Гарантии независимости адвокатской деятельности и адвоката

Гарантии независимости адвокатов

Документ был подготовлен в результате консультационных встреч специального докладчика с юристами и адвокатами из 16 стран Восточной Европы, Центральной Азии и Кавказа и подготовленных по итогам этих встреч рекомендаций. В работе приняли участие и известные российские адвокаты: директор Центра содействия международной защите, адвокат Московской городской коллегии адвокатов Каринна Москаленко, адвокат АП Санкт-Петербурга Сергей Голубок, адвокат АП Краснодарского края Марина Дубровина и председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Краснодарского края Алексей Иванов.

«Совместно с коллегами удалось обсудить и донести до специального докладчика ООН существующие тенденции, трудности, угрозы и риски, с которыми сталкиваются адвокаты разных стран в своей профессиональной деятельности: давление на адвокатов, профессионально и принципиально выполняющих свой долг, отводы неугодных адвокатов, отождествление адвокатов с интересами их клиентов, нарушение адвокатской тайны, угрозы и уголовное преследование адвокатов в связи с осуществлением профессиональной деятельности, лишение статуса и др., а также основные проблемы реализации права на профессию и дефицит профессиональных гарантий, – рассказал Алексей Иванов. – Спецдокладчик ООН Моника Пинто выразила искреннюю признательность всем адвокатам и организациям, внесшим вклад в подготовку итогового доклада».

В тексте доклада в рамках раздела «Право на правосудие» отмечается, что право на доступ к правосудию должно быть признано и гарантировано и поощряться как в уголовных, так и в неуголовных делах, а право на доступ к адвокату является правом само по себе и необходимым условием для осуществления и реализации ряда других прав. Безотлагательный доступ к адвокату также представляет собой важный механизм зашиты от произвольного ареста или задержания и незаконного лишения свободы, – отмечено в тексте документа.

В докладе отдельно указывается на необходимость гарантировать адвокатам независимость от государственных властей и негосударственных субъектов. Притом что государства обязаны защищать адвокатов от ненадлежащего вмешательства со стороны властей, они также должны не допускать, чтобы независимости адвокатов препятствовали третьи лица. Наилучшей гарантией такой независимости, согласно тексту доклада, является орган самоуправления. Специальный докладчик неоднократно отмечала важность наличия независимых саморегулируемых коллегий адвокатов, которые контролируют допуск кандидатов до адвокатской практики, обеспечивают единый кодекс этики и применяют дисциплинарные меры, вплоть до лишения права на осуществление адвокатской практики.

В разделе «Гарантии в отношении профессиональных обязанностей адвокатов и их безопасности» доклада приводится анализ сущности и содержания механизмов обеспечения защиты независимости адвокатов.

Так, согласно «принципу неотождествления» адвокаты «не отождествляются со своими клиентами или интересами клиентов в результате выполнения ими своих функций». Эта гарантия нацелена на то, чтобы предоставить адвокатам возможность выполнять свои профессиональные обязанности свободно, независимо и не опасаясь применения карательных мер.

Привилегированный характер отношений между адвокатом и клиентом включает в себя принцип конфиденциальности, распространяющийся на все виды коммуникации между адвокатом и клиентом; защиту места работы и места проживания адвоката от незаконного обыска и изъятия документов и материалов по делам адвоката; доступ к клиенту.

В документе отмечается, что адвокаты, как и все прочие лица, имеют право на свободу выражения мнений, убеждений и собраний. Однако, делается оговорка, что, реализуя эти права, адвокаты должны руководствоваться нормами профессиональной этики юриста.

Также в докладе поднята проблема использования механизма обвинения адвокатов в неуважении к суду в целях ограничения их возможности озвучивать свое мнение в отношении решений, принятых судебными органами. Спецдокладчик ООН выразила уверенность в необходимости введения законодательных актов, устанавливающих четкие рамки такого правонарушения и определяющих виды поведения, которые подпадают под понятие «неуважение к суду», а также процедуру рассмотрения подобных дел.

В докладе отмечается, что компетентные властные органы обязаны обеспечивать адвокатам заблаговременный доступ к надлежащей информации, досье и документам, находящимся в их распоряжении или под их контролем, чтобы юристы имели возможность оказывать эффективную юридическую помощь своим клиентам.

