Компенсация смысловых потерь

Компенсация смысловых потерь

Днепропетровский национальный университет имени Олеся Гончара, Украина

ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В ПРОЦЕССЕ ПЕРЕВОДА (на материале рассказов Д. Г. Лоуренса)

Тема переводческих трансформаций (или преобразований) находится в центре внимания и отечественных, и зарубежных переводоведов, но между учеными до сих пор не существует единого мнения, что же именно является переводческой трансформацией. Отечественное переводоведение акценти­рует внимание на переводческих преобразованиях (трансформациях или методах), зарубежное – на переводческих приемах, к которым относятся переводческие пометы и примечания.

Прежде чем проанализировать роль переводческих трансформаций в про­цессе перевода рассказов Д. Г. Лоуренса, рассмотрим определения этого тер­ мина, предложенные ведущими переводоведами (В. Н. Комиссаровым, Л. С. Бар­хударовым , Я. И. Рецкером, А. Д. Швейцером и другими). Так, по мнению Л. С. Бархударова, переводческими трансформациями являются разнообразные межъязыковые преобразования, которые осуществляются для достиже­ния переводческой эквивалентности перевода [1, с. 190]. Я. И. Рецкер называет трансформациями приемы логического мышления, с помощью которых переводчик раскрывает значение иноязычного слова в контексте и находит ему русское соответствие, не совпадающее со словарным (лексические транс­формации) и преобразования структуры предложения в процессе перевода в соответствии с нормами переводящего языка (грамматические трансформа­ции). А. Д. Швейцер полагает, что термин «трансформация» используется в переводоведении в метафорическом смысле и называет трансформацию «превращением» [7, с. 118].

Говоря о переводческих трансформациях, следует отметить отсутствие единой системы классификации преобразований при переводе. Я. И. Рецкер, Л. С. Бархударов, В. Н. Комиссаров, А. Д. Швейцер, А. М. Фитерман, Т. Р. Ле­вицкая и другие предлагают разнообразные деления переводческих транс­формаций, среди которых выделяют: 1) перестановки, 2) замены, 3) добавления, 4) опущения [9].

Российский переводовед З.Д. Львовская считает, что «между разными типами трансформаций нет глухой стены, одни и те же трансформации могут иногда представлять собой спорный случай, их можно отнести к разным типам» [10]. Автор учебника «Перевод и межкультурная коммуникация» Александр Бурак не подразделяет трансформации на грамматические, лексические и стилистические, а выделяет двенадцать наиболее общих преобразо­ваний в процессе перевода, которые использует каждый переводчик: 1) опу­ще­ние ( omission ) , 2) добавление ( addition ), 3) изменение порядка слов ( transposition ), 4) изменение грамматических форм ( change of grammatical forms ), 5) компенсация смысловых потерь ( less — of — meaning compensation ), 6) конкре­тиза­ция ( concretization ), 7) генерализация (или обобщение) ( generalization ), 8) антонимический перевод ( antonymic translat ion ), 9) смысловое развитие ( meaning extantion or sense development ), 10) метонимический перевод ( metonymic transaltion ), 11) объединение предложений ( sentence integration ), 12) членение предложений ( sentence fragmentation ) [2, с. 49].

При выполнении любого перевода, а в нашем случае речь идет о художественном переводе, переводчику необходимо воспроизвести многочисленные преобразования для наиболее точной передачи содержания текста ориги­нала на языке перевода.

В качестве иллюстративного материала, приведем ряд как лексических, так и грамматических трансформаций из некоторых рассказов английского писателя Д. Г. Лоуренса («Жених про запас», «Сут і нки весни», «Спокус­ниця»), переведенных на украинский язык автором данного доклада [3; 4]. Так, в предложениях: « He gave his luggage to a porter » – «Он отдал багаж носильщику» («опущено» притяжательное местоимение « his ») [8, с. 55]; « He had forgotten he was tired »– «Он забыл про усталость» [8, с.56] нами ис­пользована лексическая трансформация «опущение». Иногда опущение используется в силу отсутствия необходимости перевода каждого слова в анг­лий­ском предложении из-за избыточности информации в русском. Такую трансформацию , как добавление наблюдаем в следующих предложениях : «Oh, and this is Friday evening, and Winifred is coming just as she used to – how long ago?» [8, с. 58] – «О, сегодня же вечер пятницы, и как всегда придетУинифред – как давно «она приходит?»; « No – nor I you » – «Нет, и я не ожидала тебя увидеть» [8, с. 59]; « One goes on – remains in office , so to speak …» – «кому-то нравится проводить время так, как будто он работает в офисе» [8, с. 62]. Этот прием преобразования используется потому, что английскому языку свойс­твенна «компрессия» [6, с. 98]. Английский текст состоит в основном из коротких предложений и англичанам свойственно употребление коротких слов и сжатых конструкций.

Для достижения адекватности переводного текста, анализируемых рассказов писателя, используется переводческий прием «конкретизация». Конкретизация – это такая лексическая трансформация, в результате которой слово (термин) широкой семантики в оригинале заменяется словом (термином) узкой семантики [5, с.300]. Такой способ перевода применяется тогда , когда переводятся слова с « размытым » значением , например , thing, matter, affair, unit, challenge, range, claim, concern, to go, to get, to come, to leave, to let, to be и другие . Приведем примеры . «She let Coutts into a small, very warm room that had a dark, foreign sheen, owing to the black of the curtains and hangings covered thick with glistening Indian embroidery and to the sleekness of some Indian ware.» – « Она провела Куттса в небольшую, но уютную комнату, которая имела необычный вид, благодаря чорним шторам и гардинам, которые были покрыты толстым слоем блестящей индийской вышивки и глянцем гладких индийских керамических фигурок » [8, с . 56]. В этом примере глагол « let » – «разрешать» заменяется более узким контекстуальным значением, глаголом «проводить», слово « owing » переводится значением «благодаря», значение слова « ware » – «товары, изделия» – переведено более узким – «керамические изделия, фигуры». В следующем примере: « The tone of his question had a challenging twang » – « Тон, каким он задал вопрос, был вызывающе неприятным » [8, с. 279]. Слово « challenge » имеет много значений при переводе на русский язык, но в данном контексте переведен как «вызывающий». «The path through the wood, on the very brow of a slope, ran winding easily for a time» – « Тропинка тянулась через лес, извиваясь, аж до самой вершины склона » [8, с . 279]. В данном примере глагол « run » – «бежать, бегать» имеет более узкое значение «тянуться, извиваться». Обратим внимание, что в данном предложении ис­пользована не только конкретизация, а также и лексическая трансформация – «добавление». При переводе, в начале предложения мы добавили слово, которого не было в оригинале – «тянулась», тем самым не изменив смысл предложения оригинала. По мнению отечественного переводоведа В. И. Карабан суть трансформации добавления слова состоит в «введении в перевод лекси­ческих элементов, которые отсутствуют в оригинале, с целью правильной передачи смысла предложения (оригинала), которое переводится, и/или со­блюдение речевых и языковых норм, которые существуют в культуре языка пере­вода» [5, с. 308-309]. На наш взгляд, в процессе работы над переводом, часто используемое преобразование – это изменение порядка слов. Известно, что в английском языке, в отличие от русского, порядок слов – фиксирован­ный, а смысловые оттенки выражаются другими средствами. Например , «There was silence» – « Наступила тишина »; «…for a long time neither spoke» – «… оба долго молчали » [8, с . 294]. Слово « neither » имеет отрицательное значение и переводится как – ни тот ни другой, ни один, никто (из двух). Таким образом, в данном примере прослеживается также такой прием как «контекстуальная замена», а именно антонимический перевод, когда нужно заменить отрицательную конструкцию на утвердительную и наоборот. Такая трансформация, как изменение грамматических форм, (английская пассивная конструкция), заменяется активной русской конструкцией: « Frances was peculiar for these great , exposed looks , which disconcerted people by their violence and their suddenness » – «Этот долгий, открытый взгляд был свойственен Френсис, он тревожил людей» [8, с. 293]; « It ’ s got to be killed » – «Его нужно убить» [8, с. 296 ]; « I suppose they have to be killed » – «Думаю, что их надо убивать» [8, с. 297]. Как видим, в приведенных примерах, не всегда можно проследить примене­ние только одной, так называемой и часто употребляемой переводоведами «чистой» трансформации. Переводческие трансформации могут использо­ваться одновременно, сочетаясь друг с другом.

