органе с 26.11.2007

Таким образом, ООО «Технология» зарегистрировано в установленном порядке. Сведения о данном обществе содержится в ЕГРЮЛ (т. 4, л.д. 107-122).

Расчетный счет в филиале ОАО «Уралсиб» в Рязани N 40702810320000000973 закрыт — 24.08.2009; расчетный счет в ФКБ «Московский капитал» (ООО) в Рязани (ликвидированном банке) N 4070281030802000 0398 закрыт — 05.06.2008 Последняя бухгалтерская и налоговая отчетность представлена за 3 квартал 2009 года «нулевая» (т. 4, л.д. 94).

Учредителем и руководителем общества является Карасева Наталия Александровна (выписка из ЕГРЮЛ ООО «Технология» — л.д. 4, л.д. 74).

Ссылка налогового органа на выводы эксперта, изложенные в заключении от 02.12.2010 N 2834 (т. 5, л.д. 43-46), согласно которым подписи от имени Карасевой НА., расположенные в счетах-фактурах от 28.04.2008 N 101, от 08.09.2008 N 193, в товарных накладных от 28.04.2008 N 193, от 28.04.2008 N 101, выполнены не Карасевой Натальей Александровной, а другим лицом, арбитражным судом отклоняется. Арбитражный суд считает, что данный довод ответчика в отсутствие иных доказательств подписания спорных документов лицом, не имеющим на этой полномочий, не опровергает реальность спорных хозяйственных отношений и возможности подписания документов уполномоченным лицом по доверенности.

Смотрите так же:  Заявление в фас об одностороннем расторжении контракта

В судебном заседании представители заявителя пояснили, что товар, поступивший от ООО «Технология», в производство не пошел, поскольку не соответствовал по качеству, о чем свидетельствуют протоколы лабораторных испытаний, представленные в Межрайонную ИФНС России N 2 по Рязанской области. Данный товар предназначался для возврата поставщику. Возврат товара должен быть осуществлен за счет поставщика.

Оценивая данную ситуацию, арбитражный суд считает, что, поскольку товарно-материальные ценности изначально приобретались Обществом для целей производства продукции, подлежащей налогообложению, то у налогового органа отсутствуют правовые основания требовать восстановления сумм НДС по указанным товарно-материальным ценностям в бюджет. То обстоятельство, что в процессе хозяйственной деятельности приобретенный товар оказался бракованным, для производства налогового вычета по НДС значения не имеет.

Порядок оплаты товара в силу положений, установленных пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального Закона от 22.07.2005 N 119-ФЗ) после 01.01.2006 также правового значения для применения вычетов налога на добавленную стоимость не имеет.

Расходы по данной сделке при исчислении налога на прибыль не заявлялись налогоплательщиком.

В отношении хозяйственных операций с ООО «Энергосвет» (ИНН 6213007883), арбитражным судом установлено, что в 2008 году указанное общество являлось поставщиком продукции — масло Total Visga 22, Масло Total Visga 68, Масло Total ELf Z 220, Масло Total ELf 150, Масло Total Disola 15 W 40 на общую сумму — 1156800, что подтверждается счет-фактурой от 02.04.2008 , товарной накладной от 02.04.2008 N 81.

Договор поставки между ООО «Карадон» и ООО «Энергосвет» не заключался.

Счет-фактура от 28.04.2008 N 81 зарегистрирован в книге покупок за 2 квартал 2008, сумма налога на добавленную стоимость — 176461 руб. 02 коп. учтена в общей сумме налоговых вычетов в декларации по налогу на добавленную стоимость за 2 квартал 2008 года.

Оплата за товар производилась в безналичной форме.

Товар реализован. Оплата за реализацию производилась в безналичной форме.

Данные товароматериальные ценности списании в расходы в апреле 2008 года. Стоимость товарно-материальных ценностей по товарной накладной от 02.04.2007 — 905423 руб. 72 коп. отражена в регистре налогового учета «Расходы, связанные с производством и реализаций за 2008 го. и в налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2008 год.