Также спецдокладчик ООН сообщает о существующей практике лишения свободы адвокатов с целью предотвращения выполнения ими своих профессиональных обязанностей и в качестве возмездия за выполнение ими таких обязанностей. Международное право требует, чтобы государства надлежащим образом реагировали на тенденции насилия в отношении адвокатов, предотвращали и устраняли последствия злонамеренного воздействия на них и принимали меры для защиты представителей юридической профессии от злоупотреблений со стороны частных субъектов.

В разделе «Организация профессиональной деятельности юристов» спецдокладчик ООН выразила обеспокоенность тем фактом, что в некоторых странах допуск к юридической практике контролируется исполнительной властью, и она уверена, что наибольшей эффективностью в определении требований и процедур в отношении допуска обладают сами представители юридической профессии, поэтому при выдаче лицензий на практику именно им следует отвечать и за проведение экзаменов, и за соответствие кандидатов другим требованиям.

В тексте доклада отмечается, что именно профессиональные ассоциации адвокатов должны играть основополагающую роль в защите независимости и неприкосновенности юридической профессии. Важным фактором обеспечения независимости юридического сообщества является создание независимой системы дисциплинарных разбирательств в связи с предполагаемыми нарушениями норм профессиональной этики. В документе отмечается необходимость обеспечить надлежащий баланс между независимостью юристов и их ответственностью за нарушение этических и профессиональных норм. При этом спецдокладчик ООН подчеркнула, что лишение права на юридическую практику должно применяться только в наиболее серьезных случаях ненадлежащего поведения.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков, ознакомившись с текстом документа, отметил, что, несмотря на значимость, доклад по необъяснимой причине остался незамеченным не только адвокатским сообществом, но и всей российской юридической общественностью.

«Хотя не со всеми рекомендациями экспертов можно в полной мере согласиться, в доклад Моники Пинто вошли самые значимые из них, большинство из которых напрямую связаны с проблемами российской адвокатуры, – указал Андрей Сучков. – Так, в документе высказана обеспокоенность отсутствием достаточной законодательной защиты независимости адвокатов, а также недостаточным соблюдением или ненадлежащим исполнением существующих национальных правовых гарантий».

Он также подчеркнул, что низкие ставки оплаты субсидируемой государством юридической помощи обозначены в докладе как нарушение, прежде всего, прав граждан, которые при такой ситуации ограничены в доступе к квалифицированной юридической помощи, и, следовательно, лишены полноценного доступа к правосудию. Кроме этого, исполнительный вице-президент ФПА РФ перечислил еще несколько поднятых в документе проблем, которые, на его взгляд, имеют прямое отношение к России: незаконное противодействие адвокатской деятельности, нарушение адвокатской тайны, посягательство на жизнь и здоровье адвокатов и членов их семей.

Андрей Сучков заметил, что в докладе значительное внимание уделено вопросам необходимости объединения практикующих юристов в самоуправляемую адвокатскую корпорацию, обязательности соблюдения норм профессиональной этики, а также распространения на участников этой деятельности корпоративных дисциплинарных процедур. «Указанные выводы доклада особенно актуальны применительно к дискуссии о реформировании российского рынка квалифицированной юридической помощи», – резюмировал он.

Гарантии независимости адвокатской деятельности.

Независимость адвокатуры провозглашена в ст. 3 Закона «Об адвокатской деятельности. », в которой отражено, что адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Действенной гарантией обеспечения независимости адвоката являются положения, предусмотренные ст. 18 нового Закона об адвокатуре, в соответствии с которыми вмешательство в адвокатскую деятельность либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются. Запрещено истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам. Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества. Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

Вместе с тем адвокатура не может быть полностью независима. С одной стороны, отказ от регламентации адвокатской деятельности и невмешательство государства в процесс осуществления профессиональных целей адвокатуры помог бы обеспечить ей наиболее эффективное выполнение возложенных на нее задач, избавить от попыток неправомерного воздействия на адвокатов. С другой стороны, по своей сути адвокатская деятельность является правозащитной, а защита прав и свобод человека и гражданина в соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации — обязанность государства. Закрепив за собой эту обязанность конституционно, государство не может полностью делегировать свои правозащитные функции объединению адвокатов и оставить ее без контроля со своей стороны.

