Коллизионная привязка договор

Виды коллизионных норм

Классификация связана с особенностями коллизионных привязок. Наиболее существенной и важной является следующая классификация.

1. По форме коллизионной привязки различают односторонние и двусторонние коллизионные нормы. Односторонняя – это такая норма, привязка которой прямо называет право страны, подлежащее применению (российское, украинское, английское и т. д.). Как правило, односторонняя норма указывает на применение права своей страны (российская коллизионная норма указывает на применение российского права). Например, согласно п. 2 ст. 1209 ч. 3 ГК РФ форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Объём – форма внешнеэкономической сделки, а привязка – подчиняется российскому праву. Как видим, привязка прямо указывает на применение российского права, и поэтому коллизионная норма является односторонней. На основе односторонних норм сложилось французское коллизионное право. Более типична двусторонняя коллизионная норма: её привязка не называет право конкретного государства, а формулирует общий признак (принцип, правило), используя который можно выбрать право. Поэтому привязку двусторонней нормы называют формулой прикрепления. Пример – рассмотренный выше п. 1 ст. 1224 ч. 3 ГК РФ. Привязка этой нормы формулирует общий признак: «последнее место жительства наследодателя». Выбор права будет зависеть от фактических обстоятельств: если умерший последнее время проживал во Франции, то следует применить к наследственным отношениям французское право, а если в России – то российское право.

Таким образом, используя один и тот же признак, можно прийти к разному результату и выбрать либо своё собственное, либо иностранное право.

2. По форме выражения воли законодателя коллизионные нормы подразделяются на императивные, диспозитивные и альтернативные. Императивные – это нормы, которые содержат категорические предписания, касающиеся выбора права и которые не могут быть изменены по усмотрению сторон частного правоотношения. Например, п. 1 ст. 1224 ч. 3 ГК РФ (по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства). Диспозитивные – это нормы, которые, устанавливая общее правило о выборе права, оставляют сторонам возможность отказаться от него, заменить другим правилом. Диспозитивные нормы действуют лишь постольку, поскольку стороны своим соглашением не установили иного правила. Диспозитивность проявляется в таких формулировках, как «стороны могут», «если иное не установлено соглашением сторон» и др. Например, п. 1 ст. 1210 ч. 3 ГК предусматривает: «Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору…». Альтернативные – это нормы, которые предусматривают несколько правил по выбору права для данного, т. е. указанного в объёме этой нормы, частного правоотношения. Суд, а также стороны могут применить любое из них (иногда в норме устанавливается определённая последовательность в применении этих правил). Однако достаточно, чтобы частное правоотношение было действительным по одному из установленных правил. Например, п. 1 ст. 1209 ч. 3 ГК РФ: форма сделки подчиняется праву места её совершения. Однако сделка, совершённая за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Здесь объём – «форма сделки». К нему предусмотрены две альтернативные привязки: 1) закон места её совершения (это главная привязка, поэтому форма сделки должна быть, прежде всего, рассмотрена по закону места её совершения); 2) российское право (т. е. только тогда, когда форма сделки не будет отвечать требованиям этого закона, нужно применить российское право). Если форма сделки будет соответствовать требованиям российского права, она должна быть признана действительной.

В свою очередь, альтернативные нормы также делятся в зависимости от характера связи между альтернативами на простые и сложные. В простой альтернативной коллизионной норме все альтернативные привязки равнозначны, любая из них может быть применена (обычно они соединяются союзом «или»). В сложной альтернативной коллизионной норме альтернативные привязки соподчинены. При этом выделяется: а) генеральная (основная) привязка (она формулирует общее главное правило выбора права, предназначенное для преимущественного применения), и б) субсидиарная (дополнительная) привязка (она формулирует ещё одно или несколько правил выбора права, тесно связанных с главным. Применяется тогда, когда главное правило по каким-либо причинам не было применено или оказалось недостаточным для выбора компетентного правопорядка). Например, п. 1 ст. 1209 ч. 3 ГК РФ, рассмотренный в качестве альтернативной нормы. Её альтернативные правила не равнозначны, а соподчинены. Первая привязка – «закон места совершения» – это одновременно и генеральное правило, так как оно подлежит обязательному первоначальному применению. Вторая привязка – «российское право» – альтернативное и одновременно субсидиарное правило, так как оно применяется только тогда, когда главное оказывается недостаточным для решения вопроса о выборе права.

Система генеральных и субсидиарных норм бывает довольно сложной: используются субсидиарные нормы первой, второй, третьей и т. д. степеней, т. е. субсидиарные к субсидиарным.