Отметим, что для адекватного перевода текстов, нами были использованы, как лексические, так и грамматические трансформации. Следует подчеркнуть, что в процессе перевода, переводческие трансформации в чистом виде присутствуют, но все-таки они носят комплексный характер, мы наблюдаем их сочетание. Таким образом, для максимально верного или адек­ват­ного перевода, переводчику следует использовать различные виды переводческих приемов, а зачастую целый комплекс трансформаций, так как они выполняют особую функцию: они продуктивны с точки зрения генерации переводческих несовпадений.

Список использованных источников:

1. Бархударов Л. С. Язык и перевод / Л. С. Бархударов. – М., 1975. – 240 с.

2. Бурак А . Л . Translation Culture – 1. Words . Перевод и межкультурная коммуникация – 1. Слова / А . Л . Бурак. – М.: Р. Валент, 2010. – 216 с.

3. Всесвіт. – 2010. – № 7-8.– С. 187-194.

4. Всесвіт. – 2011. – № 7-8. – С. 143-157 .

5. Карабан В. І. Переклад англійської наукової і технічної літератури / В. І. Карабан. – Вінниця: Нова книга, 2002. – 564 с.

6. Слепович В. С. Курс перевода (английский – русский язык): учеб. пособ. / В. С. Слепович. – 7-е изд. – Мн.: ТетраСистемс, 2009. – 320 стр.

7. Швейцер А. Д. Текст и перевод / А. Д. Швейцер. – М.: Наука, 1988. – 216 с.

8. Lawrence D. H. Collected Stories / D. H. Lawrence. – L.: Everyman’s Library, 1994. – 1397 p.

9. Електронний ресурс. – Режим доступу: http :// study — english . info / transformations . php

10. Електронний ресурс. – Режим доступу: http :// www . rusnauka . com / CCN / Philologia /3_ starostina . doc . htm

Компенсация смысловых потерь

Л.В. Бреева, А.А. Бутенко

Лексико-стилистические трансформации при переводе

Одним из наиболее интересных аспектов теории перевода является проблема передачи стилистических приемов на принимающем языке (ПЯ). Данная проблема привлекает внимание ученых-лингвистов, но является недостаточно разработанной. Важность изучения перевода образных средств обусловлена необходимостью адекватной передачи образной информации художественного произведения на ПЯ, воссоздания стилистического эффекта оригинала в переводе.

Перевод стилистических приемов (СП), несущих образный заряд произведения, часто вызывает затруднения у переводчиков из-за национальных особенностей стилистических систем разных языков. Все лингвисты подчеркивают необходимость сохранения образа оригинала в переводе, справедливо считая, что, прежде всего переводчик должен стремиться воспроизвести функцию приема, а не сам прием.

В данной статье внимание будет посвящено тропам метафорической группы: метафоре, сравнению, эпитету, олицетворению (в соответствии с классификацией Кузнец М. Д. и Скребнева Ю. М., рассматривающих эти СП в составе метафорической группы [Кузнец, Скребнев 1960]).

Для перевода образного средства необходимо определить его информационное содержание, его семантическую структуру. В теории перевода важную роль играет сравнительное определение объема образной информации подлинника и перевода. Анализ образной информации следует проводить на уровне языка, определяя и сравнивая постоянно закрепленные за словом объем и содержание образной информации .

В образном средстве имеет место акт оценки, номинации, а также эстетической информации. “Новое” значение, приобретаемое образным средством в контексте, является элементом его семантической структуры. Данному элементу (структуры СП) в этом же языке обычно соответствует слово или выражение в прямом значении, которое используется при истолковании образа. В случае, когда не найдена компенсация образа/тропа и невозможна его передача, передается только понятийное содержание образа.

Вслед за Складчиковой Н. В., мы выделяем четыре параметра адекватности перевода образных средств в плане содержания [Складчикова 1985]:

параметр адекватности передачи семантической информации образом ПЯ;

параметр адекватности передачи эмоционально-оценочной информации образом;

параметр адекватности передачи экспрессивной информации;

параметр адекватности передачи эстетической информации.

Если семантическая основа образа подлинника передана точно, то результатом явится адекватный языковой образ на ПЯ и его адекватное смысловое содержание, осуществляющее номинативную функцию образа. Это можно проиллюстрировать теми случаями в переводе, когда из-за невозможности сохранить метафорический образ, используется только смысловое его содержание с целью выполнения хотя бы номинативной функции:

“. he was extravagantly ambitious” ( С . 101)

“. он был до крайности честолюбив” (С. 78)

В данном случае переводчик прибегает к замене метафорического эпитета “ extravagantly ” выражением “до крайности”, не несущим образности.

Переводчик отталкивается от семантики слов в метафорическом сочетании подлинника и идет через сопоставление лексических значений слов ИЯ и ПЯ. Анализ перевода слов и свободных словосочетаний с метафорическим содержанием показывает, что во многих случаях языковые образы метафорических словосочетаний ИЯ переданы на эквивалентной семантической основе, равны по номинативной функции:

“my own house was an eyesore ” (С. 4)– “мой домик был тут бельмом на глазу” (С. 3); “among the broken fragments of the last five minutes” ( С . 6) – “ среди осколков последних пяти минут ” ( С . 5).

Ассоциации, вызываемые нормативным значением слова при необычной его сочетаемости, Ш. Балли называет “ассоциативным полем”. Перевод можно считать равноценным, если слово на ПЯ обладает тем же ассоциативным полем, что и слово на ИЯ, так как это вызывает у читателя перевода ту же активность мысли и воображения, что и у читателя подлинника.

При реализации сложных метафор необходимо развертывание двух ассоциативных планов:

плана, основанного на прямом значении, и

плана, основанного на взаимодействии прямого и контекстуального значений, т.е. плана развертывания образно-переносного смысла.

“The very phrases were worn so threadbare that they evoked no image except that of a turbaned “character” leaking sawdust at every pore as he pursued a tiger through the Bois de Boulogne” ( С . 68).

“Весь этот обветшалый лексикон вызывал у меня представление не о живом человеке, а о тряпичной кукле в тюрбане, которая в Булонском лесу охотится на тигров, усеивая землю опилками, сыплющимися из прорех” (С. 53).

Несоблюдение четкого параллельного сосуществования этих двух планов может привести к переводческим нарушениям, когда семантика слов в каком-либо звене цепи метафор указывает не на признаки понятий, а на сами понятия. В данном звене происходит разрыв метафорического содержания, так как вклиниваются логические взаимосвязи. Прямое значение воспринимается раньше метафорического, и метафора разрушается.

С необходимостью реализации в переводе параллельных ассоциативных планов в развернутой метафоре связано положение стилистики о том, что “слова, используемые в тропах, … должны сочетаться друг с другом и в своем прямом значении” [Гальперин 1981]. Это положение преломляется в теории перевода стилистических средств и получает название “закон сохранения метафоры”.

Рассматривая проблему передачи образом перевода экспрессивной информации, нужно отметить, что какая-то доля переносного употребления слов в английском и русском языках совпадает по силе экспрессии. Например, одинаковое количество экспрессивной информации наблюдается у общестилистических метафор подлинника и перевода, которые являются словарными соответствиями. Сила экспрессии не зависит от вида лексической трансформации, примененной для сохранения семантической основы образного средства.

Тождественность семантической основы и тем самым абсолютное тождество номинативной функции метафор подлинника и перевода не всегда сопровождается адекватной передачей экспрессивной функции. Несовпадение объема экспрессивной информации на тождественной семантической основе возникает из-за различий в степени экспрессии в двух языках переносных значений языковых эквивалентов. В таком случае при видоизменении одной из информаций можно говорить об ослабленных или усиленных речевых вариантах: в них тождественны номинативная, эмоционально-оценочная и эстетическая функции при изменении экспрессивной информации образа.

Так, в переводе романа Ф. С. Фицджералда “Великий Гэтсби”, фраза с эпитетом “ dimmed a little by many paintless days under sun and rain ” (С. 27) передана переводчиком Калашниковой Е. как “давно уже не подновлялась” (С. 21), где теряется метафорический эпитет “ paintless ”. Представляется более удачным перевести эту фразу таким образом: “. хотя за много бесцветных дней краска потускнела от солнца и дождя. ” В предложенном нами варианте сохраняется семантическая информация эпитета ИЯ.