Гарантии независимости адвоката

Из содержания статьи 18 ФЗ «Об адвокатской деятельности» следует, что наличие статуса адвоката дает такому специалисту ряд преимуществ и привилегий по сравнению с юристом, занимающимся, например, частной практикой. Подобные преимущества прослеживаются в ряде статей Закона «Об адвокатской деятельности», однако наиболее ярко представлены в статье 18.

Смотрите так же:  Расписка за залог квартиры образец

Вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются.

Вмешательство в адвокатскую деятельность означает самовольное, без согласия адвоката и его доверителя, участие в отношениях, связанных с оказанием юридической помощи. Препятствованием адвокатской деятельности будут признаваться действия (бездействие) лица, направленные на создание каких-либо помех, задерживающих или ограничивающих указанную деятельность.

Неправомерное вмешательство в адвокатскую деятельность или препятствование указанной деятельности могут быть пресечены с помощью обжалования адвокатом действия или бездействия соответствующего лица в судебном либо административном порядке.

Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

Указанные ограничения не распространяются на гражданско-правовую ответственность адвоката перед доверителем в соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности».

Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается.

Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества.

Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

Речь идет об особом порядке производства (п. 8 ч. 1 ст. 447) и возбуждения уголовных дел (п. 10 ч. 1 ст. 448) против адвоката. Ими определено, что возбуждает уголовное дело против адвоката руководитель следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по району, городу на основании заключения судьи районного суда или гарнизонного военного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Таким образом, решение судьи районного суда, который возбуждает уголовное дело в отношении обычного гражданина, об обвинении адвоката проходит дополнительную проверку в территориальном подразделении Следственного комитета при прокуратуре.

Что касается гарантий независимости адвоката в обычном судопроизводстве, то они косвенным образом закреплены еще в трех статьях Уголовно-процессуального кодекса РФ. Так, п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 запрещают допрос адвоката в качестве свидетеля в случае обращения подозреваемого, обвиняемого к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, а также об обстоятельствах, которые стали известны адвокату в связи с оказанием юридической помощи. В последнем случае речь идет о фактах, свидетельствующих об иных преступлениях подозреваемого, но не ставших предметом судебного разбирательства. Часть 5 ст. 189 УПК РФ наделяет адвоката правом по окончании допроса требовать занесения в протокол заявлений о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Эта норма является формой документирования доказательств и в дальнейшем, в ходе судебного следствия против адвоката, призвана помочь в поиске истины. Сказанное относится и к ст. 53, определяющей полномочия защитника.

Основные принципы адвокатской деятельности и адвокатуры: Видео

ГАРАНТИИ НЕЗАВИСИМОСТИ АДВОКАТА И АДВОКАТСКАЯ ТАЙНА

Надлежащее исполнение обязанностей по оказанию юридиче­ской помощи неразрывно связано с независимостью адвоката, т. е. недопустимостью вмешательства в его деятельность или препят­ствования этой деятельности каким бы то ни было образом (п.

Адвокат не может быть привлечен к ответственности за выражен­ное при осуществлении адвокатской деятельности мнение как по конкретному делу, так и в публичных дискуссиях по вопросам от­правления правосудия и обеспечения прав человека. Закон опреде­ляет невозможность привлечения к ответственности адвоката за высказанное мнение даже после того, как его статус адвоката был приостановлен или прекращен. Таким образом, можно говорить об адвокатском иммунитете. Тем более что ранее упоминавшиеся Ос­новные положения о роли адвокатов также употребляют этот тер­мин: «Адвокат должен обладать уголовным или гражданским им­мунитетом от преследований за относящиеся к делу заявления, сделанные в письменной или устной форме при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обя­занностей в суде, трибунале или другом юридическом или адми­нистративном органе». Далее этот документ определяет право адво­катов на свободу высказывания: «Адвокаты, как и другие граждане, имеют право на свободу высказывания. В частности, они должны иметь право принимать участие в публичных дискуссиях по вопро­сам отправления правосудия, обеспечения и защиты прав челове­ка. При осуществлении этих прав адвокаты должны всегда руко­водствоваться законом и признанными профессиональными стан-

дартами и этическими правилами». Адвокат может быть привлечен к ответственности лишь в том случае, когда его виновность в совер­шении преступления будет установлена вступившим в законную силу приговором суда. Ограничения на привлечение адвоката к от­ветственности не распространяются лишь на гражданско-правовую ответственность адвоката перед своим доверителем.