Доначисляя налог на добавленную стоимость и налог на прибыль, Межрайонная ИФНС России N 2 по Рязанской области по данному контрагенту установила, что ООО «Энергосвет» по адресу регистрации (Рязанская область, Рыбное, ул. Вокзальная, д. 12 В) не располагается. ООО «Энергосвет», как юридическое лицо оформлено на формального учредителя и руководителя, все действия от имени юридического лица осуществлялись неуполномоченными лицами, которые не имели никаких доверенностей на право совершения каких-либо действий от имени ООО «Энергосвет». Нет основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, персонала для выполнения поставок товароматериальных ценностей. Отсутствовали трудовые ресурсы, расходы на заработную плату работникам, расходы на оплату коммунальных расходов, транспортные расходы и другие расходы, необходимые для осуществления реальной деятельности с большим количеством покупателей и поставщиков по вышеуказанным товарам и услугам. Сведения, содержащиеся в счет-фактуре от 02.04.2008 N 81 ООО «Энергосвет» не соответствуют действительности, так как согласно ГТД N 10009194/260308/0011093, указанной в графе «номер таможенной декларации» вышеназванной счет-фактуры, данные виды масла в Россию не ввозились. Товарные накладные, представленные ООО «Кардон» на проверку, оформлены с нарушением требований к их заполнению, установленных Постановлением Госкомстата России от 25.12.1998 N 132, с нарушением Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» и не могут служить основанием для оприходования товара.

Не принимая во внимание вышеуказанные доводы, арбитражный суд исходит из следующего.

Материалами настоящего дела подтверждено, что ООО «Энергосвет» состояло на налоговом учете в Межрайонной ИФНС России N 6 по Рязанской области с 13.04.2007 по 03.06.2008 по адресу: Рязанская область, Рыбное, ул. Вокзальная, д. 12.

03.06.2008 ООО «Энергосвет» снято с налогового учета в Межрайонной ИФНС России N 6 по Рязанской области, в связи с реорганизацией в форме присоединения, правопреемником данного общества является ООО «Кристи».

Отсутствие ООО «Энергосвет» по указанному юридическому адресу в период проведения проверки, не свидетельствует, что в период спорных правоотношений данное общество (его исполнительный орган) не располагалось по адресу: Рыбное, ул. Вокзальная, д. 12, и не вело реальной хозяйственной деятельности.

Довод Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области о том, что руководитель и учредитель ООО «Энергосвет» (допрошенный в качестве свидетеля — 16.09.2010, протокол допроса N 12-08/644) показал, что ООО «Энергосвет» ему не знакомо, указанную организацию не регистрировал, должностным лицом и директором ООО «Энергосвет» не являлся, документы никакие не подписывал, арбитражным судом отклоняется.

Согласно выписке из ЕГРЮЛ Поляков Александр Юрьевич в спорный период числился руководителем ООО «Энергосвет». Доказательств обратного ответчиком в материалы настоящего дела не представлено.

Показания названного лица, на которые в оспариваемом заявителем решении имеется ссылка, являются показаниями заинтересованного лица, которые, требуют самостоятельной проверки на предмет правдивости.

В обоснование своей позиции Межрайонная ИФНС России N 2 по Рязанской области ссылается на результаты почерковедческой экспертизы Экспертно-криминалистического центра при Управлении внутренних дел по Рязанской области от 06.12.2010 N 2836 (т. 5, л.д. 53-57) установившей, что подписи от имени Полякова Александра Юрьевича, расположенные в графах «Руководитель организации» и «Главный бухгалтер» счета-фактуры от 02.04.2008 ООО «Энергосвет»; в графе «Отпуск разрешил» товарной накладной от 02.04.2008 N 81 ООО «Энергосвет» выполнены не Поляковым Александром Юрьевичем, а другим лицом.

В рассматриваемой ситуации результаты почерковедческой экспертизы в целом не опровергают возможности подписания документов уполномоченным лицом по доверенности.

Помимо этого, ответчиком при проведении оспариваемой выездной налоговой проверки не была назначена экспертиза подписи руководителя ООО «Энергосвет» на банковских карточках, учредительных документах, заявлении о регистрации юридического лица, заверенных нотариально, на предмет их идентичности с подписями в счете-фактуре, товарной накладной, с целью проверки правдивости.