В переводах наблюдается ослабление метафорической образности и сопутствующей ей экспрессивной информации как при передаче индивидуально-стилистических образов общестилистическими, так и общестилистических – лексическими, как эквивалентами, так и вариантами на основе трансформаций. Сила экспрессии при этом снижается.

Смотрите так же:  Требования к кабинету музыки в школе

Например, в варианте перевода “ savors of anticlimax ” (С. 10) — “кажется спадом” (С. 9) наблюдается снижение экспрессивной силы, утрата образности. При передаче индивидуально-стилистической метафоры “ savor ” глаголом с нейтральной оценкой “казаться” теряется сема “запах”, “вкус” подлинника. Нам представляется возможным предложить следующий вариант перевода данного образа: “отдает упадком”, где сохраняется сема “запах”.

Исходя из определения эстетической информации, необходимо выявить назначение исследуемых языковых средств при их функционировании. Образные языковые средства в составе произведения взаимодействуют друг с другом и подчинены авторскому замыслу.

Семантическая основа метафоры подлинника в большинстве случаев соотносится с семантической основой метафор перевода в соответствии с определенными логико-семантическими принципами. Среди лексических трансформаций выделяются дифференциация и конкретизация; генерализация значений; смысловое (или логическое) развитие; целостное преобразование; компенсация.

Наиболее сложным и трудно поддающимся описанию из всех приемов перевода, несомненно, является прием компенсации. В любом языке есть элементы, не поддающиеся отдельной передаче средствами другого языка, поэтому очевидна необходимость компенсировать эту потерю при переводе. Речь идет о потерях и смыслового и стилистического порядка. Прием компенсации заключается в передаче смыслового значения или стилистического оттенка не там, где он выражен в оригинале, или не теми средствами, какими он выражен в оригинале. Если переводчик вынужден жертвовать или стилистической окраской, или экспрессивным зарядом слова при переводе, то, конечно, он должен в первую очередь сохранить экспрессивное значение слова или словосочетания, а в случае невозможности найти такое соответствие, возместить эту потерю приемом компенсации.

Необходимо отметить, что сравнения и олицетворения ПЯ, благодаря своей семантической структуре, практически всегда являются результатом калькирования и, следовательно, абсолютными речевыми вариантами:

“The lawn started at the beach and ran toward the front door for a quarter of a mile, jumping over sundials and brick walks and burning gardens – finally when it reached the house drifting up the side in bright vines as though from the momentum of its run” ( С . 10-11)

“Зеленый газон начинался почти у самой воды, добрую четверть мили бежал к дому между клумб и дорожек, усыпанных кирпичной крошкой, и, наконец, перепрыгнув через солнечные часы, словно бы с разбегу взлетал по стене вьющимися виноградными лозами” (С. 8).

Компенсация потери метафорической информации сопровождается компенсированием потери семантической, эмоционально-оценочной, экспрессивной и эстетической информации. Компенсация может быть контактной, а именно: в предложении, в развернутой метафоре, в сверхфразовом единстве, в структуре производного образа, образа-персонажа. Можно отметить также существование дистантной компенсации единичных микрообразов, когда образы в русском переводе появляются там, где нет языкового образа подлинника, тем самым компенсируя, например, уже имевшую место потерю образной метафорической информации в канве речевого произведения как целого.

Итак, основным по отношению к приемам метафорической группы является закон сохранения метафоры, что обусловлено значимостью образности в структуре художественного произведения.

В связи с национальными особенностями стилистических систем разных языков потери отдельных тропов (и, вместе с тем, ослабление метафорической образности) неизбежны. Основной задачей переводчика является воспроизведение не самого приема, а его функции, эффекта, производимого данным приемом на ИЯ. Для этого используется такой творческий способ перевода как трансформация.

Анализ трансформаций СП в переводе показывает, что в большинстве случаев СП метафорической группы сохраняются в переводе. При этом часто переводчик использует приемы смыслового развития и целостного преобразования как наиболее творческие из всех видов трансформаций, что позволяет сохранить функцию образа ИЯ в переводе. В тех случаях, когда невозможно сохранить троп ИЯ из-за валентностных особенностей русского языка, переводчику приходится прибегать к описательному переводу, а затем пытаться компенсировать потерю метафорической образности путем введения в текст ПЯ дополнительных образов, усиливающих экспрессию.

F. Scott Fitzgerald. The Great Gatsby. “Dnipro Publishers”, Kiev, 1973.

Ф. С. Фицджеральд. Великий Гэтсби. Последний магнат. Рассказы. М.: “Художественная литература”, 1990.

Кузнец М. Д., Скребнев Ю. М. Стилистика английского языка. Л., 1960.

Складчикова Н. В. Семантическое содержание метафоры и виды его компенсации при переводе.// Номинация и контекст. Сб. научных трудов. Кемерово, 1985.

Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981.

Адаптация и переводческий комментарий как основные способы компенсации смысловых потерь при переводе гипертекстуальных элементов

Соколова, А.С. (2013) Адаптация и переводческий комментарий как основные способы компенсации смысловых потерь при переводе гипертекстуальных элементов. Вестник ТвГУ. Серия: Филология (2). С. 223-228. ISSN 1994-3725

Рассматриваются основные проблемы, с которыми может столкнуться переводчик при переводе интертекстуальных элементов в художественном тексте; предлагаются некоторые способы решения этих проблем

The article explores the main problems encountering a translator when dealing with the intertextual elements in fiction. Solutions to compensate for the loss of messages are offered

  • Портал переводчиков
    • Портал переводчиков
    • Новости
    • Введение
    • Читальный зал
    • Агентства переводов
    • Образцы переведенных документов
    • Полезные ссылки
    • Книги в интернет-магазинах
    • Бесплатные электронные книги
    • Персоналии
    • Словарь переводческих терминов
    • Словарь ложных друзей переводчика
    • Работа для переводчиков
  • Введение
    • Введение
    • Translator и interpreter. В чем различие?
    • Профессия переводчик. Области специализации
    • Речевой этикет в межнациональном общении
    • Виды переводов
    • Классификация языков
    • Переводческие трансформации
  • Переводческие трансформации
    • Переводческие трансформации
    • Лексические трансформации
    • Грамматические трансформации
    • Конкретизация и генерализация
    • Прием лексических добавлений
    • Прием лексических опущений
    • Прием смыслового развития
    • Антонимический перевод
    • Прием целостного преобразования
    • Компенсация
  • “Why don’t you write a good thrilling detective story?” she asked. “Me?” exclaimed Mrs Albert Forrester… (S. Maugham, The Creative Impulse)А почему бы вам не написать детективный роман, такой, чтобы дух захватывало? — Чего? — воскликнула миссис Форрестер…
  • You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they said ‘he don’t’ and ‘she don’t’ and stuff like that. (Дж. Сэлинджер «Над пропастью во ржи»)Сразу было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорили «хочут» и «хочете», и все в таком роде.

Рассмотрев пример, можно уяснить, что применение компенсации наиболее оправдано в тех случаях, когда необходимо передать именно прагматичные, внутрилингвистические значения, представляющие в оригинале значительные характерные языковые черты. К таким чертам можно отнести характерные особенности речи, специфическую диалектную окраску, различную игру слов, каламбуры, жаргон и пр. А также в случаях, когда невозможно подобрать точное соответствие какому либо элементу текста.

Таким образом, применение приемов компенсации и целостного преобразования является объективным примером того, что эквивалентность перевода достигается на уровне совокупной смысловой целости текста, а не путем перевода отдельных фрагментов текста (например: слов или словосочестаний). Иными словами, есть частности, которые невозможно перевести, но передача смысла этой частности в переводе всего (текста) возможна всегда.

Однако, использование в переводе различных лексических трансформаций должно применяться специалистом количественно объективно, с учетом его полной осведомленности в отношении обстановки действия текста.

Важной спецификой перевода с английского языка является необходимость структурного замещения или внесение дополнений в текст как на уровне слов так и на уровне предложений. Это требование возникает в связи с наличием в английском языке различных специфических грамматических структур и форм, огромного количества слов двоякого или неопределенного значения. Также языковое различие диктует применение ряда опущений при переводе. В целом эти факторы способствуют активному применению лексических трансформаций.