Закон не допускает истребования от адвокатов, работников адвокатских образований, адвокатских палат субъектов Россий­ской Федерации или Федеральной палаты адвокатов сведений, которые связаны с оказанием юридической помощи по конкрет­ным делам. Это обусловлено необходимостью сохранения адво­катской тайны. Истребование сведений по конкретным делам, как представляется, может иметь место лишь при расследовании преступления, совершенного адвокатом при оказании юридиче­ской помощи по конкретному делу.

Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защи­той государства. В Основных положениях о роли адвокатов поэто­му поводу говорится: «Там, где безопасность адвокатов находится под уфозой в связи с исполнением профессиональных обязанно­стей, они должны быть адекватно защищены властями». Закон возлагает обязанность обеспечения безопасности адвокатов, чле­нов его семьи, сохранности имущества на органы внутренних дел. Обеспечение безопасности личности является одной из задач ми­лиции в Российской Федерации, что обусловливает ее обязанно­сти, среди которых обеспечение безопасности конкретных катего­рий граждан в связи с выполнением ими профессиональных обя­занностей (см. ст. 2 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 вред. Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 116-ФЗ «О милиции»).

Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюде­нием гарантий, предусмотренных уголовно-процессуальным зако­нодательством. Уголовно-процессуальный закон относит адвока­тов к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, предусмотренный гл. 52. В соответствии с п. 10ч, 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуж­дении уголовного дела в отношении адвоката либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содер­жащего признаки преступления, принимается прокурором на ос­новании заключения районного суда. На адвоката, в отношении которого ведется уголовное судопроизводство, в полной мере распространяются конституционные гарантии, предоставляемые всем гражданам. Избрание в качестве меры пресечения заключе­ния под стражу, а также обыск (за исключением задержания на месте), выемка, наложение ареста на почтово-телеграфную кор­респонденцию, прослушивание телефонных и иных переговоров в отношении адвоката осуществляются районным судом по хода­тайству прокурора.

Пункт 5 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельно­сти и адвокатуре в Российской Федерации» устанавливает запрет на разглашение адвокатом сведений, сообщенных ему доверите­лем в связи с оказанием юридической помощи, без его согласия.

Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с ока­занием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Под любыми сведениями понимается любая информация независимо от источника и способа ее получения, а также вне зависимости от того, какой вид юридической помощи оказывается. Адвокат не обязан отчитываться перед кем бы то ни было о формах и способах оказания юридической помощи, о том, какие сведения находятся в его распоряжении и каким образом он собирается их использо­вать. Адвокатская тайна упоминается в п. 4 Перечня сведений кон­фиденциального характера, утвержденного Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 18.

Адвокат может предавать гласности сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему ‘Юридической помощи, лишь с согласия доверителя и только в целях наилучше­го обеспечения прав и интересов лица.

Адвокат не подлежит вызову и допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обраще­нием к нему за юридической помощью или в связи с ее оказа­нием. Данное положение запрещает использовать в отношении адвоката механизм, позволяющий получить свидетельские по­казания под угрозой привлечения к уголовной ответственности за заведомо ложные показания (ст. 307 УК РФ) и за отказ от дачи показаний (ст. 308 УК РФ).

По данному вопросу состоялось определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июля 2000 г. № 128-0 «По жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15и 16 Положения об адвокатуре РСФСР».