Следовательно, Межрайонная ИФНС России N 2 по Рязанской области не доказала отсутствие реальности хозяйственных отношений между ООО «Карадон» и ООО «Энергосвет».

Представитель заявителя в обоснование своей позиции по данному контрагенту указал, что довод налогового органа о том, что «сведения, содержащиеся в счет-фактуре от 02.04.2008 N 81» не соответствуют действительности, так как согласно ГТД N 10009194/260308/0011093 указанной в графе «номер таможенной декларации» вышеназванной счет-фактуры, данные виды масел в Россию не ввозились» является ошибочным, поскольку в ходе налоговой проверки Инспекцией информация по ГТД не в полном объеме.

Согласно документам, полученным арбитражным судом из Центральной акцизной таможни, данные виды масел задекларированы в ГТД N 10009194/260308/0011093 (дополнение N 1 к ГТД N 10009194/260308/0011093 товар N 4 графа 31, товар N 8 графа 31, товар N 9, графа 31).

В ходе судебного разбирательства представители налогового органа не оспаривали сведения, содержащиеся в документах, представленных Центральной акцизной таможней.

Доводы Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области о том, что у контрагентов ООО «Карадон» — ООО «Энрисс», ООО «Технология», ООО «Приоритет», ООО «Энергосвет» отсутствовали трудовые ресурсы, расходы на заработную плату работникам, расходы на оплату коммунальных расходов, транспортные расходы, расходы на ГСМ, на запчасти к автомашинам, расходы на аренду складских помещений, расходы на уплату налогов, и другие расходы, необходимые для осуществления реальной деятельности с большим количеством покупателей и поставщиков по вышеуказанным товарам и услугам не являются основаниями для отказа заявителю в подтверждении расходов по налогу на прибыль и возмещения налога на добавленную стоимость при реальности совершения сделок и выполнения налогоплательщиком условий, установленных законодательством Российской Федерации для возмещения налога на добавленную стоимость.

Довод Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области о том, что допрошенный в ходе проведения выездной налоговой проверки Харченко А.Б. (директор ООО «Карадон») с руководителями вышеназванных поставщиков не знаком, в их офисах никогда не был и где они располагаются ему не известно», арбитражным судом не принимается во внимание, поскольку данные пояснение сами по себе не свидетельствуют, что ООО «Карадон» не проявило должную осмотрительность и осторожность, поскольку на момент совершения хозяйственных операций с ООО «Энрисс», ООО «Технология», ООО «Приоритет», ООО «Энергосвет» были зарегистрированы в установленном порядке.

Довод налогового органа о том, что налогоплательщик не представил ни в период проверки, ни в ходе судебного разбирательства документы, подтверждающие транспортировку приобретаемого товара (товарно-транспортные накладные, путевые листы, акты приема-передачи товара), судом отклоняется.

Налоговое законодательство не содержит конкретного перечня первичных документов, непредставление которых является основанием для отказа налогоплательщику в учете в составе расходов фактически понесенных им затрат.

В частности в главе 25 Налогового кодекса Российской Федерации отсутствует требование о представлении налогоплательщиком товарно-транспортных накладных и путевых листов в качестве единственных доказательств, подтверждающих транспортировку товара.

Согласно пункту 1 статьи 54 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

Статьей 313 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что налогоплательщики исчисляют налоговую базу по итогам каждого отчетного (налогового) периода на основе данных налогового учета. Налоговый учет — система обобщения информации для определения налоговой базы по налогу на основе данных первичных документов, сгруппированных в соответствии с порядком, предусмотренным настоящим Кодексом.

Положениями пункта 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что «первичные учетные документы» следует определять в соответствии с законодательством о бухгалтерском учете.

Пунктом 1 статьи 9 Федерального закона РФ N 129-ФЗ от 21.11.1996 «О бухгалтерском учете» предусмотрено, что все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

В соответствии с Постановлением Госкомстата России N 132 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций» для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации применяется товарная накладная формы ТОРГ-12 , которая составляется в двух экземплярах: первый остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания; второй передается сторонней организации и предназначается для оприходования этих ценностей.