12 вопрос Рецкер классификация / 12 вопрос Рецкер классификация

Я.И. Рецкер разделяет переводческие трансформации на лексические и грамматические трансформации.

Я.И. Рецкер выделяет семь разновидностей лексических трансформаций: 1. дифференциация значений; 2. конкретизация значений; 3. генерализация значений; 4. смысловое развитие (Модуляция); 5. антонимический перевод; 6. целостное преобразование; 7. компенсация потерь в процессе перевода.

1. При конкретизации слово с широким значением заменяется на слово с более узким значением.

Примеры: a meal – еда, перевод заменяется на узкое значение: завтрак, обед, ужин

A drink – напиток, перевод заменяется на на узкое значение: виски, и т. д.

«. Дифференциация без конкретизации возможна, когда нужно передать значение широкого абстрактного понятия без его уточнения в переводе. Неправильно конкретизировать то, что на­меренно завуалировано в подлиннике» He ordered a drink .- Он заказал виски. — конкретизация значения “drink” Have you had your meal ?- Вы уже позавтракали ? — это пример конкретизации значений.

2. Генерализация – прием, обратный конкретизации Пример: The treatment turned to be successful and she recovered completely.- Лечение оказалось успешным и она полностью выздоровела — генерализация значений. 3. Прием смыслового развития (Модуляция) заключается в замене словарного соответствия при переводе контекстуальным, логически связанным с ним (предмет может быть заменен причиной, действие — результатом). Сюда относятся различные метафорические и метонимические замены.

Пример: He gave the horse his head.- Он отпустил поводья. — здесь соблюдается четкая метонимическая связь: голова лошади и поводья- замена действия его причиной.

At least four shots were fired, but the deliveryman wasn’t hurt.

Было выпущено как минимум четыре пули, но все они прошли мимо

Следствие – доставщик остался в порядке – заменено на причину – пули прошли мимо

He found his voice – Он обрел дар речи

4. антонимический перевод — замену какого – либо понятия, выраженного в подлиннике, противоположным понятием в переводе с соответствующей перестройкой всего высказывания для сохранения неизменного плана содержания.

Примеры: The windows of the workshop were closed to keep the cool air.- Окна мастерской были закрыты, чтобы туда не проник раскаленный воздух.

Nothing wrong with your eyes – с вашими глазами все в порядке

A word spoken is past recalling (англ.). — Слово не воробей, вылетит — не поймаешь

Let the sleeping dog lie. — He буди лихо, пока спит тихо. Every cloud has a silver lining. — Нет худа без добра.. 5. Прием целостного преобразования также является определенной разновидностью смыслового развития. Преобразуется внутренняя форма любого отрезка речевой цепи- от отдельного слова до целого предложения. Причем преобразуется не по элементам, а целостно.

Примеры: Never mind .- Ничего, не беспокойтесь, не обращайте внимания.)

Целостное преобразование — распространенный прием лексической трансформации при переводе публицистического материала.

Примеры: The other tasks of the revolution in the South could be left to work themselves out.- Выполнение других задач революции на Юге можно было пустить на самотек.)

Help your self — угощайтесь 6. Компенсацией ( или компенсацией потерь ) в переводе следует считать замену непередаваемого элемента подлинника элементом иного порядка в соответствии с общим идейно – художественным характером подлинника и там, где это предоставляется удобным по условиям русского языка.

Примеры: В английском: (I`ve brought a Christmas present for Dad” – в русском предложении: Это папе новогодний подарок.)

Грамматические трансформации, как считает Я.И. Рецкер, заключаются в преобразовании структуры предложения в процессе перевода в соответствии с нормами языка перевода. Трансформация может быть полной или частичной. Обычно когда заменяются главные члены предложения происходит полная трансформация, если же заменяются лишь второстепенные члены предложения , происходит частичная трансформация . Кроме замен членов предложения могут заменятся и части речи. (21:80) Приведём несколько примеров грамматических трансформаций (Long habit has made it more comfortable for me to speak through the creatures of my invention.- В силу долголетней привычки мне удобней высказываться посредством вымышленных мною людей .) Прилагательные в переводе чаще всего заменяются наречиями. Эта грамматическая трансформация обычно связана с распространённым в английской художественной прозе, явлением переносов эпитетов: ( He stretched a careless hand .-Он небрежно протянул руку.) ( Не was given money.- Ему дали денег .) или (She was offered another post.- Ей предложили новую должность .) Такого рода трансформации (“пассив”-“актив”) встречаются очень часто .

Трансформации при переводе

Материал подготовила Т. В. Янова

Грамматические трансформации

Перевод с одного языка на другой невозможен без грамматических трансформаций. Грамматические трансформации – это в первую очередь перестройка предложения (изменение его структуры) и всевозможные замены — как синтаксического, так и морфологического порядка. Грамматические трансформации обуславливаются различными причинами — как чисто грамматического, так и лексического характера, хотя основную роль играют грамматические факторы, т. е. различия в строе языков.

При сопоставлении грамматических категорий и форм английского и русского языков обычно обнаруживаются следующие явления: 1) отсутствие той или иной категории в одном из языков; 2) частичное совпадение; 3) полное совпадение. Необходимость в грамматических трансформациях естественно возникает лишь в первом и втором случаях. В русском языке, по сравнению с английским, отсутствуют такие грамматические категории, как артикль или герундий, а также инфинитивные и причастные комплексы и абсолютная номинативная конструкция. Частичное совпадение или несовпадение в значении и употреблении соответствующих форм и конструкций тоже требует грамматических трансформаций. Сюда можно отнести такие явления, как частичное несовпадение категории числа, частичное несовпадение в формах пассивной конструкции, неполное совпадение форм инфинитива и причастия, некоторые различия в выражении модальности и т. п.

В первую очередь мы остановимся на артикле, ибо артикль (как определенный, так и неопределенный), несмотря на свое крайне отвлеченное значение, нередко требует смыслового выражения в переводе. Как известно, оба артикля имеют местоименное происхождение: определенный артикль произошел от указательного местоимения, а неопределенный — от неопределенного местоимения, которое восходит к числительному один. Эти первоначальные значения артиклей иногда проявляются в их современном употреблении. В таких случаях их лексическое значение должно быть передано в переводе, иначе русское предложение было бы неполным и неточным, поскольку денотативное значение артиклей семантически является неотъемлемой частью всего смыслового содержания предложения (3). Очень наглядно выступает его историческая связь с числительным один в нижеследующем примере:

Yet H. G. (Wells) had not an enemy on earth. (G. B. Shaw)

Однако у Герберта не было ни единого врага на свете.

Значение определенного артикля тоже нередко требует передачи в переводе, особенно когда он стоит перед числительным.

Only in the fields where talent cannot be hidden have the young conquered — the theatre, music, football, computers, physics, fashion. (“Daily Mail”)

Молодежь выдвигается только в тех случаях, когда нельзя скрыть природного дарования (имеется в виду театр, музыка, футбол, электроника, физика, мода).

Из всех вышеприведенных переводов явствует, что игнорирование лексического, а иногда и грамматического значения артикля при переводе привело бы к неполной или неточной передаче содержания.

В русском языке отсутствуют инфинитивные комплексы, которые так распространены в английском языке. Рассмотрим лишь перевод инфинитивного комплекса с предлогом for.

On its return journey the spacecraft must be accelerated to some 25,000 m.p.h. for it to enter the earth’s orbit. (“The Times”)

При возвращении скорость космического корабля должна быть доведена приблизительно до 25 000 миль в час, чтобы он мог перейти на околоземную орбиту.

В этом случае инфинитивный комплекс переводится придаточным предложением цели.

Однако очень часто грамматические трансформации бывают необходимы и при передаче соответствующих форм и конструкций из-за некоторых расхождений в их значении и употреблении. Такие расхождения наблюдаются, например, в употреблении категории числа.

United Nations Secretary General U Thant has strongly criticized South Africa, Rhodesia and Portugal for their policies in Africa. (“Morning Star”)

Генеральный секретарь ООН У Тант подверг резкой критике Южную Африку, Родезию и Португалию за политику, проводимую ими Африке.

Существительное «политика» не имеет множественного числа, ибо слово «политики» является формой множественного числа от существительного «политик» — политический деятель.