Норма, содержащаяся в п. 1 ч. 2 ст. 72 УПК РСФСР (ему соответ­ствует п. 2 ч, 3 ст. 56 УПК РФ), и корреспондирующие ей нормы ст.ст. 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР (им соответствуют нормы, содержащиеся в и, 2 ст. 8 Федерального закона «Об адвокат­ской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») осво­бождают адвоката от обязанности давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполне­нием обязанностей защитника или представителя в уголовном деле, и тем самым защищают конфиденциальность сведений, доверен­ных подзащитным адвокату в связи с выполнением последним сво­их профессиональных функций (адвокатскаятайна). Уголовно-про­цессуальное законодательство, не устанавливая каких-либо исклю­чений из этого правила, в зависимости от времени получения адво­катом сведений, составляющих адвокатскую тайну, не ограничивает их сведениями, полученными лишь после того, как адвокат был до­пущен к участию вделе в качестве защитника обвиняемого.

Смотрите так же:  Судебная практика ст 157 ук рф

Запрет допрашивать адвоката о ставших ему известными обстоя­тельствах дела распространяется на сведения, полученные им также в связи с осуществлением защиты подозреваемого. Защитник не вправе разглашать сведения, сообщенные ему как в связи с осуществлением защиты, так и при оказании другой юридической помощи.

Освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать об об­стоятельствах и сведениях, которые ему стали известны или были доверены в связи с его профессиональной деятельностью, служит обеспечению права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации) и является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиден­циально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в т. ч. как свидетельство против него самого (ст. 24, ч. I ст. 51 Конституции Российской Федерации).

Иное истолкование положений уголовно-процессуального за­конодательства, включая оспариваемые заявителем, противоре­чит конституционно-правовому смыслу института обеспечения обвиняемому права на защиту, включая право пользоваться по­мощью адвоката (защитника).

Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следствен­ных действий (в т. ч. в жилых и служебных помещениях, которые им используются для осуществления адвокатской деятельности) допускается исключительно на основании судебного решения.

Полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в т. ч. после приостановления или пре­кращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения лишь в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Исключение составляют случаи, когда в ходе опера­тивно-розыскных мероприятий или следственных действий были обнаружены и изъяты орудия преступления, а также предметы, ко­торые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в со­ответствии с законодательством Российской Федерации.

Гарантии независимости адвоката

Адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

Указанные ограничения не распространяются на гражданско-правовую ответственность адвоката перед доверителем в соответствии с Федеральным законом.

Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается.

Адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества.

Уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно процессуальным законодательством.

Адвокат осуществляет в соответствии с федеральным законом страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи.

1.4. Гарантии независимости адвокатской деятельности и адвокатской,неприкосновенности

Для обеспечения деятельности и эффективного исполнения обязанностей адвоката государство должно гарантировать адвокатскую неприкосновенность. Адвокатская неприкосновенность в соответствии с международным правом — это комплекс мероприятий в виде организационных и правовых гарантий правозащитной деятельности адвоката в целях обеспечения юридической помощи населению, что является обеспечением одного из основных прав человека — права на защиту.

В этой связи необходимо ориентироваться на международно-правовые акты о роли адвоката в обществе. Это Основные положения о роли адвокатов, принятые VIII КонгрессомООН по предупреждению преступлений в 1990 г. в Нью-Йорке; Основные принципы, касающиеся роли юристов, принятые Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, проходившим в августе — сентябре 1990 г. в Гаване. В них говорится, что правительства стран должны обеспечить адвокатам следующее:

1) возможность исполнить все их профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства;

2) возможность свободно передвигаться и консультировать клиента в своей стране и за границей;

3) невозможность наказания или угрозы такового и обвинения, административных, экономических и других санкций за любые действия, осуществляемые в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, стандартами и этическими нормами;

4) там, где безопасность адвокатов находится под угрозой в связи с исполнением профессиональных обязанностей, они должны быть адекватно защищены властями;

5) адвокаты не должны идентифицироваться с их клиентами и делами клиентов в связи с исполнением их профессиональных обязанностей;

6) суд или административный орган не должны отказывать в признании права адвоката, имеющего допуск к» практике, представлять интересы своего клиента, если этот адвокат не был дисквалифицирован в соответствии с национальным правом и практикой его применения;

7) адвокат должен обладать уголовным и гражданским иммунитетом от преследований за относящиеся к делу

заявления, сделанные в письменной или устной форме при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе;

8) обязанностью компетентных властей является обеспечение адвокату возможности своевременного ознакомления с информацией, документами и материалами дела, а в уголовном процессе — не позднее окончания расследования и до судебного рассмотрения дела.