Следовательно, товарная накладная N ТОРГ-12 является одним из самостоятельных документов и служит основанием для списания и оприходования товара, то есть в силу действующего законодательства признается надлежащим доказательством поставки продукции.

Кроме того, частью 1 статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа.

В связи с этим, отсутствие товарно-транспортных накладных и путевых листов, на которые ссылается налоговый орган, при наличии иных документов подтверждающих расходы, не является основанием для отказа в налоговых вычетах при исчислении НДС и налога на прибыль.

Иных доказательств, ставящих под сомнение реальность рассматриваемых хозяйственных операций, налоговым органом не представлено.

Кроме того, согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 320-О-П налоговое законодательство Российской Федерации не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободной экономической деятельности ( часть 1 статьи 8 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Доказательств того, что деятельность Общества направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязательств, ответчиком не представлено, как не установлено обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности общества. Расходы непосредственно связаны с производственной деятельностью заявителя и направлены на получение дохода.

Оценив, в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные заявителем документы, арбитражный суд пришел к выводу, что доводы налогового органа носят предположительный характер. Обстоятельства, установленные ответчиком в ходе выездной налоговой проверки и положенные ей в основу произведенных доначислений налога на прибыль за 2007 — 2009 годы, не опровергают реальность хозяйственных операции между ООО «Энрисс», ООО «Приоритет», ООО «Технология», ООО «Энергосвет».

Следовательно, оснований для вывода о том, что налогоплательщиком для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), либо налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, не имеется.

В связи с этим, в соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53 от 12.10.2006 отсутствуют препятствия для получения обществом с ограниченной ответственностью «Карадон» налоговой выгоды в виде налоговых вычетов по НДС и уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль на сумму расходов, понесенных по финансово-хозяйственным взаимоотношениям с указанными контрагентами.

При таких обстоятельствах, решение Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 29.04.2011 N 12-05/11764дсп о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, подлежит признанию недействительным в части не отменной в соответствии с решением Управления Федеральной налоговой службы Российской Федерации по Рязанской области от 24.06.2011 г N 15-12/07319 по результатам рассмотрения апелляционной жалобы общества с ограниченной ответственностью «Карадон».

В части требования общества с ограниченной ответственностью «Кардон» о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 63085 руб. 80 коп., начисления пеней на указанную сумму, привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за 1 квартал 2008 года в сумме 34862 руб., за 2 квартал 2008 года в сумме 9131 руб., налога на прибыль организаций за 2007 год в сумме 5213 руб. производство по делу N А54-3481/2011 следует прекратить, исходя из следующего.

По результатам рассмотрения дела в соответствии со статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает одно из решений, указанных в этой статье, в том числе о признании оспариваемого ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

В силу части 8 той же статьи со дня принятия решения Арбитражного суда о признании недействительным ненормативного правового акта полностью или в части указанный акт или отдельные его положения не подлежат применению.

Если до вынесения Арбитражным судом решения по заявлению об оспаривании ненормативного правового акта этот акт в установленном порядке отменен, дело не подлежит рассмотрению в Арбитражном суде, так как предмет спора в данном случае перестал существовать.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что дело не подлежит рассмотрению в Арбитражном суде.

В соответствии с Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 99 «Об отдельных вопросах практики применения АПК РФ» также установлено, что суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт (отмененный или утративший силу в связи с истечением срока его действия) не нарушал законные права и интересы заявителя, прекращает производство по делу в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Представленным решением Управления Федеральной налоговой службы по Рязанской области N 15-12/07319 по результатам рассмотрения апелляционной жалобы ООО «Карадон» на решение Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области от 29.04.2011 N 12-05/11764 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 24.06.2011 (т. 1, л.д. 69-93) подтверждено, что указанное решение Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области изменено путем отмены в части доначисления ООО «Карадон» налога на добавленную стоимость в сумме 63085 руб. 80 коп., пеней на указанную сумму налога, а также привлечения по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на добавленную стоимость за 1 квартал 2008 года в сумме 3486 руб. 20 коп., за 2 квартал 2008 года в сумме 9131 руб., налога на прибыль организаций за 2007 год в сумме 5213 руб.