Что касается неисчисляемых существительных, особенно тех, которые выражают абстрактные понятия, то здесь количество несовпадений может быть больше. Например: ink — чернила, money — деньги, watch — часы, news — новости, и наоборот: to keep the minutes — вести протокол , to live in the suburbs — жить в пригороде, on the outskirts — на окраине, grapes — виноград, shrimp — креветки и т. п.

Расхождение обнаруживается и в некоторых случаях употребления инфинитива. Русский инфинитив не имеет не перфектной, ни продолжительной формы.

Таким образом, все рассмотренные явления — отсутствие соответствующей формы, частичное совпадение, различия в характере и употреблении формы — вызывают необходимость в грамматических трансформациях при переводе. Грамматические трансформации можно подразделить на два вида: перестановки и замены.

Перестановка как вид переводческой трансформации — это изменение расположения (порядка следования) языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом подлинника. Элементы, могущие подвергаться перестановке: слова, словосочетания, части сложного предложения, самостоятельные предложения.

Перестановки обусловлены рядом причин, основной из которых является различие в строе (порядке слов) предложения в английском и русском языках. Английское предложение обычно начинается с подлежащего (или группы подлежащего), за которым следует сказуемое (группа сказуемого), т. е. рема — центр сообщения (самое главное) — стоит на первом месте. Тема (второстепенная информация) — обстоятельства (места и времени) чаще всего располагаются в конце предложения.

Смотрите так же:  Ограничение гражданина в дееспособности заявление

Порядок слов русского предложения другой: в начале предложения зачастую стоят второстепенные члены (обстоятельства времени и места), за ними идет сказуемое и лишь в конце — подлежащее. Это следует учитывать при переводе. Такое явление известно под названием «коммуникативное членение предложения».

Самый распространенный случай перестановки — изменение порядка слов и словосочетаний в структуре предложения, связаный с коммуникативным членением:

Molasses buckets appeared from nowhere.

Неведомо откуда появились ведёрки из-под патоки.

В процессе перевода может наблюдаться перестановка слова из одного предложения в другое, как, в следующем примере:

. I put on this hat that I’d bought in New York that morning. It was this red hunting hat, with one of those very, very long peaks.

Я. надел красную шапку, которую утром купил в Нью-Йорке. Это была охотничья шапка, с очень-очень длинным козырьком.

Необходимость такого переноса в данном случае обусловливается повторением существительного «шапка», к которому относится переставляемое прилагательное «красная», в двух смежных предложениях.

Часто при переводе происходит изменение порядка следования частей сложного предложения — главного и придаточного (придаточных) предложения:

If he ever gets married, his own wife’ll probably call him «Ackley».

Наверное, и жена будет звать его «Экли» — если только он когда-нибудь женится.

Английское придаточное предложение предшествует главному, в русском же переводе — наоборот, главное предшествует придаточному. Возможны и противоположные случаи.

Перестановке могут подвергаться и самостоятельные предложения в тексте.

“You goin’ to court this morning?” asked Jem. We had strolled over.

Мы подошли к ее забору. — Вы в суд пойдете? — спросил Джим.

Необходимость перестановки в этом случае вызвана тем, что форма Past Perfect во втором предложении английского текста выражает значение предшествования данного действия по отношению к действию, обозначенному в первом предложении. Так как русская форма «подошли» не выражает такого значения, сохранение оригинального порядка следования предложений в переводе могло бы привести к смысловому искажению (действие, обозначаемое глаголом «подошли», воспринималось бы как последующее, по отношению к действию, выраженному глаголом «спросил»).

Перестановки (как вид переводческой трансформации) встречаются довольно часто, зачастую они сопровождаются другими видами переводческих трансформаций.

Замены – наиболее распространенный и многообразный вид переводческих трансформаций. В процессе перевода замене могут подвергаться грамматические единицы – формы слов, части речи, члены предложения, типы синтаксической связи и т. д.

а) Замены форм слова

Замены форм слова подразумевают замены числа у существительных, времени у глаголов и др.

The Nile Valley appears to have been unfit for human habitation during the Stone Ages. (M. A. Murray)

Долина Нила, по-видимому, была непригодна для жизни человека на протяжении всего каменного века (во все периоды каменного века).

В русском языке сочетание каменный век является историческим термином и никогда не употребляется во множественном числе.

Нормы английского языка диктуют употребление формы настоящего времени в придаточных предложениях времени или условия, т. е. там, где русский эквивалентный глагол будет иметь форму будущего времени:

Если у тебя выдастся свободное время, пожалуйста, напиши мне.

If you have some free time, please drop me a note.

Nobody knew what he meant.

Никто не знал, что он имеет в виду.

В других случаях изменение грамматической формы слова вызвано чисто стилистическими причинами.

The candidate hopes the residents of New Hapmshire will cast their votes for him.

Кандидат надеется, что жители Нью-Хемпшира отдадут свой голос ему.

б) Замены частей речи

Этот тип замены является весьма распространенным. Простейший вид его — так называемая «прономинализация», или замена существительного местоимением. Например:

Сначала он висел в комнате деда, но скоро дед изгнал его к нам на чердак, потому что скворец научился дразнить дедушку. (М. Горький, Детство, VII)

При переводе с английского на русский происходит обратная замена местоимения существительным.

Весьма типичной заменой при переводе с английского языка на русский является замена отглагольного существительного на глагол в личной форме. Вот примеры такого рода замены:

Не had one of those very piercing whistles that was practically never in tune. (J. Salinger, The Catcher in the Rye, 4)

Свистел он ужасно пронзительно и всегда фальшиво.

(Здесь, как и в других последующих примерах, замена существительного глаголом требует также замены прилагательного, определяющего существительное, на наречие: piercing — пронзительно.)

Закономерной и обычной является замена при переводе английского отглагольного существительного — имени деятеля (обычно с суффиксом — ег) на русскую личную форму глагола(20). Такого рода примеры встречаются очень часто:

“Oh, I’m no dancer, but I like watching her dance.” (G. Greene, The Quiet American, p. I, Ch. Ill)

А я ведь не танцую, я только люблю смотреть, как она танцует, (пер. Р. Райт-Ковалевой и С. Митиной)

I am a very good golfer. (ib., 11)

Я очень хорошо играю в гольф.

При переводе имеют место и другие типы замен частей речи, причем часто они сопровождаются также заменой членов предложения, то есть перестройкой синтаксической структуры предложения.

в) Замены членов предложения (перестройка синтаксической структуры предложения)

При замене членов предложения слова и группы слов в тексте перевода происходит перестройка синтаксической схемы построения предложения. Причины такого рода перестройки могут быть различными. Чаще всего она вызывается необходимостью передачи «коммуникативного членения» предложения, о котором речь шла выше.

Самый обычный пример такого рода синтаксической перестройки — замена английской пассивной конструкции русской активной, при которой английское подлежащее заменяется в русском предложении дополнением, стоящее в начале предложения; английское дополнение с предлогом by при переводе на русский язык становится подлежащим или же подлежащее вообще отсутствует (так называемая «неопределенно-личная» конструкция); форма страдательного залога английского глагола заменяется формой действительного залога русского глагола. Например:

Не was met by his sister. Его встретила сестра.

He was given money. Ему дали денег.

He is considered to be a good student. Его считают хорошим учеником.

При переводе с русского на английский происходит обратная замена «актив — пассив».

Довольно обычными (хотя они и не описываются в нормативных грамматиках) являются также случаи, когда английское подлежащее при переводе на русский язык заменяется обстоятельством. Эта трансформация требует также замены переходного глагола английского предложения непереходным глаголом (или, реже, глаголом в форме страдательного залога) в русском предложении. Например:

The last week has seen an intensification of the diplomatic activity.

В течение истекшей недели имела место активизация дипломатической деятельности. (или: На прошлой неделе наблюдалась. )

Такой оборот с глаголом see (лишенным конкретно-лексического значения и обозначающим здесь лишь сам факт наличия, бытия того или иного события или явления) весьма типичен для языка английской прессы; ср.: 1973 saw. — В 1973 г. ; The next week will see. — На следующей неделе. ; Tonight sees. — Сегодня вечером и т. д. В функции дополнения к глаголу see обычно употребляется существительное отглагольного характера типа publication, beginning, renewal, performance и пр., которое в русском переводе трансформируется в глагол-сказуемое: было опубликовано, началось, возобновилось, было исполнено и пр.