Например, возьмём польский закон о международном частном праве 1965 г. В ст. 25 закона содержится генеральная (основная) коллизионная норма: «Стороны могут подчинить свои правоотношения по договорным обязательствам выбранному ими закону…». В ст. 26 ещё одна привязка, но она может использоваться только в том случае, «если стороны не выбрали закон». В частности, применяется «закон места пребывания или места жительства сторон в момент заключения договора». Вторая норма является субсидиарной к первой. Польский закон использует следующую цепочку коллизионных норм при регулировании договорных обязательств:

1) стороны могут выбрать право (это основная, генеральная коллизионная норма);

2) если стороны не выбрали право, то применяется закон места пребывания или места жительства сторон в момент заключения договора (это субсидиарная коллизионная норма 1-й степени);

3) если стороны не находятся или не проживают в одном государстве, то применяется закон места нахождения или места жительства продавца, подрядчика, комиссионера и т. д. (это субсидиарная коллизионная норма 2-й степени);

4) если невозможно установить место нахождения или место жительства продавца, подрядчика, комиссионера и т. д., то применяется закон государства, в котором был заключён договор (это субсидиарная коллизионная норма 3-й степени).

Причём каждая последующая норма применяется только тогда, когда все предыдущие не могут быть применены.

Усложнение коллизионных норм связано с общей целью – с устранением пробелов в правовом регулировании частных правоотношений международного характера.

КОЛЛИЗИОННАЯ ПРИВЯЗКА

Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 .

Смотреть что такое «КОЛЛИЗИОННАЯ ПРИВЯЗКА» в других словарях:

КОЛЛИЗИОННАЯ ПРИВЯЗКА — элемент коллизионной нормы, представляющий собой указание на закон (правовую систему), который подлежит применению к данному виду правоотношений. Все К.п. делятся на несколько типов, называемых формулами привязки или коллизионными принципами… … Юридическая энциклопедия

КОЛЛИЗИОННАЯ ПРИВЯЗКА — элемент коллизионной нормы, представляющий собой указание на закон ( правовую систему), который подлежит применению к данному виду правоотношений. Все К.п. делятся па несколько типов, называемых формулами привязки или коллизионными принципами… … Энциклопедический словарь экономики и права

коллизионная привязка — составная часть коллизионной нормы, представляющая собой указание на закон (правовую систему), который применим к данному виду правоотношений. Все К.п. делятся на несколько типов, называемых формулами привязки или коллизионными принципами (напр … Большой юридический словарь

ПРИВЯЗКА КОЛЛИЗИОННАЯ — КОЛЛИЗИОННАЯ ПРИВЯЗКА … Юридическая энциклопедия

ПРИВЯЗКА КОЛЛИЗИОННАЯ — (см. КОЛЛИЗИОННАЯ ПРИВЯЗКА) … Энциклопедический словарь экономики и права

Коллизионная норма — Для улучшения этой статьи желательно?: Найти и оформить в виде сносок ссылки на авторитетные источники, подтверждающие написанное. Викифицировать статью … Википедия

КОЛЛИЗИОННАЯ НОРМА — (фр. conflits de lois, англ. conflicts of laws конфликт, столкновение законов) особый вид правовых норм, являющийся характерной специфической особенностью между народного частного права (МЧП), представляет собой отсылочную норму, с помощью… … Энциклопедия юриста

Формула прикрепления — Формулы прикрепления традиционные привязки двусторонних коллизионных норм, обычно обозначаемые латинскими выражениями. Содержание 1 Lex fori закон суда 2 Lex loci celebrationis закон места заключения брака … Википедия

ЗАКОН МЕСТА ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА — (lex loci delicti commissi) формула прикрепления, по которой применяется право того государства, на территории которого был причинен вред. Данная коллизионная привязка используется для выбора права, компетентного регламентировать деликтные… … Юридический словарь

ФОРМУЛЫ ПРИВЯЗКИ — (формула прикрепления) см. Коллизионная привязка … Юридический словарь

КОЛЛИЗИО́ННАЯ ПРИВЯ́ЗКА

  • В книжной версии

    Том 14. Москва, 2009, стр. 500

    Скопировать библиографическую ссылку:

    КОЛЛИЗИО́ННАЯ ПРИВЯ́ЗКА, струк­тур­ная часть кол­ли­зи­он­ной нор­мы, со­дер­жа­щая ука­за­ние на пра­во, под­ле­жа­щее при­ме­не­нию к ча­ст­но­пра­во­вым от­но­ше­ни­ям, ос­лож­нён­ным ино­стран­ным эле­мен­том. При­вяз­ка од­но­сто­рон­ней кол­ли­зи­он­ной нор­мы со­дер­жит пря­мое пред­пи­са­ние о при­ме­не­нии пра­ва сво­его го­су­дар­ст­ва. При­вяз­ка дву­сто­рон­ней нор­мы ука­зы­ва­ет на при­ме­ни­мое пра­во с по­мо­щью фор­му­лы при­кре­п­ле­ния – об­ще­го пра­ви­ла, ос­но­ван­но­го на аб­ст­ракт­ных при­зна­ках (кол­ли­зи­он­ных прин­ци­пах), по­зво­ляю­щих в за­ви­си­мо­сти от фак­тич. об­стоя­тельств кон­крет­но­го де­ла оп­ре­де­лить, пра­во ка­кой стра­ны ком­пе­тент­но ре­гу­ли­ро­вать ча­ст­но­пра­во­вые от­но­ше­ния. Так, ес­ли на­след­ст­вен­ные от­но­ше­ния оп­ре­де­ля­ют­ся по пра­ву стра­ны, где на­сле­до­да­тель имел по­след­нее ме­сто жи­тель­ст­ва (ст.1224 ГК РФ), то в за­ви­си­мо­сти от фак­тич. об­стоя­тельств – ме­сто жи­тель­ст­ва на­сле­до­да­те­ля в мо­мент смер­ти в Рос­сии или за ру­бе­жом – бу­дет при­ме­нять­ся рос. или иностр. пра­во кон­крет­но­го го­су­дар­ст­ва. Сре­ди фор­мул при­кре­п­ле­ния наи­бо­лее из­вест­ны сле­дую­щие. Лич­ный за­кон фи­зи­че­ско­го ли­ца (lex personalis) при­ме­ня­ет­ся при ре­гу­ли­ро­ва­нии пра­во­от­но­ше­ний с уча­сти­ем гра­ж­дан го­су­дар­ст­ва, ино­стран­цев, лиц без гра­ж­дан­ст­ва. В за­ви­си­мо­сти от фор­мы свя­зи ли­ца с го­су­дар­ст­вом име­ет две раз­но­вид­но­сти: за­кон гра­ж­дан­ст­ва (lex patriae, lex nationalis), оз­на­чаю­щий при­ме­не­ние пра­ва го­су­дар­ст­ва, гра­ж­да­ни­ном ко­то­ро­го яв­ля­ет­ся это ли­цо, и за­кон мес­та жи­тель­ст­ва (lex domicilii), тре­бую­щий при­ме­не­ния пра­ва го­су­дар­ст­ва, на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го ли­цо про­жи­ва­ет (в Рос­сии при­ме­ня­ют­ся обе фор­мы). Лич­ный за­кон юри­ди­че­ско­го ли­ца (lex societatis) оз­на­ча­ет при­ме­не­ние пра­ва го­су­дар­ст­ва по од­но­му из 3 кри­те­ри­ев ли­бо по их со­во­куп­но­сти: мес­та уч­ре­ж­де­ния (ре­ги­ст­ра­ции), мес­та на­хо­ж­де­ния адм. цен­тра, мес­та осн. хозяйств. дея­тель­но­сти (в Рос­сии в гра­ж­дан­ско-пра­во­вой сфе­ре при­ме­ня­ет­ся пра­во стра­ны, где уч­ре­ж­де­но юри­дич. ли­цо). За­кон мес­та на­хо­ж­де­ния ве­щи (lex rei sitae) ус­та­нав­ли­ва­ет, что ре­шаю­щим для оп­ре­де­ле­ния пра­во­во­го по­ло­же­ния как не­дви­жи­мо­го, так и дви­жи­мо­го иму­ще­ст­ва яв­ля­ет­ся пра­во стра­ны, на тер­ри­то­рии ко­то­рой на­хо­дит­ся вещь, яв­ляю­щая­ся объ­ек­том ча­ст­но­пра­во­вых от­но­ше­ний. За­кон мес­та со­вер­ше­ния ак­та (lex loci actus) име­ет раз­ли­чия в за­ви­си­мо­сти от ви­да ак­та: за­кон мес­та со­вер­ше­ния до­го­во­ра (lex loci contractus) оз­на­ча­ет при­ме­не­ние пра­ва стра­ны, где со­вер­шён этот до­го­вор; за­кон мес­та со­вер­ше­ния бра­ка (lex loci celebrationis) тре­бу­ет при­ме­не­ния пра­ва стра­ны, где за­клю­чён брак; за­кон мес­та при­чи­не­ния вре­да (lex loci delicti com­missi) пред­пи­сы­ва­ет при­ме­не­ние пра­ва стра­ны, где при­чи­нён вред, и др. Ав­то­но­мия во­ли (lex voluntatis) до­пус­ка­ет при­ме­не­ние пра­ва, ко­то­рое вы­бе­рут сто­ро­ны – уча­ст­ни­ки ча­ст­но­пра­во­во­го от­но­ше­ния. За­кон стра­ны про­дав­ца (lex loci venditoris) оз­на­ча­ет при­ме­не­ние пра­ва стра­ны, с ко­то­рой свя­за­ны (по кри­те­рию мес­та жи­тель­ст­ва или осн. мес­та дея­тель­но­сти) про­да­вец в до­го­во­ре ку­п­ли-про­да­жи или сто­ро­на др. до­го­во­ра, чьё ис­пол­не­ние по до­го­во­ру яв­ля­ет­ся ре­шаю­щим, оп­ре­де­ляю­щим его спе­ци­фи­ку (напр., арен­до­да­тель в до­го­во­ре арен­ды, пе­ре­воз­чик в до­го­во­ре пе­ре­воз­ки и пр.).