Эти положения признаны международным сообществом, и любая страна, считающая себя правовым государством, должна привести свое законодательство в соответствие с перечисленными нормами. В настоящее время законодательство России не содержит положений, создающих гарантии независимости адвокатской деятельности от неуместного вмешательства государства. Сегодня проведение всех процессуальных действий в отношении адвоката регулируется общими нормами уголовно-процессуального законодательства и не предполагает дополнительных процессуальных гарантий, которые бы учитывали публичный характер адвокатской деятельности.

Это выражается иногда в попытках вывести адвоката из дела путем подмены его статуса, т.е. допросив его в качестве свидетеля по делу, могут изъять документы в консультации и использовать другие приемы, вполне вписывающиеся в действующее законодательство, что затрудняет работу адвоката и является нарушением прав граждан на получение квалифицированной юридической помощи. В этой связи адвокат сам нуждается в наличии правовых и организационных гарантий своей деятельности.

В новом Законе об адвокатской деятельности прямо говорится, что вмешательство в профессиональную деятельность адвоката, осуществляемую в рамках законодательства Российской Федерации, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещается.

Адвокат не может быть привлечен к дисциплинарной, гражданской, административной или уголовной ответственности за мнение, выраженное им при осуществлении своей профессиональной деятельности.

Истребование от адвокатов, а также от других работников адвокатских кабинетов, адвокатских бюро, адвокатских палат субъектов Российской Федерации или Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретному делу, не допускается.

В случае угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество адвоката или членов его семьи в связи с осуществлением им своей профессиональной деятельности, адвокат имеет право обратиться в соответствующий территориальный орган внутренних дел, который обязан принять необходимые меры по обеспечению безопасности указанных лиц и сохранности принадлежащего им имущества.

Уголовное дело в отношении адвоката может быть возбуждено только по решению прокурора с согласия суда. Следствие по возбужденному уголовному делу проводится следователем прокуратуры (ст. 448 УПК РФ).

Задержание, арест, проникновение в жилище или рабочее помещение адвоката, в личный или используемый им транспорт, производство там обыска или выемки, личный обыск адвоката, арест и выемка его корреспонденции, арест принадлежащих ему документов и имущества, проведение в отношении него оперативно-розыскных мероприятий не могут осуществляться иначе, как на основании решения суда и только в связи с уголовным преследованием этого адвоката. Законодательством могут быть предусмотрены иные гарантии обеспечения беспрепятственного осуществления адвокатом своей деятельности в рамках закона на благо обществу в целом и отдельных граждан в частности.

Международные нормы и требования по защите адвокатов и юристов (Куликова С.Р., адвокат Коллегии адвокатов города Астаны)

1) Деятельность адвокатов является одной из основ в практике соблюдения принципа верховенства закона и обеспечения эффективной защиты прав человека. Данная деятельность невозможна без надлежащих гарантий их независимости.

Профессиональные права адвокатов и гарантии адвокатской деятельности не являются личными правами самих адвокатов. Это — права и гарантии наших доверителей — клиентов. Поэтому, вводя новые права адвокатов, развивая гарантии профессиональной деятельности, на самом деле мы движемся в направлении расширения прав граждан нашего государства.

Общеизвестно, что права человека являются универсальными, неделимыми, взаимосвязанными и взаимозависимыми, не существует общепризнанной международной организации, которая занималась бы исключительно вопросами защиты прав адвоката. Однако, среди множества организаций можно выделить ряд общепризнанных международных организаций, решения, рекомендации которых имеют морально-политическое значение в вопросах роли, значения, прав, обязанностей и защиты адвоката.

Смотрите так же:  Пособие до 12 недель 2019

Организация Объединенных Наций. Управление Верховного комиссара ООН по правам человека, состоящее из 5 отделов, является координационным центром деятельности ООН по правам человека. Там установлена круглосуточная горячая линия, которой может воспользоваться любое лицо или организация, желающая привлечь внимание ООН к фактам нарушения прав человека, в том числе адвоката.