Аналогичная трансформация имеет место и в других случаях, когда английское подлежащее выражает различные обстоятельственные значения. В русском переводе английское подлежащее заменяется на обстоятельство места:

The little town of Clay Cross today witnessed a massive demonstration.

Сегодня в небольшом городке Клей-Кросс состоялась массовая демонстрация.

Такого типа обороты часто встречаются в текстах научного жанра.

Разумеется, при переводе с русского языка на английский происходит «противоположная» замена обстоятельства подлежащим, сопровождаемая другими требуемыми заменами.

Во многих случаях перестройка синтаксической структуры обусловливается соображениями не грамматического, а стилистического порядка. Так, в нижеследующем примере наблюдается одновременная замена как членов предложения, так и частей речи:

After dinner they talked long and quietly. (S. Maugham, Before the Party)

После обеда у них был долгий, душевный разговор. (пер. Е. Калашниковой)

Таким образом, в большинстве случаев при переводе с английского языка на русский русское предложение не накладывается на английское, не совпадает с ним по своей структуре. Часто структура русского предложения в переводе полностью отличается от структуры английского предложения. В нем другой порядок слов, другое следование частей предложения, часто другой порядок расположения самих предложений — главного, придаточного и вводного. В ряде случаев части речи, которыми выражены члены английского предложения, передаются соответственно другими частями речи. Все это объясняет широкое использование грамматических трансформаций при переводе.

3. Лексические трансформации

Как мы уже выяснили грамматические трансформации обысловлены различием в структуре двух языков — языка оригинала и языка перевода. Перейдём к рассмотрению лексических трансформаций. В своей работе «Курс перевода» Латышев Л.К. определяет лексические трансформации как «отклонение от словарных соответствий» /Латышев Л.К., 1981:180/. В лексических системах английского и русского языков наблюдаются несовпадения, которые проявляются в типе смысловой структуры слова. Любое слово, .т. е. лексическая единица – это часть лексической системы языка. Этим объясняется своеобразие семантической структуры слов в разных языках. Поэтому суть лексических трансформаций состоит в «замене отдельных лексических единиц (слов и устойчивых словосочетаний) ИЯ лексическими единицами ПЯ, которые не являются их словарными эквивалентам и, т. е. , которые имеют иное значение, нежели передаваемые ими в переводе единицы ИЯ» /Бархударов, 1975: 196/.

Существует много причин, вызывающие лексические трансформации, и полностью охватить все причины нет никакой возможности. Поэтому мы ограничим свой выбор лишь некоторыми основными причинами, вызывающие необходимость такого типа трансформаций.

В значении слова в разных языках часто выделяются разные признаки одного и того же явления или понятия, где отражено видение мира, свойственное данному языку, вернее, носителям данного языка, что неизбежно создает трудности при переводе. Сравним например, glasses и очки. В английском слове выделяется материал, из которого сделан предмет, а в русском — его функция: вторые глаза (очи). Или:

Hot milk with skin on it. (P. H. Johnson)

Горячее молоко с пенкой.

Данное явление действительности ассоциируется в английском языке с кожей, кожицей, покрывающей тело или плод, тогда как в русском языке в основу значения слова положен результат кипения — пенка появляется, когда молоко кипит и пенится.

Английскому слову herring-bone (work) в русском языке соответствуют сочетания в елку, в елочку (кладка кирпича, шов, узор). В русском языке ассоциации с деревом — елью, в английском — с хребтом селедки. Образ в русском языке связан с обилием лесов, в английском — с близостью моря.

Но несмотря на выделение различных признаков, оба языка в равной степени адекватно отражают одно и то же явление действительности. Данный языковой факт наблюдается в очень многих словах.

Второй причиной, вызывающей лексические трансформации, является разница в смысловом объеме слова. Нет абсолютно одинаковых слов в ИЯ и ПЯ. Чаще всего совпадает первый лексико-семантический вариант (ЛСВ) таких слов, их основное значение, а далее идут различные ЛСВ, ибо развитие значений этих слов шло разными путями. Это обуславливается различным функционированием слова в языке, различием в употреблении, различной сочетаемостью, но даже основное значение английского слова может быть шире соответствующего русского слова (конечно, не исключены и обратные случаи).

При анализе семантической структуры прилагательного mellow сразу бросается в глаза, что оно является многозначным словом и может определять очень широкий круг предметов и понятий: плоды, вино, почву, голос, человека. Каждая сфера его употребления соответствует отдельному значению. Но каждому значению, в свою очередь, соответствуют по два или более русских слова. Англо-русский словарь иногда дает их просто через запятые. Это говорит о том, что каждый ЛСВ не покрывается одним русским словом, т.к. в нём присутствуют две или более семы, которые требуют передачи двумя или более русскими словами.

Так, первое значение — спелый, мягкий, сладкий, сочный (о фруктах); второе значение—1. выдержанный, старый; 2. приятный на вкус (о вине); третье значение — подобревший, смягчившийся с возрастом (о человеке); четвертое значение — мягкий, сочный, густой (о голосе и красках); пятое значение—1. рыхлый; 2. плодородный, жирный (о почве), шестое значение, разговорное — веселый, подвыпивший (о человеке).

Почти во всех случаях слову mellow соответствуют в русском языке разные слова, в зависимости от того существительного, которое оно определяет. Это говорит об очень широком семантическом объеме каждого ЛСВ слова.

Семантическая структура слова предопределяет возможность его контекстуального употребления, и перевод контекстуального значения слова представляет собой нелегкую проблему.

Контекстуальное значение слова во многом зависит от характера семантического контекста, от семантики сочетающихся с ним слов. Окказиональное значение слова, неожиданно возникающее в контексте, не является произвольным — оно потенциально заложено в семантической структуре данного слова. В контекстуальном употреблении слова в поэзии или художественной прозе часто проявляется проникновение автора в самую глубь его семантической структуры. Ведь слову свойственны как парадигматические, так и семантические связи, и лексические потенции слова могут быть раскрыты в обоих случаях. Но выявление этих потенциальных значений тесно связано со своеобразием лексико-семантического аспекта каждого языка, отсюда вытекает и трудность передачи контекстуального значения слов в переводе: что возможно в одном языке, невозможно в другом из-за различий в их семантической структуре и в их употреблении.

In an atomic war women and children will be the first hostages.

Слово hostage, согласно словарям, имеет только одно значение — «заложник». Однако в данном семантическом окружении это слово приобретает значение «жертва». Это контекстуальное значение очевидно присутствует в его парадигматическом значении: каждый заложник может стать жертвой и погибнуть, поэтому в переводе приходится воспользоваться словом жертва, так как слово заложник в таком контекстуальном значении не употребляется.

Первыми жертвами в атомной войне будут женщины и дети.

К словам, имеющие разный объём значения в английском и русском языках относится группа слов, в которую входит огромное количество самых разнообразных слов: интернациональные слова, некоторые глаголы восприятия, ощущения и умственной деятельности и так называемые адвербиальные глаголы.

Третьей причиной, вызывающей необходимость в лексических трансформациях, является различие в сочетаемости. Слова находятся в определенных для данного языка связях. Важно отметить, что сочетаемость слов имеет место в случае совместимости обозначаемых ими понятий. Эта совместимость в разных языках, очевидно, бывает разная, и то, что возможно в одном языке, является неприемлемым в другом.

В каждом языке имеются свои типичные нормы сочетаемости. Каждый язык может порождать бесконечное количество новых сочетаний, понятных для людей, говорящих на нем и не нарушающих его норм. В каждом языке существует круг обычных, установившихся традиционных сочетаний, которые не совпадают с соответствующим кругом сочетаний в другом языке, как например, trains run — поезда ходят, rich feeding — обильная пища.

The air was rich with the scent of the summer flowers (P. Johnson)

Воздух был напоен ароматом летних цветов.

Labour Party protests followed sharply on the Tory deal with Spain.

За сообщением о сделке консервативного правительства с Испанией немедленно последовал протест лейбористской партии.

Чем шире семантический объем слова, тем шире его сочетаемость, т.к. благодаря этому оно может вступать в самые разнообразные связи. Это в свою очередь допускает широкие возможности его передачи в переводе, различные варианты перевода.