    Смотрите так же:  Арбитражный суд г. Томск

    Коллизионные принципы (типы коллизионных привязок)

    Как отмечалось в предыдущих темах, формула прикрепления лежит в основе привязки двусторонней коллизионной нормы. Применение формулы к конкретным обстоятельствам ведёт к выбору права того государства, которое компетентно регулировать конкретное частноправовое отношение, указанное в объёме этой нормы.

    Все коллизионные нормы строятся на некоторых общих правилах. Они сложились в течение многовековой практики развития коллизионного права разных государств и взаимных влияний. Формулы прикрепления это наиболее типичные, максимально обобщённые правила, которые чаще всего используются для построения коллизионных норм. Их называют коллизионными принципами, коллизионными критериями или типами коллизионных привязок.

    I. Личный закон (lex personales) – наиболее распространённая формула прикрепления. Применяется для разрешения коллизий законов разных государств. Существует два варианта личного закона: 1) Закон гражданства (lex patriae) – означает применение права того государства, гражданином которого является участник частноправового отношения; 2) Закон места жительства (lex domicilii) – означает применение права того государства, на территории которого участник частноправового отношения проживает. Личный закон – это закон физических лиц, и применяется он для определения правового положения физических лиц: право — и дееспособности, личных прав (права на имя, место жительства, на честь и т. д.); в брачно-семейных и наследственных отношениях (по поводу движимого имущества).

    Исторически сложилось, что одни страны используют личный закон в форме гражданства (европейские страны; латиноамериканские: Куба, Панама, Коста-Рика; арабские: Алжир, Египет и др.), а другие – в форме закона места жительства (Великобритания, США, Канада, Индия и др.). Также существуют страны, в которых действует «смешанная система» личного закона, т. е. применяются оба варианта (Австрия, Швейцария, Венгрия, Мексика, Венесуэла и др.). Например, во Франции к личному статусу лица применяется закон гражданства. Соответственно расторжение брака рассматривается по закону гражданства супругов. Если супруги имели разное гражданство, то приходилось обращаться к праву двух разных государств. В результате в отношении одного супруга (француза) брак расторгался, а в отношении другого супруга (итальянца) брак не расторгался. Возникали «хромающие отношения», и закон гражданства не давал выхода из этого тупика. Судебная практика (сохранив общую генеральную норму: расторжение брака подчиняется закону гражданства супругов) выработала субсидиарную коллизионную норму: если супруги не имеют общего гражданства, то применяется закон государства, на территории которого они имеют совместное место жительства.

    Российское коллизионное право идёт по такому же пути, поэтому Россию причисляют к странам со смешанной системой личного закона. Семейный кодекс РФ широко использует обе формы личного закона. Часть 3 ГК РФ в разделе VI «Международное частное право» включает отдельную статью (1195) «Личный закон физического лица». Она предусматривает разные варианты личного закона в зависимости от ситуационных обстоятельств, причём основным является закон гражданства.

    Таким образом, переход к смешанной системе личного закона является характерной чертой современного развития международного частного права, что повышает его эффективность.

    II. Закон юридического лица (lex societatis) – формула прикрепления, широко используемая при решении коллизии законов, связанных с правовым положением иностранного юридического лица. Она предусматривает применение права того государства, которому принадлежит юридическое лицо. Иногда эту формулу называют «закон национальности юридического лица».

    Когда в гражданско-правовые отношения вступают иностранные юридические лица, нужно выбрать право государства, которое сможет ответить на разные вопросы, например об объёме правоспособности, об ответственности юридических лиц и т. д. Мировая практика всегда обращается в таких случаях к праву государства, которому юридическое лицо принадлежит. Право государства образует личный статут юридического лица, обладающий экстерриториальностью: он следует за юридическим лицом независимо от того, где оно осуществляет свою деятельность. Но в праве разных государств по-разному определяется государственная принадлежность (национальность) юридических лиц. Используется два критерия: осёдлости (в разном толковании) и инкорпорации.

    Теория осёдлости – личным статутом юридического лица (компании, корпорации) является закон той страны, в которой находится его центр управления (совет директоров, правление, иные исполнительные или распорядительные органы).

    Теория инкорпорации содержание теории и самого критерия инкорпорации (учреждения) сводится к тому, что компания принадлежит правопорядку страны, в которой она учреждена в соответствии с её законодательством (правом). Иными словами, компания, образованная по английскому закону и существующая на основании его предписаний, будет признаваться английской компанией в тех государствах, правопорядок которых в этой области строится на принципах инкорпорации.