Также, при ООН был образован Совет по правам человека, в состав которого входят специальные докладчики по правам человека, которые наделены правом проводить расследования, обсуждения и предоставлять доклады по конкретным вопросам прав человека.

Кроме того, это Комитет по правам человека ООН, который был создан в соответствии со ст. 28 Международного пакта о гражданских и политических правах в 1979 году и рассматривает жалобы частных лиц на нарушение государством прав человека, закрепленных в Пакте.

Совет Европы, организация созданная в 1949 году, чья деятельность направлена на утверждение демократии и прав человека.

Международный Союз адвокатов -это ассоциация, образованная в 1927 года и объединяющая адвокатов всего мира, целями которой являются установление отношений и обмена опытом между адвокатскими объединениями на национальном и на международном уровне и защита профессии адвоката.

2). В современных условиях становиться совершенно очевидным, что адвокаты нуждаются в действенной помощи от произвола и злоупотреблений, а также в укреплении гарантий и независимости их деятельности. От разрешения этих проблем напрямую зависит укрепление престижа и повышение эффективности адвокатской деятельности.

Вместе с тем, современное состояние уровня правового ограничения, практической реализации и охраны профессиональных прав адвоката не может не вызывать беспокойства. Связано это в первую очередь с тем, что существующий правовой иммунитет не ограждает адвокатов от произвола и злоупотреблений со стороны правоохранительных органов. Продолжает иметь место вмешательство правоохранительных органов в адвокатскую деятельность.

Ограничения независимости адвокатов существенно снижают возможность реализации конституционного права на защиту, на качественную и профессиональную юридическую помощь, гарантированную ст.13 , ст.16 Конституции Республики Казахстан., ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Как известно, гарантии независимости адвоката являются одним из элементов правового статуса адвоката, и относятся к общепризнанным гарантиям адвокатской деятельности.

Основу правовых гарантий независимости адвокатуры составляют иммунитеты и привилегии, действующие в отношении адвокатов и содержащиеся в нормах международного и национального законодательства.

В международном законодательстве эти гарантии предусмотрены в Основных принципах, касающихся роли юристов, закрепляющих за правительствами стран обязанность обеспечить юристам возможность выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства.

Аналогичные гарантии закреплены и в « Основных положениях о роли адвокатов», принятых 8 Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в Нью-Йорке в августе 1990 года: « Глава Гарантии в отношении выполнения юристами своих обязанностей.

16. Правительства обеспечивают, чтобы юристы:

а) могли выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства;

b) могли совершать поездки и беспрепятственно консультироваться со своими клиентами внутри страны и за ее пределами; и

с) не подвергались судебному преследованию и судебным, административным, экономическим или другим санкциям за любые действия, совершенные в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, нормами и этикой, а также угрозам такого преследования и санкций.

17. В тех случаях, когда возникает угроза безопасности юристов в результате выполнения ими своих функций, власти обеспечивают им надлежащую защиту.

18. Юристы не отождествляются со своими клиентами или интересами своих клиентов в результате выполнения ими своих функций.

19. Ни один суд или административный орган, в котором признается право на адвоката, не отказывается признавать права юриста отстаивать в суде интересы своего клиента, за исключением тех случаев, когда юристу было отказано в праве выполнять свои профессиональные обязанности в соответствии с национальным правом и практикой и в соответствии с настоящими принципами.

20. Юристы пользуются гражданским и уголовным иммунитетом в отношении соответствующих заявлений, сделанных добросовестно в виде письменных представлений в суд или устных выступлений в суде или в ходе выполнения ими своих профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе.

21. Компетентные органы обязаны обеспечивать юристам достаточно заблаговременный доступ к надлежащей информации, досье и документам, находящимся в их распоряжении или под их контролем, с тем чтобы юристы имели возможность оказывать эффективную юридическую помощь своим клиентам. Такой доступ должен обеспечиваться как только в этом появляется необходимость.

22. Правительства признают и обеспечивают конфиденциальный характер любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений».

Активную роль в направлении защиты прав адвокатов выполняет и Международная комиссия юристов, представители которой оказывают правовую и информационную поддержку, в том числе и казахстанским адвокатам.

В Республиканской Коллегии адвокатов Казахстана была создана Комиссия по защите социальных и профессиональных прав адвокатов, которая занимается вопросами нарушений социальных и профессиональных прав адвокатов.