Большое значение имеет и привычное для каждого языка употребление слова (usage). Оно, конечно, связано с историей развития данного языка, формированием и развитием его лексической системы. В каждом языке вырабатываются своеобразные клише, как бы готовые формулы, слова и сочетания слов, используемые говорящими на данном языке. Последние не являются фразеологическими единицами, но обладают полной завершенностью и в отличие от фразеологических единиц и устойчивых сочетаний никогда не нарушаются введением дополнительных слов или подстановкой одного из компонентов.

Традиционное употребление в какой-то степени связано с иным подходом к явлениям реальной действительности. Например:

The city is built on terraces rising from the lake. («The Times»)

Для русского языка традиционным употреблением будет:

Город построен на террасах, спускающихся к озеру.

Смотрите так же:  Правила пребывание граждан армении в рф

Не wrote under several pseudonyms, many of his essays appearing over the name of Little Nell.

Он писал под разными псевдонимами, многие его очерки появились под псевдонимом «Крошка Нелл».

К традиционному употреблению можно отнести так называемые клише — распоряжения, приказы, а также клише в более широком понимании.

Never drink unboiled water.

He пейте сырой воды.

The New Zealand earthquake was followed by tremors lasting an hour. No loss of life was reported. («Morning Star»)

После землетрясения в Новой Зеландии в течение часа ощущались толчки. Жертв не было.

Как видно из примеров, в переводах используются соответствующие традиционные сочетания, клише русского языка.

Хотя не всегда можно чётко квалифицировать лексические трансформации из-за того, что они часто совмещаются. В общем можно выделить 8 основных разновидностей лексических трансформаций:

3.1. Конкретизация

Конкретизация – это замена слова или словосочетания ИЯ с более широким значением словом или словосочетанием ПЯ с более узким значением. Как правило, лексике русского языка свойственна большая конкретность, чем соответствующим лексическим единицам английского языка. Это неоднократно отмечалось лингвистами. Конкретизация может быть языковой и контекстуальной (речевой). При языковой конкретизации замена слова с широким значением словом с более узким значением обусловливается расхождениями в строе двух языков — либо отсутствием в ПЯ лексической единицы, имеющей столь же широкое значение, что и передаваемая единица ИЯ, либо расхождениями в их стилистических характеристиках, либо требованиями грамматического порядка (необходимостью синтаксической трансформации предложения, в частности, замены именного сказуемого глагольным, примеры чего будут даны ниже).

Конкретизируются при переводе на русский язык глаголы движения и глаголы речи: be, have, get, take, give, make, say, come, go и и.д.:

At the by-election victory went to the Labour candidate.

На дополнительных выборах победа досталась лейбористам (победу одержал кандидат от лейбористской партии).

The rain came in torrents.

Полил сильный дождь.

‘So what?’ I said. (J. Salinger, The Catcher in the Rye).

— Ну так что же? спрашиваю я.

Не told me to come right over, if I felt like it.

Велел хоть сейчас приходить, если надо.

Вот примеры трансформации русского именного сказуемого в английское глагольное, которое обычно требует конкретизации глагола be, например: Не is at school — Он учится в школе; Не is in the Army — Он служит в армии; The concert was on Sunday — Концерт состоялся в воскресенье. (1)

Что касается контекстуальной конкретизации, то она бывает обусловлена факторами данного конкретного контекста, чаще всего, стилистическими соображениями, как, например, необходимость завершенности фразы, стремление избежать повторений, достичь большей образности, наглядности и пр. Например:

You could hear him putting away his toilet articles.

Слышно было, как он убирает свои мыльницы и щетки.

3.2. Генерализация

Приём генерализации противоположен конкретизации, т.к. он заключается в замене частного общим, видового понятия родовым. При переводе с английского на русский он применяется гораздо реже, чем конкретизация. Это связано с особенностью английской лексики. Слова этого языка чаще имеют более абстрактный характер, чем русские слова, относящиеся к тому же понятию. Вот несколько примеров генерализации:

. Не comes over and visits me practically every weekend.

. Он часто ко мне ездит, почти каждую неделю.

. Не showed us this old beat-up Navajo blanket that he and Mrs Spencer’d bought off some Indian.

. Он нам показал потрепанное индейское одеяло — они с миссис Спенсер купили его у какого-то индейца.

Орёл поднялся выше и снова стал делать круги.

The bird went up and circled again.

3.3. Приём лексического добавления

Как лексические, так и грамматические трансформации нередко требуют внесения дополнительных слов. Введение дополнительных слов обусловливается рядом причин: различиями в структуре предложения и тем, что более сжатые английские предложения требуют в русском языке более развернутого выражения мысли. Отсутствие соответствующего слова или соответствующего лексико-семантического варианта данного слова тоже является причиной введения дополнительных слов при переводе.

Вот несколько примеров из переводов художественной литературы:

“Wouldn’t you like a cup of hot chocolate before you go?”

— He выпьешь ли чашку горячего шоколада на дорогу?

. The conductor came around for old Mrs Morrow’s ticket,

. Вошел кондуктор проверять билет у миссис Морроу.

Добавления в процессе перевода могут быть вызваны и другими причинами. Одной из них является синтаксическая перестройка структуры предложения при переводе, в ходе которой иногда требуется ввести в предложение те или иные элементы. Так, при переводе на английский язык для передачи «коммуникативного членения предложения» в некоторых случаях в английское предложение оказывается необходимым ввести подлежащее, отсутствующее в исходном русском предложении:

В 1958 году были сделаны первые записи.

In 1958 that orchestra made its first recordings.

В 30-х годах началась подготовка к строительству гидростанции под Самарой.

In the 1930’s the Soviet Union launched preparations for the building of a hydro-power project near Samara.

Существительные-подлежащие, добавленные в английских предложениях, определяются факторами широкого контекста. Добавлений в этих случаях, в принципе, можно было бы избежать, но это потребовало бы использования в переводе пассивной конструкции, что утяжелило бы английский текст стилистически.

Нередко лексические добавления обусловливаются необходимостью передачи в тексте перевода значений, выражаемых в подлиннике грамматическими средствами. Например, при передаче английских форм множественного числа существительных, не имеющих этой формы в русском языке. Так, workers of all industries следует переводить как рабочие всех отраслей промышленности. Ср. также: defenses оборонительные сооружения, modern weapons современные виды оружия и т. п. Например:

There are other philosophies of the past which give strong support to the Humanist position. (C. Lament, The Philosophy of Humanism)

Существуют и другие философские направления (или: течения, теории) прошлого, которые оказывают решительную поддержку концепции гуманизма.

Особенную трудность представляют атрибутивные сочетания, состоящие из сочетаний «существительное + существительное», а также «прилагательное + существительное».Последние носят терминологический характер.

Например: pay claim (pay offer) требование (предложение) повысить зарплату, wage strike забастовка с требованием повышения заработной платы, gun license удостоверение на право ношения оружия, oil countries страны — производительницы нефти, и т. д.

Правильный выбор семантического компонента, добавляемого в русском переводе, требует знания экстралингвистических факторов.

Иногда добавления оказываются обусловленными чисто стилистическими соображениями:

She never used scent, and she had always thought it rather fast, but Eau de Cologne was so refreshing. (S. Maugham, Before the Party)

Она никогда не душилась, считая это признаком известного легкомыслия, но одеколон — другое дело, он так приятно освежает.

3.4. Приём опущения

Опущение — явление, прямо противоположное добавлению. При переводе опущению подвергаются чаще всего слова, являющиеся семантически избыточными, с точки зрения их смыслового содержания.

Одним из примеров избыточности является свойственное всем стилям письменной речи английского языка употребление так называемых «парных синонимов». Русскому языку оно совершенно не свойственно, поэтому при переводе в этих случаях необходимо прибегнуть к опущению (т. е. не повторению синонима — замене двух слов одним). Например: just and equitable treatment справедливое отношение; brave and courageous храбрый; regular and normal обычный; by force and violence – насильственным путём; и т. д. (14)

Разумеется, избыточные элементы в тексте отнюдь не сводятся к «парным синонимам». Рассмотрим следующий пример:

So I paid my check and all. Then I left the bar and went out where the telephones were.

Я расплатился и пошел к автоматам.

Здесь в английском тексте семантически избыточным является left the bar, поскольку обозначаемое им действие подразумевается следующим глаголом went out; отсюда опущение в русском переводе (сопровождаемое объединением предложения с предыдущим).

Winter rains in the Jordan are violent, while they last. (K. Kenyon. Digging up Jerico)

Зимой в долине Иордана бывают страшные ливни.