    III. Закон места нахождения вещи (lex rei sitae) – одна из первых формул прикрепления, сложившихся в международном частном праве. Она означает применение права того государства, на территории которого находится вещь, являющаяся объектом частноправовых отношений. В сферу действия этого закона включается движимое и недвижимое имущество. В конструкции этого закона есть три исключения:

    1) если все фактические действия, необходимые для возникновения какого-либо вещного права, полностью совершились на территории того государства, где вещь находится, а затем она будет перемещена на территорию другого государства, то возникшие вещные права будут обсуждаться по праву того государства, где соответствующие действия совершились, а не по праву того государства, где вещь реально находится;

    2) правовое положение вещей, занесённых в государственный реестр, независимо от того, где вещь реально находится, определяется правом страны, где она внесена в реестр;

    3) место нахождения вещи, находящейся в пути (rei in transitu), постоянно меняется, и поэтому для определения её правового режима в случае необходимости используется искусственная привязка: закон места отправки вещи или закон места назначения. В России – закон места отправки, п. 2 ст.1206 ч. 3 ГК.

    IV. Закон, избранный сторонами гражданского правоотношения (lex voluntatis) – означает применение права того государства, которое выберут сами стороны – участники частного правоотношения. Такой способ выбора права используется только в договорных обязательствах. При решении всех коллизионных вопросов в сфере договорных обязательств решающей является воля сторон. Данная формула прикрепления также называется «автономией воли». В российском коллизионном праве она выражена в ст. 1210 ч. 3 ГК РФ. Согласно п. 1 «Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору…». Как видно, воля сторон при заключении договора пользуется приоритетом. Другие способы выбора права, предусмотренные в ст. 1211 ч. 3 ГК РФ, применяются только при отсутствии воли сторон.

    V. Закон места совершения акта (lex loci actus) – формула прикрепления, означающая применение права того государства, на территории которого совершён частноправовой акт (составлено завещание, выписана доверенность, заключён брак и т. д.). Эта обобщенная формула используется нечасто. Классический случай использования в обобщённом виде – для разрешения коллизий законов, связанных с формой частноправового акта: форма акта подчиняется закону места совершения. Частноправовой акт это широкое понятие, оно охватывает разные частноправовые действия. Поэтому данная формула конкретизируется в зависимости от того, о каком виде акта идёт речь. Существует несколько вариантов закона места совершения акта.

    Смотрите так же:  Гражданство рф для граждан узбекистана новые законы

    V.1. Закон места совершения договора (lex loci contractus) – означает применение права государства, где заключён договор. Данная привязка используется для регулирования обязательств, вытекающих из частноправовых договоров: купли-продажи, мены, подряда и др.

    V.2. Закон места исполнения договора (lex loci solutionis) – означает применение права того государства, где обязательство, вытекающее из договора, подлежит исполнению. Эта формула используется так же, как и предыдущая, для регулирования договорных частноправовых обязательств. Чаще всего закон места исполнения используется в более узкой трактовке – как закон места фактической сдачи товара или места совершения платежа для регламентации таких вопросов, как порядок сдачи товаров, форма и содержание платёжных документов.

    V.3. Закон места совершения брака (lex loci celebrationis) – означает применение права того государства, на территории которого заключён брак.

    V.4. Закон места причинения вреда (lex loci delicti commissi) – означает применение права того государства, на территории которого был причинён вред. Этот принцип выражен в п. 1 ст. 1219 ч. 3 ГК РФ, который устанавливает, что «к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обязательство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда».

    V.5. Закон формы акта – наиболее распространённым вариантом закона места совершения акта является его применение для разрешения коллизий законов, связанных с формой гражданско-правового акта. Форма акта (сделки, договоры) определяется по закону места его совершения (locus regit actum). Это правило используется и в российском международном частном праве. Согласно п. 1 ст. 209 ч. 3 ГК РФ «форма сделки подчиняется праву места её совершения». Точно так же «форма доверенности подчиняется праву места её совершения», т. е. определяется по праву страны, где была выдана доверенность.

    VI. Закон страны продавца (lex venditoris) – означает применение права того государства, которому принадлежит продавец. Эта формула используется для регулирования договорных обязательств. Закон страны продавца используется в двух значениях:

    1) применяется в дословном (узком) значении к договору купли-продажи, права и обязанности сторон которого регулируются правом страны продавца;

    2) понимается в широком значении – как права того государства, которому принадлежит сторона в договоре, чьё обязательство составляет специфику, главное содержание этого договора.

    В таком широком понимании закон страны продавца закреплён во внутреннем праве разных государств, в том числе и в России. Согласно п. 1 ст. 1211 ч. 3 ГК РФ при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан.