Следовательно, в части налога на добавленную стоимость в сумме 63085 руб. 80 коп., пеней на указанную сумму налога, а также привлечения по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на добавленную стоимость за 1 квартал 2008 года в сумме 3486 руб. 20 коп., за 2 квартал 2008 года в сумме 9131 руб., налога на прибыль организаций за 2007 год в сумме 5213 руб. правовых оснований для признания недействительным оспариваемого заявителем решения у арбитражного суда не имеется, поскольку отсутствует в указанной части предмет спора.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. Согласно статье 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным расходам относится государственная пошлина.

Таким образом, отношения по возмещению судебных расходов возникают между сторонами состоявшегося судебного спора. Иными словами, после прекращения отношений истца с государством по поводу уплаты государственной пошлины и рассмотрения судом дела, возникают отношения между сторонами судебного спора (истцом и ответчиком) по поводу возмещения судебных расходов, в состав которых законодателем включена уплаченная сумма государственной пошлины. При этом суд, взыскивая с ответчика уплаченную заявителем в бюджет государственную пошлину, возлагает на ответчика обязанность не по уплате государственной пошлины в бюджет, а по компенсации заявителем денежных сумм, равных понесенным им судебным расходам.

Налоговые органы освобождены от уплаты государственной пошлины на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации. Вместе с тем, законодательством Российской Федерации не предусмотрено освобождение государственных и муниципальных органов от возмещения судебных расходов в случае, если решение принято не в их пользу. Напротив, в части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации гарантируется возмещение всех понесенных судебных расходов в пользу выигравшей дело стороны, независимо от того, является ли проигравшей стороной государственный или муниципальный орган. Указанная позиция суда согласуется с точкой зрения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, высказанной в письме от 01.04.2009 N ВАС-С03/УП-533.

В этой связи с ответчика подлежит взысканию в пользу заявителя государственной пошлина в сумме 4000 руб. (за заявление об оспаривании ненормативного правового акта и заявление о принятии обеспечительных мер). Руководствуясь статьями 110 , 167-170 , 181 , 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил:

1. Решение Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области от 29.04.2011 N 12-05/11764дсп о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, проверенное на соответствие Налоговому кодексу Российской Федерации, признать недействительным в части не отменной в соответствии с решением Управления Федеральной налоговой службы Российской Федерации по Рязанской области от 24.06.2011 г. N 15-12/07319 по результатам рассмотрения апелляционной жалобы общества с ограниченной ответственностью «Карадон».

Обязать Межрайонную ИФНС России N 2 по Рязанской области устранить нарушения прав и законных интересов общества с ограниченной ответственностью «Карадон», допущенные принятием решения от 29.04.2011 N 12-05/11764дсп в части признанной судом недействительной.

2. В части требования общества с ограниченной ответственностью «Карадон» о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области от 29.04.2011 N 12-05/11764дсп о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 63085 руб. 80 коп., начисления пеней на указанную сумму, привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на добавленную стоимость за 1 квартал 2008 года в сумме 34862 руб., за 2 квартал 2008 года в сумме 9131 руб., налога на прибыль организаций за 2007 год в сумме 5213 руб. — производство по делу N А54-3481/2011 прекратить.

3. Взыскать с Межрайонной ИФНС России N 2 по Рязанской области (Рязань; ОГРН 1046209032539) в пользу общества с ограниченной ответственностью «Карадон» (Рязань; ОГРН 1026200951116) расходы по уплате государственной пошлины в сумме 4000 руб.

Решение может быть обжаловано в месячный срок со дня его принятия в Двадцатый арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Рязанской области. На решение, вступившее в законную силу, может быть подана кассационная жалоба в порядке и сроки, установленные статьями 273 , 275 , 276 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, через Арбитражный суд Рязанской области.

Author: admin