В данном примере целое английское предложение является избыточным с точки зрения русского языка.

Устранение семантически избыточных элементов исходного текста дает переводчику возможность осуществлять то, что называется «компрессией текста», т. е. сокращение его общего объема.

Не всегда опущение вызывается только стремлением к устранению речевой избыточности. Оно может иметь и иные причины; в частности, характерная для английского языка тенденция к максимальной конкретности, выражающаяся в употреблении числительных, а также названий мер и весов там, где это не мотивировано семантическими факторами, требует иногда прибегать к опущениям(14). Например:

About a gallon of water was dripping down my neck, getting all over my collar and tie. (J. Salinger, The Catcher in the Rye, 20)

Вода с головы лилась за шиворот, весь галстук промок, весь воротник.

3.5. Приём смыслового развития

Приём смыслового развития заключается в замене словарного соответствия при переводе контекстуальным, лексически связанным с ним. Сюда относится метафора и метонимия.

Если учесть, что все знаменательные части делятся на три категории: предметы, процессы и признаки, то для передачи одного и того же содержания средствами другого языка предмет может быть заменён его признаком, процесс предметом, признак предметом или процессом и т. д. Под процессом имеется в виду действие или состояние. Можно выделить шесть следующих вариантов:

причина процесс следствие

замена процесса его причиной,

замена процесса его следствием,

замена причины процессом,

замена причины следствием,

замена следствия причиной,

замена следствия процессом.

Many South African sanctuaries are readily reached from Johannesburg. (Land of Safaries. The New York Times.)

До многих южноафриканских заповедников рукой подать от Иоганненсбурга.

В переводе процесс (легко добраться – в прямом переводе) заменён его причиной – близостью расстояния.

“I don’t think she’s living here at the moment. Her bed wasn’t slept in.” (A. Christie. Third Girl)

Я думаю, она не живёт здесь в настоящее время. Её постель не смята.

Говорящая утром зашла в комнату и увидела, что постель, которую она обычно сама убирала, не смята. Вместо прямого перевода: она не спала в своей постели отмечен результат. Процесс заменён его следствием.

He’s dead now. (Дж. Сэлинджер)

Он умер. (Он умер, стало быть, он сейчас мертв.)

В данном примере следствие заменено причиной

3.6. Антонимический перевод

Антономический перевод представляет собой замену какого-либо понятия, выраженного в подлиннике, противоположным понятием в переводе с соответсвующей перестройкой всего высказывания для сохранения неизменног плана содержания. Например:

Stradlater didn’t say anything.

Я вам серьезно говорю.

В первом предложении английская отрицательная конструкция передается русской утвердительной, а глагол say сказать заменяется его русским антонимом промолчать. Во втором предложении также происходит замена отрицательной конструкции на утвердительную и замена выражения to be kidding шутить его антонимом говорить серьезно. Такая двойная замена даёт в итоге то же самое значение предложения в целом.

Типично применение антонимического перевода при передаче на русский язык английской конструкции с not. (un)til. ; при этом (un)til заменяется на лишь тогда, только (тогда), когда и пр., которые могут в определенном смысле считаться его антонимами.

They gave me the wrong book, and I didn’t notice it till I got back to my room.

Я только дома заметил, что мне дали не ту книгу.

I didn’t think of it till we went half-way through the park.

Вспомнил я об этом, когда мы уже проехали почти весь парк.

Нужно иметь в виду, что отрицание в английском языке выражается также при помощи предлога without:

Не never met him afterwards without asking him. (S. Maugham, A Creative Impulse)

После этого он всякий раз при встрече спрашивал его. (пер. М. Лорие)

Особой разновидностью антонимического перевода является замена прилагательного или наречия в сравнительной или превосходной степени прилагательным (наречием) в положительной степени или наоборот, сопровождаемая заменой утвердительной конструкции на отрицательную (или наоборот).

I’m the most terrific liar you ever saw in your life.

Я ужасный лгун — такого вы никогда в жизни не видали.

It wasn’t as cold as it was the day before,

Стало теплее, чем вчера.

3.7. Приём целостного преобразования

Целостное преобразование является разновидностью смыслового развития. Приём целостного преобразования можно кратко определить как преобразование отдельного слова, а порой и целого предложения. Причем преобразование происходит не по элементам, а целостно.

Как это наблюдается и в отношении других приемов лексических трансформаций, традиции языковых контактов использовала ряд целостных преобразований частотных лексических единиц и закрепила их результаты как словарные соответствия – постоянные и вариантные. Особенно много таких соответствий среди словосочетаний живого разговорного языка. Например:

How do you do? Здравствуйте.

Never mind. Ничего, не беспокойтесь, не обращайте внимания.

Forget it. Не стоит говорить об этом.

Shut up! Заткнись.

Well done! Браво! Молодец!

Все приведенные примеры показывают, что эти разговорные соответствия не имеют общих семантических компонентов, обладают различной внутренней формой и в тоже время передают одно и тоже содержание средствами разных языков. Специфика разговорной речи чаще всего требует целостного преобразования при переводе.

Перевод сочетания ‘forget it!’ в вышеприведенном перечне сделан при помощи приема смыслового развития: русское соответствие, конечно, является заменой самого действия (забудьте об этом) его причиной (не стоит об этом говорить). Еще точнее эту замену следовало бы определить как прием антонимического перевода. Однако отсутствие общих компонентов между английским словосочетанием и его русским соответствием дает право считать, что он произведен путем целостного преобразования.

Сказанное выше объясняет в достаточной степени, почему целостного преобразования служит универсальным средством перевода фразеологических единиц. Например:

Bird of a feather flock together. Рыбак рыбака видит из далека.

In for a penny in for a pound. Назвался груздем полезай в кузов.

Образная замена образных выражений с помощью целостного преобразования, несомненно, важное условие достижения адекватного перевода.

Компенсацией при переводе следует считать замену непередаваемого элемента ИЯ каким-либо другим средством, который передаёт ту же самую информацию, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в подлиннике. Вот пример компенсации при переводе с английского языка на русский:

“Why don’t you write a good thrilling detective story?” she asked. “Me?” exclaimed Mrs Albert Forrester… (S. Maugham, The Creative Impulse)

— А почему бы вам не написать детективный роман, такой, чтобы дух захватывало? — Чего? — воскликнула миссис Форрестер…

Здесь в подлиннике миссис Форрестер употребляет в эллиптическом предложении форму так называемого объектного падежа местоимения me вместо I, что многие считают грамматической небрежностью (кстати говоря, без достаточных оснований, ибо форма те в таких случаях давно уже стала нормой в разговорно-литературном языке). Поскольку в русском языке в системе личных местоимений ничего подобного нет, переводчица М. Лорие сочла необходимым прибегнуть к компенсации, употребив просторечно-фамильярную форму чего вместо литературного что, т. е. заменив личное местоимение на вопросительное и тем самым передавая ту же информацию что и в подлиннике, хотя и иными средствами.

You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they said ‘he don’t’ and ‘she don’t’ and stuff like that. (Дж. Сэлинджер «Над пропастью во ржи», 18)

Сразу было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорили «хочут» и «хочете», и все в таком роде.

Как видно из примеров, компенсация используется особенно часто там, где необходимо передать чисто внутрилингвистические значения, характеризующие те или иные языковые особенности подлинника — диалектальную окраску, неправильности или индивидуальные особенности речи, каламбуры, игру слов и пр., а также когда не всегда можно найти прямое и непосредственное соответствие той или иной единице ИЯ в системе ПЯ.

Приёмы целостного преобразования и компенсации четко иллюстрируют, что эквивалентность перевода обеспечивается на уровне не отдельных элементов текста (в частности слов), а всего переводимого текста в целом. Иначе говоря, существуют непереводимые частности, но нет непереводимых текстов.

Всякие лексические трансформации требуют от переводчика чувства меры и досконального знания переводимого текста связанной с ним обстановкой.

Таким образом, наличие большого количества слов широкого, абстрактного значения в английском языке, различия в значениях слов, сжатость выражения, возможная в английском языке благодаря наличию целого ряда грамматических структур и форм, требует при переводе введения дополнительных слов и даже предложений. Однако некоторые различия в привычном употреблении (узусе) вызывают опущения отдельных элементов английского предложения при переводе на русский язык. Все это объясняет широкое использование лексических трансформаций при переводе.

Author: admin