    Правом страны, с которой договор наиболее тесно связан, считается, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора (п. 2 ст. 1211).

    Стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признаётся, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, сторона, являющаяся, в частности: продавцом – в договоре купли-продажи (узкое значение); наймодателем – в договоре имущественного найма; хранителем – в договоре хранения, арендодателем – в договоре аренды и т. д. (всего 19 договоров), что свидетельствует об использовании этого закона в широком смысле (п. 3 ст. 1211).

    VII. Закон наиболее тесной связи (Proper Law) – означает применение права того государства, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано. Чаще всего эта формула применяется тогда же, когда и закон страны продавца, для решения коллизионных вопросов в сфере договорных обязательств. Но иногда его используют в качестве общего подхода для регулирования всех частноправовых отношений с иностранным элементом. Например, Закон о международном частном праве Австрии 1978 г. устанавливает общее правило, заключающееся в том, что правоотношения с иностранным элементом подчиняются правопорядку, с которым имеется наиболее тесная связь.

    VIII. Закон суда (lex fori) – формула прикрепления, решающая коллизию права в пользу права того государства, где рассматривается частноправовой спор (в суде, арбитраже, третейском суде или в ином органе). Согласно этой формуле суд или иной правоприменительный орган должен руководствоваться правом своей страны, несмотря на наличие иностранного элемента в составе частноправового отношения. Сфера применения закона суда – международный гражданский процесс: суд, рассматривая гражданские дела с участием иностранного элемента, всегда руководствуется своим процессуальным правом. В порядке исключения суд может применить нормы иностранного процессуального права, если это специально оговорено в законе или в международном договоре. Однако в международном гражданском процессе проблема выбора права отсутствует, поэтому закон суда здесь является не формулой прикрепления, а одним из принципов международного гражданского процесса.

    IX. Закон места работы (lex loci laboris) – формула прикрепления, используемая для решения коллизий законов в сфере международных трудовых правоотношений. Согласно этой формуле для регламентации всего комплекса трудовых правоотношений, осложнённых иностранным элементом, применяется право страны, где осуществляется трудовая деятельность. В России закон места труда широко используется в международных договорах по различным аспектам экономического и культурного сотрудничества или по привлечению и использованию иностранной рабочей силы.

    X. Закон флага (lex flagi) – означает право государства, флаг которого несёт судно. Применяется главным образом для решения коллизионных вопросов в сфере торгового мореплавания. Так, в Кодексе торгового мореплавания РФ 1999 г. значительная часть коллизионных норм построена на этой привязке. Законом государства флага судна должны регулироваться: право собственности и другие вещные права на судно (ст. 415), правовое положение членов экипажа (ст. 416), права на имущество, находящееся на затонувшем в открытом море судне (ст. 417), пределы ответственности судовладельца (ст. 426) и др.

    Перечень рассмотренных формул прикрепления не является исчерпывающим – это наиболее типичные и обобщённые формулы, каждая из которых может проявляться в более конкретных вариантах.

    На сегодняшний день выделяется две современные особенности развития коллизионных привязок:

    1) стремление к отказу от жёстких привязок, основанных на одном определённом критерии. Это не означает, что традиционные привязки исчезают: меняется их роль. Часто они используются в качестве дополнительных (субсидиарных) привязок, например закон места совершения договора;

    2) для выбора права по одному вопросу используется не одна, а целая система взаимосвязанных привязок. В результате возникают цепи из генеральной и дополнительных коллизионных привязок, связанных внутренним единством.

    Закон места совершения акта (lex loci actus)

    Закон места совершения акта — родовая привязка формального и обязательственного статутов, которая предполагает применение права того государства, на чьей территории совершен юридический акт: «Юридические акты являются действительными в том, что касается формы, если выполняются условия, требуемые. системой места совершения акта» (ст. 37.1 Закона о МЧП Венесуэлы). Коллизионный принцип «закон места совершения акта» имеет обобщающий характер. Классический случай применения этой формулы прикрепления — разрешение коллизии законов, связанных с формой частноправового акта.

    Закон места совершения акта регулирует формальный статут правоотношения — порядок подписания и форму сделки. Общепризнанное положение — форма сделки подчиняется праву того государства, на чьей территории она заключена: «Дарения между живыми регулируются. что касается формы, — законом места, в котором действие совершено» (ст. 1048 Кодекса Буркина-Фасо). Это правило применяется к форме как односторонних (завещание, доверенность), так и двусторонних (договор) сделок.