«Задачами, выполняемые адвокатом в процессе профессиональной деятельности, требуют его абсолютной независимости и отсутствия какого-либо влияния на него, связанного, в первую очередь, сего личной заинтересованностью или давлением извне. Независимое положение адвоката способствует укреплению в обществе доверия к процедурам правосудия и беспристрастности судей. Таким образом, адвокату следует избегать какого-либо ущемления собственной независимости и не поступаться принципами профессионального долга ради интересов клиента, суда или других лиц. (п.2.1Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского Сообщества.).

В национальном законодательстве гарантии независимости адвокатуры закреплены в Конституции Республики Казахстан, в действующем Законе РК «Об адвокатской деятельности».

Ст. 435 УК РК предусматривает ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвокатов и иных лиц, по защите прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в уголовном процессе, а равно оказанию физическим и юридическим лицам юридической помощи либо иное нарушение самостоятельности и независимости такой деятельности.

Необходимо отметить, что законодательством многих стран установлена повышенная ответственность за нарушения прав адвокатов и гарантий их независимости.

Законодатель Болгарии уравнял адвокатскую деятельность с деятельностью судей и предоставил адвокатам право инициировать дисциплинарное преследование нарушителей его профессиональных прав и предусматривается процедура дисциплинарного преследования должностных лиц, нарушающих профессиональные права адвокатов, а также судебный способ защиты профессиональных прав. В соответствии с Законом Болгарии «Об адвокатах», адвокат пользуется равным уважением с судьями.

Например, в Испании установлена уголовная ответственность за совершение насилия или запугивания с целью прямо или косвенно повлиять на адвоката (ст.464 УК Испании).

В УК Франции предусмотрена уголовная ответственность за умышленное убийство адвоката (ст.221-4); применение пыток или актов жестокости к адвокату (ст.222-3);насильственные действия, совершенные в отношении адвоката (ст.222-8); уничтожение, повреждение или порча какого-либо имущества, принадлежащего адвокату (ст.322); любую угрозу или любой другой акт устрашения, совершенные в отношении адвоката (ст.434).

Таким образом, несмотря на закрепление в международном и национальном законодательстве статуса адвоката, а также гарантий, направленных на обеспечение его профессиональной деятельности, следует признать, что эти положения зачастую носят декларативный характер. В ситуации, когда гарантии независимости адвокатов носят декларативный характер, верховенство закона не может быть обеспечено, а права человека не могут быть эффективно защищены.

В этой связи, вызывает закономерное беспокойство предложенный Министерством юстиции РК проект Закона РК «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», по нормам которого в рабочем порядке идет обсуждение в настоящее время.

Вызывает беспокойство адвокатского сообщества Республики Казахстан попытки ограничения прав адвокатов:

1) создание государственной адвокатуры, что противоречит принципу независимости;

2) формирования правовых рычагов давления на адвокатов с помощью дисциплинарных комиссий, когда во всем мире адвокатура — это саморегулируемая профессиональная организация;

3) явно увеличивается роль вмешательства государственного органа в лице Министерства юстиции в деятельность адвокатов, что является недопустимым;

4) это и возложение на адвокатов результата и гарантий по судебным актам, что недопустимо, так как правосудие осуществляется только судами в силу ст. 75 Конституции РК и адвокату запрещено гарантировать результат осуществления юридической помощи;

5) предложено сужение границы действия адвокатской тайну, хотя понятие адвокатская тайна должно быть абсолютным;

6.) также, в новом проекте закона отсутствуют социальные гарантии адвокатов- отсутствует гарантия государства на защиту адвоката, членов его семьи и их имущества.

Это противоречит самой природе адвокатуры, нарушает принципы независимости, самоуправления и явно противоречит Основным положениям о роли адвокатов. принятым Генеральной ассамблей ООН.

Предлагаемые законопроектами новеллы нуждаются в доработке и внесении изменений, в сохранении уже достигнутого уровня института адвокатуры Казахстана как независимого, саморегулируемого и самофинансируемого профессионального объединения и приведения законопроекта в соответствии с международным законодательством.

Author: admin