    Частный случай понимания закона места совершения акта — специальная коллизионная привязка закон формы акта (lex formam actus), основанная на общем принципе права: место управляет актом (loci regit actum). Форма официального юридического акта регулируется правом того государства, на чьей территории этот акт имеет место: «Форма документов подчиняется законам места их составления» (ст. 969 ГК Ирана). Закон формы акта — это генеральная коллизионная привязка для определения действительности юридического акта с точки зрения формы. В большинстве современных правопорядков применение закона формы акта не имеет императивного характера. Формальный статут правоотношения альтернативно подчиняется закону места совершения акта; закону, регулирующему содержание акта; закону места жительства его составителей (ст. 11 ГК Греции, ст. 20 ГК Египта).

    В англо-американской судебной практике «закон места совершения акта» считается исходным и основным началом при разрешении коллизионных вопросов о форме сделок. Американская доктрина подчеркивает альтернативное применение закона места совершения акта при решении вопросов о форме сделки.

    Континентальное право и судебная практика признают принцип «закон места совершения акта» не как исходное (основное), а как субсидиарное начало при регламентации формального статута правоотношения. Генеральная коллизионная привязка формы договора — это право, применимое к договору: «1) Формальные требования к юридическому действию регулируются правом, применимым к совершению действия. 2) Форма, соответствующая праву места действия, является действительной, несмотря на положения предыдущего параграфа» (ст. 10 Закона о МЧП Японии). Когда предметом договора является вещное право на недвижимость, необходимо соблюдение императивных норм к форме, установленных в государстве места нахождения вещи, если согласно праву этого государства они должны быть применены независимо от места заключения договора и применимого к нему права (ст. 98.6 Кодекса МЧП Болгарии).

    Смотрите так же:  Госпошлина для внесения оквэд

    Пункт 1 ст. 1209 ГК РФ подчиняет форму сделки праву места ее совершения. Императивно установлено, что сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. С первого взгляда складывается впечатление, что ст. 1209 представляет собой источник «хромающих» отношений, т.е. в России правоотношение порождает юридические последствия, а в государстве, на территории которого оно возникло, — нет. Однако аналогичные положения (правда, намного более удачные) закреплены в законодательстве и других государств: сделка, недействительная с точки зрения формы по праву места ее совершения, признается действительной, если форма удовлетворяет требованиям права существа сделки, права места нахождения объекта сделки, права домицилия субъектов сделки (ст. 3109 ГК Квебека).

    Возможность альтернативного определения действительности формы сделки по законодательству не только места ее совершения, но и в соответствии с требованиями других правовых систем основана на принципе «презумпция действительности договора» (favour contractus). Это положение призвано охранять интересы торгового оборота, защищать интересы «слабой стороны», обеспечить неотвратимость ответственности за нарушение контракта.

    Пункт 2 ст. 1209 ГК РФ устанавливает императивную норму: примат российского права при регулировании формального статута внешнеторговой сделки, участником которой является российское лицо, — форма такой сделки подчиняется российскому праву независимо от места ее совершения. Обязанность соблюдения «особых требований» местного закона закреплено не только в российском законодательстве: «Когда обязательство предназначено для исполнения в Бразилии и зависит от особой формы, таковая должна быть соблюдена с допущением особенностей иностранного закона в отношении внешних условий действия» (ст. 9 ВЗ ГК Бразилии). Бразильский законодатель обязал стороны соблюдать «особую форму» обязательств, но при этом не декларировал императивный приоритет национального права. Представляется, что императив примата российской формы внешнеторговой сделки противоречит современным принципам коллизионного регулирования и осложняет правовую регламентацию внешнеторговых операций.

    Форма «распоряжений на случай смерти» (завещание, акт его отмены, иные сделки «mortis causa») прежде всего регулируется личным законом наследодателя, и только во вторую очередь — правом того государства, где имело место такое распоряжение (ст. 26 ВЗ ГГУ). Итальянский законодатель на первое место поставил привязку к закону формы акта: форма завещания подчиняется праву места его составления либо личному закону наследодателя (ст. 48 Закона о МЧП Италии).

    Закону формы акта подчиняются форма доверенности, срок ее действия и основания прекращения (ст. 34 Закона о МЧП Украины). Более современный подход подчиняет все вопросы доверенности (в том числе формальные) праву, избранному доверителем. Однако в отношении третьего лица, с которым представитель совершил сделку, можно ссылаться на избранное право, только если это лицо было осведомлено о выборе права либо имело возможность свободно узнать об этом. В отношениях с представителем доверитель вправе ссылаться на избранное право, только если представитель был осведомлен о выборе права либо имел возможность легко узнать об этом (ст. 23, 25 Закона о МЧП Польши).

    Основные виды общей формулы прикрепления «закон места совершения акта» — закон места совершения обязательства (lex loci contractus) и закон места исполнения обязательства (lex loci solutions): «Для квалификации и регулирования обязательств применяется закон страны, в которой они возникли. » (ст. 9 ВЗ ГК Бразилии). Эти привязки имеют субсидиарный характер по отношению к автономии воли сторон при регулировании вопросов обязательственного статута отношения. Они используются только при отсутствии соглашения сторон о выборе права. Во всех иных случаях применение данных формул прикрепления прямо установлено законом (односторонние сделки, оборот ценных бумаг): «Односторонние обещания регулируются правом страны, на территории которой они были сделаны» (ст. 58 Закона о МЧП Италии).

    Закон места совершения договора — одно из старейших коллизионных начал. В основном эта формула прикрепления характерна для стран англо-саксонской системы права, но применяется и в континентальной практике. В настоящее время привязка «закон места совершения договора» считается «жесткой», поэтому доктрина и практика идут по пути отказа от ее применения.

    Отказ от применения данной формулы прикрепления связан с распространением заключения «договоров между отсутствующими». Понятие места заключения договора в континентальной и англо-американской правовых системах принципиально различно. В общем праве применяется «теория почтового ящика» (mail box theory): место заключения сделки — это место отправления акцепта. В континентальном праве закреплена «доктрина получения», т.е. место заключения сделки — это место получения акцепта: «Обязательство, проистекающее из договора, считается возникшим в месте, в котором имеет место пребывания делающая оферту сторона» (ст. 9 ВЗ ГК Бразилии).

    Венская конвенция 1980 г. восприняла доктрину получения: договор считается заключенным в момент, когда акцепт оферты вступает в силу, т.е. в момент получения акцепты оферентом. В Конвенции участвуют и страны романо-германской системы права, и государства иных правовых систем (однако Великобритания не участвует).

    Теория почтового ящика и доктрина получения несовместимы. С точки зрения разных правовых систем договор одновременно имеет два места заключения (место отправления акцепта и место его получения). Одна и та же коллизионная привязка — закон места заключения договора — получает различное толкование и приводит к различным решениям в зависимости от того, какое содержание вкладывается в понятие «место заключения договора».

    В отдельных государствах закон места заключения договора применяется в качестве субсидиарного альтернативного начала для решения коллизионных вопросов по обязательствам из договоров. Например, если стороны не выбрали компетентное право и договор не может быть локализован на основании характерного предоставления одной из сторон, то применяется закон места заключения договора (ст. 79 Закона о МЧП Румынии). Испанское законодательство содержит сложную соподчиненную коллизионную норму, устанавливающую возможность применения закона места заключения договора в качестве соподчиненной привязки четвертой степени (ст. 11.5 ГК Испании).

    В вопросах договорной дееспособности существует давняя тенденция к расширению сферы применения обязательственного статута за счет сужения личного. Недееспособность лица по его личному закону не означает, что это лицо всегда будет признано недееспособным в месте заключения сделки. Интересам международного гражданского оборота не соответствует положение, когда иностранец может оспорить совершенную им сделку, ссылаясь на свою недееспособность по личному закону, если по закону места совершения договора такой иностранец обладает дееспособностью.

    Законодательство и судебная практика большинства государств устанавливают, что иностранец, совершая определенные сделки, не может ссылаться на свою недееспособность по личному закону, если он дееспособен по закону места заключения сделки (Германия, Италия и Греция).

    Закон места исполнения обязательства ранее считался одним из самых оптимальных вариантов регулирования вопросов обязательственного статута. В соответствии с этой коллизионной привязкой договорные отношения регулируются правом того государства, на территории которого договор подлежит исполнению. Закон места исполнения сделки применяется к тому же кругу правоотношений, что и закон места совершения сделки. По отношению к автономии воли сторон эта формула прикрепления имеет субсидиарный характер: «Если соглашение отсутствует, считается, что стороны руководствуются в отношении содержания и последствий своего обязательства законом того государства, в котором это обязательство должно исполняться» (ст. 19 Гражданского закона Латвии (1937)).

    Привязка к закону места исполнения сделки в основном применяется к определенным видам обязательств, что прямо оговорено в законе:

    • — к договору строительного подряда и договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ применяется право страны, где в основном создаются предусмотренные соответствующим договором результаты (п. 4 ст. 1211 ГК РФ);
    • — при исполнении агентского соглашения должно приниматься во внимание право места его исполнения (ст. 9 Гаагской конвенции о праве, применимом к агентским соглашениям);
    • — «к наличию и объему обязательств, основанных на ценных бумагах, применяется право места их исполнения» (ст. 27.1 Указа о МЧП Венгрии);
    • — «закон места исполнения применяется к тем способам выполнения (обязательства), которые требуют судебного или административного вмешательства» (ст. 10.10 ГК Испании).

    В современной доктрине и практике принята более узкая трактовка места исполнения обязательства: это место фактической сдачи товара или товарораспорядительных документов, место совершения платежа: «Если стороны не договаривались об ином, к исполнению договора применяется право страны, в котором принимается выполненная по договору работа» (ст. 549.9 ГК Монголии).

    Author: admin